petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Якунин Анатолий Иванович
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-лейтенант полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 15 (9567) от 25 апреля 2017г.

Службе БХСС-БЭПиПК МВД России — 80 лет

В борьбе со спекулянтами и хитроумными директорами магазинов, с плутоватыми «пищевиками» и оборотистыми «цеховиками» оперативники раскрывали самые запутанные преступления. Сегодня полицейские располагают эффективными техническими средствами. А противостоять мошенникам и коррупционерам сотрудникам службы помогает широкая общественная поддержка.
Сеанс магии

111211220170310Эта технология обмана известна со времён О'Генри. Разнообразные самозваные знахари сколачивали состояния на человеческом горе, на людской наивности.

Началась эта история так. Оперативник УЭБиПК отправился в отпуск, в деревню. И там приметил, как по одному из многочисленных телеканалов целый день вели диалог со зрителями экстрасенсы: отвечали на телефонные звонки, разглагольствовали о магической помощи в самых трудных случаях. Зрители благодарили чародеев из «Миранды» за волшебные услуги…

За несколько лет до «Миранды» оперативники управления уже выводили на чистую воду похожий колл-центр. Он назывался «Мерлион». Оказалось, учредители «Миранды» имели отношение и к «Мерлиону».

К новому проекту Ирина Муравская подготовилась более основательно. Имея базу данных на сорок тысяч потенциальных клиентов, центр зарабатывал 15—20 млн рублей в месяц.

Среди потерпевших— и верующие, и атеисты, и суеверные, и просто отчаявшиеся. Конечно, женщин больше, чем мужчин. Особенно много пенсионеров.

211182620170310Оперативники УЭБиПК до мелочей изучили технологию обмана. Операторы колл-центра каждое утро заполняли офис, расположенный в одном из спальных районов Москвы, и принимались за работу. В эфир шли заранее расписанные вопросы и реплики, особо эффектные. А звонили сотрудники колл-центра друг другу. Реальные звонки с людскими слезами и просьбами направлялись в обработку без публичности. Тут главное — нащупать слабое место жертвы и «развести» её на оплату сеансов и покупку амулетов.

«Мирандовцы» старались избегать личных встреч с клиентами, а удивительные способности целителей позволяли врачевать, как говорится, по удалённой схеме. Разумеется, диагностика показала, что дело обстоит плачевно, необходима немедленная помощь. Поможет лишь очередной сеанс. И снова — денежный перевод в пользу «Миранды».

Чтобы закрепить «успешное лечение», не обойтись без чудотворной иконы. Но таких на свете всего две, цена соответствующе высокая даже с учётом скидок. Везти же её придётся аж из Греции, значит надо покрыть транспортные расходы.

Иконы «с Афона» приобрели в Москве, направили клиенту с курьером. На счета целителей поступали пенсии, накопления, сотни тысяч рублей, взятые в кредит. А некоторые и с недвижимостью расставались ради чуда.

Оперативники долго готовили развязку, скрупулёзно собирая доказательства преступной деятельности мошенников. И пресекли её одним ударом. Осенью 2013 года в колл-центрах уже шли обыски, а двенадцать фигурантов дела о «банде экстрасенсов» находились под стражей.

Им предъявили обвинения по статьям УК РФ «Мошенничество» и «Организация преступного сообщества или участие в нём». Основатели «Миранды» были сурово наказаны судом.

За долю малую

111150820170310Все называли его почтительно — Сергей Сергеевич. Хотя по паспорту он был Зауром Эвертовичем. Человек с обширными связями «работал» в Федеральной миграционной службе. Умный, предусмотрительный, осторожный...

На него рассчитывали бизнесмены, использовавшие неквалифицированную рабочую силу из ближнего зарубежья. Про Сергея Сергеевича ходили легенды. Его истинной биографии не знал никто. И действительно, по сравнению с выдумками реальность выглядела бледно.

«Большой человек!» — такое впечатление он производил на выходцев из Таджикистана, Узбекистана, Киргизии. Он умел с каждым быстро и легко найти общий язык. Постепенно входил в доверие. Когда предприниматели делали ему предложение — помочь в щекотливой ситуации, разумеется, не бесплатно, шёл навстречу.

Свой бизнес он умело гримировал, хотя не имел никакого официального источника доходов. А в разговорах с «нужными людьми» уверенно представлялся юристом ФМС и намекал на опыт работы в правоохранительных органах. Как правило, ему верили: выглядел Сергей Сергеевич убедительно, производил впечатление человека состоятельного и состоявшегося.

Сергей Сергеевич посещал ФМС, присматривался, изучал слабые места сотрудников службы. Через некоторое время нашёл там сообщников, включая руководителей достаточно высокого ранга. Вряд ли они не понимали, что идут на риск. Многие их коллеги пошли под суд и за меньшие прегрешения. Однако слишком силён оказался соблазн.

Сначала предлагал нечто почти невинное: поспособствовать родному человеку по дружбе, за малозначительный подарок. После такой проверки можно было уже предлагать чиновнику приличные деньги и более масштабную комбинацию. Благо, клиентов у Сергея Сергеевича хватало.

Предприниматели нуждались в быстром решении миграционных проблем. Так и сложилось: с одной стороны, заказчики, готовые платить за незаконные услуги, а с другой — два-три столоначальника из ФМС, идущие на сотрудничество. А центральным звеном оказывается посредник, работающий «за процент».

Залог востребованности Сергея Сергеевича и его бизнеса в том, что он мог козырнуть десятком успешно прокрученных делишек. Потому и доверился ему даже такой стреляный воробей, как Андрей Кондратов, начальник отдела проверочных мероприятий ОУФМС по Москве в ЮВАО.

Сергей Сергеевич, Кондратов и компания умело «набивали цену», манипулируя оперативными проверками коммерческих структур. Выявлялись заведомо известные нарушения закона, связанные с нелегально находящимися в стране гражданами других государств. Бизнесменов принуждали к оплате теневых услуг по сокрытию обнаруженных  фактов.

Хотите избежать ответственности? Хотите, чтобы больше не происходило неожиданных проверок? Обращайтесь к уважаемому господину юристу — он всё уладит. И Сергей Сергеевич улаживал за долю малую. Бизнесмены помалкивали, только готовили конверты для взяток.

Как же удалось оперативникам выйти на это «осиное гнездо», свитое в отделе проведения проверочных мероприятий ФМС? В результате кропотливой разработки с использованием самых современных технических средств.

Всем был хорош Сергей Сергеевич: опытен, предусмотрителен. И даже, когда его арестовывали, сохранил самообладание.

Кондратова, его заместителя Куликова и двух инспекторов ФМС обвинили в «получении взяток группой лиц по предварительному сговору, в значительном и особо крупном размере», а Сергея Сергеевича (разумеется, в деле он фигурировал под истинным именем) — в «посредничестве во взяточничестве в значительном и особо крупном размере».

Самое строгое наказание — шесть лет лишения свободы и штраф в 38 млн рублей — получил Кондратов. Ведь он нанёс государству не только материальный, но и моральный урон.

Федеральная миграционная служба просуществовала  по 2016 год, после чего её функции и полномочия передали МВД.

Оперативников угрозами не запугать

114102820170307
Александр Стерлигов
В так называемые застойные годы московские модники и модницы регулярно захаживали в Сокольнический универсальный магазин. По тем временам это был настоящий дворец торговли: магазин занимал два этажа в длинном жилом здании на площади, а также имел три филиала в разных районах Москвы. Именно в этот столичный универмаг частенько завозили всякий дефицит. Например, там работала ювелирная секция, где можно было подобрать неплохие изделия из золота и драгоценных камней.

Руководил Сокольническим универмагом Владимир Кантор, член КПСС, депутат райсовета, мастер спорта по борьбе. Он водил дружбу с влиятельными людьми того времени, а с председателем Мосгорисполкома и вовсе состоял в родственных отношениях. Кроме того, при любом удобном случае Кантор говорил, что в войну проливал кровь за Родину. Правда, на передовой никогда не был. Но, пользуясь своими связями, директор Сокольнического универмага раздобыл соответствующую справку о том, что получил ранение в бою.

Впрочем, в поле зрения оперативников БХСС Кантор попал не за махинации с ветеранскими бумагами. В Управлении БХСС Москвы имелась и более серьёзная информация, а именно: об аферах директора универмага с драгоценными камнями и «ювелиркой».

В те годы время от времени происходила переоценка ювелирных изделий. В результате их стоимость обычно возрастала сразу в полтора-два раза. Кантор узнавал о таких акциях заранее. А потом, за пару дней до очередной переоценки, скупал все ювелирные изделия, находившиеся в продаже в его универмаге. А когда цены на те же бирюльки удваивались, он снова выставлял их на продажу, неплохо зарабатывая на этой простой операции. Разумеется, Кантор действовал не в одиночку, он умело управлял сообщниками.

111400820170307Данные о том, что директор универмага занимается незаконной деятельностью, поступали в Управление БХСС уже давно. Однако полномасштабное расследование всякий раз откладывали. Кто-то информировал Кантора о грядущих проверках, и он включал на полную катушку свои связи.

В 1984 году новый начальникУБХСС Москвы полковник милиции Александр Стерлигов был настроен весьма решительно. Как-то раз Александр Николаевич пригласил к себе в кабинет заместителя Александра Мордовца. Разговор пошёл о Канторе и Сокольническом универмаге.

— В том, что Кантор жулик, я не сомневаюсь, — заметил Стерлигов. — Но не рядовой. Таких нужно брать исключительно с поличным, предварительно самым тщательным образом задокументировав все махинации. Попрошу вас, Александр Петрович, лично заняться этим делом.

В работе по изобличению Кантора оказался задействован практически весь личный состав московского Управления БХСС. Правда, это произойдёт позже, а тогда, осенью 1984 года, полной уверенности в том, что Кантора удастся привлечь к уголовной ответственности, ещё не было.

Дело в том, что директор универмага намеревался уйти на заслуженный отдых. Возраст у него уже был глубоко пенсионный, здоровье пошаливало, а денег и ценностей за долгие годы руководства универмагом он наворовал столько, что хватило бы на старость не только ему, но и его детям и внукам.

Однако уйти он хотел с помпой, торжественно, так, чтобы об этом говорила вся Москва. И приурочить выход на пенсию директор намеревался ко Дню Победы. Накануне 9 мая 1985 года Кантору должны были вручить орден Отечественной войны I степени.

Оперативники понимали, что времени на раскачку у них нет. Если всё получится так, как задумал предприимчивый директор, старания сыщиков пойдут прахом: уйдя на пенсию, Кантор станет практически недосягаемым для органов внутренних дел. Памятуя об этом, Мордовец и его коллеги включились в работу.

Следовало в предельно сжатые сроки собрать и тщательно зафиксировать всё, что происходит в Сокольническом универмаге и его филиалах. Несколько месяцев кряду группы оперативных работников неусыпно отслеживали, когда, кому и какие товары поступают. Одновременно были взяты под контроль квартиры самого Кантора и возможных соучастников его афер. Все «телодвижения» директора и его подельников снимались на плёнку, противозаконная деятельность дельца проходила перед оперативниками как на ладони.

Потрясающие сотрудники служили в московском Управлении БХСС. Это были не просто профессионалы, но и люди одержимые, готовые работать сутками напролёт ради торжества справедливости. Чтобы собрать улики по делу Кантора, оперативникам приходилось работать по ночам. Особенно досталось тем, кому поручили наблюдать за гаражом и квартирой Кантора. Выбрав неприметное место для наблюдения, они часами, в любую погоду поджидали своего «подопечного», чтобы запечатлеть на камеру новые подробности из жизни директора универмага.

И вот наступил момент, когда собранной информации оказалось достаточно, чтобы взять с поличным всех участников торговых махинаций. По воспоминаниям Александра Мордовца, в операции по задержанию Кантора пришлось задействовать в общей сложности триста человек.

Группы оперативников отправились одновременно по всем адресам: в магазин и его филиалы, а также на квартиры подручных директора, чтобы исключить какие-либо неожиданности. Причём все действия проводились в обстановке строжайшей секретности.

Самого Кантора задержали утром возле его гаража. Директор садился в машину, чтобы отправиться на работу, и вдруг как гром среди ясного неба:

— Гражданин Кантор, вы арестованы!

Изумлённый Кантор разразился угрозами. Впрочем, оперативников БХСС такими угрозами не запугать. К моменту ареста Кантора столичные оперуполномоченные уже провели серию блестящих операций по задержанию высокопоставленных аферистов. И каждый раз во время ареста слышали одно и то же: сейчас позвоню — полетят ваши головушки.

В тот же день провели обыски. В рабочем кабинете Кантора обнаружили огромные суммы денег, в том числе и в валюте. Но ещё больший улов ожидал оперативников в гараже. Там, в укромном местечке под обшивкой, хранился весь ассортимент ювелирной продукции, которая исчезла накануне из Сокольнического универмага: сотни колец, кулонов, брошей, серёжек.

Однако это ещё не всё. Во время длительного наблюдения за квартирой Кантора оперативники вычислили ещё один тайник — между двумя оконными рамами на лестничной площадке возле квартиры. Там Кантор хранил серьги и кольца с бриллиантами.

Для самого Кантора арест оказался полной неожиданностью. Он готовился к другому сценарию. Однако суд внёс серьёзные коррективы в его планы: вместо ордена Отечественной войны и почётного выхода на заслуженный отдых Владимир Кантор получил солидный срок по приговору суда.

Алексей БЕЛОЗЁРОВ, Юлия ДЬЯЧКОВА, фото из архива пресс-службы УЭБиПК