petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 44 (9596) от 21 ноября 2017г.

Статьи в категории: Правый фланг

И если завтра будет круче, чем вчера…


Работа в уголовном розыске требует от человека большой личной смелости, находчивости, умения быстро и хладнокровно принимать решения, высокого уровня организованности. Сыщики находятся на переднем крае борьбы с преступностью.

 

Старший оперуполномоченный уголовного розыска отдела МВД России по району Орехово-Борисово Южное майор полиции Андрей Михалёв свою службу в органах внутренних дел начал с рядового сотрудника милиции в ППС. Завершив учёбу, получил первую звёздочку младшего лейтенанта милиции. Новоиспечённый офицер перешёл в отдел экологической милиции. Последние 10 лет служит в уголовном розыске.

— Я не мыслю себя без этой работы. Если бы мне сказали, что можно всё начать заново, то я бы выбрал службу в органах внутренних дел, и именно уголовный розыск, — признаётся Андрей Викторович. — Приятно, когда смотришь на улицу, где гуляют молодые пары, пенсионеры, они улыбаются, и всё у них хорошо. И очень грустно, когда они сюда со своими бедами приходят. Делаем всё возможное, чтобы помочь им.

Любимая работа стала делом всей жизни.

— Только сообща можно качественно, быстро раскрывать сложные преступления. Взаимопомощь и взаимовыручка — главные качества оперов. Здесь нельзя быть единоличником, жить по принципу «каждый за себя», — так  охарактеризовал службу Андрей Михалёв.

В этом году было раскрыто немало дел. К примеру, в августе обратился гражданин, на которого напал злоумышленник и отобрал борсетку. Пока потерпевший писал заявление, было совершено ограбление его квартиры. Как выяснилось позже, преступник, забрав наличные, выбросил сумку. Другой же нашёл её, вытащил ключи от квартиры и ограбил её. В результате оперативно-розыскных мероприятий удалось задержать обоих преступников.

Одно из сложных дел, над которым серьёзно пришлось поломать голову, было двумя годами раньше. Участились случаи разбойных нападений на молодых женщин. Причём все нападения совершались в разное время суток. Злоумышленник, угрожая ножом и пистолетом, заставлял испуганных женщин отдавать все свои ценные вещи. Стараниями сыщиков его личность была установлена, проведены мероприятия по задержанию.

— Когда удаётся раскрыть сложное преступление и виновник несёт наказание, чувствуешь моральное удовлетворение от своей работы, свою нужность обществу, — говорит Андрей Викторович. — Форма и погоны обязывают. Эта работа требует большой самоотдачи. Слабый и физически, и духом человек не сможет работать в полиции.

Редкие свободные от работы часы Андрей всегда проводит в кругу своей большой и дружной семьи. Ведь у него восемь детей.

С женой Натальей знаком с детства. Они влюбились друг в друга, когда им было 15 и 17 лет. Позже молодые люди поженились. Семья росла, Андрей работал и учился.

— Я постоянно открывал для себя сильный, крепкий и надёжный характер своей жены, которая упорно штурмовала все жизненные преграды. Я беру с неё пример и впитываю в себя её силу, — отмечает майор полиции. — Силы дают также улыбки моих детей.

Старшей дочери Наде — 19 лет, она работает в детском саду и параллельно учится в педагогическом институте. По стопам отца решил идти сын, который учится в колледже на юридическом факультете. В дальнейшем Александр собирается отслужить в армии, окончить институт и работать в органах внутренних дел. Есть двойня — Ирочка и Юлечка. Самой младшей, Веронике, — полтора года.

— Нам активно помогают родители, друзья и коллеги. А сейчас постоянную поддержку нашей семье оказывает и начальник УВД по ЮАО генерал-майор полиции Александр Подольный, — рассказывает Андрей Михалёв.

Чтобы большой семье было комфортнее, Михалёвы поменяли большую квартиру в Москве на просторный дом в частном секторе Домодедова. Рядом раскинулся лес, течёт речка.

На вопрос о мечте, Андрей Викторович ответил, что больше всего хочет, чтобы дети выросли достойными людьми, получили хорошее образование и каждый достиг своей цели в жизни.

Как говорят, главное условие достойного воспитания ребёнка — это наилучший пример со стороны родителей. Наш герой является обладателем 15 наград МВД, в том числе и боевых. За особые заслуги при исполнении служебного долга он удостоен памятного холодного оружия, вручённого заместителем министра внутренних дел, командующим Северо-Кавказским регионом, а также Почётной грамоты за подписью министра внутренних дел.

Совсем скоро уголовный розыск отметит 95-летие со дня создания службы. Поздравляем Андрея Михелёва и его коллег с профессиональным праздником. Желаем сотрудникам розыска и их близким крепкого здоровья, семейного счастья и удачи. Ну а стойкость, решительность, мужество, смелость у столичных оперов уже есть!

Наталья МАЛЬЦЕВА

РАВНЕНИЕ НА СПЕЦНАЗ


В ЦСН ГУ МВД России по
г. Москве состоялось итоговое совещание по результатам оперативно-служебной деятельности за первое полугодие 2013 года.

 

На подведение итогов деятельности центра прибыл руководитель столичного главка генерал-майор полиции Анатолий Якунин, а также заместитель председателя общественного совета при ГУ МВД России по г. Москве Антон Цветков.

Анатолий Якунин вручил  присутствующим в зале сотрудникам центра  ведомственные награды  и поздравил с присвоением очередных специальных званий. Выступивший за ним начальник центра полковник полиции Дмитрий Дейниченко отчитался перед собравшимися по всем направлениям деятельности подразделения, обратив особое внимание на решение проблем, имевших место в минувшем году. Он сформулировал также цели и задачи, стоящие  перед  подразделением в настоящий момент.

На совещании были заслушаны  сообщения заместителя начальника ЦСН полковника полиции Сергея Евтикова и помощника начальника ЦСН полковника полиции Вячеслава Ткача. Офицеры обстоятельно доложили о конкретной работе на тех участках, которые они курируют.  С напутственным словом к  присутствующим обратился председатель совета ветеранов ЦСН генерал-майор милиции в отставке Дмитрий Иванов. Положительно оценил деятельность подразделения Антон Цветков.

— Я благодарю вас за ту работу, которая была  выполнена  за отчетный период, — сказал в заключение начальник главка.— Сотрудники ЦСН с высоким профессионализмом подходят к выполнению служебных задач, в том числе выполняемых за пределами московского региона. ОМОН и СОБР всегда были и будут оставаться опорой столичной полиции и примером деятельности  для каждого её подразделения.. 

Анатолий Якунин пообещал принять необходимые меры,  чтобы   озвученные начальником центра Дмитрием Дейниченко проблемы были решены без промедления.

Пресс-служба ГУ МВД России

по г. Москве

ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ


В Центре профессиональной подготовки сотрудников вневедомственной охраны ГУ МВД России по г. Москве прошёл второй этап конкурса профессионального мастерства среди начальников ОМВД. Инспектор по особым поручениям 1-го отделения 1-го отдела Управления профессиональной подготовки капитан внутренней службы Павел Будённый пояснил:

— Первый отборочный тур проходил во всех округах столицы. Наиболее отличившиеся руководители были направлены сюда для дальнейшего участия в соревнованиях. Сегодняшний заключительный этап пройдёт одним днём. 30 кандидатов  отчитаются перед членами жюри по таким дисциплинам, как первая доврачебная помощь, служебная подготовка, криминалистическая и специальная техника, огневая подготовка и физическая, включающая в себя демонстрацию боевых приёмов борьбы, подтягивание и забег на 1000 метров. По результатам соревнований определятся трое финалистов. Они и будут представлены в главк для награждения.

После регистрации участники разошлись по аудиториям, где им предстояло показать свои теоретические знания и навыки. Старший инспектор по особым поручениям 2-го отдела оперативного управления главка подполковник полиции Виталий Кондратьев, один из членов жюри, не первый год в приёмной комиссии:

— С 2007 года я регулярно посещаю подобные мероприятия. Сегодня буду судить конкурсантов по дисциплине служебная подготовка. Большинство вопросов в билетах связано с организацией работы в дежурных частях, действиями органов внутренних дел при чрезвычайных обстоятельствах. Сказать заранее, насколько кандидаты подготовлены, трудно. Известно лишь, что «шпаги скрестят» лучшие из лучших, поэтому и на ответы надеюсь соответствующие. Я и мои коллеги будем со всей строгостью принимать экзамены.

Атмосфера в коридоре была напряжённая, кандидаты ожидали своей очереди и сосредоточенно повторяли материал. Начальник 3-го отдела УВД на Московском метрополитене подполковник полиции Сергей Кугук с улыбкой продемонстрировал мне экзаменационный лист:

— С теоретической частью пока справляюсь: вторую оценку «отлично» получил. В билетах, как оказалось, представлены все те вопросы и задачи, с которыми мы сталкиваемся в повседневной работе; так что конкурс – это ещё одна возможность проверить свои знания и повысить их уровень. Впереди ещё практика — подтягиваться и бежать километр я готов. Надеюсь, и со стрельбой проблем не возникнет: в первом отборочном туре занял первое место по этому виду спорта.

Конкурсанты начали собираться возле класса огневой подготовки. Заполнив тестовые бланки, приступили к неполной разборке и сборке ПМ. Оценка «отлично» ставилась тем, кому удалось уложиться в норматив — 7 секунд на разборку, 9 —на сборку. В тире за 10 секунд участники четырьмя патронами должны были поразить мишень и набрать как можно больше очков. Под пристальным наблюдением экзаменаторов сотрудники приступили к сдаче дисциплины физическая подготовка. В зале руководители ОМВД выполняли  упражнения на подтягивание. Следующее испытание — демонстрация приёмов боевой подготовки, задержания преступников, отражение атаки нападающего с холодным оружием.

 И наконец — забег на 1000 метров. Он состоялся на плацу Центра профессиональной подготовки сотрудников вневедомственной охраны. 30 кандидатов стартовали одновременно, к финишу пришли не так дружно, но зато все. На память о прошедшем конкурсе сделали групповой снимок.

Юля ДАЛИДОВИЧ

 

АЛЕКСАНДР БАРАНОВ: «БЫТЬ СЛЕДОВАТЕЛЕМ, А НЕ ПИСАРЧУКОМ»


НАШЕ ДОСЬЕ

Александр Алексеевич Баранов родился 5 января 1966 года в селе Козловка Терновского  района Воронежской области. 

С 14 июня 1984 года по 12 мая 1986 года проходил службу в Вооружённых Силах СССР.

В апреле 1988 года  принят в органы внутренних дел на должность милиционера. В сентябре 1991 года поступил в Московскую специальную среднюю школу МВД РСФСР, по окончании которой в 1993 году назначен   следователем отдела ОВД муниципального округа «Измайлово» УВД Восточного административного округа Москвы.

 В течение всего периода службы в органах предварительного следствия зарекомендовал себя исключительно с положительной стороны, что  способствовало его     успешному карьерному росту: от рядового следователя— до заместителя начальника Управления-начальника Следственного управления УВД по Северо-Восточному административному округу столицы.

Постоянное стремление к повышению профессионального уровня, приобретению новых знаний и навыков позволили Александру Алексеевичу без отрыва от службы в 1999 году окончить Московский юридический институт МВД России, а в 2011 году — Академию управления МВД России.

А.В. Баранов аграждён медалями «За безупречную службу» I, II, III степеней, «За доблесть в службе», а также Почётной грамотой МВД России.

 

«Следствие ведут знатоки» — это на самом деле не название известного телесериала, а констатация факта. Чтобы успешно распутывать сети, сплетённые хитроумными злоумышленниками, стремящимися уйти от ответа перед законом, нужно быть знатоком не только в области криминалистики. По этой причине самыми эрудированными профессионалами и, по-хорошему, педантичными в полицейской среде всегда были и остаются следователи.

Мой собеседник — руководитель следственного управления и заместитель начальника УВД по СВАО полковник юстиции Александр Баранов.  

— Александр Алексеевич, расскажите, пожалуйста, о вашем отношении как опытного следователя и руководителя к завершившейся на днях городской операции «Заслон-1».

— Моё отношение к этой операции положительное: важный и полезный для столичной полиции опыт взаимодействия. Операция тем или иным образом коснулась всех. Во-первых, законопослушных граждан. Они все эти дни видели своих стражей «при деле», заметили и оценили то напряжение, с которым  действовали правоохранительные органы столицы. Во-вторых, злоумышленников всех мастей, в особенности лиц, промышлявших нелегальным извозом, игорным бизнесом, организацией притонов и незаконной миграции. Те из них, кто рассчитывал на «знакомство» с местным участковым или просто полагался не попасться на глаза полиции  в огромном мегаполисе, испытали на личном опыте  неотвратимость наказания,  многие из страха  свернули  свой нелегальный   промысел. В-третьих, сами полицейские. Сотрудники из разных подразделений и служб получили бесценный опыт взаимодействия. Мероприятия проходили с полным набором необходимых сил и средств, ряд из них — с привлечением «силовой» поддержки из Центра специального назначения. Полицейские, работающие в районных ОМВД, получили  весомую поддержку из округа — как техническую, так и людскую. В эти дни с них не только «требовали», но и наглядно  продемонстрировали им новые, более эффективные приемы  работы.. Сообща стражи порядка перевернули «тёмные» места и вывели на чистую воду злоумышленников, на счету которых преступления, длящиеся годами. К примеру, организаторов незаконной миграции.

— Как вы относитесь к проблеме незаконной миграции?

— Она значительно ухудшает криминальную обстановку. Предпринимателям выгодно привлекать к труду бесправных работников, а для  рядовых москвичей наличие в городе больших бесконтрольных миграционных потоков —  настоящий стресс. В последнее время в  столице ведётся неголословная борьба с незаконной миграцией. Дознаватели возбуждают уголовные дела в отношении её организаторов. В тех случаях, когда в преступлении замешана организованная группа злоумышленников или если мигрантов привезли для занятия преступной деятельностью, за  распутывание криминальных сетей принимаются следователи.

—  Теперь несколько вопросов о вашем подразделении. Большая нагрузка сегодня лежит на следователях Северо-Востока столицы?

— Первенство по нагрузке в городе принадлежит нашим коллегам из Новой Москвы. Мы — на четвёртом месте. Работы  много, и далеко не каждому она по плечу.  Тем не менее коллектив у нас стабильный, сработавшийся.

— Что больше всего мешает работе следствия?

— Говорить о том, что наша воля прямо противоположна воле злоумышленников, не имеет смысла. Это противодействие вполне естественно. Основная проблема — бюрократическая волокита, которую  приходится  преодолевать при расследовании каждого уголовного дела. Бумажная волокита год от года только разрастается в объемах.

— С чем связан рост бюрократизма?

— В законодательстве происходят изменения, призванные укрепить конституционные права граждан.  И они же формируют новые барьеры для правоохранительных структур. К примеру, взять в сотовой компании детализацию звонков мы можем только по решению судьи.  В каждом таком случае следователь подготавливает и прошнуровывает объёмный материал, который затем рассматривается в суде.  Лишь после того, получив соответствующий документ, мы отправляемся в сотовую компанию. А та, естественно, с ответом не особенно спешит.  В результате пустяковое дело затягивается на несколько недель или месяц. Преступник получает шанс скрыться от ответственности; потерпевший теряет веру в эффективность действий правоохранительных структур, а следователь  утрачивает азарт ищейки, идущей по следу. 

В конечном итоге всё упирается в вопрос доверия. Если  исходить из того, что следователь или руководитель следственного подразделения является должностным лицом, представляющим интересы государства,   то  ему и следует доверить самостоятельное принятие большинства решений в ходе  проводимого расследованитя.  

При этом контроль за законностью и целесообразностью действий полицейских никто отменять не предлагает. Он был и будет всегда. Тот же пример с детализацией звонков. Выдав необходимую информацию полиции, сотовая компания может отправить запрос следователя в прокуратуру, где ответственные должностные лица всё, как следует, проверят. Ведь, в любом случае ни одно уголовное дело не минует прокуратуры перед отправкой в суд.

— Считается, что экономические преступления расследовать тяжелее всего. Это правда?

— Не совсем. Многое зависит от конкретного дела. Есть, правда, кардинальное различие в методике расследования общеуголовного и экономического преступления. В первом случае мы идём от преступления к преступнику, а во втором — наоборот.

— Из фильмов и сериалов про следователей мы хорошо знаем, как злодеев находят  по оставленным следам, отпечаткам пальцев, каплям крови или  слюны и так далее. А  можно ли  вывести на чистую воду преступника, действовавшего через интернет?

— Безусловно, и такие примеры у нас есть.  Некая  дама устроилась в фирму бухгалтером. На её рабочем компьютере была установлена программа дистанционного банковского обслуживания «Банк Клиент» (позволяет отправлять платежи в банк и получать выписки по счетам). Женщина установила туда программу, считывающую коды для «Банк Клиента» и программу удалённого доступа, позволяющую полностью управлять компьютером через интернет. Затем злоумышленница, как говорится, отошла в сторонку, и за дело взялся её сообщник. Действуя через интернет, он перевёл денежные средства сначала в некую третью организацию, чтобы запутать след, а потом уже себе. Цепочка преступного замысла привела нас из столицы в Дагестан.

— Одним словом, IT-технологии преступнику уйти от ответственности не помогут?

— Да, у полиции есть силы и средства, позволяющие успешно бороться с «беловоротничковой» преступностью. Естественно, с развитием и повсеместным внедрением компьютерных технологий таких преступлений становиться больше. Криминальный мир постоянно меняется, он очень зависим от социально-экономических условий.

— А вы можете привести пример такого преступления, которое кануло в Лету по причине социально-экономических изменений последних лет?

— К примеру, кража магнитол из автомобилей. Десять лет назад это было одним из самых распространённых преступлений. Злоумышленники выбивали стёкла, вытаскивали автомагнитолы и несли их скупщикам, а те их успешно  распродавали на рынках. Постепенно спрос на б/у технику подобного рода стал падать. Новые автомагнитолы стали стоить сущие копейки, да и отвык столичный обыватель от посещения рынков при наличии   гипермаркетов и доступных кредитов.

На мой взгляд, следует существенно ограничить, а затем и вовсе устранить рынок б/у оборудования. Пока он существует, будет существовать и спрос на ворованное. Приведу пример. Я сам как-то раз звонил в так называемую автомобильную «разборку». Это магазин, реализующий более или менее целые детали с разбитых автомобилей. Такие запчасти стоят на порядок дешевле новых, поэтому пользуются большим спросом. Нужной мне детали там не оказалось, но продавец сказал, что она появится завтра. Откуда у него такая уверенность? Конечно, в нашем  мегаполисе с напряжённым дорожным трафиком ежедневно в «разборку» попадает множество автомобилей. Но как людям, занимающимся бизнесом по реализации б/у запчастей, особенно дорогостоящих, удержаться от соблазна «заказывать» их у лиц, промышляющих кражами автомобилей? Ведь клиенту не предоставляется никаких документов о «происхождении» детали, нет никакой гарантии  её исправности и подлинности. Тут всё на доверии. Пока эта сфера предпринимательства не будет каким-то образом ограничена или приведена в цивилизованный вид, кражи автомобилей будут оставаться одной из самых серьёзных криминальных проблем Москвы.

— Расскажите теперь о каком-нибудь виде преступлений, который возник в связи с теми же экономическими изменениями последних лет. Я имею в виду несомненный рост благосостояния столичных жителей, который хорошо заметен по превалированию на улицах города новых иномарок и внешнему виду их владельцев.  

—  Появился весьма интересный вид краж. Злоумышленники, находясь, к примеру, на парковке торгового центра в момент, когда интересующий их объект (будущий потерпевший) привычным нажатием на кнопку с помощью радиосигнала закрывает свой автомобиль на замок и активирует сигнализацию, сканируют этот сигнал и воспроизводят его, получая доступ к машине «без шума и пыли». Далее производится аккуратный «обыск» и изъятие ценных вещей. Автомобиль эти преступники не крадут, а вновь закрывают на замок. Со стороны весь процесс кражи выглядит весьма прилично: так, будто владелец потерял что-то в своём авто. У этого хитрого преступления есть и ещё одна особенность. Впоследствии потерпевший, не найдя каких-то ценных вещей и следов взлома, полагает, что он их потерял сам и никуда ни о чём не заявляет.

— Люди оставляют большие суммы денег и дорогостоящую технику под защитой сигнализации в автомобилях, опасаясь карманников.

— Да. И это, к сожалению, приводит к печальным последствиям.

— Судя по тому, что вы сообщили, следов и очевидцев у таких преступлений не остаётся.   Хитрые и ловкие  воришки  благополучно избегают наказания.

— Вовсе нет, иначе как бы я смог вам рассказать об этом способе преступного заработка. В прошлом году таких умельцев задержали в Марфине: у них был изъят специальный сканнер. Подобные  грабежи в основном совершаются организованными группами,    имеющими в своем распоряжении соответствующее  оснащение. Преступников выявляют оперативным путём, но этот путь, естественно,  тернист.

Возвращаясь к вашему вопросу об экономических условиях, влияющих на преступность, хочу привести ещё один пример. Значительное упрощение процедуры  предоставления потребительского кредита в соответствующих учреждениях привело к возникновению преступных  формирований, «профессионально» занимающихся их получением. Эти мошенники чётко разграничивают свои «специализации».   Одни занимаются изготовлением поддельных справок НДФЛ, мастерски редактируют украденные или утерянные кем-либо ранее паспорта, водительские удостоверения. Другие — и это самое интересное — подыскивают и инструктируют так называемых «торпед». Иными словами — людей, не вызывающих у работников банка подозрения: со славянской, респектабельной внешностью, как правило, местных жителей. «Торпеды» вступают со злоумышленниками в преступный сговор  ради доли от полученной денежной суммы. Третья часть преступной  группы осуществляет прикрытие, выступая, к примеру, в качестве руководителя фирмы, удостоверяющего по предоставленному в банк «рабочему» телефону состоятельность и благонадежность  заёмщика — якобы своего сотрудника.

— Наверное, именно эти несчастные «торпеды» чаще всего попадают в руки закона. Они выступают в суде как пособники?

— Нет, они прекрасно осведомлены о том, на что идут. Выступают они полновесными исполнителями, несущими всю тяжесть предусмотренной в уголовном кодексе ответственности. Организатор или его помощник информирует «торпеду» перед её, так сказать, «стартом», что выдавать сообщников нельзя. Преступление, совершённое «группой лиц», по закону будет оценено как более тяжкое, соответственно вырастет и ответственность. Ещё их запугивают некими проблемами в тюрьме.

Хочу  обратиться ко всем,   кто оказался в роли  подобного «снаряда».   Даже если вы уже пришли в банк и стали рассказывать его работникам заученную «легенду», у вас есть шанс выйти  сухими из воды. Вы можете, не мешкая, обратиться в полицию и рассказать всю правду. Эти действия квалифицируются как добровольный отказ от совершения преступления и исключают уголовную ответственность. В части 1-й статьи 31 УК РФ под «добровольным отказом» от преступления понимается «прекращение лицом приготовления к преступлению либо прекращение действий (бездействия), непосредственно направленных на совершение преступления».

— А если человек всё же довёл дело до конца?

— В любом случае, даже если человек попал в полицию не по зову совести, а по повестке или в результате задержания, эффективное сотрудничество со следствием, безусловно, смягчит меру наказания.

— Ежедневно в Северо-Восточном округе  совершаются десятки преступлений. Как следователям не потеряться в этом потоке? Что бы вы рекомендовали молодым сотрудникам вашей службы?

— Действительно, преступления  случаются ежедневно: в выходной  —  около  тридцати, в будний  —  около  полусотни.. Первостепенное значение имеет осмотр места происшествия. Здесь нужно, не ленясь, приложить максимум способностей, имеющихся знаний и жизненного опыта. Следователь не может быть человеком брезгливым. Нужно не погнушаться  и изъять обслюнявленную бумажку или жевательную резинку, которой квартирный вор залепил глазок двери соседей.   В нашем деле большое значение имеют детали, поэтому мы и ведём подробную запись увиденного на месте происшествия в протоколе. Это делается, чтобы впопыхах чего-нибудь не забыть.  Любая мелочь, не имеющая, как кажется на первый взгляд, значения, может стать важной уликой. Нужно по максимуму использовать имеющуюся у нас в распоряжении криминалистическую технику и так далее. Все эти советы хорошо известны нашим сотрудникам. Самое же главное — желание следователя быть следователем, а не писар-
чуком.

Сергей ЛЮТЫХ

ЛУЧШАЯ ОЦЕНКА РАБОТЫ ПОЛИЦИИ


Среди населения юга Москвы есть не только любители «накатать» кляузные письма на того или иного сотрудника правоохранительных органов, но и те, кто по достоинству оценивает их нелёгкую и подчас опасную для здоровья и жизни  работу. Эти благодарственные письма непременно находят своих адресатов:

 

Уважаемый

Александр Владимирович Подольный!

Компания ООО «…» и я, генеральный директор В., лично выражаю Вам благодарность и признательность за действия подчинённых Вам сотрудников — участковых Нагорного района. В кратчайшие сроки  они разыскали и вернули похищенное у нашей компании имущество. 

От себя лично хочу добавить, что хотелось бы видеть в московской полиции больше таких добросовестных, отзывчивых и профессиональных сотрудников.

 

Уважаемый

Александр Владимирович Подольный!

Не могу не сказать  добрых слов в адрес Сергея Владимировича Бурцева, который дежурил в ОВД по району Бирюлёво-Восточное 16 февраля 2013 года. В тот день я оказалась невольной свидетельницей бесконечных звонков и проблем, возникавших у жителей района и обращавшихся в ОВД с 23:00 часов вечера до 2 часов ночи: у кого-то украли мобильный телефон, кто-то во время не вернулся домой, на детской площадке озоруют подростки и т.д. Бурцев оперативно реагировал на все звонки, направлял наряды, что-то записывал, кому-то докладывал: о происшествиях и при этом со всеми разговаривал очень доброжелательно, спокойно, с достоинством. Я была удивлена его выдержкой, профессионализмом, организованностью.

К счастью, ранее судьба никогда меня не сталкивала с работником полиции, но неожиданно — все когда-то случается впервые! — оказалась в дежурной части со своей проблемой (не в качестве задержанной). Несмотря на загруженность, Сергей Владимирович  нашёл время вникнуть в моё дело: очень деликатно дал советы и наставления. От его искреннего желания  помочь у меня возникло чувство защищённости.  После вала негативных высказываний по ТВ и в прессе о бездушии сотрудников правоохранительных органов, а то и криминальном поведении некоторых из них я лично встретила компетентного, внимательного и достойного представителя власти.

Также хочу высказать признательность и благодарность начальнику следственного отдела Алексею Алексеевичу Поздееву, который также дежурил в ту ночь, за чуткое, человеческое отношение к моему делу, за его отзывчивость. Я уверена, что если бы таких сотрудников внутренних дел было бы больше, в людях укрепилось бы доверие и уважение к полицейским. Мы бы давно жили в правовом государстве, где представители закона защищают и оберегают своих граждан, а те в свою очередь неукоснительно соблюдают закон.

ЕСЛИ СИЛЬНО ЗАХОТЕТЬ


Работа экспертов зачастую остаётся в тени работы других служб. Однако именно результаты их труда являются строительным материалом большинства уголовных дел. О своей работе нам рассказала эксперт ЭКЦ УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве старший лейтенант полиции Валентина Карнаухова, признанная по итогам 2012 года лучшим экспертом-криминалистом Москвы.

 

— Расскажите, пожалуйста, как вы попали на службу в органы внутренних дел?

— После окончания 11 класса передо мной встал вопрос: чем же заняться дальше, чему посвятить жизнь? Родители хотели, чтобы я шла по медицинскому направлению, стала хирургом, однако едва ли это было по мне: я переживаю, даже если нужно человеку укол сделать, какие уж тут операции со скальпелем в руке. С органами внутренних дел меня свёл случай. Выросла я в Оренбурге, но часто ездила отдыхать в Саратов. Там расположен Юридический институт МВД, где, в очередной мой приезд, как раз был день открытых дверей. Думала, просто зайду посмотреть, что там интересного. Случайное это решение оказалось судьбоносным: меня очень заинтересовало то, что я увидела, но в наибольшем восторге я была от судебной экспертизы. В этой службе мне понравилось всё: и то, что служба эта особая, и то, с какой гордостью девушки носят форму. Даже название, как мне показалось, звучит красиво. Словом, побывав в том институте, я с выбором более не сомневалась. Пришлось помучиться с тем, чтобы мне дали направление из Оренбурга, но я всегда считала так: думай о хорошем, и если сильно захочешь, то это обязательно получится. Направление в конце концов я получила, успешно поступила, отучилась, а затем была переведена в Москву.

— Решение о переезде в Москву далось нелегко?

— Родные места оставлять непросто, но мне очень хотелось в Москву. Именно с ней я связывала дальнейшие перспективы. И когда пришла телеграмма, что в Москву требуются эксперты, я представила свою кандидатуру — и меня взяли.

— Выбор профессии оказался правильным?

— Мне очень нравится моя работа. Что любопытно, она нравится и окружающим — люди с большим интересом наблюдают за работой эксперта. Получается своего рода шоу. Я стараюсь людей приободрить, как-то отвлечь от неприятностей. И они увлекаются, бывает, даже забывают, что у них что-то дурное произошло. Отношение к эксперту сильно отличается от отношения к сотрудникам других служб  — для людей он как будто звезда. Периодически меня даже на улице узнают.

— Почему именно Северо-Восточный административный округ?

— Мне посоветовали именно северо-восток, и, к счастью, совету этому я последовала. Здесь мне помогли с обустройством, помогли с жильём, да и в целом очень хорошо встретили. В первую очередь я за это благодарна возглавляющей ЭКЦ УВД по СВАО Наталье Артуровне Полянской. Это и человек, и начальник с большой буквы. С неё брала и беру пример, считаю её своим учителем.

— Как распределяется время работы между отделом и управлением?

— Здесь, в отделе, у нас суточные дежурства. На выездах работают, сменяя друг друга, четыре эксперта. Мы заступаем в Северном Медведкове, кроме того, нашей территорией являются Южное Медведково, Бабушкинский район и Лосиноостровский. А если очень занят соседний эксперт, то и ему приходится помогать. При этом все эксперты входят в штат управления. Отработав сутки, мы приезжаем в УВД, сдаём материалы, после чего проводится инструктаж: какие-то замечания, какая-то дополнительная информация. После этого мы можем отправиться домой, однако работа не оставляет и в дни отдыха: совещания, стрельбы — мы обязаны прибыть. Да и сама в свободное время нередко приезжаю, чтобы провести какие-то экспертизы: у меня-то отдых, но расследование передышки не терпит, и от своевременно проведённой экспертизы нередко зависит поимка преступника.

— Какие виды экспертиз приходится проводить чаще всего?

— Это трасология, дактилоскопия. Такие экспертизы проводятся на месте, для более сложных к нашим услугам лаборатории управления. Мой допуск позволяет проводить любые виды традиционных экспертиз.

— Допуск позволяет, но есть ли техническая возможность проводить любые экспертизы?

— Да, мы можем провести любую экспертизу. Технически наша служба обеспечена всем необходимым, а когда возникает ситуация, что нам чего-то не хватает, мы об этом сообщаем руководству, и оно санкционирует закупку — с этим проблем нет.

— Всегда ли работа эксперта лежит в основе раскрытия преступления?

— Не всегда, но в основном действительно фундаментом успешного расследования является экспертиза. Без собранной нами доказательной базы редко можно привлечь преступника к ответственности. Это строительный материал уголовного дела.

— Значит ли это, что служба ваша до предела нагружена работой?

— Бывают, конечно, дни, когда выездов не очень много, но случается и так, что 20 часов на ногах,  и каждая следующая смена — как день сурка, сутки за сутками сплошной чередой. А ведь в каком бы состоянии ни был к восьми утра, ехать надо — мы же человека не можем в беде бросить.

Каждый выезд — 45 минут минимум. Работа наша заключается в следующем: обнаружение, изъятие, фиксация, упаковка вещественных доказательств для производства дальнейших экспертиз. Простая формула, которая верна и в начале суток, и после энного выезда, когда на ногах с трудом держишься. Каждый раз для решения её мы прилагаем максимум усилий, собирая вещественные доказательства, которые бы как можно скорее привели к преступнику.

Существует не только физическая усталость, выматываемся и психологически. В этом плане бывает очень тяжело. Сильный отпечаток на душе оставило массовое убийство на Чермянской улице, когда были расстреляны шесть человек. Эксперт, понятное дело, выезжает на убийства, но я никогда не сталкивалась с настолько масштабным преступлением. Об этом и сегодня больно вспоминать. Когда только заходишь в помещение, видишь этих совсем молодых ещё девчонок, и у каждой звонит сотовый, и ты понимаешь, сколько людей сейчас, не веря случившемуся, слушают эти гудки, насколько велика эта трагедия, — всё внутри сжимается. Признаюсь, вначале было шоковое состояние, но в какой-то момент удаётся всё же сосредоточиться на работе. Целые сутки пришлось заниматься этим: десять часов длился осмотр помещения, а ночью ещё была и проверка показаний убийцы на месте происшествия. Не понимаю, как можно было совершить такое. Он видел то же, что видела я, и неужели есть такое отклонение, что он разглядел перед собой причину для этой бойни.

— К счастью, такие происшествия редки, и в основном вы сталкиваетесь с другими видами преступлений.

— Различные преступления приходят точно волнами. Бывает, приходишь на работу — а здесь 15 машин вскрыто или что-то подобное. Случается, залётные преступники орудуют, и у нас получается день квартирных краж. Поймаешь — тишина на некоторое время. Прошлая смена у меня проходила в основном на улице: это грабежи, уличные кражи, в том числе из машин. А до этого было несколько суток очень «плодотворных» в плане краж из офисов, из квартир; не обходилось опять-таки и без грабежей. Ещё большой проблемой сегодня является мошенничество — очень часто обманывают стариков. Когда узнаёшь об очередном случае, просто руки опускаются, хочется что-то сделать, а что — непонятно. Преступника-то мы поймаем, но завтра другой негодяй обманет другую старушку. И ведь главное, многие жертвы знают заранее, что щедрым предложениям от незнакомцев верить нельзя — и всё равно попадаются. Преступники приходят под предлогом бесплатной замены чего-либо, а оказывается, что эта «услуга» очень даже платная — выносят всё, что было у бабушки, и хорошо ещё, что сама живой остаётся. БАДы продают большими партиями, на огромные суммы — последняя была порядка 900 000 рублей.

Мошенники прибегают к самым разным хитростям. Недавно был случай. В два часа ночи бабушке позвонил якобы внук. Рассказал, что попал в полицию, сам не виноват, но злобные полицейские требуют деньги. Дедушка попытался объяснить супруге, что враньё это всё, внук не их, всё нормально и деньги не нужно собирать. Но нет — она взяла деньги, положила в книжку, книжку в пакет и выкинула из окна. Но глядя, как вниз летит несколько десятков тысяч рублей, задумалась: а может, и правда всё нормально, и только тогда, когда было поздно, обратилась в полицию. 

— В чём заключается работа эксперта в случаях мошенничества?

— В основном, такие вещи совершаются в квартирах. Происходит передача денег, мошенники контактируют с окружающими предметами, а любой контакт постороннего человека с предметом — уже хорошее подспорье для нас, и мы можем выявить биологически активные вещества, следы пальцев рук, которые впоследствии прямо укажут на преступника, а то и вовсе после проверки по базе данных быстро выведут на него.

— Самые изощрённые преступники едва ли позволяют себе оставить на месте преступления заметные следы…

— Самые изощренные преступники даже не представляют, на какой мелочи может подловить их эксперт. Случилась у нас как-то на территории кража шуб. Работали воры опытные, следов не оставляли. Чем в такой ситуации поможет эксперт? Сделано было следующее: поместили фланелевую ткань на 30 минут в то место, где лежали шубы. Таким образом был взят запаховый след. Потом, когда в ходе оперативно-розыскных мероприятий был задержан подозреваемый, с помощью собаки нам удалось идентифицировать запахи и таким образом доказать, что он действительно причастен к совершению преступления.

— На ваш взгляд, нуждается ли ваша служба в каких-либо изменениях?

— Пять лет я работаю на северо-востоке, и за эти годы у нас становится только лучше — от технического обеспечения до атмосферы в коллективе. У нас действительно всё хорошо и всего хватает. Вплоть до мелочей. Например, не было раньше штативов для ночной съёмки. С рук делать фотографию тоже можно, но в тёмное время суток нужна хорошая выдержка, и кадр выходил нечётким. Как только вопрос этот был поднят — его тут же решили. Так что даже придраться не к чему.

— В таких условиях конкурс для вас должен был, наверное, пройти спокойно…

— О, если бы! Последний раз я так нервничала, когда поступала в институт. А я к тому же была как раз после ДТП. Один «хороший человек» сдал назад и слегка меня задел — на пару рёбер. Только я вышла из больницы, Наталья Артуровна и говорит: мы подумали, и решили на конкурс отправить тебя. А у меня параллельно ещё и сессия. Словом, от происходящего голова готова была развалиться, однако победить мне хотелось. А как я всегда говорю, чего сильно хочешь, того обязательно добьёшься.

Денис КРЮЧКОВ

ДАТЬ РЕБЁНКУ ШАНС


ОМВД по району Северное Медведково ГУ МВД России по г. Москве был признан лучшим отделом столицы. Несомненно, в немалой степени такие результаты связаны с деятельностью сотрудников ПДН, чьими усилиями дети, на которых махнули рукой родители, вырастали достойными членами общества. О работе этого подразделения рассказала нам начальник отделения ПДН Северного Медведкова майор полиции Юлия Гаврилова.

 

— Расскажите о территории, которая находится под ответственностью ПДН Северного Медведкова.

— В нашем районе довольно-таки большой объём детского населения. Среди 17 муниципальных образований СВАО мы третьи по численности детского населения в округе после Бибирева и Отрадного — более 20000 детей. На территории 14 образовательных и средних-специальных учреждения, а также детский дом. Это означает довольно-таки большой объём работы, проводимый с учебными заведениями. Не думаю, что у нас район в чём-то специфичен: как и всюду, ряд неблагополучных семей, есть дети, попадающие под категорию лиц, совершающих антиобщественные действия, ведущих антисоциальный образ жизни. Со всеми работаем, ведём беседы профилактического характера, общаемся с родителями. Конечно, зачастую это сопряжено с различными трудностями: начиная от искреннего непонимания родителями проблемы и заканчивая их нежеланием что-либо понимать и пытаться что-либо сделать.

— Какие основные проблемы существуют сегодня в Северном Медведкова по вашему направлению?

— Как и на многих других территориях, одна из важнейших сегодняшних проблем — это проблема наркозависимых детей и подростков. К сожалению, их число с каждым годом увеличивается. А ввиду того, что в 2011 году был принят закон о добровольности лечения, дети после 15 лет самостоятельно решают, стоит им бороться с этой проблемой с помощью врачей или нет. Принудительно за них решение правоохранительные органы принять не могут, хотя, должна заметить, не каждый человек поймёт свою проблему и способен принять верное решение: да, мне необходимо лечиться. Поэтому наши способы борьбы с этой бедой — только беседа и убеждение.

— Разве нельзя привлечь нерадивых родителей к ответственности?

— Да, мы можем привлечь неблагополучных родителей к ответственности — к административной ответственности за ненадлежащее исполнение родительских обязанностей. Но основная мера наказания в нашем арсенале — это предупреждение; если же штрафовать, то мы ущемляем права детей. Ведь эти родители такие же алкоголики и наркоманы. Они нигде не работают и живут на пособие. И штраф лишает денег не конкретного человека, а семью в целом, включая ребёнка. Так что штрафовать их, по большому счёту, бессмысленно. А предупреждение… Сами понимаете, эффективность его, когда оно сделано человеку, уже отдалённому от общественных норм, совершенно ничтожна.

— Очень уж всё это пессимистично звучит. Есть ли у жителей района повод для оптимизма?

— Если брать результаты последних лет, то могу сказать, что по сравнению с 2011 годом в 2012 году у нас серьёзное снижение по выявлению несовершеннолетних, употребляющих спиртосодержащую продукцию. В 2011 году довольно много было задержано за употребление спиртного ребят до 16 лет и от 16 до 18. В прошлом году ввиду проведения лекционных бесед с учащимися учебных заведений, просто бесед индивидуально-профилактических у нас такое число заметно снизилось.

Если по какому-то направлению у нас есть сложности, мы никогда не опускаем руки и продолжаем упорно работать. Тесно при этом мы сотрудничаем с органами опеки и попечительства, с комиссиями по делам несовершеннолетних, образовательными учреждениями. То есть очень много субъектов системы профилактики, с которыми мы непосредственно связаны и трудимся рука об руку. Общественные пункты охраны общественного порядка нам очень помогают, то есть если какие-то рейды проводятся — они всегда с нами.

Ну и, конечно, отлично налажено взаимодействие служб, которые работают с нами в отделе, вместе с участковыми, с ротой ППС мы боремся с этими проблемами. Ведь в основном в отделении по делам несовершеннолетних работают женщины, и несмотря на то что они также занимаются физической подготовкой и проходят курсы по приёмам боевого самбо, всё-таки женщина есть женщина. Мужчины всегда готовы нам помочь, и мы за ними чувствуем себя как за каменной стеной. И никогда, если инспектору нужно сопровождение, отказа мы не получали.

— Раз так хорошо налажено взаимодействие с другими службами,  то и в самом коллективе ПДН атмосфера должна быть не хуже.

— С гордостью могу сказать, что ОДН Северного Медведкова работает всегда слаженно, все сотрудники у нас грамотные, некоторые имеют по два высших образования. Есть сотрудники, у которых образование непрофильное, но всё равно личный состав работает всегда без нареканий. А если всё-таки возникают какие-то проблемы — всегда решаем их все вместе. Можно сказать, трудимся как одна семья. Как и в любой семье, есть у нас старшее, опытное поколение, и есть сотрудники молодые. У нас очень хорошо развит институт наставничества, как в отделе, так и конкретно в нашем подразделении. Сейчас есть у нас инспектор, которая ждёт назначения на должность, а прежде она в нашей службе ещё не работала. Ничего, учится с коллективом, как правильно и что делать, и каждый готов её помочь советом в любой мелочи. По своему опыту знаю, насколько это важно, у самой когда-то были наставники, к которым я могла обратиться по любым вопросам. И их ответы становились фундаментом, на котором копился уже собственный опыт. Это процесс естественный: кто-то уходит, кто-то приходит, идёт постоянная передача знаний, опять же, точно как в семье: от родителей к детям, от детей к своим детям.

— Насколько многочисленная эта семья?

— Всего в подразделении нас пять человек. И это означает, что, не отдавая себя делу без остатка, справиться здесь нельзя: ведь получается, что у нас более пяти тысяч детей и подростков на каждого сотрудника (так как я, являясь начальником отделения, не веду обслуживание территории, а занимаюсь документами и в целом контролирую работу отделения). Пять тысяч детей и подростков — это сверх нормы. Представьте, что такое обойти всех стоящих на учёте и провести с каждым беседу — а каждому ребёнку мы уделяем не менее часа-полутора. Потому что тридцать минут общаться в рамках такого тонкого дела просто бесполезно. Нужно именно общаться, а не задать пару вопросов, поговорить не всегда только о проблеме, ведь не с каждым ребёнком с первого раза удаётся наладить контакт, иногда прежде необходимо найти подход к ребёнку. Потихонечку, по ниточке установить психологический контакт, чтобы ребёнок доверился и сам рассказал о чём-то. И только тогда уже можно будет что-то в него вложить. Если очень сложный ребёнок, то тут и двух часов может не хватить, и беседуем с ним столько, сколько нужно.

То же самое с родителями. С кем-то бесполезно разговаривать: если человек алкозависимый, не хочет лечиться — беседа ни к чему не приведёт. Его, по-хорошему, надо направлять лечиться. И мы начинаем каждый раз при встрече повторять, словно какое-то заклинание, которое когда-нибудь наконец сработает: «Вам надо лечиться, вам надо лечиться, вам надо лечиться». Но лечиться или нет — это их выбор, и сделать его за них мы не можем.

— На некоторых родителей повлиять уже практически невозможно. А что насчёт детей? Существует ли такая категория как «неисправимый подросток»?

— Неисправимых детей нет. Есть дети педагогически запущенные, есть дети психически нездоровые, имеющие какие-то конкретные психические заболевания и с которыми должны работать специалисты соответствующего профиля. Такие случаи уже не в нашей ответственности. Мы работаем в основном со здоровыми детьми, которые педагогически запущены или имеют девиантное поведение,  то есть поведение, отклоняющееся от нормы, принятой в обществе. При этом девиантными могут быть дети не только совершающие какие-то правонарушения, но и дети высокоодарённые.

Хочу подчеркнуть, что всё и всегда идёт от семьи — все правонарушения, все поступки детей. Как родители воспитывают своих детей, что они в них вкладывают, то в детях с течением времени и прорастает. Если где-то родители ребёнка упустили — это, как рябь от брошенного камня, из года в год будет расходится волной девинатного поведения. Сейчас родители всё время на работе, они не так много времени могут уделить своим детям, и те предоставлены сами себе. Улица забирает их быстро. Но основа проблемы опять же в семье — там что-то пошло не так, ребёнок отвернулся от дома.

— Проблемы чаще всего возникают в неблагополучных семьях или не застрахованы от таких случаев и родители любящие?

— Все ситуации очень разные. Есть дети из неполных семей, где воспитанием занимается мама или папа в одиночку, либо опекуны. Есть дети из неблагополучных семей, где полностью отсутствует воспитание, дети предоставлены сами себе и растут как полевые цветки. Есть, напротив, дети из благополучных семей, у которых есть всё, что им необходимо, но это дано им в таком избытке, что они ищут приключений на стороне. Такие ситуации тоже бывают. Дети задерживаются за кражи из магазинов, приходят родители, и выясняется, что родители вполне обеспеченные, с доходом выше среднего.

— Часто удаётся вернуть подростка на, скажем так, путь истинный?

— Итоги нашей работы мы не всегда можем узнать, так как обычно отслеживаем их только до 18 лет. Но периодически ребята, стоявшие на учёте, приходят. На должности старшего инспектора работает у нас Елена Ивановна Артамонова, которая почти 18 лет в ПДН. Её дети очень любят, бегут к ней, и взрослые с ней общаются легко и с удовольствием. Ребята, которые были у неё на учёте, приходят к ней, беседуют, знакомят уже со своими детьми. Многие, миновав подростковый период, встав на ноги, понимают: да, те беседы, которые она или другие инспекторы с ними проводили, помогли сделать нужные выводы, начать вести более здоровый образ жизни, стать достойными членами общества.

— Не могли бы вы привести характерный пример, когда вмешательство сотрудников ПДН помогло бы исправить непростую ситуацию с ребёнком.

— В основной массе истории, с которыми мы сталкиваемся, типичные. Можно сказать, что среди них нет особенной, но с точки зрения нормальной жизни все они из ряда вон выходящие. Была у нас такая семья. Мама и бабушка — спившееся люди. Ужасно, но девочке было уже 14 лет, когда она попала в наше поле зрения. Потому что никто не жаловался никогда — ну, живут они своим умирающим мирком, и кому какое дело. Позвонили нам не соседи или родственники, а из школы. Девочка перестала ходить на занятия. Пришли на адрес — а там просто кошмар, в квартире невозможно жить. В комнатах антисанитария, густой смрад, очень много тараканов, бутылки.  Естественно, девочку мы забрали — дома создавалась реальная угроза её жизни и здоровью. Девочку направили в социальный приют для детей-подростков. Там она прожила какой-то период времени. Маму, которая так и продолжала пить, лишили родительских прав. Когда девочка переехала в детдом, мы общались с ней там, и она сказала: «Я очень рада, что вы меня забрали оттуда». Страшно, когда ребёнок говорит такие слова. Только покинув родной дом, она узнала, что значит спать на кровати, есть из тарелки, что такое жить в чистоте. Перед ней открылась другая жизнь. Или лучше сказать проще — сама жизнь. У неё появился шанс. И я очень рада, что мы смогли ей помочь.

Денис КРЮЧКОВ

ОПЕР ПУШКАРЁВ


Валерий Пушкарёв относительно молод — ему идёт тридцать пятый год, но можно сказать, что для своего возраста он добился определённых высот: за 13 лет службы в органах внутренних дел дослужился до заместителя начальника 4-й оперативно-розыскной части УВД по ЦАО ГУ МВД России по
г. Москве и возглавляет отделение по раскрытию квартирных краж. Он коренной москвич. Когда учился в школе, даже не помышлял о милицейских буднях. Конечно, ему нравились детективные фильмы и книжки, он частенько представлял себя в роли сыщика, но всё-таки после окончания школы поступил в авиационный техникум, где обучался с 1994 по 1998 год, потом два года служил в армии, а после демобилизации в 2000 году твёрдо решил связать свою жизнь с правоохранительными органами, потому что хотел помогать людям в трудную минуту.

Трудовую деятельность Валерий начал младшим оперуполномоченным уголовного розыска ОМВД России по Тверскому району, где проработал десять лет. С самого начала его охватил азарт по распутыванию самых трудных преступлений, где вроде бы не за что зацепиться. Но ежедневная скрупулёзная работа по собиранию доказательств давала свои результаты, и соединённые в одно целое улики приводили к цели — задержанию злоумышленника. Поэтому Пушкарёву всегда поручали раскрытие неочевидных преступлений. Одновременно, чтобы повысить свой профессиональный уровень, он с 2002 по 2007 год заочно обучался в Московском юридическом университете МВД России и получил высшее образование.

Запомнилось Валерию Викторовичу задержание преступной группы — четырёх цыганок из подмосковного города Орехова-Зуева, которые под видом соцработников обманывали московских пенсионеров. По своим каналам они узнавали, где проживают одинокие пожилые люди и, представляясь сотрудниками собеса, проникали в их квартиры. Пожилые люди даже не спрашивали у незнакомок никаких документов. Пока одна пара воровок отвлекала на кухне пенсионеров, предлагая подписать какие-то бумаги, вторая парочка обследовала жилые комнаты — в основном искали деньги, небольшие по размерам ценности и ювелирные украшения. Как правило, поиски были успешными. Так, у жительницы дома № 2/12 по
2-му Монетчиковскому переулку, Анны Петровны В., 1914 года рождения, было похищено 70 тысяч рублей и ювелирные украшения. У Нины Ивановны Р., 1925 года рождения, жительницы дома № 11/10 по Большому Ржевскому переулку, похитили ювелирные изделия на сумму 900 тысяч рублей. Менее удачным было посещение 79-летнего мужчины, который после визита «социальных работников» обнаружил, что у него похищены мобильный телефон и небольшая сумма денег.

В отношении всех четырёх женщин — Оксаны Ч., 1971 года рождения, Ирины Ю.,1972 года рождения, Альбины Д., 1972 года рождения, и Ксении Н., 1982 года рождения, — было возбуждено уголовное дело по ч. 2 ст. 158 УК РФ (кража) и ч. 2 ст. 159 УК РФ (мошенничество). В ходе расследования была доказана их причастность к совершению 28 преступлений на территории Москвы, из которых 15 — на территории Центрального административного округа. Во время следствия выяснилось, что именно они ограбили вдову известного актёра Анатолия Папанова, которая проживала в Пресненском районе. Одна из преступниц уже была судима за бандитизм и 8 лет отбывала наказание в колонии, но после освобождения не встала на путь исправления и вновь занялась преступной деятельностью.

Долго приходилось работать по выявлению этой группировки, практически семь месяцев — с ноября 2008 по июнь 2009 года, но результат налицо. И ведущую роль в раскрытии серии мошенничеств и краж сыграл В.В. Пушкарёв. За это его тогда представили к государственной награде — медали «За отличие в охране общественного порядка». Указ Президентом Медведевым был подписан в январе 2012 года, заслуженную награду Пушкарёв получил весной из рук В. Колокольцева, когда тот ещё был начальником ГУ МВД России по г. Москве.

Хочется отметить, что с 2009 года Валерий Викторович принимал участие в раскрытии 5 устойчивых группировок, которые совершали серийные преступления в столице под видом соцработников. Практически все они были ре-
гиональными, например, из Подмосковья, Владимира.

Так, в 2009 году была задержана единственная группа из двух москвичек, которые совершили в мегаполисе 5 мошенничеств, в том числе ограбление вдовы Бескова. Одна из соучастниц была причастна к серии квартирных мошенничеств, когда пожилых людей путём обмана заставляли подписывать документы по продаже им квартир, после чего вывозили их в регионы и убивали. Эту злоумышленницу вызывали в суд ещё и по второму делу, где дали дополнительный срок.

В 2010 году, когда Пушкарёв уже работал в УВД по ЦАО, он участвовал в задержании серийных воров из Грузии, которые были причастны к совершению 28 эпизодов, в том числе и кражи из квартиры сына известного режиссёра Никиты Михалкова.

В 2011 году оперативники УВД по ЦАО совместно с В.В. Пушкарёвым задержали группу из четырёх человек из Владимирской области, которые совершили ряд краж и мошенничеств в столице. Женщины узнавали адреса одиноких пожилых людей, наведывались к ним, представляясь сотрудниками собеса. В ходе разговора гостьи говорили, что участникам войны повышают пенсию на две тысячи рублей и как бы невзначай упоминали, что все купюры будут меняться на новые. Этому поверила восьмидесятитрёхлетняя жительница улицы Погодинская и сообщила, что у неё имеется сто тысяч рублей. Две гостьи начали якобы оформлять заявление о замене купюр, а третья незаметно похитила деньги. Когда женщины ушли, хозяйка не обнаружила своих накоплений.

Потерпевшая сразу же позвонила в милицию и сообщила приметы преступниц. Вскоре сотрудники уголовного розыска задержали злоумышленниц.

Отличительное в этой группе было то, что непосредственно хищение имущества совершили три женщины: нигде не работающие Нина Ш., 1974 года рождения, жительница г. Киржач Владимирской области Татьяна П., 1969 года рождения, и Марина Г., 1978 года рождения, а четвёртый участник — мужчина возил их на машине и ждал во время ограбления у дома. Когда соучастницы выходили из подъезда, он быстро увозил их обратно во Владимирскую область, где они делили похищенное имущество.

За задержание этой группы «соцработниц» В.В. Пушкарёва наградили ведомственной медалью МВД России «За отличие в службе».

Напоследок хочется пожелать талантливому сыщику дальнейших успехов в работе, личной жизни и чтобы он ещё долго находился в строю!

 

Андрей ОБЪЕДКОВ

ЛИДЕР ВО ВСЁМ

 

Одним из лучших и старейших работников ОВД по Тверскому району является заведующая канцелярией Зоя Титова.

 

Зоя Зенетовна родилась в 1947 году в рабочей семье, с ранних лет была приучена к порядку. Трудовую деятельность начала в 14 лет тростильщицей на ткацкой фабрике «Победа Октября», что располагалась в Госпитальном переулке. Подростки работали по 4 часа, но первые заработанные деньги так радовали девушку и приносили удовлетворение, что она помогает семье. Через два года Зою переводят нормировщицей в типографию Академии химической защиты — рассчитывала зарплату сотрудникам. А уже в 20 лет З.З.Титова работает инженером по спецпроектам в Военном институте иностранных языков.

Когда родилась дочь, то по семейным обстоятельствам пришлось перевестись в дом ребёнка заведующей хозяйственной частью, где отработала до 1981 года.

Далее судьба Зои Зенетовны неразрывно связана с правоохранительными органами: трудится дезинфектором в спецприёмнике «Матросская тишина», а с 1990 года — заведующая канцелярией 3-го РУВД, которое впоследствии было переименовано в ОВД по Тверскому району г. Москвы. В её обязанности входит регистрация и учёт секретной почты, делопроизводство, оформление служебной документации, которая ведётся исправно. Никогда у З. Титовой не было нареканий от руководства отдела и управления, наоборот — были только одни поощрения. За свой безупречный труд она была награждена медалями «850 лет Москве», «200 лет МВД РФ», «Ветеран труда», «100 лет профсоюзам России», «За заслуги. 50 лет Московской городской организации профсоюзов». В 2013 году исполняется 52 года со дня трудовой деятельности Зои Зенетовны.

На протяжении последних нескольких десятков лет, начиная с работы в Военном институте иностранных языков, она является профсоюзным лидером, а в настоящее время возглавляет профсоюзную организацию ЦВД по ЦАО г. Москвы. Основными задачами этой общественной нагрузки председатель считает защиту прав человека, контроль за соблюдением Трудового кодекса и Закона «О полиции», организацию отдыха детей сотрудников милиции в летний период и во время каникул, поздравление членов профсоюза во время заключения брака, рождения ребёнка и юбилеев. Пользуются члены профсоюза 50-процентной скидкой на путёвки в детские лагеря «Бугорок» (Подмосковье) и южного направления. В 2012 году три десятка сотрудников воспользовались бесплатной двухдневной путёвкой в Белоруссию, где посетили Минск, Хатынь, замки. Все офицеры были поражены порядком в стране и красотой, и остались довольны поездкой. На Новый год дети получают подарки и бесплатные билеты на новогодние представления. Также членам профсоюза вручаются подарки к 23 февраля и 8 Марта, к Дню сотрудника органов внутренних дел. Члены профсоюза получают материальную помощь к юбилеям. Профсоюзная организация в 2012 году оказывала материальную помощь дому ребёнка № 29, расположенному в Мытищинском районе Московской области, куда представители УВД по ЦАО отвезли для детей 100 коробок шампуня.

Зоя Зенетовна оказывает практическую помощь в решении спорных служебных вопросов. Так, пару лет назад обратился к ней оперативный дежурный ОВД по району Якиманка и сообщил, что он считает неправомерным приказ о его наказании. Когда стали разбираться, то действительно было установлено, что сотрудника незаслуженно привлекли к дисциплинарной ответственности, приказ начальника ОВД был отменён.

Под руководством Зои Зенетовны сотрудники ОВД по Тверскому району г. Москвы шефствуют над детским домом, который находится на Новослободской улице: регулярно встречаются с воспитанниками, дарят им подарки, оказывают материальную помощь.

Зоя Зенетовна отмечает, что профсоюз — общественная организация, которая зачастую помогает руководству разрешать конфликтные ситуации. Зачастую к ней заходят сотрудники, обиженные на какие-то житейские или незначительные спорные рабочие ситуации. Поговорят с Титовой, выскажутся, у них полегчает на душе.

З. З. Титова отмечает, что на учёте в окружной организации состоит не так много членов — 237, поэтому хотелось бы призвать полицейских Центрального округа вступать в профсоюз.

За свою многолетнюю деятельность в профсоюзной организации  милицейский лидер награждена несколькими почётными грамотами. Одна из них висит на стене в служебном кабинете. В тексте говорится: «Московский городской комитет профсоюзов работников государственных учреждений и общественного обслуживания награждает Титову Зою Зенетовну —  председателя цехкома УВД по ЦАО г. Москвы, члена профкома первичной организации ГУВД, за активную работу в профсоюзе и в связи со 100-летием образования профсоюзов России».

Однажды Титова принимала участие в задержании преступника. В 2007 году она шла в гости к знакомой, а в подъезде буянил мужчина, кидался на жильцов одной из квартир. Кто-то успел вызвать милицию, но нарушитель пытался убежать. Тут путь ему преградила женщина небольшого росточка, беседой отвлекла хулигана и протянула время, пока не приехали милиционеры. За этот поступок Зоя Зенетовна была поощрена руководством Управления вневедомственной охраны.

Профсоюзный лидер ещё является членом аттестационной и жилищной комиссий, принимает непосредственное активное участие в жизни не только ОВД по Тверскому району г. Москвы, но и всего Управления внутренних дел по Центральному административному округу. Она выражает большую благодарность нынешнему руководителю УВД по ЦАО г. Москвы полковнику милиции Виктору Кузьмичу Паукову и помощнику начальника УВД по ЦАО по работе с личным составом полковнику внутренней службы Роману Леонидовичу Валентову, которые, кстати, тоже являются членами профсоюзной организации, за постоянное содействие в работе профсоюза. Помогает также материально и морально профсоюзной организации УВД по ЦАО лидер профсоюза ГУ МВД России по г. Москве Елена Фёдоровна Колесникова.

Хочется пожелать З.З. Титовой больших успехов в работе и долгих лет жизни. Когда общаешься с этим человеком — не перестаёшь удивляться её открытости. Она всегда готова выслушать и помочь как минимум добрым словом.

Удачи Вам, Зоя Зенетовна!

Андрей ОБЪЕДКОВ

ВТОРЫЕ МАМЫ


Для школьников наступила любимая пора летних каникул, но вместе с учебным годом не прерывается забота о них со стороны школ и службы по делам несовершеннолетних. О совместной работе педагогов и инспекторов ПДН рассказала газете «Петровка, 38» начальник ОДН ОМВД по району Бескудниково ГУ МВД России по г. Москве майор полиции Виктория Дроздова.

 

— Расскажите немного о себе: как получилось, что вы выбрали службу в полиции?

— То, что я буду служить в органах внутренних дел, решила ещё в девятом классе. До того было желание стать психологом, но моя тётя, юрист, сказала: «Хороший юрист — это ещё и хороший психолог». А потом я познакомилась с одним следователем и, пообщавшись с ним, поняла, что именно эта служба меня по-настоящему вдохновляет. Правда, родители были против, и поступала я в гражданский ВУЗ — все думали, что стану я всё-таки адвокатом. Однако в 2000 году я пришла на службу в органы, и 1 января стала, как и мечтала, следователем. Восемь лет проработала в этой службе, пять из них — в Тимирязевском отделе, потом перевелась сюда, и в какой-то момент поняла, что пора что-то менять. И захотелось мне разобраться, откуда же идёт преступность, где она начинается. Предложили должность начальника ПДН, я согласилась, и об этом решении не пожалела.

— Эта служба оказалась тяжелее?

— Простой службы в полиции не бывает, однако здесь приходится сталкиваться с ситуациями невообразимо трудными. Нелегко видеть, как взрослые люди издеваются над несчастным существом, которое ничем ещё не провинилось в жизни. Плохих детей вообще не бывает — во всём виноваты мы, взрослые, мы их калечим. Вчера изымали ребёнка у мамы — наркоманка. «Мне героин не на что купить, куда мне ребёнка» — это её аргумент. А ребёнок, которого мы забираем, вдруг меня называет мамой. «Мама» — и всё, держит меня. Её нужно отдать в приют, а она не отпускает, и я отпустить не могу. Очень тяжело в такие моменты.

— Район трудный с точки зрения вашей службы?

— Трудный по родителям-алкоголикам. Когда начинались стройки, определённую нагрузку создавали мигранты, но сейчас их меньше стало и больше проблем с местными. Всего 46 родителей на учёте и почти столько же несовершеннолетних.

— Много ли школ на территории района?

 — Десять школ и с каждой мы активно взаимодействуем, потому что школа, где ни с одним ребёнком нет проблем — это что-то невозможное. Драки, например, — это истории неизбежные, естественные, так дети развиваются. Был случай и массовой драки. Один воспитатель с такой ситуацией не может справиться и вызывает инспекторов ПДН. При виде людей в форме ребята ведут себя по-другому. В школе-то их любят-приголубят — учителя как мамы, а мы можем и посуровее побеседовать. После чего детей с родителями приглашаем пообщаться в ОМВД, где обстановка настраивает их на более серьёзный разговор.

Есть дети агрессивные. Такую модель поведения они обычно берут себе из семьи, и если вовремя не добраться до корня проблемы, ситуацию исправить будет очень тяжело. Большие проблемы начинаются с мелочей. Если девочка позволяет себе курить за углом школы в 13 лет — пора бить тревогу, скорее всего, родители её забросили. Бывает, что ребёнок нормальный, тихий, а потом внезапно начинает вести себя озлобленно. Вероятно, что-то происходит в семье. Отсюда мы всегда и начинаем распутывать проблему — с семьи, выясняем, что она из себя представляет, какое участие родители принимают в жизни ребёнка. Случается, родители просто не справляются, и тогда мамы сами приводят ребёнка — «Ставьте на учёт, у меня сил нет». Или просят забрать его, «пусть посидит у вас чуть-чуть». Иногда зовут просто заглянуть ненадолго, чтобы он испугался и начал учиться. Приходиться заглядывать к такому подростку в гости вместе с соцпедагогом, чтобы взрослого мальчика «припугнуть» и довести его до экзамена.

Не всегда за проблемами ребят кроется тяжёлая ситуация в семье. Есть дети просто гиперактивные, особенно это у мальчиков проявляется. Они не забияки — им просто некуда девать их энергию. С человеческой стороны мы их понимаем, но как инспектора мы должны активность их пресечь. Но очень важно при этом активность не подавить полностью — её нужно направить в мирное русло. Для детей мы стараемся стать друзьями, а не теми, кто приходит их наказать. 

— Сотрудники полиции нередко приходят в школы прочитать лекции: о ПДД, о вреде алкоголя. Насколько такие лекции эффективны?

— Это имеет довольно большой эффект. Дети действительно хорошо воспринимают такие вещи, когда им об этом рассказывает человек в форме. Это проверено: когда я приходила в гражданской одежде, дети слушали не так внимательно. Когда же заходит человек в форме — в классе сразу становится тихо, дети сидят смирно, слушают. Задают очень много вопросов: дети нынче очень развитые, и бывает так, что нам, взрослым, непросто оказывается ответить им. Инспектора у нас приходят с УПК и УК под мышкой, потому что активно школьники интересуются и такими вопросами. Уже в пятых-шестых классах могут спросить, а почему некий закон входит в противоречие с другим законом.

Вопросы, даже самые непростые, получать приятно, потому что если есть вопросы, значит, есть и интерес. А это самое главное — вызвать у детей интерес, расположить их к общению. Конечно, бывают ребята, которым скучно, и они пытаются сбить детей, нарушить мирную обстановку в классе — что ж, тогда приходится и меры принять. Бывает, у нас и 11 класс в углу стоит. Взрослые дяди, но приходится вот так успокаивать. У малышей-то интерес всегда есть, и они очень рады, когда инспектора приходят в школу, а с 9 класса уже становится сложнее: ребята уже взрослые и считают, что сами всё знают.

— Насколько вообще важно для вашей службы отлаженное взаимодействие со школами?

— Мы друг без друга не можем. Соцпедагог, классный руководитель — они знают этого ребёнка лучше, чем мы. Мы ведь обслуживаем 10 школ, и каждого ребёнка досконально изучить не получится. Часто прибегаем к помощи школьных психологов. Они за некий период собирают информацию по детям. Если какая-то проблема возникает с ребёнком, мы обращаемся к ним с просьбой дать характеристику. А при постановке на учёт, мы в первую очередь запрашиваем характеристику от классного руководителя.  Это ведь вторая мама для ребёнка.

Словом, взаимодействие школ и полиции однозначно должно быть. При каком-то происшествии — мы на контакте с соцпедагогами. Собираем круглые столы, общаемся. Если бы со школами у нас не был налажен контакт, о многом мы не могли бы узнать. Например, когда дети приходят в начальные классы, учителя осматривают их на предмет побоев. Недавно так удалось выявить факт жестокого обращения — девочку-первоклассницу избивала мачеха. Без школы бы могли и не узнать об этой ситуации.

— В какой момент школа решает, что требуется вмешательство полиции? Должна произойти драка или что-то более серьёзное?

— Напротив, даже менее серьёзное. Не драка, а когда ребёнок просто перестаёт слушать учителя на уроке или срывает учебный процесс. В первое обращение соцпедагог просит провести беседу в классе, не акцентируя на конкретном ребёнке. Если не помогает, нам указывают на этого ребёнка и мы начинаем заниматься уже конкретно им: отдельно вызываем, беседуем.

Курение — тоже повод обратиться к нам. Старшеклассники курят в туалетах, считая, что им это теперь позволено. Объясняем им, что наши запреты – это не какие-то надуманные правила, что это серьёзно, что есть дети-астматики, которым стать плохо от этого дыма. Если не понимают, комиссия по делам несовершеннолетних ставит их на учёт за антиобщественные действия.

— Большинство детей полицейская форма дисциплинирует. Но есть ли такие ребята, которым безразличны как объяснения учителей, так и инспекторов?

— Да, бывают и такие, которым без разницы, кто говорит с ним. К счастью, за три года работы в ПДН мне попался только один такой подросток. Достучаться до него было невозможно. Он мог спокойно начать бить стены при мне, ударить мать, числилось за ним участие в серьёзных преступлениях. Для него антисоциальное поведение уже стало нормой и он не поддавался никакой профилактике. Бросил учиться, бросил школу, пристрастился к алкоголю, стал вести гулящий образ жизни. Он уже достиг 18 лет, так что теперь им занимается участковый и уголовный розыск.

— С непониманием со стороны родителей, полагаю, вы сталкиваетесь куда чаще. 

— Да, бывает, что родители не воспринимают наши слова. Объясняешь, что у ребёнка такие-то проблемы, но кто-то попросту не верит, считая, что с его-то ребёнком этого не может быть — он ведь самый лучший. Доходит до того, что родители могут и ругаться на нас, и жалобы пишут, недовольные, что мы опрашиваем их детей — хотя мы имеем права проводить беседу без их согласия, но в присутствии соцпедагога. В общем, начинают всячески препятствовать нашей работе, будто мы врагом приходим к их ребёнку.

— С самыми агрессивными родителями вам наверняка помогают участковые.

— Конечно, они всегда готовы нам помочь, но у них и без нас столько забот, что лишний раз их беспокоить совсем не хочется. И могу с гордостью сказать, что моя служба привыкла справляться сама.

Однако бывают адреса очень тяжёлые. В такие квартиры одному инспектору идти нельзя. Но нам всегда готовы помочь в этом плане сотрудники ППС. Так что на тяжёлый адрес мужчины нас сопровождают и в обиду не дадут.

— Чего на сегодняшний день вашей службе не хватает?

— Было бы здорово, если бы штат ПДН был расширен. На мой взгляд, сегодня нам просто необходимы школьные инспекторы. Их сейчас нет — мы закреплены за территорией, но не за конкретными школами. А ведь это была бы большая помощь соцпедагогам, учителям, оказало бы влияние на тех родителей, которые позволяют себе неподобающе вести — вплоть до того, что пьяными заходят на территорию школы. Охранники для них ничто. А вот людей в погонах они воспринимают.

— Хотелось бы завершить разговор на хорошей ноте: расскажите о случае, когда совместная работа школы и ПДН позволила бы подростку исправиться.

— Таких случаев очень много. Расскажу об одном из памятных: есть у нас мальчик, который связался с дурной компанией, стал активно прогуливать уроки, а бывало и дома не ночевал. Мама до последнего тянула, молчала  и прибежала к нам в слезах — что делать? — когда тревогу забила школа. Сегодня эти проблемы остались в прошлом, а мальчик теперь хочет идти в Академию МВД. С радостью к нам приходит в отдел, если ему что-то становится интересно, и ему тут с удовольствием помогают. Мальчик умный, если помочь ему не сойти с этого пути, то вырастет хороший человек, а будущем, уверена, получится и отличный сотрудник полиции.

Денис КРЮЧКОВ

Виталий Байдаков: «НУЖНО ПОСТОЯННО УЧИТЬСЯ»


Следственное управление УВД по ЮЗАО г. Москвы считается одним из самых сильных и высокопрофессиональных следственных подразделений столицы. Почти год назад его возглавил полковник юстиции Виталий Байдаков, — опытный руководитель, пришедший в это подразделение прямо со студенческой скамьи, в 1994 году.

 

— Виталий Дмитриевич, в текущем году столичная полиция уделяет особое внимание борьбе с уличной преступностью. Как отразилось на работе следственного подразделения?

— Количество расследуемых уголовных дел данной категории действительно возросло. Чаще стали возникать сложности с установлением личности подозреваемых и обвиняемых.

— По какой причине?

— Уличные грабежи и разбойные нападения чаще всего совершают приезжие из Среднеазиатский республик СНГ. Многие из них имеют подложные личные документы или вообще не имеют таковых. Однако подобные трудности преодолевать мы научились уже давно. Так что злоумышленники, полагающие скрыться от уголовной ответственности под чужим именем, могут не обольщаться.

— Следственные органы текущее реформирование затронуло менее всего, так как работа этой службы регулируется положениями уголовно-процессуального законодательства, которое в последнее время почти не менялось.

— Нас почти не затронули прошедшие недавно сокращения, но в целом перемены в системе МВД затрагивают все службы и подразделения, так как они нераздельно связаны друг с другом в повседневной работе. Возросла нагрузка по количеству расследуемых уголовных дел на каждого следователя. Больше расследуем, больше направляем в суд.

— Вы чувствуете какие-либо перемены в отношении к полиции со стороны жителей города?

— Безусловно, позитивные перемены. В последнее время, к примеру, стало легче привлекать граждан к участию в процессуальных действиях в качестве понятых. Люди охотнее идут на контакт, видя, как система МВД становится более открытой, направленной более на помощь человеку, чем на какие-то свои внутренние пока-
затели.

— Нуждается ли, на ваш взгляд, действующий уголовно-процессуальный кодекс в каких-либо изменениях? Есть ли законодательные недостатки мешающие следователям работать.

— После принятия действующего уголовно-процессуального кодекса в него было внесено уже 300 поправок. Этот законодательный акт уже достаточным образом отлажен и отточен. Но даже хорошим инструментом нужно пользоваться профессионально. Чтобы знать все нормативно-правовые тонкости хороший следователь находится в состоянии постоянного обучения, саморазвития.

— Так не каждый может.

— Сможет ли человек утвердится в нашей профессии или нет показывает, как правило, первый год службы. Следователь работает, сидя за письменным столом, в своём кабинете. Он не бегает по подворотням за преступниками с пистолетом наперевес. Это на 100% умственная работа. В следствии не получится компенсировать свою безграмотность имитацией активной деятельности. Всё, что мы делаем, закрепляется в процессуальных документах. В них чётко и ясно прослеживается линия, по которой продвигается расследование, глубина проработки интересующих следователя вопросов.

— Что вы можете рассказать о расследовании так называемых «висяков», — дел по которым не установлены подозреваемые лица, где преступники не оставили полицейским никаких следов. Тяжело следователю настроится на качественное расследование таких уголовных дел? 

— Во-первых, абсолютных «висяков» не бывает. Всегда есть следы, очевидцы. Во-вторых, в сравнении с 90-ми, у нас распоряжении сейчас есть прекрасно оснащённый экспертно-криминалистический центр, способный провести экспертизу по следам ДНК и так далее. В-третьих, руководители следственных подразделений осуществляют контроль за расследованием каждого нераскрытого уголовного дела, консультируют, помогают своим сотрудникам. О том, как мы работаем по «висякам», свидетельствует растущая из года в год статистика раскрытия уголовных дел прошлых лет. Принцип неотвратимости наказания будет действовать только там, где есть упорный и планомерный труд, нежелание опускать рук и уверенность в собственных силах.

— Следователям вашего управления приходится разбираться в хитросплетениях множества преступлений. Можете провести примеры нескольких запомнившихся вам уголовных дел последних лет?

— Расследование — наша работа и её у нас хватает. В мае 2012 года направили в суд уголовное дело по обвинению начальника отделения почтовой связи № 117186 в мошенничестве на общую сумму в 3 678 000 рублей. Эта женщина производила операции по снятию денежных средств с пенсионных счетов вкладчиков, открытых в ОАО «Банк Москвы».

— А как она это делала?

— Изготавливала и заполняла от лица вкладчиков соответствующие расписки, подтверждающие факт получения ими пенсии. От действий этой гражданки пострадали 29 пенсионеров.

— Чтобы пойти на такое масштабное преступление человек должен начисто лишить себя совести. Часто вам приходится сталкиваться с такой неуёмной алчностью?

— Частенько. Причём для мошенничеств обычное дело, когда преступник пользуется алчностью и жадностью потерпевшего.

— Как это?

— Вот вам характерный пример. Граждане Камеруна предложили одному нашему бизнесмену выгодную сделку, в результате которой тот должен был получить 30 процентный доход от суммы вложенных средств. Бизнесмену камерунцы рассказали о том, что у них имеются замаскированные купюры федерального резервного банка США в размере более двух миллионов долларов. С помощью специальных химических растворов, специальных познаний, и, главным образом, предоставленных «компаньоном» долларов, потомки Остапа Бендера якобы могли из одной предоставленной коммерсантом купюры «восстановить» две замаскированные.  Бизнесмен передал мошенникам 9 900 долларов, а те устроили для него целое представление с кастрюлей наполненной раствором йода в этиловом спирте, в которую они помещали купюры. Но финал этого спектакля оказался неожиданностью для камерунских умельцев — они были задержаны оперативниками. Было возбуждено уголовное дело. Многочасовые допросы с участием переводчиков, очные ставки, осмотры, опознания, экспертизы и прочее. Далее дело было направлено с обвинительным заключением в суд.

— В чём вы видите цель работы следствия? Ведь стопроцентной раскрываемости добиться даже теоретически невозможно.

—  Наша цель заключается в том, чтобы сделать всё возможное, защищая нарушенные преступными действиями права и интересы граждан, а не погоня за большими и красивыми цифрами. Мы стараемся восстановить справедливость, воплотить в жизнь принцип неотвратимости наказания. И то, что мы не можем достичь идеала, не означает, что мы не можем к нему стремиться. Возрастающее в последнее время доверие со стороны граждан свидетельствует о том, что мы двигаемся в нужном направлении.   

Сергей ЛЮТЫХ

ЛУЧШИЕ ГАИШНИКИ СТОЛИЦЫ


Самым лучшим московским подразделением ГИБДД является дорожно-патрульная служба УВД по ЦАО ГУ МВД России по г. Москве. Именно она по итогам конкурса «Лучшее подразделение», впервые проведённого в прошлом году по инициативе начальника главка, заняла 1-е место. Такого результата удалось добиться благодаря слаженной работе коллектива, поэтому нам захотелось рассказать о их кропотливой работе.

 

Заместитель начальника полка ДПС ГИБДД по работе с личным составом подполковник полиции Д.С. Варфоломеев рассказывает, что на протяжении многих лет в Центральном административном округе проявляется тенденция к снижению аварийности: если в 2011 году было зарегистрировано 610 дорожно-транспортных происшествий, в которых погибли 26 человек и 693 ранены, с детьми совершено 42 ДТП с участием детей. 42 ребёнка ранены. В 2012 году зарегистрировано 552 дорожно-транспортных происшествия, при совершении которых погибли 30 человек, ранены 640, из них — 32 с участием детей, в которых ранены 37 подростков.

За прошлый год сотрудники ГИБДД обеспечивали порядок на 15 738 специальных мероприятиях, в том числе на 7 278 политических и иных массовых мероприятиях. Ими проведено 74 профилактических мероприятия, направленных на снижение аварийности, такие как «Нетрезвый водитель», «Пешеход», «Пешеходный переход», «Нелегальный таксист», «Дети», «Мотоциклист», «Встречная полоса». 38 таких мероприятий были инициированы именно ГИБДД УВД по ЦАО.

В 2012 году сотрудниками ГИБДД раскрыто 233 преступления, среди них угоны автотранспортных средств — 6. За 4 месяца 2013 года приняли участие в раскрытии 72 преступлений.

Так, 14 января 2013 года в 22.35 в дежурную часть ОМВД России по Тверскому району поступило сообщение о грабеже по адресу: улица Новослободская, д. 61. Выехавшая на место происшествия следственно-оперативная группа установила, что у 40-летней москвички, ехавшей на «Лексусе», неизвестный разбил стекло правой двери и из салона похитил сумочку с документами и банковскими картами, после чего скрылся на автомашине «Мерседес». По городу был введён план-перехват, в результате чего в 23.30 сотрудниками 1-го батальона дорожно-патрульной службы на пересечении улиц Советской Армии и Третьего транспортного кольца была остановлена иномарка со злоумышленниками. Ими оказались Мераб К., 1986 года рождения, уроженец Республики Абхазия, и Андарбек И., 1987 года рождения, житель Шатойского района Чеченской Республики. В отношении их было возбуждено уголовное дело по ст. 161 ч. 2 УК РФ (грабёж), избранная мера пресечения — заключение под стражу.

10 мая 2013 года в 23.50 у дома № 16 по Чистопрудному бульвару ответственными за обеспечение общественного порядка от ОМВД России по Басманному району подполковниками полиции Владимиром Сечко и Валерием Бариновым замечена проезжавшая мимо автомашина БМВ зелёного цвета, в салоне которой происходила борьба. На место происшествия был направлен инспектор 2-го батальона ДПС УВД по ЦАО, который в 23.57 остановил вышеуказанную автомашину и задержал жителя Воронежа за совершение разбоя. В ходе разбирательства было установлено, что владелец иномарки — москвичка — собралась продавать авто, договорилась на позднее время о встрече с потенциальными покупателями, которые попросили разрешения проехать на автомобиле. Но по пути они стали душить её, накинув на шею верёвку. Девушка стала вырываться и кричать. В этот момент как раз её и заметили сотрудники полиции. По данному факту было возбуждено уголовное дело по ст. 162 ч. 2 УК РФ (разбой).

Большое внимание руководством ГИБДД Центрального округа уделялось работе с кадрами, за год принято на работу 72 человека. Хочется отметить, что снизилось количество полицейских, привлечённых к дисциплинарной ответственности. Например, командир взвода ДПС 3-го батальона ГИБДД капитан полиции А.Н. Васин в 2012 году стал по ГУВД лучшим по профессии. Этого титула он удостоился четвёртый раз подряд. Хочется отметить, что Алексей Николаевич является мастером спорта международного класса по биатлону, трёхкратным чемпионом Европы по летнему биатлону, двукратным призёром этапов Кубка мира, 8-кратным чемпионом России и многократным призёром России по летнему биатлону.

Для информирования населения о деятельности службы ГИБДД организовывались выступления в средствах массовой информации: в окружных, городских и центральных газетах опубликовано 97 материалов, на радио о деятельности государственной инспекции прозвучало 4 материала.

В общеобразовательных учреждениях в 2012 году организовано 308 выступлений, в том числе в школах — 101, дошкольных учреждениях — 143, колледжах — 17, учреждениях дополнительного образования — 16.

Благодаря ГИБДД в Центральном административном округе обустроено 10 автогородков на базе общеобразовательных учреждений №№ 1240, 1840, 282, 171, 1496, 1468, 1275, 661, 96 и в детском парке им. Прямикова, расположенном по адресу: улица Таганская, д. 15-а. Именно здесь со школьниками проводятся многие мероприятия, например такие, как «Безопасное колесо», «Малышок на дороге». Как правило, на мероприятиях школьникам раздаётся агитационный материал: книжки-раскраски на дорожную тему, буклеты с изображением светофора, где написано, как правильно надо переходить дорогу, и т.д.

Хочется отметить, что на протяжении семи лет полком ДПС осуществляется активное взаимодействие с Центральным окружным управлением образования г. Москвы по вопросам профилактики и предупреждения детского дорожно-транспортного травматизма. Так, проводились смотр-конкурс «Дорожная азбука», конкурсы детского рисунка, смотры-олимпиады по правилам дорожного движения, профилактические мероприятия «Зимние каникулы», «ГИБДД в защиту детей», «Здравствуй, лето!», «Снова в школу» и др.

Именно благодаря активной работе сотрудников ГИБДД УВД по ЦАО подразделение удостоилось 1-го места среди других подразделений ГУ МВД России по г. Москве.

Андрей ОБЪЕДКОВ

ХОРОШИЙ ОТДЕЛ


В Северном административном округе одни из лучших — ОМВД по Хорошевскому району. О том, как налажена здесь работа полиции, рассказал «Петровке, 38» начальник этого отдела подполковник полиции Василий Разыграев.

 

— Расскажите о районе, который обслуживает ваш отдел. Есть ли у него какие-то особенности, выделяющие его среди других территорий округа?

— Район наш граничит с центральной частью города, вследствие чего здесь наблюдается довольно большой поток мигрантов. Кроме того, на нашей территории возведён крупнейший по площади во всём округе жилой сектор, немалую часть которого составляет элитное жильё, построенное в последние годы. Однако главной особенностью нашего района я бы назвал большое количество спортивных объектов, таких как Дворец спорта «Мегаспорт», сразу после открытия он стал популярным местом проведения различных массовых мероприятий, а также спортивный комплекс ЦСКА, который полностью находится на территории района и включает в себя объекты для проведения хоккейных, легкоатлетических и баскетбольных соревнований. Спортивные мероприятия высокого уровня у нас проходят практически ежедневно, ну а нам на каждом из них  нужно обеспечивать соответствующий порядок. Это непросто, так как в дни проведения соревнований вследствие большого притока граждан на территорию района наблюдается некоторое ухудшение оперативной обстановки, в частности возрастает число краж из машин и карманных краж.

Большую поддержку в такие дни нам оказывает окружное управление, и, надо сказать, основную нагрузку при массовых мероприятиях несёт именно оно. Но и мы, естественно, выделяем своих сотрудников на все эти мероприятия: оперуполномоченных, участковых, вплоть до инспекторов ПДН. То есть серьёзная нагрузка ложится и на отдел. Ну и помимо того, борьба с преступными элементами, привлечёнными сюда большим потоком граждан, остаётся на нас.

— Картина преступности в Хорошевском районе чем-то отличается от других?

— Нет, в этом плане ничем особенно наша территория не отличается. В данном смысле я бы даже назвал его типичным для столицы, похожим на любого из соседей. Зато по показателям мы стоим несколько выше, чем в среднем по Москве, что видно из соотношения зарегистрированных и раскрытых преступлений.

Впрочем, кое-какие специфические черты всё же, наверное, назвать можно. Большое количество элитного жилья приводит к тому, что у нас периодически активизируются квартирные воры. Другим следствием наличия дорогостоящего жилья являются дорогостоящие иномарки во дворах, которые провоцируют воров на угоны и кражи. А вот от уличной преступности, резкий рост которой наблюдался в городе в прошлом году, жители нашего района пострадали в той же степени, что и москвичи в целом. Однако мы принимаем меры, чтобы эти болевые точки купировать. 

— Какие, например?

— Начинается всё с анализа ситуации, на основе чего составляется прогноз, и мы может уже предполагать, где и когда с наибольшей вероятностью будет совершенно преступление, и реагировать превентивно. Взять, например, квартирные кражи. В дни майских праздников, когда происходил отток москвичей из города, мы работали в усиленном варианте. Большая часть личного состава была задействована в патрулировании в тех местах, которые наиболее подвержены данным преступлениям, и в результате за первые две недели мая граждане обратились к нам по поводу лишь одной квартирной кражи. Хотя, как правило, в эти дни по этому виду преступлений наблюдается заметный всплеск. Благодаря присутствую сотрудников в жилом секторе нам удалось эту тенденцию переломить.

— Удалось ли также эффективно противодействовать улич-
ной преступности?

— Да, по уличным грабежам в новом году у нас наблюдается большой спад. Если говорить о конкретных мерах, то мы сделали упор на улучшение работы патрульно-постовой службы. Уличные наряды были настроены на более инициативную работу на территории, в частности на активную проверку документов и энергичную работу по административной практике. Это было одной из ключевых мер — нетерпимость к административным правонарушениям, в первую очередь, конечно, к распитию спиртного в общественных местах. Понимаете, уличное преступление — оно ни с того ни с сего не берётся. У него всегда есть причина. И редко в основе его лежит задолго до того продуманный замысел. Чаще всего причина куда прозаичнее: начинается всё с распития спиртного, обычно на дворовой территории, а спустя время наряду уже приходится выезжать, чтобы разобраться с последствиями поножовщины. Выпив лишнего, очень часто люди начинают совершать необдуманные поступки, тем более если они склонны к совершению преступлений. Наша задача —проводить профилактику и предотвращать эти порывы ещё на стадии административного правонарушения.

Главное, что эта работа никак не затрагивает добропорядочных граждан, которые не пьют на детских площадках, не матерятся в общественном месте и которые сегодня, возможно, даже не замечают активизации этой работы. Но весь подучётный элемент, я думаю, чувствует внимание сотрудников правоохранительных органов и лишний раз предпочтёт преступление не совершать.

— Насколько тяжела у вас ситуация с нелегальными мигрантами?

— Она тяжёлая, могу сказать прямо. К сожалению, выходцами из среднеазиатских республик совершается очень большое количество преступлений.  Среди них высокая безработица, но, не найдя здесь честного заработка, они предпочитают не вернуться обратно, а заняться грабежом. Мы сильно данной проблемой озабочены, ведём борьбу по этому направлению, и в какой-то степени в этом преуспеваем, о чём говорит статистика совершённых преступлений, в частности уличных.

— Хватает ли людей, чтобы эффективно вести борьбу с преступностью по всем направлениям?

— Ни один руководитель, наверное, не скажет, что ему хватает людей. Каждому хотелось бы иметь под своим началом побольше сотрудников. Тем не менее, есть определённый штат подразделения, и на сегодняшний день этот штат практически укомплектован. Улучшилось материальное положение сотрудников, люди за свою работу держатся. Мало их, много ли, но мы работаем и будем выполнять задачи, которые поставлены руководством. Результаты, которые показаны отделом и округом, демонстрируют, что мы с этим справляемся.

— Можете особо отметить кого-то из своих сотрудников?

— Очень хорошие показатели у службы участковых уполномоченных. Конкретно я бы выделил Сергея Себякина и Вячеслава Колодкина. У них образцовый порядок как на опорном пункте, так и на территории, о них неизменно хорошие отзывы от граждан.

Но вообще, стараются работать у нас практически все. Конечно, в силу разных способностей у кого-то получается хуже, у кого-то лучше, но рвение демонстрирует почти каждый. Те же, кто не демонстрирует… Думаю, лишний раз о них говорить нет смысла — надолго они у нас всё равно не задержатся. Бывают, правда, случаи, когда человек просто попал не на свою должность. В территориальном отделе невероятно тяжело работать опером, участковым — это просто не каждому дано. Но это не значит, что люди плохие, просто здесь необходим особый набор морально-волевых качеств, который мало у кого есть.

— А можете ли вы привести примеры успешных дел ваших сотрудников: характерных задержаний или раскрытий?

— Примеров таких, конечно, хватает. Да вот хотя бы недавнее раскрытие, сделанное сотрудниками уголовного розыска. Был обнаружен человек у метро — избитый, в бессознательном состоянии, несколько недель находился  в коме и, к сожалению, не приходя в себя, скончался. Была проведена быстрая оперативная работа, по итогам которой выявили группу приезжих из других российских регионов, промышлявших в столице грабежами. Они были спортсменами-боксёрами, нападения их сопровождались избиением жертвы, которое в этот раз окончилось гибелью человека. Группа эта была задержана, находится в следственном изоляторе, а дело расследует Следственный комитет при прокуратуре. Думаю, что уже в ближайшее время оно будет направлено в суд. Наши сотрудники получили за это расследование заслуженное поощрение.

Огромное количество примеров хорошей работы даёт патрульно-постовая служба, сотрудники которой в этом году много раз задерживали бандитов по горячим следам. Но сосредотачиваться на конкретных примерах я бы всё же не хотел. Знаете, я всегда говорю, когда ко мне приходят молодые сотрудники, особенно уголовного розыска, что наша работа далека от того, что показывают по телевизору, она даёт не так много ярких примеров. Наоборот, стрельба и погони — это брак в работе сотрудника уголовного розыска. Нужно понимать, что каждое дело, будь то мелкое, когда снята какая-нибудь мелкая деталь с автомобиля, или крупное, вроде разбоя, если преступник изобличён и лишён возможности совершать новые преступления, — это удачное дело. О нём тоже можно говорить громко, потому что всё это — победа над преступностью, и этот негодяй теперь никого не ограбит и не тронет.

Денис КРЮЧКОВ

«МЫ НЕ ОЖИДАЛИ, ЧТО НАША ПОЛИЦИЯ ТАК РАБОТАЕТ!»


Корреспондент нашей газеты побывал в расположении 1-го батальона полиции МОВО по ЮВАО ФГКУ УВО ГУ МВД России по г. Москве, где провёл день в экипаже одного из лучших сотрудников подразделения — прапорщика полиции Виктора Макунина.

 

Непростая «земля»

6.50. Начало смены. Сотрудники надевают форменное обмундирование, записываются в книгу учёта вооружения, после чего личный состав собирается в классе службы. Дежурный офицер и командир взвода доводят оперативную информацию по городу: случившиеся преступления, ориентировки на лица, государственные номера угнанных автомобилей. По окончании инструктажа, не задерживаясь, по машинам — к 8.30 нужно быть в территориальном отделе, где ждёт новый инструктаж, — теперь уже по конкретному району (для Виктора это Кузьминки). По дороге экипаж заезжает на заправку: отвлекаться на это в течение смены нельзя — при срочном вызове дело иногда решают считанные секунды.

В ОМВД Виктор записывается в книге нарядов и получает радиостанцию. Начинается рабочая смена.

— Юго-восток входит в число тех территорий, которым, скажем так, преступный элемент оказывает пристальное внимание. У нас здесь много старой застройки, пятиэтажки — а это дешёвое съёмное жильё. Оно привлекает мигрантов, в том числе нелегальных, на которых сегодня лежит ответственность за львиную долю грабежей и разбоев – закон они не очень любят. Так что территория непростая, и бывает, конечно, довольно тяжело на смене. Но в целом справляемся, — вводит меня в курс дела Виктор.

— А уважение к полицейскому сохраняется у тех, кто перестаёт уважать закон? С агрессией часто сталкиваетесь?

— В последнее время немало тех, кто ведёт себя не совсем адекватно, нагло. Но эта наглость выражается эмоционально, до физического противодействия, как правило, дело не доходит. Да и надавить такие люди пытаются обычно на молодых сотрудников, которые ещё не наработали свой опыт. Пытаются действовать наперекор требованиям, размахивают перед лицом руками — хотят заставить поволноваться, понервничать. Но грань не переступают, потому что понимают: одно дело вести себя нагло, и совсем другое — открыто противодействовать сотруднику полиции, ведь за этим последует наказание по всей строгости.

— Большая территория за вами закреплена?

— За нашим батальоном числится семь районов, в основном протянувшихся вдоль Рязанского проспекта: от Нижегородского до Некрасовки. За каждым экипажем закреплена постоянная территория. Соответственно, они знают уязвимые точки, места отхода подозреваемых, укромные лазейки, кто и куда может побежать. И экипаж не вслепую едет, а работает по чёткой схеме.

— Но на этих территориях уже работают экипажи ППС и ГНР районных отделов. Чем вызвана необходимость вашего присутствия?

— Дело в том, что в связи с сокращением ППС выставляет не так много экипажей на территорию. А ведь на каждый звонок, если отрабатывать его профессионально, как следует, тратится немало времени, и наличных сил на все вызовы может в какой-то момент не хватить. Вот представьте: случился грабёж. Условные три экипажа тогда на районе отрабатывают пути отхода, чтобы найти преступника по горячим следам. И тут по «02» поступает адрес. Какому-то из экипажей надо следовать на вызов, но тогда оголяется территория, освобождается несколько вариантов отхода, и всё — преступник ушёл. Иное дело, когда здесь есть вневедомственная охрана, которая также отрабатывает район. Она — дополнительная сила для этой территории. И соответственно, убрав наш или их экипаж, у полиции всё равно остаётся возможность замкнуть периметр и не позволить преступнику уйти.

 

По заветам предков

На пульт «02» поступает сообщение о том, что человек лезет в машину. Экипаж Виктора на место происшествия прибывает вторым — одна машина уже стоит.

— Ребят, помощь нужна?

Нет, преступник уже схвачен — похлопали по плечу, когда тот торчал в разбитом окне.

Всё же едут обследовать территорию — и не зря: неподалёку вторая машина с разбитым стеклом. Быстро выясняется, что это не невероятное совпадение — злоумышленник тот же. Вызывают СОГ, документируют случившееся. Бумаги сопровождают любую мелочь. Тягомотно, но необходимо.

— Как родилось решение идти на службу в полицию?

— Это потомственное. У меня дед — сотрудник милиции, отработал в органах 27 лет, был участковым, уволился после войны. Отец 22 года отдал службе. Все дяди мои работали в милиции. Ну и, вы понимаете, маленький мальчик растёт, видит эту форму, которую носят люди, которых безгранично уважаешь. Поэтому выбор мой состоялся давно, ещё в раннем детстве.

— И насколько детская мечта оказалась похожа на реальность?

— Конечно, они несколько разошлись. В детстве-то службу эту узнаёшь по фильмам, по захватывающим книгам, и видим мы только романтику задержаний, не видим всю ту работу, которая выполняется на бумаге, и насколько её много. Зачастую, главная проблема не задержать преступника, а соблюсти весь процессуальный порядок и оформить всё это дело.

— Но романтика задержаний всё-таки осталась?

— Задержаний у нас хватает. Мы ведь служба оперативная: грабёж, разбой — отрабатываем по горячим следам и ловим. Даже не знаю, какой бы случай в пример привести, их столько накопилось. Некоторые уже и забылись, ведь то, что для стороннего человек становится запоминающимся эпизодом — страшные скандалы, драки, для нас может быть пятиминутным выездом, который просто вливается в поток рутины.

Ну вот последний случай: осуществляли ночное патрулирование. Поступает сигнал от дежурного: на Волгоградском проспекте произошло разбойное нападение, предположительно четверо выходцев из Кавказского региона угрожали предметом, похожим на пистолет, отняли у человека дорогой телефон. На адрес мы прибыли в течение полутора минут. Посадили пострадавшего на борт, начали отрабатывать территорию. Происшествие произошло около станции. Сразу спрашиваю: «Ушли в метро?» Нет, грабители перебежали дорогу. Значит — с большой вероятностью местные. Я упоминал про уязвимые места в районе, где могут собираться такие тёмные личности. И мы заранее знали, где ожидать их появления. Уже через пять минут патрулирования обнаруживаем компанию там, где мы её и рассчитывали увидеть. Машину оставили, потерпевшего попросили подождать внутри, чтобы его появление не спровоцировало грабителей на движение. Подошли будто бы для банальной проверки документов. «Разрешите?» Дают паспорта. Мы спокойно их собираем, после чего так же спокойно надеваем на них наручники. Они даже не поняли, что происходит — вроде документы в порядке, стояли, как отрешённые. Так мы их зафиксировали, и потерпевший уже без опаски подошёл и опознал их. Если бы они увидели потерпевшего сразу — четыре человека, ночное время, они бы разбежались. А так как нас в экипаже трое, троих мы бы и задержали, и это при лучшем варианте развития ситуации.  Вызвали следственно-оперативную группу, изъяли пистолет, вернули телефон. Потерпевший выразил нам благодарность за оперативные действия.

— Часто благодарят граждане?

— Знаете, у граждан ведь сложилось субъективное мнение о полиции в силу того негатива, на котором сосредоточены СМИ. И когда они видят обычную, реальную нашу работу, когда мы отрабатываем их вызов, возвращаем имущество, ловим обидчиков, они бывают поражены. Благодарят практически каждую смену. «Спасибо большое, мы и не ожидали, что у нас так полиция работает».

 

Быть частью команды

Тревожная кнопка срабатывает в одном из магазинов. Мужчина в нетрезвом виде захотел вынести бутылку водки, не оплатив. Прибывший экипаж подвыпивший встречает с предельной вежливостью. «Здравствуйте», — приветствует, кивая головой и отставив бутылку в сторону. Отвечает на расспросы адекватно — кажется, вовсе не пропащий, просто какая-то шальная мысль пришла в голову.

— Гражданин, в данном случае мы ограничимся предупреждением, но если поступит заявление от администрации, мы вынуждены будем доставить вас в территориальный орган внутренних дел.

Сотрудники магазина, услышав это, смотрят на Виктора точно на персонажа кино об образцовом полицейском.

Мужчина смущённо извиняется перед менеджерами, благодарит полицейских и смиренно просит, глядя сквозь лёгкую муть: «Разрешите я пойду домой?»

— Расскажите о коллективе, в котором вы служите.

— Крепкий, профессиональный, складывался годами. Молодые сотрудники у нас есть, идут, но в основной массе — это те, кто уже от пяти-шести лет отработал на территории. Люди знают друг друга, поддерживают, уважают. Переоценить важность таких товарищеских отношений невозможно. Ситуации у нас в работе бывают разные: и бандитов ловим, и просто компании шумные, разгорячённые утихомириваем. Нередко сталкиваемся с агрессией. Такую ситуацию вы либо отработаете вместе, либо не отработаете никак. Нужно точно знать, что рядом — надёжный человек. Люди, которые появились здесь, но, скажем так, пришли не туда и не в то место, надолго не задерживались.

— Когда вы сами только пришли на службу, опытные сотрудники сильно вам помогали?

— Их помощь была просто неоценимой. Только-только заступив на службу, ты же ещё не понимаешь ничего. Тут надо быть как губка: впитывать в себя все наставления. Когда я пришёл в милицию, мне самое главное сказали: не надо бояться спрашивать. В незнании нет ничего стыдного; нежелание знать — вот что плохо. Хотя, конечно, поначалу всё равно волнуешься задать глупый вопрос: почему мы поехали именно сюда? почему мы не стали проверять этого человека? Вот ориентировка: подозреваемый в чёрной куртке, в чёрных джинсах. Мы едем мимо одетого так человека, не останавливаясь. Старшие объясняли, как определять действительно нужного человека, сходу отмечая всё — от внешнего вида до поведения; как распознать тревогу, по каким признакам понять, что этот человек недавно совершил преступление. Научили различать этническую принадлежность: если ориентировка на узбека, я уже не ошибусь и не потеряю время, останавливая киргиза или таджика.

В хорошем, слаженном коллективе все старшие обязательно помогают молодёжи, не только прикреплённый наставник. Так было и со мной. Я наглядно видел, что значит действительно хорошо отрабатывать вызов.

— И что это значит?

— Вот возьмём какой-нибудь незначительный случай — нарушение тишины. Я не имею права просто позвонить в дверь и, если никто не откроет, уехать, а потом написать: «Информация не подтвердилась». Я должен опросить очевидцев, обойти соседей, обзвонить по домофону, проверить подъезд, но выяснить точно: был всё-таки звук, не был, откуда доносился. Потому что шум мог означать что угодно. Это могло что-то падать в ходе драки, могли быть крики, которые потом окончились чем-то худшим. Полноценно отрабатывать нужно каждый вызов. Не отмахиваться: нет никого — и ладно. Удели время, потрать силы и отработай полностью.

 

«Работать, работать и работать»

21.30. Рабочая смена всегда проходит по-разному. Количество вызовов может варьироваться от 10 до 20. Многое зависит от дня недели. В пятницу и субботу люди отдыхают, а для экипажей это означает бесконечную череду вызовов на конфликты в бары, рестораны, да и всюду, где компания нашла уютное место, чтобы выпить.

По окончании смены — возвращение сначала в отдел, потом в расположение батальона. По каждому вызову нужно написать рапорт о проделанной работе. Виктор отдаёт бумаги, радиостанцию, дежурный ставит пометку. Смена окончена.

— Вашей работе дают высокую оценку. Как удалось достичь таких результатов?

— Это заслуга всего коллектива. Как я и говорил, надёжные товарищи, которые всегда помогут, — это важнейшее в нашей службе.

— Но всё-таки отметили лично вас.

— Что сказать… Я никогда не преставал саморазвиваться. Много лет я исполнял обязанности командира взвода и всегда считал, что командир должен быть примером для своих подчинённых. Потому всегда подстёгивал себя: самостоятельно изучал законы, уделял время физической подготовке, и это стало большим подспорьем для достижения хороших результатов в службе.

А вообще, тот, кто хочет чего достичь в нашем деле, должен пересилить себя и работать, работать и работать. Раз мы сюда пришли, то выкладываться нужно на 101 процент. Потому что те люди, которые ходят по улицам Москвы, которых могут обидеть — это в том числе и наши дети, матери, сёстры. И если уж мы надели погоны, то должны их защищать, не щадя сил.

Денис КРЮЧКОВ

ЛУЧШИЕ В ГОРОДЕ


По результатам конкурса, проводимого в столичной полиции на звание «Лучший участковый пункт полиции Главного управления МВД России по г. Москве», лидирующую позицию занял коллектив сотрудников участкового пункта полиции района № 3 Орехово-Борисово Южное. При определении победителя учитывались все факторы: показатели раскрываемости преступлений, состояние опорного пункта, наличие или отсутствие дисциплинарных взысканий и прочее. Непереходящий вымпел, а также денежные премии были вручены старшему участковому майору полиции Анатолию Дрожжину, участковым капитанам полиции Николаю Шаванову и Николаю Нестеренко. Статистика свидетельствует, что на территории их административного участка жить становится безопаснее. В 2013 году была допущена всего одна квартирная кража.

На каждого участкового приходится порядка 5000 человек, около 96 состоят на различных учётах: ранее осуждённые, условно осуждённые, неблагополучные семьи, наркоманы и т.д. Со всеми категориями граждан регулярно проводятся профилактические мероприятия, это касается не только граждан, входящих в группу риска, но и простых жителей Орехово-Борисово Южное. Раз в месяц пенсионеры посещают Центр социальной защиты, где их предупреждают об опасности мошеннических махинаций с квартирами и мобильной связью. Кроме того, ведётся активная работа совместно с председателем ОПОП по проведению профилактических бесед в школах и других учебных заведениях.

Стоит отметить, что каждый из упомянутых участковых проработал на данном опорном пункте больше 10 лет. Сотрудники не только знают территорию, они также знакомы с большей частью местного населения. В прошлом году лишь по приметам, записанным со слов потерпевших, в кратчайшие сроки (всего за сутки) удалось задержать шайку преступников. Среди них оказались два жителя района и один приезжий из Тульской области. Ребята решили заняться разбоем. Первый раз они пристали к какому-то молодому человеку, который проходил мимо них с плеером. Хулиганы, угрожая травматическим пистолетом, отобрали у него технику и деньги. Этого им показалось мало, и они буквально через несколько часов повторили налёт. Все трое были задержаны, одному злоумышленнику не исполнилось и 18 лет.

В этом году участковые столкнулись с ковровым вором. Приезжий из Дагестана устроился на работу в организацию, специализирующуюся на продаже ковров. В его обязанности входила перевозка груза, но параллельно с этим он осуществлял и иную деятельность — приворовывал ковры и прятал для дальнейшей продажи. Горе-предпринимателя удалось вывести на чистую воду. Сумма ущерба составила 100 тысяч рублей.

Начальник отделения участковых уполномоченных полиции по району Орехово-Борисово Южное капитан полиции Иван Якушкин гордится своими коллегами. Он отметил, что, получив заслуженный вымпел, они не почили на лаврах, а продолжают подавать деятельный пример другим сотрудникам отдела. Иван Фёдорович выразил надежду, что в будущем году стену их участкового пункта полиции украсит ещё один вымпел за звание лучших в городе.