petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 16 (9617) от 15 мая 2018г.

Статьи в категории: Правый фланг

ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ

 618 сентября на базе Центра реабилитации «Бугорок» ФКУЗ «МСЧ МВД России по г. Москве» в ходе выездного оперативного совещания руководящего состава главка столичные полицейские подвели итоги работы за 8 месяцев текущего года, а затем во главе с начальником главка генерал-лейтенантом полиции Анатолием Якуниным в инициативном порядке приняли участие в сдаче норм Всероссийского физкультурно-спортивного комплекса «Готов к труду и обороне».

Личным примером

После новогодних праздников в ЦСН ГУ МВД России по г. Москве состоялось традиционное совещание по итогам прошедшего года. Обсудить с личным составом Центра основные вопросы служебной деятельности прибыл руководитель главка столичной полиции Анатолий Якунин.

View the embedded image gallery online at:
http://petrovka-38.com/category/pravyj-flang/3#sigFreeId7fad397a1c


Свой визит на базу ЦСН он начал с осмотра территории, проверяя, устранены ли в течение года имевшиеся недостатки. Также Анатолий Иванович личным примером продемонстрировал будущим полицейским, каким уровнем физической подготовки должен обладать сотрудник органов внутренних дел. Во время визита Анатолия Якунина в спортзале проходила сдача нормативов по физической подготовке для стажёров на должности бойцов ЦСН. Генерал-лейтенант полиции показал для них мастер-класс по подтягиванию на перекладине.

В начале совещания генерал-лейтенант полиции Анатолий Якунин присвоил сотрудникам ЦСН первые и очередные специальные звания, а тем, кто отличился в течение 2013 года, вручил нагрудные знаки и ценные подарки.

После этого с основным докладом выступил начальник ЦСН ГУ МВД России по г. Москве полковник полиции Дмитрий Дейниченко. Руководитель подвёл итог по всем направлениям деятельности вверенного ему подразделения, отметил положительные тенденции, а также заострил внимание офицеров на проблемах, которые необходимо решить в 2014 году.

Более конкретно по каждому из направлений отчитались заместители и помощник начальника Центра. Офицеры осветили вопросы служебно-боевой подготовки, оперативно-служебной деятельности, воспитательной работы и уровня дисциплины.

Анатолий Якунин, подводя итоги, заметил, что в целом сотрудники Центра специального назначения справились с поставленными перед ними в минувшем году задачами.

— Учитывая, что мы с вами несём службу по охране общественного порядка в столице нашей Родины, задач с каждым днём будет становиться только больше, — заострил внимание генерал-лейтенант полиции Анатолий Якунин. — Поэтому прошу вас подойти к их выполнению со всей ответственностью и присущему вашему подразделению профессионализмом.

Начальник главка также пожелал коллегам успехов в служебной деятельности и здоровья.

Светлана СЕРКИНА

Внимание к мелочам

Послереформенное время для ОМВД по Савёловскому району было непростым. Тяжело сказалось сокращение личного состава, несколько раз менялись начальники отдела, и в результате показатели оперативно-служебной деятельности в какой-то момент заметно снизились. Однако к сегодняшнему дню ситуация вновь стала стабильной, о чём явственно свидетельствуют высокие показатели отдела за этот год. О его работе рассказал нашей газете заместитель начальника полиции по оперативной работе ОМВД по Савёловскому району ГУ МВД России по г. Москве Андрей Пантелеев.

— Расскажите, пожалуйста, как вы оказались на службе в органах внутренних дел?

— Это было в 1998 году, когда я вернулся из армии. Сразу пошёл устраиваться в милицию, причём нацелен был именно на уголовный розыск. Однако образования тогда ещё соответствующего не имел, так что для начала пошёл учиться, а параллельно устроился в ГИБДД Московской области. Как только появилась возможность, сразу же перевёлся в уголовный розыск. Я ведь всю жизнь об этом мечтал. Наше поколение росло на братьях Вайнерах: «Место встречи изменить нельзя», «Город принял»... И я, как и все мальчишки, грезил о романтике этой службы.

— Придя в уголовный розыск, вы изначально служили в Северном округе?

— Да. Вначале служил в соседнем районе, Аэропорт. Прошёл там путь от младшего оперативного сотрудника до начальника криминальной милиции. Год назад перевёлся в ОМВД Савёловского района.

— Сильно ли изменилась картина преступлений за время вашей службы?

— Изменилась кардинально. Я бы отметил тот факт, что преступность в Москве прежде была доморощенная, в частности уличная преступность — грабежи, кражи — совершалось тогда местными жителями, и в первую очередь тем контингентом, который находился у нас на заметке: ранее судимые, наркоманы. Сейчас в основном такие преступления числятся за приезжими.

— Насколько вообще серьёзна для вашего района проблема нелегальной миграции?

— У нас район спальный, мест, где в большом числе могли бы быть сконцентрированы нелегалы, нет в принципе. Серьёзных строек у нас не ведётся, крупных торговых площадей нет. Есть только два торговых комплекса, но по площади они не больше иного супермаркета. Однако мы же не за бетонным забором живём, и если эта проблема общемосковская, то нас она задевает точно так же. Те же «резиновые» квартиры — они повсюду. И в течение этого года очень часто мы возбуждали дела по 322 статье.

— Кто же сдаёт эти квартиры мигрантам? Обычные москвичи?

— Да. Обе стороны эта ситуация вполне устраивает: приезжие находят жилплощадь, хозяин которой безразличен к законности их пребывания на территории РФ, а сам хозяин исправно получает немалую сумму денег, не платя налоги. Это жажда наживы и ничего более. Золотой телец, за которым человек не видит последствий. Сейчас вроде бы СМИ стали активнее рассказывать об этих последствиях, об уголовных делах, может быть, кто-то задумается теперь.

— В последнее время выходцы из Средней Азии подключились и к угонному «бизнесу». Вы тоже столкнулись с этой проблемой?

— Угоны остаются как для нас, так и для всей Москвы серьёзной проблемой. Тем более, что район у нас проходной — очень много путей отхода. Дороги из центра, Третье транспортное кольцо… Да, выходцы из Средней Азии подключились к этому виду преступлений, хотя направление и без этого было непростым. Результатов, каких бы нам хотелось, пока нет. С другой стороны, этим занимаются не одиночки, а целые группировки, и, поймав одного угонщика, мы разом можем объединить в одно дело десяток-другой эпизодов. В прошлом году, например, нами была задержана такая группа. Специализировалась она на японских автомобилях, и сразу мы подняли 15 эпизодов.

К слову о мигрантах, сейчас в суд мы направили ещё одно подобное дело, где участниками преступной группы были колумбийцы. Один из них украл в кафе ключи от «Мерседеса» и передал подельникам для угона, но, к счастью, мы их быстро задержали.

— А если говорить в целом об оперативной обстановке в районе? Результаты хорошие?

— Да, результаты по многим направлениям очень хорошие. Например, по делам по общеуголовной направленности: уже на начало осени по сравнению со всем прошлым годом раскрыто было на 130 больше преступлений. Притом совершено их было меньше. Ещё недавно по Савёловскому району результаты были не столь впечатляющими, но мы сделали нужные выводы, поговорили с людьми — и вот чего достигли за весьма короткое время. Личный состав при этом практически не изменился: в уголовный розыск к нам только два новых человека пришли.

— Расскажите немного о коллективе.

— Считаю, усилиями начальника отдела подполковника полиции Николая Малхазовича Рогавы у нас собрался коллектив единомышленников. В данный момент реально все нацелены на серьёзную работу и поднятие имиджа как отдела, так и полиции в целом. Чтобы граждане у нас в районе чувствовали себя защищёнными, знали, что их близкие, дети, выходя на улицу, будут в безопасности. Это действительно так, у нас даже исчезло по сути такое понятие, как «часы приёма»: всё наше рабочее время — это часы приёма. Если гражданин пришёл в отдел с какой-то проблемой, его всегда примет любой руководитель, вплоть до начальника ОМВД.

— Особенно часто о сотрудниках уголовного розыска говорят как о фанатах своего дела.

— А здесь невозможно иначе. На этой службе нельзя работать без полной самоотдачи. Да, именно фанаты своего дела, и случайных людей здесь не бывает. Если и приходит человек, который думает, что он хочет здесь работать, что он справится с этой работой, но по-настоящему к этому не готов, долго он не продержится, максимум год.

— Пыл многих вновь пришедших сотрудников остужает то количество бумаг, которое необходимо оформить по каждому делу?

— Каждый человек видит то, что он хочет видеть. Если он видит только бумажную волокиту и ничего ему из-за этого не нравится, то нам самим такой сотрудник не нужен. Я лично вижу, что наша работа в первую очередь творческая. Бумаги есть, конечно, но если их не запускать, то всё ты будешь успевать делать.

— А сколько вообще лет нужно, чтобы стать настоящим профессионалом своего дела?

— Я считаю, минимум лет пять. Но всё равно человек не будет знать всего после этого. Понимаете, в этом специфика нашей службы, здесь очень много тонкостей. А всё меняется постоянно: способы совершения преступлений, контингент, сама жизнь изменяется с каждым годом. И оперативный сотрудник должен каждый день учиться. Причём не только в плане работы, но и в духовном плане. Стремиться к знаниям, много читать, чтобы речь свою развивать, мышление, потому что не должен быть преступник интеллектуальнее оперативника.

— Говоря о тонкостях вашей службы, что вы конкретно имеете в виду? Хотя бы один пример.

— Честно говоря, не хотелось бы публично рассказывать о том, на что может обратить внимание оперативник, разыскивая преступника. В действительности это может быть любая мелочь. Мне в этой связи вспоминается одно давнее громкое дело. Была убита 14-летняя девочка. Парень пришёл из армии, пытался ухаживать, она отказала. Он её подкараулил и убил, а тело облили краской и сжёг. Мы вычислили убийцу в течение суток. Просто не могли оставить это дело, пока не найдём его. Отдыха себе не позволяли ни на минуту: опросили всех знакомых, родственников, приятелей, в поисках хоть какой-нибудь зацепки. А нашли другим путём: оперативник, отрабатывая жилой сектор, прошёл в подъезде мимо человека с царапиной на щеке. И всё — одна царапина. Он сразу понял, как могла эта царапина появиться. Когда зашли домой к этому парню, у него в ванной была замочена одежда. Тут же отправили на экспертизу, которая всё подтвердила.

— В плане развития молодёжи свою роль играют ветераны службы. Как налажено взаимодействие с ветеранской организацией в отделе?

— Ветераны часто приходят в отдел, обязательно присутствуют на совещаниях, приглашаем мы их и на все праздники. Встречи с ними действительно нам помогают. У каждого колоссальный опыт, множество конкретных расследований, и от каждого мы что-то можем почерпнуть для себя: ага, а как бы я поступил, а почему преступник так решил сделать? Ты ещё с подобной ситуацией в своей практике не сталкивался, но уже какое-то представление о ней, какой-то опыт получил, и это поможет в будущем действовать эффективнее.

View the embedded image gallery online at:
http://petrovka-38.com/category/pravyj-flang/3#sigFreeId06e79f8cb4


Денис КРЮЧКОВ

Спецприёмник xxi века

1Знаменитые «15 суток» давали ещё в советские времена. В народе за «административными» закрепилась киношная слава «алкоголиков, тунеядцев и хулиганов», правда, тогда их не просто держали за решёткой, а привлекали к общественным работам.

В наше время нарушители отбывают свои сроки в спецприёмниках. Не так давно, а именно в начале июня этого года, один из них появился в Южном округе. Расположен он в здании ОМВД России по району Бирюлёво-Западное. В Москве есть только два подобных подразделения: один — в Юго-Западном округе, другой — в Северо-Западном, они находятся в прямом подчинении ГУ МВД России по г. Москве. Новое учреждение подконтрольно УВД по ЮАО.

Начальник СП УВД по ЮАО ГУ МВД России по г. Москве Лариса Маркелова имеет 16-летний опыт работы в подобных учреждениях. Профессионал своего дела, квалифицированный сотрудник полиции со службой справляется на высоком уровне. Организовано всё чётко и планомерно. В спецприёмник набран штат новых сотрудников, которые стремятся добросовестно выполнять свои обязанности.

До избрания меры пресечения нарушитель находится в отделе внутренних дел, где собирается материал для рассмотрения дела в суде. Вместе с делом задержанного доставляют в суд для рассмотрения и вынесения решения об административном правонарушении. Решение принято, и вот уже арестованного везут в спецприёмник для отбывания наказания. Как правило, сроки наказания судьи дают от трёх до пятнадцати суток.

По словам капитана полиции Ларисы Маркеловой, среднесуточная наполняемость спецприёмника составляет около 22-х человек. Административный арест предусмотрен статьями Кодекса об административных правонарушениях (КоАП). По статистике, большинство арестованных — нарушители правил дорожного движения, хулиганы, есть те, кто сидит за наркотики или появление подшофе в общественном месте.

— В последнее время всё чаще сталкиваемся со статьями 12.26 (2) и 12.7 (2) Кодекса РФ об административных правонарушениях, — уточняет начальник спецприёмника. — Это отказ медицинского освидетельствования и управление транспортным средством без прав.

Новый спецприёмник обслуживает три административных округа г. Москвы: ЮАО, ЮВАО, Троицкий и Новомосковский. Объём работ большой, но молодой коллектив успешно с ним справляется.

Поступают в спецприёмник граждане различных государств и областей. Среди осуждённых за административные правонарушения встречаются люди, которым 50 лет и старше.

Арестованные содержатся в комфортных условиях. На время нахождения в спецприёмнике выдаются: постельные принадлежности, бельё, посуда, средства гигиены. Каждый обеспечивается трёхразовым горячим питанием, получаемым на комбинате дошкольного питания, прогулками не менее одного часа, свиданием с близкими родственниками, даётся право на телефонные звонки не более 15 минут в день. В спецприёмнике имеется своя библиотека, настольные игры.

Существуют определённые нормы питания, но те, кому они покажутся недостаточно щедрыми, имеют полное право восполнить дефицит, получая продуктовые и вещевые передачи. При необходимости одежда доставленных проходит санобработку, и ведь среди арестованных есть люди, которые приехали в столицу на заработки, живут в антисанитарных условиях, работая вахтовым методом.

К примеру, не так давно в спецприёмник был помещён 53-летний приезжий из Рязанской области. В Москве он работал на стройке трактористом. После получения заработной платы он решил отметить окончание вахты. На следующее утро был задержан сотрудниками ДПС в состоянии алкогольного опьянения. После вынесения судебного решения был доставлен в спецприёмник для отбывания наказания. За время пребывания в столице это было единственное место для приезжего, где он смог постирать свои вещи и помыться.

Для содержания арестованных предусмотрен душ, медицинский кабинет, комната приёма пищи. Каждое помещение оборудовано современными системами охраны и видеофиксации.

В целом надо отметить, что в новом специальном приёмнике действительно есть всё необходимое, чтобы в отношении лиц, арестованных в административном порядке, соблюдались права и свободы человека.

Инара ДАКАЕВА

Дело в надёжных руках

 

5Одной из важнейших задач ветеранских организаций, подразделений Управления вневедомственной охраны является оказание помощи руководителям подразделений в воспитании и становлении молодого поколения сотрудников полиции. И ветераны делают всё, чтобы оправдать это доверие. Безусловно, основная нагрузка по формированию и становлению молодых солдат правопорядка ложится на плечи командиров всех степеней, это очень ответственный и значимый труд, культивирующий профессионализм и морально-нравственные качества, которые так необходимы сотрудникам полиции. Последние годы, в связи с реформированием в московском гарнизоне полиции, наблюдается омоложение личного состава. На смену старшему поколению приходит молодое, и это вполне закономерный процесс. Успехи молодых сотрудников в служебной и профессиональной деятельности нас, ветеранов, очень радуют.

На страницах «Петровки, 38» хотелось бы рассказать о молодом сотруднике, младшем сержанте полиции Александре Устинове, который служит полицейским-водителем в 6-й роте 1-го полка полиции ФГКУ УВО ГУ МВД России по г. Москве. Родился он 7 апреля 1991 года в городе Волжске Республики Марий-Эл. В 2010 году окончил политехнический колледж № 2 г. Москвы. Несмотря на молодой возраст, Александр уже сумел зарекомендовать себя как добросовестный и исполнительный сотрудник. Ещё в армии он решил связать свою судьбу с трудной, но, как он говорит, интересной и нужной людям профессией. Здесь сказалось и определённое влияние его старшей сестры — лейтенанта полиции Евгении Устиновой, которая служит юрисконсультом в Управлении вневедомственной охраны. Александр очень добросовестно и ответственно относится к своей службе, с гордостью носит полицейскую форму. Он уже имеет в своём послужном списке благодарность от руководства роты за отличное несение службы. В настоящее время учится в техникуме и не собирается останавливаться на достигнутом, будет поступать в институт. Своим честным и достойным трудом он быстро завоевал авторитет и доверие руководителей и сослуживцев. За относительно недолгое время работы в органах полиции Устинову пока не довелось участвовать в погонях и задержаниях. «Но это всё у меня ещё впереди», — смеётся Александр. Бывший его наставник старший сержант полиции Сергей Митин отзывается о нём как о старательном и инициативном сотруднике с хорошей физической подготовкой. И действительно, Александр активно участвует в проводимых соревнованиях и спартакиадах, где достигает хороших результатов. Когда ещё проходил обучение в Центре профессиональной подготовки сотрудников вневедомственной охраны, он занял 1-е место среди слушателей. Сейчас охотно защищает спортивную честь полка и Управления вневедомственной охраны на управленческих и городских соревнованиях среди сотрудников правоохранительных органов, увлекается борьбой, имеет спортивный разряд КМС по дзюдо. За достигнутые успехи в спортивной жизни коллектива Александр награждён грамотами, благодарностями и спортивной медалью. На последних соревнованиях по дзюдо и рукопашному бою в весовой категории до 82 кг он занял 2-е место по Управлению вневедомственной охраны.

В московской полиции среди молодых сотрудников есть много достойных людей, которые могут быть положительным примером несения службы, и мы, ветераны органов внутренних дел, верим, что эстафета старшего поколения находится в надёжных руках.

Алексей Зорин,

председатель Совета ветеранов

1-го полка полиции ФГКУ УВО ГУ МВД России

по г. Москве

«У НАС БОЕСПОСОБНЫЙ КОЛЛЕКТИВ»

В ОМВД района Алтуфьево УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве собрался весьма молодой коллектив. Случайный человек, зайдя и осмотревшись, мог бы покривиться: да неужто эти ребята могут справиться с бандитом? Отвечаем: могут. И прямое подтверждение тому — высокие показатели отдела. О том, как удалось их достичь, рассказал «Петровке, 38» начальник ОМВД по району Алтуфьево Роман Кобзев.

 

— Расскажите вкратце об отделе, который вы возглавляете.

— Подразделение наше, считаю, вполне боеспособное. Я нахожусь здесь в должности руководителя два года, и за это время наш отдел пережил большие подвижки. Если когда­то Алтуфьевский отдел не входил и во вторую сотню отделов столицы по своим показателям, то на сегодняшний день мы держимся в районе первой десятки: по итогам семи месяцев входили в неё, сейчас немного скатились, занимаем 11 место по городу. При этом коллектив у нас весьма и весьма молодой.

— Насколько тяжёлый район Алтуфьево для работы полиции?

— Район у нас спальный, и каких­то сверхзадач здешняя преступность для нас не ставит. Рынков нет, выходы со станций метрополитена отсутствуют. Это снимает с нас немало потенциальных сложностей. Торговых площадей в целом немного: всего два магазина уровня гипермаркета, в остальном — небольшие торговые площадки шаговой доступности, так что валовой преступности по кражам у нас нет — в среднем в месяц совершается одно­два подобных преступления. Из особенностей могу отметить наличие большой промышленной зоны, на которой находится огромный завод бетонных конструкций, но такая специфика, опять­таки лишних трудностей нам не создаёт.

— Значит ли это, что основную нагрузку несут в этом районе сотрудники, обслуживающие жилой сектор — то есть участковые уполномоченные?

— Нагрузка по жилому сектору действительно велика, и наши участковые по ней занимают второе место в округе. Однако с полной самоотдачей работают у нас все службы. Алтуфьево достаточно протяжённый район, в том числе в связи с наличием большой по площади промышленной зоны. И несмотря на то, что на тамошних улочках вполне спокойно, патрулировать мы обязаны и их. Плюс опять же жилая зона: всё это создаёт немалую нагрузку и на патрульно­постовую службу, которая силами взвода обеспечивает порядок на улицах района с населением в 56000 человек. Опять же, по нагрузке второе место в округе. Кроме того, несмотря на то, что район наш спальный, очень активно работает уголовный розыск — по нагрузке он находится на первом месте в округе. Это объём действительно колоссальный, а ведь у нас штат уголовного розыска очень невелик, да ещё и имеется единица некомплекта. 

— В отсутствии точек концентрации «нелегалов» ваш район всё же сталкивается с этой проблемой или Алтуфьево — это островок стабильности на фоне большей части Москвы?

— Весь город столкнулся с этой проблемой. Ни один район Москвы за скобки не вынесен. И у нас тоже за этот год имеются десятки и десятки депортированных, как с добровольным, так и с принудительным выдворением. Работаем в этом направлении, раскрыто одно дело по организации незаконной миграции (статья 322), есть наработки ещё по нескольким подобным делам. Закрыт силами уголовного розыска притон. Так что, может быть, масштабы этой проблемы у нас не такие, как в иных районах, но проблема эта есть и мы тоже включены в эту борьбу.

— Нелегальная миграция на сегодняшний день основной криминогенный фактор?

— Я бы ещё выделил наркоманию. К примеру, кражи из машин чаще всего совершают именно наркоманы. В том числе и местные жители.

— Наркомания в последнее время оказалась в массовом сознании отодвинута на задний план, в том числе на фоне борьбы с нелегальной миграцией, она по­прежнему остаётся серьёзной проблемой?

— Это не только для города, это для всего человечества остаётся одной из главных проблем, и ни один человек не застрахован от того, чтобы не столкнутся с этой болезнью. Независимо от того, насколько вы богаты или облечены властью, у вас есть близкие — дети, сёстры, братья, которые, единожды попавшись на крючок, принесут в семью беду, справиться с которой практически невозможно. Это настоящий бич. И мы все силы отдаём, чтобы минимизировать эту угрозу в нашем районе. Направление главного удара в нашем отделе определено чётко: наркосбытчики, наркосбытчики и ещё раз наркосбытчики. Человек, употребляющий наркотики, пойманный на «мелком весе» — жертва, а не источник проблемы. Не такими показателями нужно гордиться. Нужно дёргать целые цепочки, переходя от одного звена сбыта до следующего и выбивая в рамках одного дела целую мелкорозничную сеть.

Приведу такой пример. У нас на учёте за употребление наркотиков состоит один гражданин. За 4 месяца он отбыл у нас 5 административных арестов. В общей сложности — 70 суток. Поначалу с нами он не шёл на контакт, но когда понял, что в покое его не оставят, сдался и начал потихоньку сотрудничать с уголовным розыском. И в конце концов вышли на наркосбытчика. Мы вообще стараемся по этому направлению всех проводить через суды. Да и не только по этому: так же за мелкое хулиганство, появление в пьяном виде. Потому что административная практика практике рознь. То, что мы накладываем штраф, такого эффекта не даёт. Для многих это всё равно, что отмахнуться. Суд же накладывает административные аресты. А чего нарушитель боится? Нарушитель боится ответственности за содеянное. И вот он один раз попал на пять суток, потом на десять — на это время человека

(Продолжение читайте на стр. 11.)

(Продолжение. Начало на стр. 6.)

 

выбивает из привычной уютной жизни. И всё, нарушать ему уже совсем не хочется. Такая практика  показала себя как очень и очень действенная мера.

— А что насчёт борьбы со «спайсами»? Затрагивает эта проблема ваш район?

— Нет района, который бы она не затрагивала. Периодически сбытчики этих смесей у нас появляются. Только за последнюю неделю мы дважды изымали «спайсы» и задерживали лиц, промышляющих этим. Однако, заключение экспертов в обоих случаях показало, что запрещённых веществ в смеси не содержится. Эта проблема законодательная: какие­то формулы запрещены, но «нехорошие химики» быстро находят другую, выходящую за рамки действующего законодательства. Мы остаёмся бессильны. Привлекаем к административной ответственности, хотя в данном случае, считаю, только уголовная ответственность адекватна содеянному.

— Поговорим о проблемах района в целом: улучшились ли показатели отдела по сравнению с прошлым годом?

— Да, по числу зарегистрированных преступлений у нас все восемь месяцев идёт снижение. В частности, это касается направления, по которому звучала по итогам года справедливая критика от начальника главка — уличная преступность. У нас наблюдается снижение числа преступлений такого рода на 50 и снижение на 70 числа преступлений, совершённых в общественных местах. Достигнуто это благодаря тому, что все наряды патрульно­постовой службы, участковые, сотрудники уголовного розыска находятся на маршрутах, на улицах, не засиживаясь в кабинетах. За счёт этого обстановка была стабилизирована, число совершённых преступлений сокращается, а раскрытых — растёт.

Кроме того, мы настраиваем сотрудников быть неравнодушными к любому, самому мелкому правонарушению. Ведь оно легко может перерасти в преступление. А преступление бывает разной степени тяжести, и, к сожалению, граница между хулиганством и убийством может быть пересечена в одно мгновение.

— Для эффективной работы отдела немаловажно хорошее взаимодействие с окружным Управлением. Как бы вы оценили его?

— Мы работаем с Управлением в режиме онлайн. А иначе и нельзя: никогда бы мы не достигли своих показателей, если бы не кооперировали усилия по тем или иным вопросам. Есть преступления, которые требуют скорейшего подключения Бюро специальных технических мероприятий, Особого технического бюро, «прослушки», и только окружное Управление способно оперативно помочь с этим. И речь не только о каких­то крупных делах. Например, недавно у нас произошёл грабёж. История банальная: к женщине подошли трое молодых людей и, угрожая, отобрали ювелирные изделия и телефон. Связавшись с Управлением, мы быстро «пробили» аппарат по «симке» и ИМЕИ — уникальному идентификатору телефона, и вскоре задержали преступников.

В свою очередь, мы тоже, разумеется, можем помочь сотрудникам Управления или главка в их расследованиях. В прошлом году мы раскрыли преступление (статья 326) — уничтожение идентификационных номеров автотранспорта. Редко удаётся привлечь преступников по этой статье. Участковый, патрулируя гаражный комплекс, заметил в одном из гаражей подозрительную активность — а там разбирали угнанную Мазду­3. Мы преступников взяли, привлекли по 326 статье. Поставили в известность округ и главк, и оттуда к нам приезжали имеющие свои разработки сотрудники, которых задержанные нами лица уже выводили на некие группировки.

— Вы отметили, что отдел у вас достаточно молодой. Но есть ли опытный костяк, на который молодёжь может опереться?

— Опытный костяк нашего отдела — это руководство. Каждое направление возглавляют грамотные опытные люди. Мне очень повезло, что за тот небольшой промежуток времени, что я работаю в этой должности, у нас подобрался такой хороший коллектив руководителей. Для каждого из них рабочий день начинается с половины восьмого, когда мы прибываем в отдел для анализа обстановки за сутки. И на инструктаже информация уже доводится в максимальном объёме, до мелочей, что создаёт фундамент для плодотворной работы в течение дня. По итогам которой должны быть, конечно, конкретные результаты. Все понимают, что от них хотят и какой будет спрос, а потому по­настоящему нацелены на работу.

— А как бы вы оценили потенциал молодёжи?

— Если говорить о тех, кто работает у нас, то, думаю, лучше всего о потенциале говорят те показатели, которые мы имеем сегодня. У молодых, что называется, глаза горят — это очень важно. Мне в этой связи вспоминается случай, произошедший ещё в бытность мою начальником милиции общественной безопасности. Мы столкнулись с серией разбойных нападений. Преступник пользовался клофелином. Подходил к людям, которые пили пиво или иной алкоголь, завязывал разговор, и незаметно бросал таблетку в бутылку. Человек делал несколько глотков и засыпал. Сложность расследования в том, что клофелин в сочетании с алкоголем вызывает потерю памяти. Потерпевший преступления не помнил и зацепок дать не мог. Однако наш молодой участковый, год проработавший, буквально вцепился в это дело. Не мог он позволить, чтобы на его территории преступник чувствовал себя безнаказанно. Участковый без отдыха отрабатывал жилой сектор — и в итоге добился своего. Получил информацию о человеке, который мог совершать подобные преступления, и в ходе обыска мы нашли в квартире порядка трёхсот таблеток и задержали грабителя. Как выяснилось, тот уже и не думал о том, что его могут поймать, и пару раз усыплял людей буквально возле своего подъезда.

 — Хотелось бы, чтобы они сначала проходили службу в армии. Во­первых, после армии они более дисциплинированные. Во­вторых, вооружённые силы их закаляют и они уже не поддадутся какому­то давлению, спокойно встретят брошенную бандитом угрозу. Без этой школы приходят ещё совсем дети, нередко почти не отходившие от родителей. Я не говорю, что из них не могут получиться хорошие полицейские. Но для них очень непросто проходит механизм настройки под наши требования. Длительное время фактически он не сможет по­настоящему исполнять свои обязанности. Кроме того, проблема ещё и в том, что многие идут в полицию, вдохновлённые нынешними какими­то сериалами. А работа и жизнь несколько иначе складывается, куда сложнее.

Я сам пришёл в полицию, пройдя школу вооружённых сил — был в морчастях погранвойск. С первого до последнего дня: боевая и служебная дисциплина, субординация, единоначалие. Шёл в органы без какой­то эйфории, осознавая возможные сложности. Шёл с простым и понятным намерением: бороться с преступностью. Чем и имею честь заниматься по сей день.

 

Денис КРЮЧКОВ,

фото С. ЛЮТЫХ

НА ПОВЕСТКЕ ДНЯ


ОМВД по району Войковский УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве является отделом достаточно стабильным, с неизменно хорошими показателями служебной деятельности. Однако в последнее время ситуацию с правопорядком в столице сотрясают такие события, которые требуют предельного напряжения сил со стороны московской полиции. О том, как удалось справиться сотрудникам ОМВД с этим цейтнотом, корреспонденту «Петровки, 38» рассказал начальник отдела Игорь Лащук.

 

—Расскажите, пожалуйста, какова криминогенная обстановка, сложившаяся в вашем районе к настоящему моменту.

— Криминогенная обстановка у нас в районе, как и, наверное, в целом по стране, стабильно непростая. Конкретно для нашего района многие трудности связаны с тем, что здесь находятся выходы из метрополитена: два — со станции метро «Войковская» и южный выход со станции «Водный стадион». Здесь в пассажиропотоке можно выискать подходящую жертву и иметь возможность быстро покинуть место преступления, что и привлекает к этим точкам криминальный элемент. Кроме того, сложности создаёт наличие большого торгового центра, где серьёзной проблемой является совершение карманных краж, в том числе очень часто мобильных телефонов. Ну и, конечно, свои сложности имеет жилой сектор. У нас в районе проживает в основном средний класс населения, процветает в основном бытовая преступность: угроза убийством, нанесение телесных повреждений. Обычно всё это связано с распитием спиртных напитков и выяснением отношений после этого. Тут самое главное — своевременная и эффективная профилактика. В частности, боремся мы с нерадивыми продавцами, которые в погоне за прибылью в ночное время продают спиртное, не гнушаясь отпускать алкогольную продукцию и несовершеннолетним.

В принципе, принимаемые меры позволяют удерживать количество преступлений в жилом секторе на контролируемом уровне. С огромным валом правонарушений мы не сталкиваемся. У нас здесь практически нет старых бедных кварталов, где было бы сконцентрировано малоимущее население с большим количеством ранее судимых граждан. Население в целом спокойное и больших проблем в жилом секторе мы не имеем.

— По каким направлениям полиция вашего района испытывает наибольшие трудности?

— В настоящее время основная проблема в районе — это кражи автотранспорта. Через наш район проходит Ленинградское шоссе, до МКАДа отсюда всего 3—5 минут, то есть можно быстро добраться до границы Москвы и рвануть в любую сторону. Чаще всего такие преступления совершаются в ночное время: потерпевшие обнаруживают пропажу только утром, и у похитителей, естественно, есть время перегнать машину и надёжно спрятать. Причём раньше это были преступления, которыми занимались выходцы из Тверской области и Грузии. Эти группировки остались, но свою лепту стали вносить ещё и уроженцы азиатских республик, а раньше они в основном занимались грабежами, а теперь за ними числятся более сложные и доходные виды преступлений. По этому направлению мы активно работаем, но пока желаемых результатов нет, хотя ряд задержаний имеется.

— Например, какие?

— Возьмём одно из последних дел. Гражданин поставил «Вольво» в автосервис. А буквально за пару дней до этого там появился рабочий, который сказал, что он замечательный специалист как раз по «Вольво». Он и правда специализировался по «Вольво», но не только в смысле ремонта. И на третий день на этой машине прямо из автосервиса уехал. Кроме имени, никто ничего не знал о нём: брали на испытательный срок человека, по сути, случайного и не успели даже оформить. Обнаружили мы его в результате проведённых оперативно-розыскных мероприятий аж в Тверской области. Причём сначала нашли машину, вернули хозяину, а потом настигли и угонщика. Сейчас доказывается его вина в другом эпизоде угона автотранспорта и двух кражах.

— По большей части угоны — это результат действия организованных преступных группировок?

— Да, это так.

— Значит, ими занимаются не только на уровне районного отдела?

— Да, есть угонной отдел на Петровке, 38, и в окружном управлении, и их сотрудники проделывают огромную работу. Но всё идёт от «земли». Вся первичная информация появляется здесь, в отделе. Пусть она ещё сырая, необработанная, но это фундамент будущего большого расследования, успех которого во многом зависит от работы личного состава на улице. Это сотрудники ППС, которые постоянно, в круглосуточном режиме патрулируют территорию и периодически задерживают угонщиков по горячим следам или на месте преступления. Это участковые уполномоченные, проверяющие лиц ранее судимых. Наши сотрудники отрабатывают гаражные кооперативы, автостоянки, автоломбарды, автомастерские — всё это точки, где может отстаиваться транспорт и могут «перебиваться» детали.

— Угоны автотранспорта давно уже являются направлением, на котором сосредоточено особое внимание московской полиции. Но в прошлом году возникла ещё и проблема с уличной преступностью. Удалось ли вашему отделу справиться с ней?

— Действительно, это направление было нам задано в текущем году в качестве приоритетного, и у нас есть положительные сдвиги. Опять же во многом за счёт грамотной профилактики. В настоящий момент уличная преступность у нас снизилась на 21%: за отчётный период прошлого года у нас было совершено 191 уличное преступление, а этом году — 149. Очень эффективным оказалось проведённое по распоряжению начальника главка мероприятие «Заслон»-1. Нам были приданы силы из окружного управления и главка. В результате преступлений в районе практически не было. Видя возле метро и торговых центров патрули, преступники просто боялись выйти на свой промысел. Кроме того, проводились массовые зачистки в отношении нелегалов. А ведь если посмотреть статистику по уличным преступлениям — грабежами и разбоями, в абсолютном большинстве случаев в качестве нападавшего фигурирует приезжий. Поразительно, но нередко сами москвичи помогают этому расцвести в своём городе. Мы возбудили пять уголовных дел в отношении лиц, занимавшихся организацией незаконной миграции. Одно из них — гражданка регистрировала у себя за деньги выходцев из Средней Азии. Почти все они пребывали на территории РФ незаконно. Женщина совершенно адекватна, у неё есть дочь. Владеет трёхкомнатной квартирой, которую могла бы выгодно сдавать на совершенно законных основаниях. Но выбрала такой путь. Она ходит по этим же улицам, имеет в Москве друзей и близких, но пустила к себе порядка трёх десятков человек, прибывших в столицу с сомнительными целями.

— Насколько вообще серьёзна для вашего района проблема нелегальной миграции?

— К счастью, у нас нет мест концентрации нелегалов. Единственный более или менее крупный строительный объект, находящийся на территории района, — это детский сад. Для его возведения задействовано порядка сотни рабочих. Неоднократно мы этот объект проверяли вместе с сотрудниками ФМС, и нарушений обнаружено практически не было. На стройке мигранты не проживают, каждый вечер за ними приезжает автобус, отвозит их в общежитие и каждое утро привозит обратно на работу.

— На ваш взгляд, меры, которые предпринимаются полицией в отношении нелегальных мигрантов в настоящее время, позволят хотя бы отчасти решить эту проблему для Москвы?

— Дело в том, что силами одной полиции эту проблему решить невозможно. Представим, что наши сотрудники полностью очистили город от нелегалов. Но избавимся ли мы от этой проблемы навсегда? Нет. Спустя короткое время всё повторится вновь, потому что решать проблему нужно не только здесь, но и на этапе въезда мигрантов, их регистрации. Нужны совместные действия полиции, ФМС, законодателей. Последних, может быть, даже в первую очередь: необходимо чётко определить порядок пребывания и въезда на территорию РФ. Наша страна весьма либеральна в этом плане на сегодняшний день. Однако сейчас внесли очень важную поправку в Административный кодекс. Раньше нелегалам грозил либо штраф, либо депортация. После этой поправки — только депортация. Это однозначно улучшит ситуацию. Но остаётся множество других проблем. Например, спецприёмник для нелегалов в Москве только один и рассчитан на 1000 мест. Очевидно, что незаконно проживающих в городе в несколько раз больше.

Мы, сотрудники полиции, готовы сделать всё, что в наших силах, для решения проблемы с нелегальной миграцией. И делаем это. Потому что сами живём в этом городе. Мы сами хотим, чтобы наши дети спокойно гуляли по улицам Москвы. Но проблему решит только общая целенаправленная работа на всех государственных уровнях.

Денис КРЮЧКОВ

И если завтра будет круче, чем вчера…


Работа в уголовном розыске требует от человека большой личной смелости, находчивости, умения быстро и хладнокровно принимать решения, высокого уровня организованности. Сыщики находятся на переднем крае борьбы с преступностью.

 

Старший оперуполномоченный уголовного розыска отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное майор полиции Андрей Михалёв свою службу в органах внутренних дел начал с рядового сотрудника милиции в ППС. Завершив учёбу, получил первую звёздочку младшего лейтенанта милиции. Новоиспечённый офицер перешёл в отдел экологической милиции. Последние 10 лет служит в уголовном розыске.

— Я не мыслю себя без этой работы. Если бы мне сказали, что можно всё начать заново, то я бы выбрал службу в органах внутренних дел, и именно уголовный розыск, — признаётся Андрей Викторович. — Приятно, когда смотришь на улицу, где гуляют молодые пары, пенсионеры, они улыбаются, и всё у них хорошо. И очень грустно, когда они сюда со своими бедами приходят. Делаем всё возможное, чтобы помочь им.

Любимая работа стала делом всей жизни.

— Только сообща можно качественно, быстро раскрывать сложные преступления. Взаимопомощь и взаимовыручка — главные качества оперов. Здесь нельзя быть единоличником, жить по принципу «каждый за себя», — так  охарактеризовал службу Андрей Михалёв.

В этом году было раскрыто немало дел. К примеру, в августе обратился гражданин, на которого напал злоумышленник и отобрал борсетку. Пока потерпевший писал заявление, было совершено ограбление его квартиры. Как выяснилось позже, преступник, забрав наличные, выбросил сумку. Другой же нашёл её, вытащил ключи от квартиры и ограбил её. В результате оперативно-розыскных мероприятий удалось задержать обоих преступников.

Одно из сложных дел, над которым серьёзно пришлось поломать голову, было двумя годами раньше. Участились случаи разбойных нападений на молодых женщин. Причём все нападения совершались в разное время суток. Злоумышленник, угрожая ножом и пистолетом, заставлял испуганных женщин отдавать все свои ценные вещи. Стараниями сыщиков его личность была установлена, проведены мероприятия по задержанию.

— Когда удаётся раскрыть сложное преступление и виновник несёт наказание, чувствуешь моральное удовлетворение от своей работы, свою нужность обществу, — говорит Андрей Викторович. — Форма и погоны обязывают. Эта работа требует большой самоотдачи. Слабый и физически, и духом человек не сможет работать в полиции.

Редкие свободные от работы часы Андрей всегда проводит в кругу своей большой и дружной семьи. Ведь у него восемь детей.

С женой Натальей знаком с детства. Они влюбились друг в друга, когда им было 15 и 17 лет. Позже молодые люди поженились. Семья росла, Андрей работал и учился.

— Я постоянно открывал для себя сильный, крепкий и надёжный характер своей жены, которая упорно штурмовала все жизненные преграды. Я беру с неё пример и впитываю в себя её силу, — отмечает майор полиции. — Силы дают также улыбки моих детей.

Старшей дочери Наде — 19 лет, она работает в детском саду и параллельно учится в педагогическом институте. По стопам отца решил идти сын, который учится в колледже на юридическом факультете. В дальнейшем Александр собирается отслужить в армии, окончить институт и работать в органах внутренних дел. Есть двойня — Ирочка и Юлечка. Самой младшей, Веронике, — полтора года.

— Нам активно помогают родители, друзья и коллеги. А сейчас постоянную поддержку нашей семье оказывает и начальник УВД по ЮАО генерал-майор полиции Александр Подольный, — рассказывает Андрей Михалёв.

Чтобы большой семье было комфортнее, Михалёвы поменяли большую квартиру в Москве на просторный дом в частном секторе Домодедова. Рядом раскинулся лес, течёт речка.

На вопрос о мечте, Андрей Викторович ответил, что больше всего хочет, чтобы дети выросли достойными людьми, получили хорошее образование и каждый достиг своей цели в жизни.

Как говорят, главное условие достойного воспитания ребёнка — это наилучший пример со стороны родителей. Наш герой является обладателем 15 наград МВД, в том числе и боевых. За особые заслуги при исполнении служебного долга он удостоен памятного холодного оружия, вручённого заместителем министра внутренних дел, командующим Северо-Кавказским регионом, а также Почётной грамоты за подписью министра внутренних дел.

Совсем скоро уголовный розыск отметит 95-летие со дня создания службы. Поздравляем Андрея Михелёва и его коллег с профессиональным праздником. Желаем сотрудникам розыска и их близким крепкого здоровья, семейного счастья и удачи. Ну а стойкость, решительность, мужество, смелость у столичных оперов уже есть!

Наталья МАЛЬЦЕВА

РАВНЕНИЕ НА СПЕЦНАЗ


В ЦСН ГУ МВД России по
г. Москве состоялось итоговое совещание по результатам оперативно-служебной деятельности за первое полугодие 2013 года.

 

На подведение итогов деятельности центра прибыл руководитель столичного главка генерал-майор полиции Анатолий Якунин, а также заместитель председателя общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве Антон Цветков.

Анатолий Якунин вручил  присутствующим в зале сотрудникам центра  ведомственные награды  и поздравил с присвоением очередных специальных званий. Выступивший за ним начальник центра полковник полиции Дмитрий Дейниченко отчитался перед собравшимися по всем направлениям деятельности подразделения, обратив особое внимание на решение проблем, имевших место в минувшем году. Он сформулировал также цели и задачи, стоящие  перед  подразделением в настоящий момент.

На совещании были заслушаны  сообщения заместителя начальника ЦСН полковника полиции Сергея Евтикова и помощника начальника ЦСН полковника полиции Вячеслава Ткача. Офицеры обстоятельно доложили о конкретной работе на тех участках, которые они курируют.  С напутственным словом к  присутствующим обратился председатель совета ветеранов ЦСН генерал-майор милиции в отставке Дмитрий Иванов. Положительно оценил деятельность подразделения Антон Цветков.

— Я благодарю вас за ту работу, которая была  выполнена  за отчетный период, — сказал в заключение начальник главка.— Сотрудники ЦСН с высоким профессионализмом подходят к выполнению служебных задач, в том числе выполняемых за пределами московского региона. ОМОН и СОБР всегда были и будут оставаться опорой столичной полиции и примером деятельности  для каждого её подразделения.. 

Анатолий Якунин пообещал принять необходимые меры,  чтобы   озвученные начальником центра Дмитрием Дейниченко проблемы были решены без промедления.

Пресс-служба ГУ МВД России

по г. Москве

ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ


В Центре профессиональной подготовки сотрудников вневедомственной охраны ГУ МВД России по г. Москве прошёл второй этап конкурса профессионального мастерства среди начальников ОМВД. Инспектор по особым поручениям 1-го отделения 1-го отдела Управления профессиональной подготовки капитан внутренней службы Павел Будённый пояснил:

— Первый отборочный тур проходил во всех округах столицы. Наиболее отличившиеся руководители были направлены сюда для дальнейшего участия в соревнованиях. Сегодняшний заключительный этап пройдёт одним днём. 30 кандидатов  отчитаются перед членами жюри по таким дисциплинам, как первая доврачебная помощь, служебная подготовка, криминалистическая и специальная техника, огневая подготовка и физическая, включающая в себя демонстрацию боевых приёмов борьбы, подтягивание и забег на 1000 метров. По результатам соревнований определятся трое финалистов. Они и будут представлены в главк для награждения.

После регистрации участники разошлись по аудиториям, где им предстояло показать свои теоретические знания и навыки. Старший инспектор по особым поручениям 2-го отдела оперативного управления главка подполковник полиции Виталий Кондратьев, один из членов жюри, не первый год в приёмной комиссии:

— С 2007 года я регулярно посещаю подобные мероприятия. Сегодня буду судить конкурсантов по дисциплине служебная подготовка. Большинство вопросов в билетах связано с организацией работы в дежурных частях, действиями органов внутренних дел при чрезвычайных обстоятельствах. Сказать заранее, насколько кандидаты подготовлены, трудно. Известно лишь, что «шпаги скрестят» лучшие из лучших, поэтому и на ответы надеюсь соответствующие. Я и мои коллеги будем со всей строгостью принимать экзамены.

Атмосфера в коридоре была напряжённая, кандидаты ожидали своей очереди и сосредоточенно повторяли материал. Начальник 3-го отдела УВД на Московском метрополитене подполковник полиции Сергей Кугук с улыбкой продемонстрировал мне экзаменационный лист:

— С теоретической частью пока справляюсь: вторую оценку «отлично» получил. В билетах, как оказалось, представлены все те вопросы и задачи, с которыми мы сталкиваемся в повседневной работе; так что конкурс – это ещё одна возможность проверить свои знания и повысить их уровень. Впереди ещё практика — подтягиваться и бежать километр я готов. Надеюсь, и со стрельбой проблем не возникнет: в первом отборочном туре занял первое место по этому виду спорта.

Конкурсанты начали собираться возле класса огневой подготовки. Заполнив тестовые бланки, приступили к неполной разборке и сборке ПМ. Оценка «отлично» ставилась тем, кому удалось уложиться в норматив — 7 секунд на разборку, 9 —на сборку. В тире за 10 секунд участники четырьмя патронами должны были поразить мишень и набрать как можно больше очков. Под пристальным наблюдением экзаменаторов сотрудники приступили к сдаче дисциплины физическая подготовка. В зале руководители ОМВД выполняли  упражнения на подтягивание. Следующее испытание — демонстрация приёмов боевой подготовки, задержания преступников, отражение атаки нападающего с холодным оружием.

 И наконец — забег на 1000 метров. Он состоялся на плацу Центра профессиональной подготовки сотрудников вневедомственной охраны. 30 кандидатов стартовали одновременно, к финишу пришли не так дружно, но зато все. На память о прошедшем конкурсе сделали групповой снимок.

Юля ДАЛИДОВИЧ

 

АЛЕКСАНДР БАРАНОВ: «БЫТЬ СЛЕДОВАТЕЛЕМ, А НЕ ПИСАРЧУКОМ»


НАШЕ ДОСЬЕ

Александр Алексеевич Баранов родился 5 января 1966 года в селе Козловка Терновского  района Воронежской области. 

С 14 июня 1984 года по 12 мая 1986 года проходил службу в Вооружённых Силах СССР.

В апреле 1988 года  принят в органы внутренних дел на должность милиционера. В сентябре 1991 года поступил в Московскую специальную среднюю школу МВД РСФСР, по окончании которой в 1993 году назначен   следователем отдела ОВД муниципального округа «Измайлово» УВД Восточного административного округа Москвы.

 В течение всего периода службы в органах предварительного следствия зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны, что  способствовало его     успешному карьерному росту: от рядового следователя— до заместителя начальника Управления-начальника Следственного управления УВД по Северо-Восточному административному округу столицы.

Постоянное стремление к повышению профессионального уровня, приобретению новых знаний и навыков позволили Александру Алексеевичу без отрыва от службы в 1999 году окончить Московский юридический институт МВД России, а в 2011 году — Академию управления МВД России.

А.В. Баранов аграждён медалями «За безупречную службу» I, II, III степеней, «За доблесть в службе», а также Почётной грамотой МВД России.

 

«Следствие ведут знатоки» — это на самом деле не название известного телесериала, а констатация факта. Чтобы успешно распутывать сети, сплетённые хитроумными злоумышленниками, стремящимися уйти от ответа перед законом, нужно быть знатоком не только в области криминалистики. По этой причине самыми эрудированными профессионалами и, по-хорошему, педантичными в полицейской среде всегда были и остаются следователи.

Мой собеседник — руководитель следственного управления и заместитель начальника УВД по СВАО полковник юстиции Александр Баранов.  

— Александр Алексеевич, расскажите, пожалуйста, о вашем отношении как опытного следователя и руководителя к завершившейся на днях городской операции «Заслон-1».

— Моё отношение к этой операции положительное: важный и полезный для столичной полиции опыт взаимодействия. Операция тем или иным образом коснулась всех. Во-первых, законопослушных граждан. Они все эти дни видели своих стражей «при деле», заметили и оценили то напряжение, с которым  действовали правоохранительные органы столицы. Во-вторых, злоумышленников всех мастей, в особенности лиц, промышлявших нелегальным извозом, игорным бизнесом, организацией притонов и незаконной миграции. Те из них, кто рассчитывал на «знакомство» с местным участковым или просто полагался не попасться на глаза полиции  в огромном мегаполисе, испытали на личном опыте  неотвратимость наказания,  многие из страха  свернули  свой нелегальный   промысел. В-третьих, сами полицейские. Сотрудники из разных подразделений и служб получили бесценный опыт взаимодействия. Мероприятия проходили с полным набором необходимых сил и средств, ряд из них — с привлечением «силовой» поддержки из Центра специального назначения. Полицейские, работающие в районных ОМВД, получили  весомую поддержку из округа — как техническую, так и людскую. В эти дни с них не только «требовали», но и наглядно  продемонстрировали им новые, более эффективные приемы  работы.. Сообща стражи порядка перевернули «тёмные» места и вывели на чистую воду злоумышленников, на счету которых преступления, длящиеся годами. К примеру, организаторов незаконной миграции.

— Как вы относитесь к проблеме незаконной миграции?

— Она значительно ухудшает криминальную обстановку. Предпринимателям выгодно привлекать к труду бесправных работников, а для  рядовых москвичей наличие в городе больших бесконтрольных миграционных потоков —  настоящий стресс. В последнее время в  столице ведётся неголословная борьба с незаконной миграцией. Дознаватели возбуждают уголовные дела в отношении её организаторов. В тех случаях, когда в преступлении замешана организованная группа злоумышленников или если мигрантов привезли для занятия преступной деятельностью, за  распутывание криминальных сетей принимаются следователи.

—  Теперь несколько вопросов о вашем подразделении. Большая нагрузка сегодня лежит на следователях Северо-Востока столицы?

— Первенство по нагрузке в городе принадлежит нашим коллегам из Новой Москвы. Мы — на четвёртом месте. Работы  много, и далеко не каждому она по плечу.  Тем не менее коллектив у нас стабильный, сработавшийся.

— Что больше всего мешает работе следствия?

— Говорить о том, что наша воля прямо противоположна воле злоумышленников, не имеет смысла. Это противодействие вполне естественно. Основная проблема — бюрократическая волокита, которую  приходится  преодолевать при расследовании каждого уголовного дела. Бумажная волокита год от года только разрастается в объемах.

— С чем связан рост бюрократизма?

— В законодательстве происходят изменения, призванные укрепить конституционные права граждан.  И они же формируют новые барьеры для правоохранительных структур. К примеру, взять в сотовой компании детализацию звонков мы можем только по решению судьи.  В каждом таком случае следователь подготавливает и прошнуровывает объёмный материал, который затем рассматривается в суде.  Лишь после того, получив соответствующий документ, мы отправляемся в сотовую компанию. А та, естественно, с ответом не особенно спешит.  В результате пустяковое дело затягивается на несколько недель или месяц. Преступник получает шанс скрыться от ответственности; потерпевший теряет веру в эффективность действий правоохранительных структур, а следователь  утрачивает азарт ищейки, идущей по следу. 

В конечном итоге всё упирается в вопрос доверия. Если  исходить из того, что следователь или руководитель следственного подразделения является должностным лицом, представляющим интересы государства,   то  ему и следует доверить самостоятельное принятие большинства решений в ходе  проводимого расследованитя.  

При этом контроль за законностью и целесообразностью действий полицейских никто отменять не предлагает. Он был и будет всегда. Тот же пример с детализацией звонков. Выдав необходимую информацию полиции, сотовая компания может отправить запрос следователя в прокуратуру, где ответственные должностные лица всё, как следует, проверят. Ведь, в любом случае ни одно уголовное дело не минует прокуратуры перед отправкой в суд.

— Считается, что экономические преступления расследовать тяжелее всего. Это правда?

— Не совсем. Многое зависит от конкретного дела. Есть, правда, кардинальное различие в методике расследования общеуголовного и экономического преступления. В первом случае мы идём от преступления к преступнику, а во втором — наоборот.

— Из фильмов и сериалов про следователей мы хорошо знаем, как злодеев находят  по оставленным следам, отпечаткам пальцев, каплям крови или  слюны и так далее. А  можно ли  вывести на чистую воду преступника, действовавшего через интернет?

— Безусловно, и такие примеры у нас есть.  Некая  дама устроилась в фирму бухгалтером. На её рабочем компьютере была установлена программа дистанционного банковского обслуживания «Банк Клиент» (позволяет отправлять платежи в банк и получать выписки по счетам). Женщина установила туда программу, считывающую коды для «Банк Клиента» и программу удалённого доступа, позволяющую полностью управлять компьютером через интернет. Затем злоумышленница, как говорится, отошла в сторонку, и за дело взялся её сообщник. Действуя через интернет, он перевёл денежные средства сначала в некую третью организацию, чтобы запутать след, а потом уже себе. Цепочка преступного замысла привела нас из столицы в Дагестан.

— Одним словом, IT-технологии преступнику уйти от ответственности не помогут?

— Да, у полиции есть силы и средства, позволяющие успешно бороться с «беловоротничковой» преступностью. Естественно, с развитием и повсеместным внедрением компьютерных технологий таких преступлений становиться больше. Криминальный мир постоянно меняется, он очень зависим от социально-экономических условий.

— А вы можете привести пример такого преступления, которое кануло в Лету по причине социально-экономических изменений последних лет?

— К примеру, кража магнитол из автомобилей. Десять лет назад это было одним из самых распространённых преступлений. Злоумышленники выбивали стёкла, вытаскивали автомагнитолы и несли их скупщикам, а те их успешно  распродавали на рынках. Постепенно спрос на б/у технику подобного рода стал падать. Новые автомагнитолы стали стоить сущие копейки, да и отвык столичный обыватель от посещения рынков при наличии   гипермаркетов и доступных кредитов.

На мой взгляд, следует существенно ограничить, а затем и вовсе устранить рынок б/у оборудования. Пока он существует, будет существовать и спрос на ворованное. Приведу пример. Я сам как-то раз звонил в так называемую автомобильную «разборку». Это магазин, реализующий более или менее целые детали с разбитых автомобилей. Такие запчасти стоят на порядок дешевле новых, поэтому пользуются большим спросом. Нужной мне детали там не оказалось, но продавец сказал, что она появится завтра. Откуда у него такая уверенность? Конечно, в нашем  мегаполисе с напряжённым дорожным трафиком ежедневно в «разборку» попадает множество автомобилей. Но как людям, занимающимся бизнесом по реализации б/у запчастей, особенно дорогостоящих, удержаться от соблазна «заказывать» их у лиц, промышляющих кражами автомобилей? Ведь клиенту не предоставляется никаких документов о «происхождении» детали, нет никакой гарантии  её исправности и подлинности. Тут всё на доверии. Пока эта сфера предпринимательства не будет каким-то образом ограничена или приведена в цивилизованный вид, кражи автомобилей будут оставаться одной из самых серьёзных криминальных проблем Москвы.

— Расскажите теперь о каком-нибудь виде преступлений, который возник в связи с теми же экономическими изменениями последних лет. Я имею в виду несомненный рост благосостояния столичных жителей, который хорошо заметен по превалированию на улицах города новых иномарок и внешнему виду их владельцев.  

—  Появился весьма интересный вид краж. Злоумышленники, находясь, к примеру, на парковке торгового центра в момент, когда интересующий их объект (будущий потерпевший) привычным нажатием на кнопку с помощью радиосигнала закрывает свой автомобиль на замок и активирует сигнализацию, сканируют этот сигнал и воспроизводят его, получая доступ к машине «без шума и пыли». Далее производится аккуратный «обыск» и изъятие ценных вещей. Автомобиль эти преступники не крадут, а вновь закрывают на замок. Со стороны весь процесс кражи выглядит весьма прилично: так, будто владелец потерял что-то в своём авто. У этого хитрого преступления есть и ещё одна особенность. Впоследствии потерпевший, не найдя каких-то ценных вещей и следов взлома, полагает, что он их потерял сам и никуда ни о чём не заявляет.

— Люди оставляют большие суммы денег и дорогостоящую технику под защитой сигнализации в автомобилях, опасаясь карманников.

— Да. И это, к сожалению, приводит к печальным последствиям.

— Судя по тому, что вы сообщили, следов и очевидцев у таких преступлений не остаётся.   Хитрые и ловкие  воришки  благополучно избегают наказания.

— Вовсе нет, иначе как бы я смог вам рассказать об этом способе преступного заработка. В прошлом году таких умельцев задержали в Марфине: у них был изъят специальный сканнер. Подобные  грабежи в основном совершаются организованными группами,    имеющими в своем распоряжении соответствующее  оснащение. Преступников выявляют оперативным путём, но этот путь, естественно,  тернист.

Возвращаясь к вашему вопросу об экономических условиях, влияющих на преступность, хочу привести ещё один пример. Значительное упрощение процедуры  предоставления потребительского кредита в соответствующих учреждениях привело к возникновению преступных  формирований, «профессионально» занимающихся их получением. Эти мошенники чётко разграничивают свои «специализации».   Одни занимаются изготовлением поддельных справок НДФЛ, мастерски редактируют украденные или утерянные кем-либо ранее паспорта, водительские удостоверения. Другие — и это самое интересное — подыскивают и инструктируют так называемых «торпед». Иными словами — людей, не вызывающих у работников банка подозрения: со славянской, респектабельной внешностью, как правило, местных жителей. «Торпеды» вступают со злоумышленниками в преступный сговор  ради доли от полученной денежной суммы. Третья часть преступной  группы осуществляет прикрытие, выступая, к примеру, в качестве руководителя фирмы, удостоверяющего по предоставленному в банк «рабочему» телефону состоятельность и благонадежность  заёмщика — якобы своего сотрудника.

— Наверное, именно эти несчастные «торпеды» чаще всего попадают в руки закона. Они выступают в суде как пособники?

— Нет, они прекрасно осведомлены о том, на что идут. Выступают они полновесными исполнителями, несущими всю тяжесть предусмотренной в уголовном кодексе ответственности. Организатор или его помощник информирует «торпеду» перед её, так сказать, «стартом», что выдавать сообщников нельзя. Преступление, совершённое «группой лиц», по закону будет оценено как более тяжкое, соответственно вырастет и ответственность. Ещё их запугивают некими проблемами в тюрьме.

Хочу  обратиться ко всем,   кто оказался в роли  подобного «снаряда».   Даже если вы уже пришли в банк и стали рассказывать его работникам заученную «легенду», у вас есть шанс выйти  сухими из воды. Вы можете, не мешкая, обратиться в полицию и рассказать всю правду. Эти действия квалифицируются как добровольный отказ от совершения преступления и исключают уголовную ответственность. В части 1-й статьи 31 УК РФ под «добровольным отказом» от преступления понимается «прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления».

— А если человек всё же довёл дело до конца?

— В любом случае, даже если человек попал в полицию не по зову совести, а по повестке или в результате задержания, эффективное сотрудничество со следствием, безусловно, смягчит меру наказания.

— Ежедневно в Северо-Восточном округе  совершаются десятки преступлений. Как следователям не потеряться в этом потоке? Что бы вы рекомендовали молодым сотрудникам вашей службы?

— Действительно, преступления  случаются ежедневно: в выходной  —  около  тридцати, в будний  —  около  полусотни.. Первостепенное значение имеет осмотр места происшествия. Здесь нужно, не ленясь, приложить максимум способностей, имеющихся знаний и жизненного опыта. Следователь не может быть человеком брезгливым. Нужно не погнушаться  и изъять обслюнявленную бумажку или жевательную резинку, которой квартирный вор залепил глазок двери соседей.   В нашем деле большое значение имеют детали, поэтому мы и ведём подробную запись увиденного на месте происшествия в протоколе. Это делается, чтобы впопыхах чего-нибудь не забыть.  Любая мелочь, не имеющая, как кажется на первый взгляд, значения, может стать важной уликой. Нужно по максимуму использовать имеющуюся у нас в распоряжении криминалистическую технику и так далее. Все эти советы хорошо известны нашим сотрудникам. Самое же главное — желание следователя быть следователем, а не писар-
чуком.

Сергей ЛЮТЫХ

ЛУЧШАЯ ОЦЕНКА РАБОТЫ ПОЛИЦИИ


Среди населения юга Москвы есть не только любители «накатать» кляузные письма на того или иного сотрудника правоохранительных органов, но и те, кто по достоинству оценивает их нелёгкую и подчас опасную для здоровья и жизни  работу. Эти благодарственные письма непременно находят своих адресатов:

 

Уважаемый

Александр Владимирович Подольный!

Компания ООО «…» и я, генеральный директор В., лично выражаю Вам благодарность и признательность за действия подчинённых Вам сотрудников — участковых Нагорного района. В кратчайшие сроки  они разыскали и вернули похищенное у нашей компании имущество. 

От себя лично хочу добавить, что хотелось бы видеть в московской полиции больше таких добросовестных, отзывчивых и профессиональных сотрудников.

 

Уважаемый

Александр Владимирович Подольный!

Не могу не сказать  добрых слов в адрес Сергея Владимировича Бурцева, который дежурил в ОВД по району Бирюлёво-Восточное 16 февраля 2013 года. В тот день я оказалась невольной свидетельницей бесконечных звонков и проблем, возникавших у жителей района и обращавшихся в ОВД с 23:00 часов вечера до 2 часов ночи: у кого-то украли мобильный телефон, кто-то во время не вернулся домой, на детской площадке озоруют подростки и т.д. Бурцев оперативно реагировал на все звонки, направлял наряды, что-то записывал, кому-то докладывал: о происшествиях и при этом со всеми разговаривал очень доброжелательно, спокойно, с достоинством. Я была удивлена его выдержкой, профессионализмом, организованностью.

К счастью, ранее судьба никогда меня не сталкивала с работником полиции, но неожиданно — все когда-то случается впервые! — оказалась в дежурной части со своей проблемой (не в качестве задержанной). Несмотря на загруженность, Сергей Владимирович  нашёл время вникнуть в моё дело: очень деликатно дал советы и наставления. От его искреннего желания  помочь у меня возникло чувство защищённости.  После вала негативных высказываний по ТВ и в прессе о бездушии сотрудников правоохранительных органов, а то и криминальном поведении некоторых из них я лично встретила компетентного, внимательного и достойного представителя власти.

Также хочу высказать признательность и благодарность начальнику следственного отдела Алексею Алексеевичу Поздееву, который также дежурил в ту ночь, за чуткое, человеческое отношение к моему делу, за его отзывчивость. Я уверена, что если бы таких сотрудников внутренних дел было бы больше, в людях укрепилось бы доверие и уважение к полицейским. Мы бы давно жили в правовом государстве, где представители закона защищают и оберегают своих граждан, а те в свою очередь неукоснительно соблюдают закон.

ЕСЛИ СИЛЬНО ЗАХОТЕТЬ


Работа экспертов зачастую остаётся в тени работы других служб. Однако именно результаты их труда являются строительным материалом большинства уголовных дел. О своей работе нам рассказала эксперт ЭКЦ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве старший лейтенант полиции Валентина Карнаухова, признанная по итогам 2012 года лучшим экспертом-криминалистом Москвы.

 

— Расскажите, пожалуйста, как вы попали на службу в органы внутренних дел?

— После окончания 11 класса передо мной встал вопрос: чем же заняться дальше, чему посвятить жизнь? Родители хотели, чтобы я шла по медицинскому направлению, стала хирургом, однако едва ли это было по мне: я переживаю, даже если нужно человеку укол сделать, какие уж тут операции со скальпелем в руке. С органами внутренних дел меня свёл случай. Выросла я в Оренбурге, но часто ездила отдыхать в Саратов. Там расположен Юридический институт МВД, где, в очередной мой приезд, как раз был день открытых дверей. Думала, просто зайду посмотреть, что там интересного. Случайное это решение оказалось судьбоносным: меня очень заинтересовало то, что я увидела, но в наибольшем восторге я была от судебной экспертизы. В этой службе мне понравилось всё: и то, что служба эта особая, и то, с какой гордостью девушки носят форму. Даже название, как мне показалось, звучит красиво. Словом, побывав в том институте, я с выбором более не сомневалась. Пришлось помучиться с тем, чтобы мне дали направление из Оренбурга, но я всегда считала так: думай о хорошем, и если сильно захочешь, то это обязательно получится. Направление в конце концов я получила, успешно поступила, отучилась, а затем была переведена в Москву.

— Решение о переезде в Москву далось нелегко?

— Родные места оставлять непросто, но мне очень хотелось в Москву. Именно с ней я связывала дальнейшие перспективы. И когда пришла телеграмма, что в Москву требуются эксперты, я представила свою кандидатуру — и меня взяли.

— Выбор профессии оказался правильным?

— Мне очень нравится моя работа. Что любопытно, она нравится и окружающим — люди с большим интересом наблюдают за работой эксперта. Получается своего рода шоу. Я стараюсь людей приободрить, как-то отвлечь от неприятностей. И они увлекаются, бывает, даже забывают, что у них что-то дурное произошло. Отношение к эксперту сильно отличается от отношения к сотрудникам других служб  — для людей он как будто звезда. Периодически меня даже на улице узнают.

— Почему именно Северо-Восточный административный округ?

— Мне посоветовали именно северо-восток, и, к счастью, совету этому я последовала. Здесь мне помогли с обустройством, помогли с жильём, да и в целом очень хорошо встретили. В первую очередь я за это благодарна возглавляющей ЭКЦ УВД по СВАО Наталье Артуровне Полянской. Это и человек, и начальник с большой буквы. С неё брала и беру пример, считаю её своим учителем.

— Как распределяется время работы между отделом и управлением?

— Здесь, в отделе, у нас суточные дежурства. На выездах работают, сменяя друг друга, четыре эксперта. Мы заступаем в Северном Медведкове, кроме того, нашей территорией являются Южное Медведково, Бабушкинский район и Лосиноостровский. А если очень занят соседний эксперт, то и ему приходится помогать. При этом все эксперты входят в штат управления. Отработав сутки, мы приезжаем в УВД, сдаём материалы, после чего проводится инструктаж: какие-то замечания, какая-то дополнительная информация. После этого мы можем отправиться домой, однако работа не оставляет и в дни отдыха: совещания, стрельбы — мы обязаны прибыть. Да и сама в свободное время нередко приезжаю, чтобы провести какие-то экспертизы: у меня-то отдых, но расследование передышки не терпит, и от своевременно проведённой экспертизы нередко зависит поимка преступника.

— Какие виды экспертиз приходится проводить чаще всего?

— Это трасология, дактилоскопия. Такие экспертизы проводятся на месте, для более сложных к нашим услугам лаборатории управления. Мой допуск позволяет проводить любые виды традиционных экспертиз.

— Допуск позволяет, но есть ли техническая возможность проводить любые экспертизы?

— Да, мы можем провести любую экспертизу. Технически наша служба обеспечена всем необходимым, а когда возникает ситуация, что нам чего-то не хватает, мы об этом сообщаем руководству, и оно санкционирует закупку — с этим проблем нет.

— Всегда ли работа эксперта лежит в основе раскрытия преступления?

— Не всегда, но в основном действительно фундаментом успешного расследования является экспертиза. Без собранной нами доказательной базы редко можно привлечь преступника к ответственности. Это строительный материал уголовного дела.

— Значит ли это, что служба ваша до предела нагружена работой?

— Бывают, конечно, дни, когда выездов не очень много, но случается и так, что 20 часов на ногах,  и каждая следующая смена — как день сурка, сутки за сутками сплошной чередой. А ведь в каком бы состоянии ни был к восьми утра, ехать надо — мы же человека не можем в беде бросить.

Каждый выезд — 45 минут минимум. Работа наша заключается в следующем: обнаружение, изъятие, фиксация, упаковка вещественных доказательств для производства дальнейших экспертиз. Простая формула, которая верна и в начале суток, и после энного выезда, когда на ногах с трудом держишься. Каждый раз для решения её мы прилагаем максимум усилий, собирая вещественные доказательства, которые бы как можно скорее привели к преступнику.

Существует не только физическая усталость, выматываемся и психологически. В этом плане бывает очень тяжело. Сильный отпечаток на душе оставило массовое убийство на Чермянской улице, когда были расстреляны шесть человек. Эксперт, понятное дело, выезжает на убийства, но я никогда не сталкивалась с настолько масштабным преступлением. Об этом и сегодня больно вспоминать. Когда только заходишь в помещение, видишь этих совсем молодых ещё девчонок, и у каждой звонит сотовый, и ты понимаешь, сколько людей сейчас, не веря случившемуся, слушают эти гудки, насколько велика эта трагедия, — всё внутри сжимается. Признаюсь, вначале было шоковое состояние, но в какой-то момент удаётся всё же сосредоточиться на работе. Целые сутки пришлось заниматься этим: десять часов длился осмотр помещения, а ночью ещё была и проверка показаний убийцы на месте происшествия. Не понимаю, как можно было совершить такое. Он видел то же, что видела я, и неужели есть такое отклонение, что он разглядел перед собой причину для этой бойни.

— К счастью, такие происшествия редки, и в основном вы сталкиваетесь с другими видами преступлений.

— Различные преступления приходят точно волнами. Бывает, приходишь на работу — а здесь 15 машин вскрыто или что-то подобное. Случается, залётные преступники орудуют, и у нас получается день квартирных краж. Поймаешь — тишина на некоторое время. Прошлая смена у меня проходила в основном на улице: это грабежи, уличные кражи, в том числе из машин. А до этого было несколько суток очень «плодотворных» в плане краж из офисов, из квартир; не обходилось опять-таки и без грабежей. Ещё большой проблемой сегодня является мошенничество — очень часто обманывают стариков. Когда узнаёшь об очередном случае, просто руки опускаются, хочется что-то сделать, а что — непонятно. Преступника-то мы поймаем, но завтра другой негодяй обманет другую старушку. И ведь главное, многие жертвы знают заранее, что щедрым предложениям от незнакомцев верить нельзя — и всё равно попадаются. Преступники приходят под предлогом бесплатной замены чего-либо, а оказывается, что эта «услуга» очень даже платная — выносят всё, что было у бабушки, и хорошо ещё, что сама живой остаётся. БАДы продают большими партиями, на огромные суммы — последняя была порядка 900 000 рублей.

Мошенники прибегают к самым разным хитростям. Недавно был случай. В два часа ночи бабушке позвонил якобы внук. Рассказал, что попал в полицию, сам не виноват, но злобные полицейские требуют деньги. Дедушка попытался объяснить супруге, что враньё это всё, внук не их, всё нормально и деньги не нужно собирать. Но нет — она взяла деньги, положила в книжку, книжку в пакет и выкинула из окна. Но глядя, как вниз летит несколько десятков тысяч рублей, задумалась: а может, и правда всё нормально, и только тогда, когда было поздно, обратилась в полицию. 

— В чём заключается работа эксперта в случаях мошенничества?

— В основном, такие вещи совершаются в квартирах. Происходит передача денег, мошенники контактируют с окружающими предметами, а любой контакт постороннего человека с предметом — уже хорошее подспорье для нас, и мы можем выявить биологически активные вещества, следы пальцев рук, которые впоследствии прямо укажут на преступника, а то и вовсе после проверки по базе данных быстро выведут на него.

— Самые изощрённые преступники едва ли позволяют себе оставить на месте преступления заметные следы…

— Самые изощренные преступники даже не представляют, на какой мелочи может подловить их эксперт. Случилась у нас как-то на территории кража шуб. Работали воры опытные, следов не оставляли. Чем в такой ситуации поможет эксперт? Сделано было следующее: поместили фланелевую ткань на 30 минут в то место, где лежали шубы. Таким образом был взят запаховый след. Потом, когда в ходе оперативно-розыскных мероприятий был задержан подозреваемый, с помощью собаки нам удалось идентифицировать запахи и таким образом доказать, что он действительно причастен к совершению преступления.

— На ваш взгляд, нуждается ли ваша служба в каких-либо изменениях?

— Пять лет я работаю на северо-востоке, и за эти годы у нас становится только лучше — от технического обеспечения до атмосферы в коллективе. У нас действительно всё хорошо и всего хватает. Вплоть до мелочей. Например, не было раньше штативов для ночной съёмки. С рук делать фотографию тоже можно, но в тёмное время суток нужна хорошая выдержка, и кадр выходил нечётким. Как только вопрос этот был поднят — его тут же решили. Так что даже придраться не к чему.

— В таких условиях конкурс для вас должен был, наверное, пройти спокойно…

— О, если бы! Последний раз я так нервничала, когда поступала в институт. А я к тому же была как раз после ДТП. Один «хороший человек» сдал назад и слегка меня задел — на пару рёбер. Только я вышла из больницы, Наталья Артуровна и говорит: мы подумали, и решили на конкурс отправить тебя. А у меня параллельно ещё и сессия. Словом, от происходящего голова готова была развалиться, однако победить мне хотелось. А как я всегда говорю, чего сильно хочешь, того обязательно добьёшься.

Денис КРЮЧКОВ

ДАТЬ РЕБЁНКУ ШАНС


ОМВД по району Северное Медведково ГУ МВД России по г. Москве был признан лучшим отделом столицы. Несомненно, в немалой степени такие результаты связаны с деятельностью сотрудников ПДН, чьими усилиями дети, на которых махнули рукой родители, вырастали достойными членами общества. О работе этого подразделения рассказала нам начальник отделения ПДН Северного Медведкова майор полиции Юлия Гаврилова.

 

— Расскажите о территории, которая находится под ответственностью ПДН Северного Медведкова.

— В нашем районе довольно-таки большой объём детского населения. Среди 17 муниципальных образований СВАО мы третьи по численности детского населения в округе после Бибирева и Отрадного — более 20000 детей. На территории 14 образовательных и средних-специальных учреждения, а также детский дом. Это означает довольно-таки большой объём работы, проводимый с учебными заведениями. Не думаю, что у нас район в чём-то специфичен: как и всюду, ряд неблагополучных семей, есть дети, попадающие под категорию лиц, совершающих антиобщественные действия, ведущих антисоциальный образ жизни. Со всеми работаем, ведём беседы профилактического характера, общаемся с родителями. Конечно, зачастую это сопряжено с различными трудностями: начиная от искреннего непонимания родителями проблемы и заканчивая их нежеланием что-либо понимать и пытаться что-либо сделать.

— Какие основные проблемы существуют сегодня в Северном Медведкова по вашему направлению?

— Как и на многих других территориях, одна из важнейших сегодняшних проблем — это проблема наркозависимых детей и подростков. К сожалению, их число с каждым годом увеличивается. А ввиду того, что в 2011 году был принят закон о добровольности лечения, дети после 15 лет самостоятельно решают, стоит им бороться с этой проблемой с помощью врачей или нет. Принудительно за них решение правоохранительные органы принять не могут, хотя, должна заметить, не каждый человек поймёт свою проблему и способен принять верное решение: да, мне необходимо лечиться. Поэтому наши способы борьбы с этой бедой — только беседа и убеждение.

— Разве нельзя привлечь нерадивых родителей к ответственности?

— Да, мы можем привлечь неблагополучных родителей к ответственности — к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Но основная мера наказания в нашем арсенале — это предупреждение; если же штрафовать, то мы ущемляем права детей. Ведь эти родители такие же алкоголики и наркоманы. Они нигде не работают и живут на пособие. И штраф лишает денег не конкретного человека, а семью в целом, включая ребёнка. Так что штрафовать их, по большому счёту, бессмысленно. А предупреждение… Сами понимаете, эффективность его, когда оно сделано человеку, уже отдалённому от общественных норм, совершенно ничтожна.

— Очень уж всё это пессимистично звучит. Есть ли у жителей района повод для оптимизма?

— Если брать результаты последних лет, то могу сказать, что по сравнению с 2011 годом в 2012 году у нас серьёзное снижение по выявлению несовершеннолетних, употребляющих спиртосодержащую продукцию. В 2011 году довольно много было задержано за употребление спиртного ребят до 16 лет и от 16 до 18. В прошлом году ввиду проведения лекционных бесед с учащимися учебных заведений, просто бесед индивидуально-профилактических у нас такое число заметно снизилось.

Если по какому-то направлению у нас есть сложности, мы никогда не опускаем руки и продолжаем упорно работать. Тесно при этом мы сотрудничаем с органами опеки и попечительства, с комиссиями по делам несовершеннолетних, образовательными учреждениями. То есть очень много субъектов системы профилактики, с которыми мы непосредственно связаны и трудимся рука об руку. Общественные пункты охраны общественного порядка нам очень помогают, то есть если какие-то рейды проводятся — они всегда с нами.

Ну и, конечно, отлично налажено взаимодействие служб, которые работают с нами в отделе, вместе с участковыми, с ротой ППС мы боремся с этими проблемами. Ведь в основном в отделении по делам несовершеннолетних работают женщины, и несмотря на то что они также занимаются физической подготовкой и проходят курсы по приёмам боевого самбо, всё-таки женщина есть женщина. Мужчины всегда готовы нам помочь, и мы за ними чувствуем себя как за каменной стеной. И никогда, если инспектору нужно сопровождение, отказа мы не получали.

— Раз так хорошо налажено взаимодействие с другими службами,  то и в самом коллективе ПДН атмосфера должна быть не хуже.

— С гордостью могу сказать, что ОДН Северного Медведкова работает всегда слаженно, все сотрудники у нас грамотные, некоторые имеют по два высших образования. Есть сотрудники, у которых образование непрофильное, но всё равно личный состав работает всегда без нареканий. А если всё-таки возникают какие-то проблемы — всегда решаем их все вместе. Можно сказать, трудимся как одна семья. Как и в любой семье, есть у нас старшее, опытное поколение, и есть сотрудники молодые. У нас очень хорошо развит институт наставничества, как в отделе, так и конкретно в нашем подразделении. Сейчас есть у нас инспектор, которая ждёт назначения на должность, а прежде она в нашей службе ещё не работала. Ничего, учится с коллективом, как правильно и что делать, и каждый готов её помочь советом в любой мелочи. По своему опыту знаю, насколько это важно, у самой когда-то были наставники, к которым я могла обратиться по любым вопросам. И их ответы становились фундаментом, на котором копился уже собственный опыт. Это процесс естественный: кто-то уходит, кто-то приходит, идёт постоянная передача знаний, опять же, точно как в семье: от родителей к детям, от детей к своим детям.

— Насколько многочисленная эта семья?

— Всего в подразделении нас пять человек. И это означает, что, не отдавая себя делу без остатка, справиться здесь нельзя: ведь получается, что у нас более пяти тысяч детей и подростков на каждого сотрудника (так как я, являясь начальником отделения, не веду обслуживание территории, а занимаюсь документами и в целом контролирую работу отделения). Пять тысяч детей и подростков — это сверх нормы. Представьте, что такое обойти всех стоящих на учёте и провести с каждым беседу — а каждому ребёнку мы уделяем не менее часа-полутора. Потому что тридцать минут общаться в рамках такого тонкого дела просто бесполезно. Нужно именно общаться, а не задать пару вопросов, поговорить не всегда только о проблеме, ведь не с каждым ребёнком с первого раза удаётся наладить контакт, иногда прежде необходимо найти подход к ребёнку. Потихонечку, по ниточке установить психологический контакт, чтобы ребёнок доверился и сам рассказал о чём-то. И только тогда уже можно будет что-то в него вложить. Если очень сложный ребёнок, то тут и двух часов может не хватить, и беседуем с ним столько, сколько нужно.

То же самое с родителями. С кем-то бесполезно разговаривать: если человек алкозависимый, не хочет лечиться — беседа ни к чему не приведёт. Его, по-хорошему, надо направлять лечиться. И мы начинаем каждый раз при встрече повторять, словно какое-то заклинание, которое когда-нибудь наконец сработает: «Вам надо лечиться, вам надо лечиться, вам надо лечиться». Но лечиться или нет — это их выбор, и сделать его за них мы не можем.

— На некоторых родителей повлиять уже практически невозможно. А что насчёт детей? Существует ли такая категория как «неисправимый подросток»?

— Неисправимых детей нет. Есть дети педагогически запущенные, есть дети психически нездоровые, имеющие какие-то конкретные психические заболевания и с которыми должны работать специалисты соответствующего профиля. Такие случаи уже не в нашей ответственности. Мы работаем в основном со здоровыми детьми, которые педагогически запущены или имеют девиантное поведение,  то есть поведение, отклоняющееся от нормы, принятой в обществе. При этом девиантными могут быть дети не только совершающие какие-то правонарушения, но и дети высокоодарённые.

Хочу подчеркнуть, что всё и всегда идёт от семьи — все правонарушения, все поступки детей. Как родители воспитывают своих детей, что они в них вкладывают, то в детях с течением времени и прорастает. Если где-то родители ребёнка упустили — это, как рябь от брошенного камня, из года в год будет расходится волной девинатного поведения. Сейчас родители всё время на работе, они не так много времени могут уделить своим детям, и те предоставлены сами себе. Улица забирает их быстро. Но основа проблемы опять же в семье — там что-то пошло не так, ребёнок отвернулся от дома.

— Проблемы чаще всего возникают в неблагополучных семьях или не застрахованы от таких случаев и родители любящие?

— Все ситуации очень разные. Есть дети из неполных семей, где воспитанием занимается мама или папа в одиночку, либо опекуны. Есть дети из неблагополучных семей, где полностью отсутствует воспитание, дети предоставлены сами себе и растут как полевые цветки. Есть, напротив, дети из благополучных семей, у которых есть всё, что им необходимо, но это дано им в таком избытке, что они ищут приключений на стороне. Такие ситуации тоже бывают. Дети задерживаются за кражи из магазинов, приходят родители, и выясняется, что родители вполне обеспеченные, с доходом выше среднего.

— Часто удаётся вернуть подростка на, скажем так, путь истинный?

— Итоги нашей работы мы не всегда можем узнать, так как обычно отслеживаем их только до 18 лет. Но периодически ребята, стоявшие на учёте, приходят. На должности старшего инспектора работает у нас Елена Ивановна Артамонова, которая почти 18 лет в ПДН. Её дети очень любят, бегут к ней, и взрослые с ней общаются легко и с удовольствием. Ребята, которые были у неё на учёте, приходят к ней, беседуют, знакомят уже со своими детьми. Многие, миновав подростковый период, встав на ноги, понимают: да, те беседы, которые она или другие инспекторы с ними проводили, помогли сделать нужные выводы, начать вести более здоровый образ жизни, стать достойными членами общества.

— Не могли бы вы привести характерный пример, когда вмешательство сотрудников ПДН помогло бы исправить непростую ситуацию с ребёнком.

— В основной массе истории, с которыми мы сталкиваемся, типичные. Можно сказать, что среди них нет особенной, но с точки зрения нормальной жизни все они из ряда вон выходящие. Была у нас такая семья. Мама и бабушка — спившееся люди. Ужасно, но девочке было уже 14 лет, когда она попала в наше поле зрения. Потому что никто не жаловался никогда — ну, живут они своим умирающим мирком, и кому какое дело. Позвонили нам не соседи или родственники, а из школы. Девочка перестала ходить на занятия. Пришли на адрес — а там просто кошмар, в квартире невозможно жить. В комнатах антисанитария, густой смрад, очень много тараканов, бутылки.  Естественно, девочку мы забрали — дома создавалась реальная угроза её жизни и здоровью. Девочку направили в социальный приют для детей-подростков. Там она прожила какой-то период времени. Маму, которая так и продолжала пить, лишили родительских прав. Когда девочка переехала в детдом, мы общались с ней там, и она сказала: «Я очень рада, что вы меня забрали оттуда». Страшно, когда ребёнок говорит такие слова. Только покинув родной дом, она узнала, что значит спать на кровати, есть из тарелки, что такое жить в чистоте. Перед ней открылась другая жизнь. Или лучше сказать проще — сама жизнь. У неё появился шанс. И я очень рада, что мы смогли ей помочь.

Денис КРЮЧКОВ

ОПЕР ПУШКАРЁВ


Валерий Пушкарёв относительно молод — ему идёт тридцать пятый год, но можно сказать, что для своего возраста он добился определённых высот: за 13 лет службы в органах внутренних дел дослужился до заместителя начальника 4-й оперативно-розыскной части УВД по ЦАО ГУ МВД России по
г. Москве и возглавляет отделение по раскрытию квартирных краж. Он коренной москвич. Когда учился в школе, даже не помышлял о милицейских буднях. Конечно, ему нравились детективные фильмы и книжки, он частенько представлял себя в роли сыщика, но всё-таки после окончания школы поступил в авиационный техникум, где обучался с 1994 по 1998 год, потом два года служил в армии, а после демобилизации в 2000 году твёрдо решил связать свою жизнь с правоохранительными органами, потому что хотел помогать людям в трудную минуту.

Трудовую деятельность Валерий начал младшим оперуполномоченным уголовного розыска ОМВД России по Тверскому району, где проработал десять лет. С самого начала его охватил азарт по распутыванию самых трудных преступлений, где вроде бы не за что зацепиться. Но ежедневная скрупулёзная работа по собиранию доказательств давала свои результаты, и соединённые в одно целое улики приводили к цели — задержанию злоумышленника. Поэтому Пушкарёву всегда поручали раскрытие неочевидных преступлений. Одновременно, чтобы повысить свой профессиональный уровень, он с 2002 по 2007 год заочно обучался в Московском юридическом университете МВД России и получил высшее образование.

Запомнилось Валерию Викторовичу задержание преступной группы — четырёх цыганок из подмосковного города Орехова-Зуева, которые под видом соцработников обманывали московских пенсионеров. По своим каналам они узнавали, где проживают одинокие пожилые люди и, представляясь сотрудниками собеса, проникали в их квартиры. Пожилые люди даже не спрашивали у незнакомок никаких документов. Пока одна пара воровок отвлекала на кухне пенсионеров, предлагая подписать какие-то бумаги, вторая парочка обследовала жилые комнаты — в основном искали деньги, небольшие по размерам ценности и ювелирные украшения. Как правило, поиски были успешными. Так, у жительницы дома № 2/12 по
2-му Монетчиковскому переулку, Анны Петровны В., 1914 года рождения, было похищено 70 тысяч рублей и ювелирные украшения. У Нины Ивановны Р., 1925 года рождения, жительницы дома № 11/10 по Большому Ржевскому переулку, похитили ювелирные изделия на сумму 900 тысяч рублей. Менее удачным было посещение 79-летнего мужчины, который после визита «социальных работников» обнаружил, что у него похищены мобильный телефон и небольшая сумма денег.

В отношении всех четырёх женщин — Оксаны Ч., 1971 года рождения, Ирины Ю.,1972 года рождения, Альбины Д., 1972 года рождения, и Ксении Н., 1982 года рождения, — было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража) и ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество). В ходе расследования была доказана их причастность к совершению 28 преступлений на территории Москвы, из которых 15 — на территории Центрального административного округа. Во время следствия выяснилось, что именно они ограбили вдову известного актёра Анатолия Папанова, которая проживала в Пресненском районе. Одна из преступниц уже была судима за бандитизм и 8 лет отбывала наказание в колонии, но после освобождения не встала на путь исправления и вновь занялась преступной деятельностью.

Долго приходилось работать по выявлению этой группировки, практически семь месяцев — с ноября 2008 по июнь 2009 года, но результат налицо. И ведущую роль в раскрытии серии мошенничеств и краж сыграл В.В. Пушкарёв. За это его тогда представили к государственной награде — медали «За отличие в охране общественного порядка». Указ Президентом Медведевым был подписан в январе 2012 года, заслуженную награду Пушкарёв получил весной из рук В. Колокольцева, когда тот ещё был начальником ГУ МВД России по г. Москве.

Хочется отметить, что с 2009 года Валерий Викторович принимал участие в раскрытии 5 устойчивых группировок, которые совершали серийные преступления в столице под видом соцработников. Практически все они были ре-
гиональными, например, из Подмосковья, Владимира.

Так, в 2009 году была задержана единственная группа из двух москвичек, которые совершили в мегаполисе 5 мошенничеств, в том числе ограбление вдовы Бескова. Одна из соучастниц была причастна к серии квартирных мошенничеств, когда пожилых людей путём обмана заставляли подписывать документы по продаже им квартир, после чего вывозили их в регионы и убивали. Эту злоумышленницу вызывали в суд ещё и по второму делу, где дали дополнительный срок.

В 2010 году, когда Пушкарёв уже работал в УВД по ЦАО, он участвовал в задержании серийных воров из Грузии, которые были причастны к совершению 28 эпизодов, в том числе и кражи из квартиры сына известного режиссёра Никиты Михалкова.

В 2011 году оперативники УВД по ЦАО совместно с В.В. Пушкарёвым задержали группу из четырёх человек из Владимирской области, которые совершили ряд краж и мошенничеств в столице. Женщины узнавали адреса одиноких пожилых людей, наведывались к ним, представляясь сотрудниками собеса. В ходе разговора гостьи говорили, что участникам войны повышают пенсию на две тысячи рублей и как бы невзначай упоминали, что все купюры будут меняться на новые. Этому поверила восьмидесятитрёхлетняя жительница улицы Погодинская и сообщила, что у неё имеется сто тысяч рублей. Две гостьи начали якобы оформлять заявление о замене купюр, а третья незаметно похитила деньги. Когда женщины ушли, хозяйка не обнаружила своих накоплений.

Потерпевшая сразу же позвонила в милицию и сообщила приметы преступниц. Вскоре сотрудники уголовного розыска задержали злоумышленниц.

Отличительное в этой группе было то, что непосредственно хищение имущества совершили три женщины: нигде не работающие Нина Ш., 1974 года рождения, жительница г. Киржач Владимирской области Татьяна П., 1969 года рождения, и Марина Г., 1978 года рождения, а четвёртый участник — мужчина возил их на машине и ждал во время ограбления у дома. Когда соучастницы выходили из подъезда, он быстро увозил их обратно во Владимирскую область, где они делили похищенное имущество.

За задержание этой группы «соцработниц» В.В. Пушкарёва наградили ведомственной медалью МВД России «За отличие в службе».

Напоследок хочется пожелать талантливому сыщику дальнейших успехов в работе, личной жизни и чтобы он ещё долго находился в строю!

 

Андрей ОБЪЕДКОВ