petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«Я ЗДЕСЬ НА СВОЁМ МЕСТЕ»

68507Пока я добирался к началу трудового дня в ОМВД России по району Ростокино, участковый уполномоченный лейтенант полиции Никита СЫВОРОТКИН успел проснуться, привести себя в порядок, съесть на завтрак свой традиционный омлет, сесть в трамвай и к 8.30 явиться на службу к разводу. Впереди предстоял обычный рабочий день обычного московского участкового.

Ответственная роль

Впрочем, совсем уж обычным этого лейтенанта называть нужно с оговоркой: Никита Сывороткин в должность самостоятельного участкового вступил совсем недавно — как раз перед 8 марта. «Премьера» пришлась в точности на начало пандемии, так что событие запомнится ему надолго. К слову, погоны с двумя лейтенантскими звёздочками он получил ещё позже, всего месяц назад. Посему пронаблюдать, как успел вжиться молодой сотрудник в ответственную роль участкового, было особенно любопытно.

Между тем за плечами новичка был уже немалый багаж: окончил колледж полиции, прошёл учёбу, стажировку с наставником майором полиции Алексеем Бекетовым. Живёт в том же округе, обстановку представляет реально. На вопрос, что за участок ему достался, отвечает кратко: «Нормальный». Знало население и прежнего участкового, служивого, состоявшего на хорошем счету. А участок по московским меркам действительно обычный, средний: дома на улицах Бажова, Ростокинской и в Будайском проезде. В основном сплошь жилой фонд — на участке проживают около 5 тысяч москвичей, район зелёный, благоустроенный. Каких-то больших предприятий, крупных учреждений нет, а самая «горячая» точка, требующая особого внимания, — это, пожалуй, общежитие. Все эти тонкости Никита изучил ещё во время стажировки и потому на вверенном ему пространстве ориентируется квалифицированно, со знанием дела.

На разводе в этот день обстановка складывалась привычная, рабочая. Руководство, как всегда, проинформировало об оперативной ситуации, познакомило с ориентировками, указало, на что обратить особое внимание, сориентировало по планам на смену. По участку Никиты Сывороткина особых замечаний не было. После развода — сразу в канцелярию, разобраться с накопившимися бумагами: заявлениями, обращениями, поручениями… По каждому случаю нужно изучить подробности, не затянуть, не заволокитить. Новый участковый давно уже успел освоить эту истину: за просрочки и промахи с него спросят не как с новичка, а как с обычного сотрудника полиции.

Осторожно: электронные злыдни!

Но вот все бумаги и поручения получены, и нам с участковым пора отправляться в его вотчину, на участок. Первым делом — мероприятие по предотвращению преступлений, связанных с дистанционным и иным видом мошенничества: криминальный мир меняется вместе с прогрессом, и сегодня любимый «фокус» — вытащить деньги с чужой карты, заморочить голову жертве, чтобы «срочно оплатила что-то», перевести деньги туда-то. Короче говоря, начинаем смену с профилактики так называемых электронных мошенничеств: многие о них вроде слышали, а «электронные» злыдни по-прежнему ведут охоту. Особое внимание к пожилым гражданам, им нужно разъяснять более доходчиво и убедительно.

Начинаем с первого подъезда очередного дома на участке. Москвичи в квартирах встречают участкового по-разному. Звоним в квартиру — долго не отвечают, наконец выходят девушка с парнем: «Что случилось?» Лейтенант терпеливо объясняет ситуацию, обращает внимание, призывает быть бдительными. Казалось бы, перед нами молодые москвич и москвичка, компьютерное поколение, уж их-то компьютерные мошенники вряд ли одурачат. А вот и нет. Оказывается, наш визит к ним был очень даже в точку. Молодая пара тут же признаётся участковому: «Ой, а хорошо, что вы к нам зашли, нас как раз совсем недавно объегорили с электронной торговлей на довольно крупную сумму, что нам делать, к кому идти заявлять?» Никита подробно всё им объясняет, даёт нужные телефоны, советует, как лучше поступить.

Продолжаем обход квартир. Звоним в следующую, а сосед нам из-за двери: «Не звоните, у них карантин». На следующей площадке квартира с роскошной дверью, но на наш звонок никто не реагирует, хозяева, наверное, на работе. Где-то даже дверь не хотят открывать, так что диалог идёт через дверь: «Участковый? А чего вам нужно? А покажите документ. А я всё равно не открою». Никита терпеливо объясняет цель визита, напоминает о безопасности, просовывает под дверь памятку.

Идём дальше, всё выше по этажам, пешком, ведь нужно зайти во все квартиры. С каждым пролётом удовольствие подниматься вверх пешком уменьшается, но уставать нам рано, впереди ещё много квартир в других подъездах. Обращаю внимание, как ведёт себя молодой участковый: выдержанно, голос спокойный, ровный, на эмоции жильцов реагирует сочувственно, но без надрыва. Похоже, не зря его учили в колледже.

А жильцы, как и положено, встречаются с разным темпераментом. В очередной квартире немолодой уже солидный человек, выслушав профилактический «спич» участкового, в ответ с надрывом бросает ему: «А по мне, нужно всех этих мошенников просто р-р-расстреливать! Я вот несколько лет прожил в Китае и видел всё своими глазами, там мошенников р-р-расстреливают, и все дела». Лейтенант в дискуссию насчёт расстрелов старается не ввязываться, ему главное — предупредить и обезопасить.

От этих пеших походов вверх по этажам я уже начинаю чувствовать ноги, а лейтенант, как заведённый, не пропускает ни одной квартиры, всё выше и выше… В одном из подъездов на наш звонок дверь открыл мужчина, с виду лет пятидесяти, не больше, выслушал наши предупреждения по защите от мошенников, сказал, что сам за ситуацией следит чуть ли не по компьютеру и соседей постоянно о том же предупреждает. А когда участковый спросил у жильца год его рождения, тот нас удивил: «Да мне уже девяносто лет, граждане». Да уж, любопытные попадаются москвичи.

К концу нашего поквартирного обхода на последнем этаже, распрощавшись с хозяевами очередной квартиры, с удовольствием идём к лифту. Наконец-то можно им воспользоваться, спуститься вниз с чувством лёгкой усталости, во всяком случае, с моей стороны. А лейтенант Сывороткин выглядит свежо, хотя весь этот поквартирный марафон находится в маске и в перчатках в связи с пандемией. Оно и понятно, ему уставать ещё рановато, его рабочий день только подходит к зениту.

Лейтенантские хлопоты

Закончив обход квартир, к опорному пункту идём пешком, это недалеко. По дороге Никита рассказывает, как стал полицейским:

— В роду у нас полицейских не было, я первый. На работу в полицию пошёл сознательно, решил, что это моё. Не успел ли я разочароваться за эти несколько месяцев работы? Нет, не разочаровался, мне кажется, что я здесь на своём месте.

В опорном пункте участкового к нашему приходу уже ждали свои дела, свои бумаги. Накануне в одной из квартир его участка был семейный скандал — разговор и с мужем, и с женой. Помирятся или нет — будет видно позже, участковый, может, и замирит. На столе у участкового лежит жалоба: жильцы жалуются на соседей — те уж очень шумят. И вновь нужно идти, поговорить со сторонами, разобраться. На сегодня ещё встреча с потерпевшими — у них квартирная кража. Словом, работы хватает, всё нужно документировать, во всех деталях разбираться, принимать конкретные решения.

Впрочем, на этом лейтенантские хлопоты далеко не закончены. До конца смены он ещё успеет навести порядок в своей электронной базе, съездить в больницу по поводу документов для экспертизы в адрес потерпевшего, потом взять объяснения у очевидцев драки, наконец, отправиться в Следственный комитет, чтобы передать материалы по подследственности. И только потом участковый Сывороткин вернётся в отдел, сдаст нужные бумаги на подпись, утрясёт служебные формальности, разоружится и — домой на трамвае. Отдыхать тоже надо, ведь завтра не менее напряжённый день.

Александр ДАНИЛКИН, фото автора

Есть такая служба, Номер 27 (9724) от 28 июля 2020г., Участковый