petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ МУЗЕЙ МВД

3(Окончание. Начало в №№ 45, 46.)

Дмитрий Набатов. А повлияла ли система классового подхода к работе в советской милиции?

Альфия Алькинская. Да, повлияла. Во-первых, в законодательстве по подбору кадров — это в первую очередь.
От работавших в полиции избавлялись, как от чумы, и предавали анафеме. Впрочем, была служба, где без «бывших» обойтись не могли — криминалистика. Эта служба получила юридическое оформление 1 марта 1919 года, но базировалась на научных принципах и разработках предшественников, ведь научные методы расследования преступлений стали официально использоваться ещё в конце XIX века. Нельзя не удивляться, как много невероятно талантливых людей работали во все времена в органах правопорядка. В экспозиции музея особое место занимает мемориальный уголок, иллюстрирующий трудовую и научную биографию одного из основоположников криминалистической службы Сергея Михайловича Потапова. Он как раз был «из бывших», но получил большое признание в советскую эпоху. Недавно потомки Потапова принесли найденные в архивах документы. Оказывается, предки Сергея Михайловича работали в полиции — отец был приставом одной из центральных полицейских частей Москвы. 1Сейчас эта наука шагнула далеко вперёд: проводятся научные экспертизы взрывов, ДНК и многого другого, что находится в пределах широкой компетенции профессиональных потомков Потапова. Как и Петра Сергеевича Семеновского — большого энтузиаста от науки, тоже из «бывших», который до конца жизни оставался научным консультантом НТО МУРа. Почётный член Международного антропометрического института в Париже, в 1945 году он был направлен в командировку в Берлин для идентификации трупа Гитлера.

Большая дружба связывала музей и с начальником НТО МУРа в годы Великой Отечественной войны — Леонидом Петровичем Рассказовым, собравшим огромную коллекцию экспонатов для старейшего учебного музея МУРа, часть из которых была передана в наш музей, став разделами его экспозиции.

Д. Набатов. А сегодня интересные дела к вам поступают с Петровки?

А. Алькинская. Конечно! МУР для истории ведомства всегда будет легендой. Совсем недавно бывший заместитель начальника этого прославленного управления Сергей Александрович Сотников передал в наш музей бесценные экспонаты, фото- и видеодокументы о разоблачении и поимке известного серийного убийцы, так называемого «битцевского маньяка», жертвами которого стали более 50 человек.

Д. Набатов. Мейнстрим музея — это, конечно, героика сотрудников?

2А. Алькинская. В музее широко представлены материалы о сотрудниках органов внутренних дел, совершивших подвиги при исполнении служебного долга, в том числе отмеченных государственными наградами посмертно. Например, о Владимире Сушкове — оперуполномоченном Управления уголовного розыска ГУВД Московской области, погибшем в январе 1994 года при задержании преступников. Посмертно он был награждён орденом Мужества, его имя навечно занесено в списки личного состава Управления уголовного розыска ГУВД Московской области. Большим другом музея является мама Владимира Сушкова — полковник милиции в отставке Раиса Борисовна Сушкова, проработавшая много лет в уголовном розыске. Она — особенная мама. Не замкнувшись в глубоком горе от потери единственного сына, являясь сотрудником спортивного общества «Динамо», Раиса Борисовна, как очень энергичный и ответственный человек, активно работает с огромной массой подрастающего поколения — в разных регионах страны проводит большое количество спортивных состязаний в память о сыне и других погибших сотрудниках.

Д. Набатов. Были ли в истории милиции особо трудные времена?

4А. Алькинская. Времена были крайне непростыми и у полиции, особенно в период массового террора боевых организаций. Страшно читать сводки о терактах и расстрелах чинов полиции. А разве легко было тем, кого направляли воевать на фронты Гражданской войны обутыми в лапти. Эти лапти как часть обмундирования тоже представлены в экспозиции. А 1920—1930-е годы были периодом нищенского вознаграждения, выхолащивания истинной роли милиции, бесконечных чисток и репрессий. О периоде войны и говорить нечего. А позже — борьба с бандитизмом, потом участие в горячих точках. Все эти перипетии жизнедеятельности органов правопорядка нашли своё отражение в экспозиции музея. Нет сомнения, что нелёгкими были задачи милиции общегосударственной важности и по борьбе с детской беспризорностью, и по формированию новых служб. Сейчас одной из особенно актуальных государственных задач МВД считает борьбу с наркоманией, и надо признать, что в отношении населения нашей страны развязана настоящая наркотическая агрессия. Музей видит своей задачей с использованием экспонатов проведение мер профилактической направленности в отношении наркомании, фальсификации денег и документов, соблюдения правил дорожного движения.

Д. Набатов. Ваш особо любимый экспонат?

5А. Алькинская. Любой, из которого не зазорно черпать, как из святого источника. Из сравнительно новых экспонатов — материалы о трудовой биографии заслуженного участкового уполномоченного подполковника милиции в отставке Николая Павловича Колькина, более 45-ти лет проработавшего в ОВД Выхино. Его участок состоял из 16 тысяч жителей, и почти каждого он знал в лицо и по имени. Его не случайно и по сей день называют Анискиным за его мудрость, честность и умение выслушать людей, помочь любому.

Другой «трофей» привезён из смоленской командировки. Это материалы также об участковом инспекторе Ефиме Демьяновиче Макаренкове, который вместе с боевыми товарищами был зверски казнён фашистами 2 ноября 1941 года за активное участие в партизанско-диверсионной деятельности. Среди экспонатов — точная копия носового платочка: его нашли дети партизана, которые, нарушив запрет, тайно похоронили своего отца. Позже, будучи в боевом отпуске, один из сыновей сделал на окровавленном платочке отца надпись, что отомстит фашистам, и снова уехал на фронт. Другую надпись «Отец, я отомстил за тебя» он сделал в Берлине 9 мая 1945 года. Большой радостью было познакомиться с дочерью и внуками героя-милиционера. За 33 года работы в музее подобные удивительные встречи судьба дарила много раз. Они незабываемы.

Д. Набатов. Каким вам видится ближайшее будущее музея?

6А. Алькинская. Сейчас музей как центральное музейное образование ведомства и как методический центр в системе музеев МВД решает труднейшую задачу по восстановлению своего статуса — юридически он носит название постоянно действующей выставки. Это должно скоро решиться. И тогда, обретя финансовую самостоятельность, музею предстоит решить немало задач, чтобы быть интегрированным в национальную общемузейную «архитектуру» XXI века. Прежде всего, это активизация пополнения музейной коллекции материалами по новейшей истории, более широкая интеграция музея в общемузейные информационные и коммуникационные проекты с целью доступности музейного наследия для более широкой аудитории как при помощи результатов научных исследований, так и с участием виртуального собрания и присутствия в социальных сетях и интернет-проектах. Использование мультимедийных средств показа, которые пока остаются нашей мечтой, разумеется, найдёт своё воплощение в будущем. Впереди знаменательные даты — 70-летие Победы в Великой Отечественной войне и 300-летие российской полиции.

Большой интерес у столичной публики вызвала год назад масштабная выставка по вопросам истории органов внутренних дел, открытая в Пушкинском музее на Пречистенке. Её посетители мэр Москвы Сергей Семёнович Собянин, министр внутренних дел Российской Федерации Владимир Александрович Колокольцев, сенаторы, почётные гости.

Кажется, ещё совсем недавно в рамках крупнейшего общемузейного мультимедийного проекта в Центральном музее Великой Отечественной войны нами была представлена выставка «НКВД СССР в годы войны», которая целых полгода знакомила посетителей из разных государств мира  с малоизвестными и неизвестными страницами истории органов внутренних дел в военную эпоху. С каждым днём становится известно немало и других — новых — интереснейших сведений, которые смогут, в частности, раскрыть многое из того, что особо интересно любителям и знатокам истории. Например, об особой опасности уголовного и националистического бандитизма в некоторых регионах СССР в период Великой Отечественной войны и после её окончания. Новые исследования дополнят экспозицию свежими материалами к 70-летию Великой Победы.

Руководством МВД к 300-летию создания полиции России предусмотрено и участие музея в крупномасштабном проекте, связанном с подготовкой и изданием научных исследований по вопросам истории органов внутренних дел.

Д. Набатов. И в конце, если позволите, общие вопросы о музейной сфере или блиц — на выбор. Итак, существует ли нафталиновый формат в музейной практике?

А. Алькинская. Иногда. Но это беда. В основном музеи с целью самостоятельного зарабатывания средств для выживания только и делают, что постоянно пытаются удивить своих посетителей. Используют разные формы, всю свою фантазию, опыт, знания, чтобы гостям было интересно и хотелось прийти опять, привести семью, детей. Работа с семьями, детьми актуальна в современной музейной традиции. На многое нет или не хватает средств. Но здесь есть эквивалент: существуют незатратные способы — там, где можно проявить щедрость души. Не нужны финансовые ресурсы, чтобы музею провести хорошее мероприятие в школе, детском доме, полицейском коллективе или в библиотеке, встречу в стенах музея, конкурс в университете. Чтобы в музеях не пахло нафталином, главное — освободиться от узконаправленного мышления. Искать и находить глотки свежего воздуха.

Д. Набатов. Что вас особенно удивило в профессиональной практике в последнее время?

А. Алькинская. Восхитила многочасовая очередь на выставку «Моя история: Рюриковичи». Стремление соотечественников теснее соприкоснуться с далёким прошлым Отечества. И сама выставка — 18 мультимедийных залов. И экскурсоводы — священники. Очень нетривиальный проект.

А ещё — предложение Международного совета музеев продвигать идею оценки деятельности музеев с точки зрения их влияния на социальные, экономические и другие индикаторы. То есть  необходимо учитывать фактор социальной пользы музея. Интересно, по каким критериям это оценят, но это очень ответственно.

Д. Набатов. Что нужно, чтобы быть настоящим музейщиком?

А. Алькинская. Это известно всем — кому по-настоящему дорога работа в музее, надо болеть этим синдромом. Быть очень творческой личностью, уметь воспринимать новые идеи, схватить нерв требований времени, а главное — щедро заливать светом знаний, которых для себя должно быть всегда недостаточно, и надо постоянно стремиться узнавать больше. Какое сейчас прекрасное время для этого!

Вехи истории, Номер 47 (9452) 16 декабря 2014 года