petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ВЕРНЫЙ СЫН ОТЕЧЕСТВА

(Окончание. Начало в №16—17.)

ЯЗЫКОМ ПРОТОКОЛА

А теперь позвольте от публицистики перейти к жестокому языку протокола (разумеется, не судебного), в основе которого лежат документы, свидетельства очевидцев, соучастников и иные фактические данные. Это позволит лучше понять ситуацию, сложившуюся в самом Научном центре акушерства, гинекологии и перинатологии Росмедтехнологий и вокруг него. Итак...

12 октября 2006 года коллективу Центра поступило предложение Министерства здравоохранения и социального развития рассмотреть вопрос о переходе из подчинения Российской академии медицинских наук в ведение Федерального агентства по высокотехнологической медицинской помощи, созданного Указом Президента Росси  в июне того же года, и стать головным учреждением в реализации ключевой составляющей национального проекта «Демографическая ситуация в России», а также других важнейших задач, поставленных Президентом перед Правительством РФ и обществом в целом, касающихся охраны материнства и младенчества в стране. Учёный совет Центра решил данный вопрос положительно, о чём Владимир Иванович и уведомил своим письмом президента РАМН
М.И. Давыдова. Однако такое решение вызвало недовольство у руководства РАМН, которое не скрывало своего негативного отношения к переходу ведущих научных учреждений РАМН в ведение нового Федерального агентства. Как следствие, появились незаконные приказы об увольнении ряда директоров ведущих учреждений РАМН. А вместо отсутствовавшего по болезни Владимира Ивановича Кулакова временно исполняющим обязанности директора Центра, также с нарушением закона, был назначен руководитель одного из отделений Центра. И только после вмешательства Федеральной службы по труду и занятости, которая вынесла соответствующее предписание, руководство РАМН было вынуждено отменить свои приказы.

Дело на этом не закончилось. По трагическому стечению обстоятельств вопрос перехода Центра из одного подчинения в другое совпал с реабилитационным периодом (в августе-октябре 2006 года Владимир Иванович перенёс несколько серьёзных операций), а также сроком окончания (17 декабря 2006 года) трудового договора В.И. Кулакова в качестве директора и процедурой проведения конкурса на замещение должности директора Центра.

Несмотря на письменное обращение Владимира Ивановича к руководству РАМН перенести данный конкурс на январь 2007 года по указанным выше причинам, президиум РАМН отказался продлевать трудовой договор с академиком Кулаковым. Это походило на месть за переход Центра в Федеральное агентство.

Иначе как объяснить такое решение в отношении заслуженного человека, учёного с мировым именем, который на протяжении нескольких лет был вице-президентом РАМН, тем более в такой ситуации, когда он мужественно боролся с недугом и почти победил его (болезнь, как известно, может в любой момент скрутить кого угодно).

Тем не менее, руководство РАМН в нарушение действовавшего Положения о порядке замещения руководящих научных должностей в РАМН более чем на месяц затянуло процедуру конкурса на замещение должности директора и не представило в установленные сроки список соискателей для обсуждения и конкурсного отбора на Учёном совете Центра. Тем самым были ущемлены права Кулакова как участника конкурса на замещение должности директора ирреального претендента на эту должность, о чём Владимир Иванович письменно уведомил президента РАМН.

Зная, каким авторитетом пользовался Владимир Иванович у сотрудников Центра и членов учёного совета, не было сомнений в том, что он снова возглавит Центр.

Случайно или нет, но уже 29 ноября 2006 года в ходе начавшейся процедуры конкурса на замещение должности директора Центра, президиум РАМН вдруг утверждает новое Положение о выборах директора научно-исследовательского учреждения (института, центра) РАМН, из которого исключён ряд принципиальных моментов, отражённых в ранее действовавшем Положении, в том числе — право учёного совета центра (института) на избрание своего директора, а РАМН, наоборот, получал возможность назначать нужных ей руководителей.

Как потом мне стало известно, в тот период, когда Кулаков отсутствовал из-за болезни, предпринимались попытки блокировать работу руководства Центра, а на ведущих сотрудников учреждения оказывалось психологическое давление с целью заставить их уволиться, что создавало нервозную обстановку в коллективе.

После обращения ко мне, как депутату Государственной думы, представителей коллектива Центра, я письменно обратился к председателю правительства Российской Федерации М.Е. Фрадкову с убедительной просьбой вмешаться в данную ситуацию, которая сложилась вокруг Центра и его директора В.И. Кулакова, так как подковёрные интриги и межведомственная свара ставили под угрозу выполнение важнейших задач, поставленных Президентом России и имеющих огромное значение для национальной безопасности страны. Этого допустить было нельзя!

О сложившейся ситуации руководство Центра также информировало Президента России В.В. Путина, председателя Правительства РФ М.Е. Фрадкова и 1-го заместителя председателя Правительства РФ Д.А. Медведева.

В итоге справедливость восторжествовала — Центр был передан Федеральному агентству, а директором Центра назначен Владимир Иванович. Об этом он сообщил мне, позвонив по мобильному телефону: «Александр Иванович, спасибо! Мы победили! Теперь можно будет серьёзно заняться проблемами в рамках национального проекта «Здоровье». Извини, что мы напрягали тебя и твоих коллег. Мы же старались не для себя. Мне уже осталось…». Не договорил. Понял я смысл этой недосказанной фразы уже после его смерти.

После этого звонка я искренне порадовался за Владимира Ивановича, которого, в отличие от его коллег, я, к моему сожалению, знал мало. Мы не дружили семьями. Не ходили вместе в баню или на охоту. Я знал его только по делам, имеющим огромное государственное значение. Но и этого было достаточно, чтобы убедиться, какой это был Человек и Специалист своего дела. Человек с большой буквы, Человек с большой душой и добрым сердцем. И Специалист с большой буквы — все, знавшие его, были едины во мнении, что врач и хирург он был от Бога! Такие свойства его души и характера, как искренность, скромность, порядочность, воля и интеллигентность сочетались в нём удивительно гармонично.

У Владимира Ивановича болела душа за дело, которому он посвятил всю свою жизнь, он обладал потрясающим чувством ответственности — качеством столь теперь редким.

Я заметил и ещё одну черту характера — эмоциональность. Нет, я не имею в виду крики и бросание на стенку. Правильнее, наверное, было бы сказать о чувствительности его натуры.

Хотел увидеть Остров Свободы.

Когда я приехал в составе нашей делегации на Кубу для участия в праздновании 60-летия победы над фашистской Германией, то на приёме в посольстве неожиданно увидел Владимира Ивановича. Обнялись. Разговорились. Спрашиваю: «А как вы-то здесь в такой дали оказались?».

— А я в отпуске, но если честно, всю жизнь хотел увидеть Остров Свободы и самого Фиделя, — ответил он как-то по-мальчишески.

Молодое поколение может подумать: при чём тут эмоции и чувствительность натуры? Мало ли кто хочет что увидеть. И, наверно, не ошибётся, поскольку не знает отношения к Кубе нашего поколения. Моё же поколение хорошо помнит, как мы носили береты на манер Кастро, пришедшего к власти, как распевали песню «Куба, любовь моя», как играли в футбол с кубинскими революционерами, приехавшими в СССР лечиться, и многое другое. Собственно, и я ехал с теми же чувствами на Кубу, хотя очень не люблю летать в дальние командировки.

 

Жизнь после смерти

Итак, после звонка Владимира Ивановича я порадовался за него, но радость моя была недолгой. Уже 10 февраля 2007 года, спустя небольшое время после этого телефонного разговора, мне позвонила Ольга Викторовна Шарапова и плача сообщила: «Умер Владимир Иванович! Такого человека потеряли!» Она назвала дату похорон и где будет прощание.

Для меня, как и для многих, кто хоть немного знал Владимира Ивановича (я уже не говорю о родных и близких), это было сильнейшее потрясение. Россия потеряла не только крупного учёного с мировым именем. Страна потеряла организатора национальной службы охраны материнства и детства, основоположника важнейших направлений отечественной акушерско-гинекологической науки.

Проводить в последний путь Владимира Ивановича Кулакова я приехал, надев генеральский мундир. Почему? Да потому, что для меня этот человек был бесстрашным воином, воином Духа, боровшимся за сохранение и преумножение генофонда нации всеми доступными способами в самые драматические и трудные годы переходного периода.

Владимир Иванович победил, но это стоило ему жизни. Своей болезни он смог противопоставить волю и мужество и одолеть смертельный недуг. Но оказался беззащитным перед подлостью, предательством, клеветой. Сердце не выдержало. Именно об этом я и сказал в своей траурной речи, а также о том, что это сродни доведению до самоубийства. Бог судья тем, на чьей совести грех. Обидно — ну почему в России обязательно страдает тот, кто страдает за других?

Во время траурной церемонии (она проходила в Центре, который более 20 лет возглавлял Владимир Иванович и который уже давно в народе прозвали Центром Кулакова) коллектив принял решение ходатайствовать о присвоении ФГУ «Научный центр акушерства, гинекологии и перинатологии Росмедтехнологий» имени академика РАМН В.И. Кулакова. Тогда никто не мог предположить, что эта инициатива встретит на своём пути какое-либо препятствие. Однако шло время, а вопрос этот повис в воздухе…

Пришлось снова обращаться к председателю Правительства России. Подготовил письмо, в котором изложил суть вопроса, аргументы. А также сообщил о плачевном финансовом положении Центра, где уже не один месяц были задержки с выплатой зарплаты.

В это время произошли кадровые перестановки, на посту председателя правительства Михаила Фрадкова сменил Виктор Зубков, человек честный, волевой, чувствительный к несправедливости. Я его знал по работе в финансовой разведке. Посчитав, что моей подписи будет недостаточно для решения столь сложного и одновременно простого вопроса (к тому времени и тут обнаружились интриги), я переговорил с рядом председателей ведущих комитетов Госдумы. Они согласились подписать. Нами было подготовлено и оправлено на имя В. Зубкова обращение, подписанное Е. Лаховой, Т. Яковлевой,
И. Кобзоном и В. Васильевым.

Результат всем известен — сегодня Центр носит имя академика РАМН Владимира Ивановича Кулакова. Справедливость опять восторжествовала, ибо те, кто честно служит России, не должны быть забыты потомками!

Так была отдана последняя дань светлой памяти этого выдающегося человека, спасшего жизнь и сохранившего здоровье многим тысячам женщин и детям нашей Родины.

Александр ГУРОВ

Номер 18 (9324) 11 - 15 мая 2012 года