petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«ВОЛШЕБНЫЙ ШАР» АННЫ КОВАЛЕРОВОЙ

120180129143530Более четверти века Анна Ковалерова отдала службе в легендарном Московском уголовном розыске. Ныне она — подполковник полиции и руководит отделением с внушительным и грозным названием: координации деятельности по линии грабежей и разбойных нападений.
— Анна Мунировна, как всё начиналось?

— 5 октября 1989 года я пришла работать в 18-е отделение милиции (сейчас ОМВД России по Мещанскому району). С января 1991 года началась моя работа в Московском уголовном розыске вольнонаёмной в машбюро, потом в канцелярии. И в 1998 году, получив сначала звание сержанта, а через два месяца — младшего лейтенанта, продолжила службу оперуполномоченным в 7–м отделе, который занимался раскрытием автоугонов. Так сбылась моя мечта. С 2005 года и по настоящее время прохожу службу в 4–м ОРЧ, которое занимается раскрытием грабежей и разбойных нападений.

— А почему вы избрали эту нелёгкую стезю? Были в роду сыщики или милиционеры?

220180227145824— Не было. Но в своё время я перечитала множество детективов про комиссара Мегрэ, Шерлока Холмса, наших советских сыщиков, и, конечно, повлияли наши фильмы… Мне повезло, в отделении по разбоям и грабежам довелось поработать с прекрасными специалистами. И ни разу не разочаровалась в работе, может быть, лишь в некоторых людях.

— И приходилось участвовать в погонях?

— Нет, моя сфера деятельности – аналитика. И я оказываю коллегам большую помощь при обнаружении и последующем задержании фигурантов. Тут есть маленькие «секретики».

— Я не настаиваю, чтобы вы раскрыли «великую тайну МУРа», но в общих чертах читателю будет интересно.

— В принципе, все преступления совершаются одинаково. Был сложный период в 2006 году, когда участились нападения на перевозчиков денежных средств. Они характеризовались скоротечностью, в течение 10-12 секунд. Потерпевшие никого опознать не могли, в городе ещё не было такого массива камер видеонаблюдения. Использовались машины–двойники, которые ездили по городу — одна «чистая», а на другой, с подложными номерами, совершалось преступление. И тут надо было проявить то самое искусство оперативно–розыскной работы, чтобы найти этих налётчиков.

— А бывало, что «попадался» хозяин «чистой» машины?

— Такого не было. Изучали его данные и вопросы отпадали.

— А кто был вашим наставником, который открыл для вас «секретики» МУРа?

— Всегда добрым словом вспоминаю и при встрече испытываю тёплые чувства благодарности к своему первому руководителю начальнику 7-го отдела Александру Николаевичу Скаморину.

— Трудно ли женщине служить в мужском коллективе, тем паче, в розыске?

— Всё зависит от самой женщины. Не только должны быть внешние данные, но и ум, прежде всего. Коллектив — это получается та же семья. У меня всегда со всеми были ровные отношения. Это не просто, всегда приходится доказывать, что у меня, несмотря на то, что я блондинка, есть мозги… (смеётся). В нашем отделении четыре девушки, а всего в отделе — семь. Десять процентов.

— Прекрасные десять процентов… Говоря о качествах человека, какие из них вы считаете важнейшими? И какие — нетерпимыми?

— Прежде всего — честность. Только так можно строить отношения. Потому что если человек лукавит, то… у меня есть «лакмусовая бумажка» на правду. И ещё — доверие и уважение друг к другу. Я нетерпимо отношусь к обману. Это всё равно когда-либо раскроется, что человек обманул, и веры ему не будет. И ещё не люблю, когда сплетничают. Кстати, с мужчинами в нашей организации это случается чаще.

— Со сплетниками и врунами понятно. А какой в вашем коллективе был самый тяжёлый период?

— Конец октября — ноябрь 2006 года. Произошла смена руководства, в том числе, заместителя начальника МУРа, а наш отдел только начал сформировываться, встал на ноги. Полгода им руководил человек временный. Специфика его была, как уже говорилось, — ликвидация преступных групп, большей частью этнических, нападавших на перевозчиков денег. И тут под общую гребёнку оперативно-розыскную работу не построишь. Есть свои методы и особенности. К примеру, представителей Закавказья сменили на этом поприще выходцы из Средней Азии — другая ситуация. Но тогда мы поняли, что, во-первых, отдел не расформируют, его только создали. Во-вторых, нам вообще повезло, у нас были хорошие руководители, настоящие профессионалы. И всё встало на свои места. Кроме того, довелось поработать с грамотными руководителями — Валерием Локинским, Антоном Гамаюновым и Владимиром Айвазовым.

— Что нужно знать специалисту вашего подразделения?

— Очень многое. Различать, к примеру, Северный Кавказ и Закавказье. Соответственно, это разный менталитет. У нас всегда рядом работали такие профессионалы, как Андрей Фомин, Дмитрий Орешкин, Александр Гусев, Сергей Лукьянов. И на таких людей у меня внутреннее чутьё, не знаю, как это объяснить. Люди, которые меня знают, говорят, что у меня где–то есть волшебный шар, в котором я всё вижу…

— Или волшебная палочка?

— Нет, волшебной палочки нет. Но очень хочу, чтобы она исполняла хоть одно-единственное заветное желание (смеётся).

— Но вместо неё вас выручает интуиция?

— Да, она очень развита.

— Когда она вам очень помогала?

— Да всегда, каждый день.

— Вот с утра вы приходите, и включаете интуицию?

— Я её ещё дома включаю. На самом деле, были не раз моменты, когда готовим документы, статистику, а я говорю: — давайте сделаем на шаг вперёд, чуть побольше, а вдруг, пригодится. «Да мы никогда не делали такого!» — отвечают. И вот через два дня распоряжение: сделать расклад по такому-то виду преступлений. А у нас уже всё готово!

— И как козырную карту выкладываете. Вы с преступниками воочию не встречаетесь, но, наверное, многое знаете о них?

— Да, я постоянно общаюсь с оперативниками, они мне рассказывают о криминальных этнических группах, я хорошо помню, когда и кого задерживали. Но остаюсь за кадром.

— Получается, вы как компьютерный центр, с серьёзной информационной базой.

— Да, постоянно приходят, спрашивают, а было ли, Анна Мунировна, когда-то такое вот преступление? Говорю: точно было!

— И, потом по компьютеру проверяете и совпадает!

— Так и есть.

— В работе какой стиль руководства, управления, командования предпочитаете?

— Я не командую… Как говорят, кнутом и пряником. Конечно, стараюсь никогда не повышать голос, у меня он становится достаточно жёстким. Кстати, мужчины, на мой взгляд, ещё более эмоциональны, чем женщины. И, как дети, обижаются. Сейчас, как я говорила, у меня в подчинении четыре девушки. Шесть лет у нас работал один молодой человек и, переходя на другую службу, сказал спасибо за всё, чему научила. Видно, даю какие-то знания. В 2006 году в «Московском комсомольце» была публикация о нашем отделе, там написали: «Мы без Ани — никуда!»

— В МУРе в последнее время увеличилось количество женщин — каждый пятый сотрудник. И это стало предметом не только кулуарных разговоров.

— Я на этот счёт предложила: давайте мы, все женщины, на месяц уйдём в отпуск. А вы останетесь, и тогда посмотрим.

— Вы дома переключаетесь от работы или это прокручивается в мыслях?

— Прокручивается, конечно. Но о работе, сколько лет мы живём, в семье на это — табу. Мой муж, Сергей Михайлович, тоже был сотрудником органов. Познакомились с ним в 18–м отделении милиции, там он служил милиционером–водителем.

— И однажды он посадил Аню в свою машину и увёз…

— Да, наверное, так. У нас было маленькое отделение, где все друг друга знали. Дослужился Сергей до прапорщика и в 2004 году ушёл на пенсию.

— Он не ревностно относился к тому, что вы потихоньку росли в званиях?

— Нет, наоборот, у него было чувство гордости за меня.

— А досуг чему посвящаете?

— Ходим в «Аптекарский огород» рядом с нашим домом, в Сокольники, иногда в театр ходим, кино, выходные проводим вместе. Люблю готовить: плов, долму, арабское блюдо тажин, и люблю гостей, их у нас всегда — полный дом. Раз в неделю — это обязательно.

— А как реагируете на звонки в выходные?

— Бывает по утрам, в субботу, реагирую, как нормальный человек. С напряжением, но потом всё утрясается, когда получают ответ по существу на служебные вопросы. Это нормально. Часть жизни, которую не оторвать.

— Есть у вас любимый афоризм?

— Каждый суслик — агроном. И люблю слова из песни фильма «Судьба резидента»: «И носило меня, как осенний листок…»

— Вы любите стихи?

— Люблю слушать… Мне повезло. У меня соседка — родная сестра Евгения Александровича Евтушенко. И когда он к ней приезжал, мы встречались, и он читал свои стихи. И на концерты его ходили. Он подписал мне книгу — роман «Ягодные места».

— Что хотели бы пожелать своим коллегам-женщинам, да и мужчинам тоже?

— Быть менее эмоциональными, когда принимаешь какую-то новость. И больше улыбаться в этой жизни. А мальчишкам — успехов в нелёгком труде. А мы всегда поможем, мы всегда рядом!

Сергей ВОЛОГОДСКИЙ, фото Олеси СКУДАРЕВОЙ, коллаж Николая РАЧКОВА

ДЕЛА И ЛЮДИ, Номер 7 (9608) от 6 марта 2018г., Есть такая служба