petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Следователь не профессия, а образ жизни»

Андрей МИХАЛЕВ:
«Следователь не профессия, а образ жизни»
 
 
Отправляясь на беседу с заместителем начальника — начальником Следственного управления Управления внутренних дел по Северному административному округу г. Москвы подполковником милиции Андреем Михалевым, я ознакомилась с его служебной биографией. С самого первого дня своей милицейской службы Андрей Валерьевич работает следователем на территории нынешнего САО, он прошел все ступени окружной карьерной лестницы, но и сейчас, занимая высокий, ответственный пост, он увлеченно рассказывает о своем жизненном призвании – следствии. Какой он, настоящий следователь? С какими проблемами сталкиваются сотрудники СУ УВД по САО? Каковы основные результаты, которых достигли следователи севера столицы в уходящем году? На эти и многие другие вопросы корреспондента «Петровки, 38» Андрей Михалев ответил предельно подробно и откровенно.
 
 
—Андрей Валерьевич, следствие во все времена считалось элитным направлением в системе органов внутренних дел. Слово «следователь» всегда неразрывно связывалось и связывается с высочайшим профессиональным уровнем милицейской работы. Но современные реалии таковы, что суперпрофессионалы весьма востребованы в иных, далеких от государственной службы структурах. Тем не менее, вам удается сохранять некий костяк, который способен выполнять поставленные задачи. В чем секрет?
— Поверьте, это невероятно сложно. Но именно в работе следователя есть один момент, особое чувство, которое невозможно ощутить ни в одном другом направлении юридической деятельности. В литературе его условно называют «моментом истины». Представьте, идет работа над тем или иным криминальным эпизодом. Это всегда борьба, состязание с участниками процесса — подозреваемыми, обвиняемыми, адвокатами. Но не силовое, а куда более тонкое — умственное. Когда обвиняемый или подозреваемый молчит, отказывается от дачи показаний, никакого диалога нет, более того, идет активнейшее противодействие. И этот протест не всегда тихий, зачастую в ход идут явная грубость и провокации. В этих случаях следователь сталкивается с невероятной волной негатива. Но здесь главное выстоять, не поддаться, и продолжать работать, использовать максимум знаний, оперативных приемов и криминалистических средств. Нужно правильно себя поставить в общении, выстроить линию обвинения так, чтобы оппонент не смог предъявить контраргументы. И когда это удается, когда обвиняемый, признавая твою правоту, покорно спрашивает: «А что мне за это будет?» — вот тогда для следователя наступает тот самый момент истины. Это настоящая награда за бессонные ночи, за долгую, кропотливою работу. Но я прекрасно понимаю, что эмоциональное удовлетворение от работы — это еще не все. На голом энтузиазме далеко не уедешь. Необходимо и иное стимулирование. К сожалению, досрочные звания сейчас не проходят. Поэтому мы стараемся по мере возможности поощрять сотрудников материально — за результаты работы, за качественное расследование преступлений. Человек должен знать, что его труд, его усилия не останутся незамеченными. Кроме того, невероятно важен и моральный климат в коллективе. Я считаю, что нужно стремиться к тому, чтобы сотрудник шел на работу с удовольствием, ведь следователь — это не профессия, а образ жизни.
— Но ведь это идеальная ситуация…
— Невозможно работать и развиваться, не ставя перед собой абсолютной цели. У нас она есть, и мы стремимся приблизиться к ней. Пусть пока крохотными, миллиметровыми шажками, но мы к ней движемся. Что кривить душой, сейчас в милиции колоссальный дефицит качественного состава. И в этой ситуации при приеме на работу или каких-то новых назначениях приходится смотреть далеко вперед, чтобы увидеть, определить, на что человек способен в будущем. На отбор сотрудников отводится не так много времени. Однако я могу назвать только два случая не совсем удачных назначений. Все остальные попали точно в цель. Я постоянно наблюдаю за ними, и вижу, что они совершенствуются профессионально, множится их авторитет. У нас постепенно формируется боеспособный коллектив. Не скажу, что он абсолютно сформирован, имеется колоссальный фронт работы, много вопросов, требующих основательного решения. Хотелось бы, чтобы в каждом подразделении управления был сформирован костяк, в который входили хотя бы три безусловных профессионала, способных работать абсолютно автономно, расследовать преступления любой сложности без подсказок руководителей, и которые бы соответствовали должности «важняка». Пока этого нет, поэтому в данном направлении необходимо еще долго и кропотливо работать. Процесс формирования всегда трудный, но такова служба. У нас должны служить люди, которые этого хотят. Тем, кто не хочет работать, предоставляется возможность уйти по-хорошему. Увы, были случаи, когда с сотрудниками расставались и по-плохому.
— Андрей Валерьевич, ваш подход к кадровому вопросу абсолютно ясен. А каков ваш взгляд на систему организации работы, были ли какие-то решения и изменения в данной области?
— Система — очень важная составляющая в милицейской службе. Еще в конце прошлого — начале текущего года довольно слабым звеном в нашей работе была система выработки и контроля управленческих решений. Существовала некая односторонняя связь — решения уходили в территориальные подразделения, а об их исполнении я не знал. Не была отработана действенная система контроля. По этому вопросу проводились многочисленные совещания, на которых анализировалась сложившаяся ситуация. Их итогом стало принятие решения, которое привело к значительному улучшению, появились существенные результаты. Мы внедрили схему контроля, организации работы, прохождения информации, выработки управленческих решений, их прохождения и реализации территориальными подразделениями. Сформированы организационно-контрольный и контрольно-методический отделы. В них пришлось сменить порядка 50% состава. Кроме того, после тщательного отбора был назначен заместитель начальника СУ по территории. Очень не хотелось ошибиться с этим назначением. Но работа показала, что наш выбор был верным. 
— Расскажите, пожалуйста, о результатах работы СУ УВД по САО в 2008 году.
— Год был непростым. Были допущены ошибки, которые несколько отодвинули управление с передовых позиций в городском ранжире. Но были и успехи. Мы направили в суд целый ряд очень сложных уголовных дел, расследованием которых особо гордимся.
Начну, пожалуй, с первого. В этом году было 4 случая, когда суд оправдывал обвиняемых нами людей. Плохо это или хорошо? С одной стороны – ошибка следователя. Причин тому может быть масса: недостаток опыта, нехватка динамики расследования и взаимодействия с другими службами. С другой стороны, работы без брака не бывает никогда. Ни в советское время, ни сейчас. Ни у нас в стране, ни во всем мире. Да, данный факт весьма неприятен для нас, но это лишний повод для совершенствования своей работы. Что касается приятных моментов в этом году, то можно отметить окончание уголовного дела в отношении целой группы квартирных мошенников, деяния которых были квалифицированы как преступное сообщество (статья 210 УК РФ). Это серьезное достижение, работа по этому делу длилась практически год. Были направлены в суд дела о дерзких разбоях, в ходе которых преступники действовали с особой жестокостью, завершено очень интересное дело по группе квартирных воров. Но чаще всего приходится работать по неочевидным преступлениям — угоны автотранспорта, кражи из помещений, грабежи.
 — Андрей Валерьевич, некоторое время назад столицу захлестнула волна подростковой преступности. Насколько актуальна данная проблема на территории Северного округа? 
— Ребенок и преступность, подросток и преступность — это всегда дикое, аномальное сочетание, корни которого кроются в семьях. Но хочу заметить, что сейчас идет сокращение количества уголовных дел, по которым мы привлекаем к ответственности несовершеннолетних. Причину я вижу в результатах целого ряда мероприятий как столичного, так и общегосударственного масштаба. Во многие семьи пришла финансовая стабильность, появилось относительное благополучие. У молодежи сегодня есть желание получать образование, развиваться. Нельзя не отметить работу нашей милицейской службы ПДН, службы участковых уполномоченных милиции. Их разъяснительная и надзорная работа приносит, на мой взгляд, существенные результаты.
 — В нашей газете часто размещается информация о графике приема населения руководящим составом УВД по САО. Напротив вашей фамилии значится первый и третий четверг каждого месяца. Расскажите, пожалуйста, с какими проблемами приходят люди?
— Сразу замечу, что этот график весьма условен. В указанные дни прием обязателен, и никакие обстоятельства не могут послужить поводом для его отмены. Но не бывает практически ни одного дня, чтобы люди не приходили ко мне в кабинет, или не звонили на рабочий телефон. Это не только моя позиция, но и всего управления. Нам бы хотелось, чтобы проблемы, которые возникают у граждан, решались как можно быстрее. Лично я на это нацеливаю и своих сотрудников. Уверен, что следователь обязан в каждом участнике процесса, будь то потерпевший или обвиняемый, видеть человека, личность. И для сотрудника следствия недопустимы даже малейшие признаки пренебрежения, а уж тем более грубости. Ко мне, как к начальнику следствия округа, люди приходят с жалобами на моих сотрудников. Любое обращение тщательно изучается. Если оно имеет под собой реальное основание, то делаются соответствующие выводы. Когда у человека случается беда, он хочет помощи и понимания. И нужно сделать все возможное, чтобы человек их получил.

Номер 51 (103) 24 декабря 2008 года