petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 17 (9618) от 22 мая 2018г.

Урусов Александр Михайлович Начальник МУРа в 1944—1949 гг.

1093914133435Комиссар милиции
Родился будущий комиссар милиции в 1905 году в городе Тюмени. Отец — Михаил Анисимович — плотник. Мать — Екатерина Фертинатовна — домохозяйка. Он с отличием окончил четырёхлетнее городское приходское училище и единственный из выпуска получил направление для бесплатного обучения в высшем начальном училище, где учился только на «отлично».
Вскоре Октябрьская революция докатилась и до первого сибирского города, основанного ещё Ермаком. Саша безоговорочно принял сторону большевиков и часто на уроках до хрипоты спорил со своими одноклассниками о судьбах России.

Чекист из канцелярии

3093914373460Весной 1919 года Урусов окончил училище и немедля начал искать работу. Ему очень хотелось участвовать в революционных событиях, и он приходит в Чрезвычайную комиссию водных путей, созданную при Тюменском речном порте. И хотя Саша был ещё юн, его взяли в ЧК, назначив... заведующим канцелярией. Органы крайне нуждались в грамотных людях. Поэтому вместо вожделенной оперативной работы с оружием в руках Сашу ждала участь писаря за стареньким, залитым чернилами письменным столом. Два года, проведённые в составлении деловых бумаг — рапортов, запросов, протоколов, — приучили его к дисциплинированности и ответственности, что впоследствии очень пригодилось. Урусов научился хорошо понимать всю важность «бумажных дел», как нередко пренебрежительно называли его работу оперативники, и сам, уже будучи начальником МУРа, неукоснительно требовал от подчинённых аккуратности и точности в ведении служебной документации. При этом не прощал даже малейшей небрежности.

Потом в его жизни была двухлетняя красноармейская служба в рядах Зауральского военного округа, ставшая отличной школой в обращении со стрелковым оружием, умении решать тактические задачи.

В 1923 году он поступил в органы милиции, где вновь его ожидал стол заведующего делопроизводством Тюменского окружного уголовного розыска. Он согласился, оговорив, правда, условие, что по мере возможности его будут привлекать и к розыскной работе.

Кто убил ненецкого охотника?

Только через три долгих года он, наконец, стал инспектором активно-секретного отдела уголовного розыска. Позднее такие отделы стали называться ОББ — отдел борьбы с бандитизмом. Первое самостоятельное дело инспектора Урусова было связано с убийством в тайге ненецкого охотника.

209391426615Город Тюмень стоит на реке Туле, которая впадает в Тобол. Далее водный путь по Иртышу и Оби на север, к Карскому морю. Туда идут гружёные лесом баржи. Обратно везут пушнину, добытую в тайге: шкурки соболя, песца, ондатры, так называемое «мягкое золото». Ценный мех привлекал любителей лёгкой наживы, которые постоянно околачивались возле стойбищ. За несколько пачек патронов и бутылок водки эти «любители» выменивали у охотников драгоценные шкурки, которые затем перепродавали нэпманам. И вот в тайге, в одинокой охотничьей избушке было обнаружено тело охотника-ненца. Он был убит выстрелом в голову.

Пока известие дошло до Тюмени, пока Урусов добирался до места преступления, прошла неделя. Самый главный фактор — оперативность — был упущен. Урусов начал методичный опрос ненцев то в одном стойбище, то в другом. Ему удалось установить, что в окрестностях появились «нехорошие» люди, которые, встречая одиноких охотников, стремились напоить их и отнять шкурки. Узнав их приметы, Урусов сумел задержать этих людей, когда те с рюкзаками, набитыми шкурками, собирались восвояси. Среди них, как выяснилось потом, находился и убийца охотника-ненца.

Первой наградой инспектора стали... хромовые сапоги, которые оказались как нельзя кстати. Что и говорить, работники милиции жили достаточно скудно. К этому времени Александр Урусов женился на Леночке Житлухиной, дочери кожевенника, жившей по соседству.

Во главе розыска Тюмени и Магнитогорска

Через год Урусов был назначен начальником активно-секретного отдела, а ещё через год — начальником всего уголовного розыска Тюмени. За проявленную храбрость и инициативу он награждается в эти годы серебряным нагрудным значком работника милиции и именным револьвером системы «наган».

В 1930 году — новое назначение. Александра Урусова направляют начальником уголовного розыска в строящийся город Магнитогорск, призванный стать центром отечественной металлургии. Увы, в центре индустрии социальная среда была достаточно благоприятной для преступности. Большую часть рабочих-строителей составляли деревенские парни и девушки, которых бурный процесс коллективизации, приведший к голоду, заставил сорваться с насиженных мест. Многие приехали добровольно и действительно работали с энтузиазмом, на ходу осваивая новые профессии. Но были и другие — искатели лёгкой наживы, а нередко и вредители, враги нового строя.

Сложность работы розыска заключалась ещё и в том, что в городе-новостройке не было сложившейся агентурной сети. Урусов, сам недавний комсомолец, обратился за помощью в городскую комсомольскую организацию. Юноши и девушки, желавшие видеть свой город по-настоящему социалистическим, горячо взялись за очищение его от всякой скверны. В результате они выявили все подозрительные сборища, многих взяли с поличным.

Ликвидация банды Друнка

Кроме краж, были дела и посерьёзнее.

В окрестностях города долгое время действовала банда некоего Друнка, которая занималась угоном скота. Не брезговали бандиты и грабежами крестьян, возвращавшихся с городского базара. Урусов долгое время мотался на своей бричке по бескрайней ковыльной степи, но без результата. Опрашивал потерпевших крестьян, искал свидетелей, но тщетно: банде удавалось ловко заметать следы. Помог случай. Агент, дежуривший на базаре, обратил внимание на станичницу, постоянно торговавшую говядиной и гусями. Обычно ведь как: продал крестьянин телёнка или свинку, и больше ему на базаре делать нечего, просто нечем торговать. А у этой станичницы мясо было постоянно. Стало быть, занимается перекупкой.

Урусов попросил одну из комсомолок одеться по-деревенски и проследить за торговкой. И за её домом тоже установили наблюдение. Всё это принесло свои плоды. Близко к ночи к станичнице приезжала подвода, на которой в сене лежали нарубленные куски мяса. Мужика, привозившего мясо, взяли с поличным. Он-то и вывел угрозыск на банду Друнка, которая вскоре была ликвидирована.

К первомайскому празднику Урусов за успехи по службе был награждён серебряным портсигаром. Начал налаживаться и семейный быт начальника угрозыска. Живший до того в гостинице, Урусов получил комнату и смог выписать из Тюмени жену с детьми.

Дело об убийстве Павла и Фёдора Морозовых

Но уже вскоре Урусова направили на учёбу в Москву. Он стал курсантом Центральной высшей школы милиции. Школу он окончил через год и получил назначение в органы милиции Свердловской области. Тут проработал он без малого двенадцать лет, до 1944 года, занимая соответственно должности начальника оперативного отдела, заместителя начальника уголовного розыска и, наконец, начальника Свердловского областного управления милиции.

Среди многих дел, которыми пришлось заниматься непосредственно ему, особняком стоит дело об убийстве Павла и Фёдора Морозовых.

Это случилось 3 сентября 1932 года. Утром, когда мать уехала в город, два брата, старший тринадцати лет и младший — семи, отправились в лес собирать клюкву. Вернувшись домой, мать обнаружила, что дети из лесу не возвращались. Участковый милиционер поднял народ, чтобы прочесать лес. Вскоре были найдены тела братьев...

Урусов, приехавший в деревню Герасимовку из Свердловска, с содроганием читал скупые строчки протокола осмотра трупов мальчиков. «Морозов Павел лежал от дороги на расстоянии 10 метров. На голове надет красный мешок. Павлу был нанесён смертельный удар в брюхо. Второй удар пришёлся в грудь около сердца, под каковым находились рассыпанные ягоды клюквы.... Труп Фёдора Морозова находился в пятнадцати метрах от Павла в болотине. Ножом нанесли смертельный удар в брюхо выше пупка, куда вышли кишки...»

Убийц долго искать не пришлось. Мать погибших вспомнила, что, когда она вернулась из города, свекровь, бабка Аксинья, со злорадством сказала:

— Татьяна, мы тебе наделали мяса, а ты теперь его ешь!

Арестованные дед и дядя убитых, Сергей и Данила Морозовы, долго не запирались.

— Мы знали, какой дорогой Павел ходит с болота, и пошли ему навстречу. Ребята ничего не подозревали, подошли близко. И тогда дед внезапно ударил Павла ножом. Павел крикнул: «Беги, Федя, убивают!» Я кинулся за Фёдором, схватил его, дед подбежал и нанёс ему несколько ударов, — будничным голосом, будто о чём-то обыденном, рассказывал Урусову на допросе Данила Морозов.

Единственное, о чём жалели убийцы, что поленились, не оттащили трупы подальше в болото.

Расследование Урусовым дела об убийстве Павлика Морозова позволяет внести ясность в эту давнюю и противоречивую историю. Ещё когда мы были членами пионерской организации, учительница убеждённо говорила нам, что национальный герой Павлик Морозов пал жертвой беспощадной классовой борьбы, которую вели против общества кулаки. Урусов же доказал, что всё было наоборот: отец Павла и Фёдора — Трофим Сергеевич Морозов, как представитель бедноты, был председателем сельского совета. Именно он руководил раскулачиванием односельчан. Руководил жестоко и несправедливо. Потом ему пришла в голову мысль, что на горе людей можно неплохо подзаработать. Ведь всем раскулаченным грозила высылка, поэтому многие пытались, не дожидаясь раскулачивания, уехать в город, но тогда был такой порядок, что уехать из села без справки сельсовета они не могли. Трофим стал давать такие справки, забирая за услугу всё имущество кандидатов на раскулачивание. Не брезговал даже утварью. Потом полученное продавал, а выручку пропивал. Когда жена пыталась его увещевать, Трофим бил её смертным боем. Доставалось и детям, особенно старшему, Павлу, пытавшемуся защищать мать.

Потом Трофим ушёл на другой конец деревни к более молодой и сговорчивой бабе. Татьяна с пятью детьми осталась жить в доме свёкра. Тот и раньше не любил невестку, а теперь начал гнать из дома. Тогда Татьяна решилась. Она усадила Павла за стол и продиктовала жалобу на мужа, где рассказала о всех его художествах. Павел отвёз жалобу в Свердловск. Вскоре Трофима за взяточничество арестовали. На суде и Татьяна, и Павел чистосердечно рассказали про всё, что знали. Трофима осудили. А дед Сергей и дядя Данила постоянно избивали Павла за предательство. Всё кончилось трагедией в лесу.

Ликвидация кулацкого бандитизма

В 1933 году, когда в стране проходила ликвидация кулацкого бандитизма, Урусов столкнулся с бандой Халикова. Она наводила ужас на жителей Ново-Сергиевского района Свердловской области на протяжении трёх лет. В составе банды было двадцать пять человек. В неё входили местные мужики, у которых комбеды в ходе коллективизации отобрали нажитое ими добро. Бандиты убивали сельских активистов, жгли колхозные амбары, уводили скот и лошадей. Халиков, который в годы Гражданской войны был красным партизаном, знал все потайные тропы и лазейки в чащобах уральских лесов как свои пять пальцев. Кроме того, среди крестьян окрестных сёл было немало таких, кто втайне поддерживал бандитов. Так что задержать их было делом очень непростым. Только после того как удалось внедрить в банду своего человека, было установлено место их зимней «лёжки». Ликвидация банды превратилась в настоящую боевую операцию. Бандиты, зная, что пощады им не будет, защищались отчаянно, до последнего патрона.

Чувство омерзения осталось у Александра Михайловича после допроса членов шайки Иванова, грабившей детей на улицах города. Ребят буквально раздевали догола, а снятую с них одежду продавали на рынке. Добытые деньги проматывали на «малинах». На счету этих негодяев были ограбления более пятидесяти детей.

Оперативная деятельность Урусова неоднократно отмечалась правительством и руководством НКВД. В 1936 году он был награждён знаком «Почётный работник рабоче-крестьянской милиции». В 1937-м ему вручили орден Красной Звезды, а в 1940 году — орден «Знак Почёта». В 1936 году ему присвоили специальное звание лейтенанта, в 1938-м — старшего лейтенанта, а в 1939-м — капитана.

Ознакомься с приказом, товарищ Урусов!

В 1944 году Урусова вызвали в Москву. В министерстве с ним беседовал начальник Всесоюзного уголовного розыска Овчинников. Когда Урусов вошёл к нему в кабинет, тот улыбнулся и, протянув руку, сказал:

— Здорово, тёзка!

— Не просто тёзка, а двойной, — весело откликнулся Урусов.

Предложив гостю кресло, Овчинников раскрыл красную папку и протянул Урусову лист бумаги:

— Ознакомься с приказом.

В приказе министра говорилось, что он, Урусов Александр Михайлович, назначается заместителем начальника московской милиции и начальником уголовного розыска города Москвы.

Урусов глазам своим не верил. Ему, столько лет работавшему на Урале, вдруг ни с того ни с сего предназначено руководить легендарным МУРом?! Он глянул на Овчинникова и задумчиво произнёс:

— Я же Москвы совсем не знаю, Александр Михайлович. Год учёбы в Высшей школе милиции не в счёт. Да и когда это было — пятнадцать лет назад.

— Обстановка в Первопрестольной, действительно, сложная, — деловито начал Овчинников. — Хотя паспортный контроль строгий, всё равно за годы войны правдами и неправдами набралось порядочно всякой швали. Московские улицы для неё будто медом мазаны.

— Это-то как раз понятно, — заметил Урусов. — Здесь народ побогаче, чем в провинции, значит, есть чем поживиться. Да и спрятаться в большом городе легче.

— Верно мыслишь, — одобрил Овчинников. — Только от этого тебе легче не будет. Ну не робей. Для поддержки морального духа прочитай приказ.

И он вынул из красной папки ещё один лист. В нём значилось, что Урусову присваивалось звание комиссара милиции третьего ранга.

— Поздравляю тебя, Александр Михайлович, с генеральским званием, — сказал Овчинников. — Поезжай на Петровку, принимай дела. И не стесняйся, обращайся, если что. Всегда помогу...

Один за другим начальники отделов МУРа докладывали ему о состоянии дел. Чем больше выслушивал Урусов, тем на душе становилось тяжелее. Картина вырисовывалась далеко не радужная. Высок был процент «висяков», нераскрытых преступлений — грабежей, разбойных нападений, убийств. Были тому и объективные причины: недостаток квалифицированных кадров, обилие у населения оружия, оставшегося после боёв под Москвой, безотцовщина, толкавшая подростков в преступный мир.

Работа МУРа становилась более чёткой

Пришла Великая Победа. В МУР приходили демобилизованные офицеры, люди отчаянной храбрости. Их обучали навыкам оперативно-розыскной работы. Урусов совершенствовал структуру подразделений, отлаживал систему работы с агентурой, внедрял в работу следователей научно-технические методы расследования. Работа МУРа становилась всё более чёткой и организованной. И результаты не замедлили сказаться: уже через год раскрываемость преступлений выросла.

В 1949 году Урусов стал начальником милиции Московской области. Хлопот прибавилось. Ответственность возросла. Но он не забывал и о делах текущих, малоприметных. Особую симпатию испытывал к участковым уполномоченным. Как правило, это были люди пожилые, немало изведавшие и повидавшие на своём веку. Он заботился об улучшении условий их труда и быта, добивался всяческого их поощрения. Нередко говорил: «По работе участкового, насколько он внимателен к людям, отзывчив на их жалобы, рядовые граждане судят в целом о работе Советской власти». Естественно, на такое внимание и сами участковые отвечали сторицей. И не случайно многие запутанные дела были раскрыты благодаря стараниям и умению участковых. Взять хотя бы дело банды Митина.

А началось всё с бочки пива

В Химкинском районе Московской области была совершена попытка ограбления магазина. При задержании преступников старший инспектор уголовного розыска был убит выстрелом в упор из пистолета. Затем в Тимирязевском районе при ограблении сберкассы был убит ещё один милиционер. Дерзкие налёты на сберкассы и магазины продолжались, росло число убитых. МУР и областной уголовный розыск, несмотря на энергичные меры, никак не могли напасть на след грабителей.

И вот однажды поступило сообщение из Красногорска. В рапорте участкового сообщалось, что несколько молодых парней, находясь в Доме культуры, укатили бочку с пивом. Потом полностью заплатили за неё продавщице, едва она их припугнула. Один из них, высокий белобрысый парень в кожаном пальто по фамилии Митин, работал мастером на местном заводе. Двое остальных — бывший студент авиационного института Лукин и рабочий Базаев. Оба играют в хоккей в городской команде. И ещё одно интересное обстоятельство подметил участковый: команда ездила играть в Мытищи, а на следующий день там была ограблена касса. Вся троица ведёт себя прилично. Кроме инцидента с бочкой, ни в чём не замечена. По месту жительства замечаний на их поведение нет.

Выехавшая в Красногорск следственная бригада после тщательной проверки убедилась, что это именно те, кого они так долго искали...

Интернациональная миссия в Венгрии

За время службы в московской милиции Александр Михайлович Урусов был награждён орденами Ленина и Красного Знамени. Ему было присвоено звание заслуженного работника МВД. В 1953 году он назначается начальником оперативного отдела ГУМ МВД.

Конец 1954 года ознаменовался обострением международной обстановки в Европе, вызванным вступлением ФРГ в Западноевропейский экономический союз и НАТО. В этой связи срочно потребовалось укрепить советское присутствие в правоохранительных органах стран народной демократии, в том числе и в Венгрии, которая во время Второй мировой войны воевала на стороне фашистской Германии и где антисоветские настроения подогревались западными странами и провокационными действиями внутренней оппозиции. Аналогичные настроения проникали и в ряды венгерской милиции.

Так Александр Михайлович оказался в Венгрии, сначала (январь-март 1955 года) без освобождения от должности начальника оперативного отдела ГУМ, а с апреля 1955 по январь 1957 года — полноправным старшим советником по милиции в аппарате старшего советника КГБ СССР в Венгерской Народной Республике. Однако серьёзно повлиять на настроения венгерских коллег Урусову не удалось, поэтому, когда в октябре 1956 года разразился мятеж, местные милиционеры, переименованные к тому времени в полицейских, в лучшем случае, заняли нейтральную позицию, а в худшем — перешли на сторону повстанцев. Так что интернациональная миссия советского комиссара милиции не удалась, и его отозвали в Москву.

* * *

Как часто бывает в таких случаях, достойной работы ему не нашлось. Однако нашлись болячки, и Александр Михайлович, едва переступив 50-летний рубеж, стал пенсионером. Судьба отмерила ему ещё 18 лет жизни, которые он проживёт достойно, не теряя связи с боевыми товарищами по благородному делу обеспечения личной и имущественной безопасности своих сограждан.

Дмитрий ЕВДОКИМОВ,

коллаж Николая РАЧКОВА