petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 6 (108) 11 февраля 2009 года

Есть такая служба

Из того, как каждый конкретный сотрудник милиции соблюдает дисциплину (а это и опрятный внешний вид, и вежливое обращение с гражданами, и соблюдение правил дорожного движения, и учетно-регистрационной дисциплины), насколько грамотно и профессионально поможет человеку, обратившемуся к нему со своей проблемой, складывается представление о всей системе правоохранительных органов в целом. Оттого проводимую работу сотрудниками инспекции по личному составу (ИЛС) недооценивать нельзя, ведь их основная задача — профилактика и предупреждение дисциплинарных проступков среди личного состава органов внутренних дел. Сегодняшний гость нашей газеты — начальник ИЛС отдела кадров УВД по СВАО капитан милиции Алексей ЛЕСНИКОВ, с которым мы беседуем о его службе, успехах и существующих проблемах.
—Алексей Михайлович, расскажите, пожалуйста, каким образом строится ваша работа?
— Борьба сотрудников правоохранительных органов с преступностью и правонарушениями в различных сферах нашей жизни требует от самих стражей порядка неукоснительного соблюдения законности и дисциплины. Наша служба призвана следить за тем, чтобы они блюли установленные нормы. Контроль за исполнением должностными лицами ведомственных приказов и указаний мы осуществляем в виде плановых и внеплановых выездов в подразделения с проверками. Кроме того, мы регулярно проводим различные рейды, а также занимаемся разбирательствами по письменным или устным жалобам граждан. Если в процессе проверки выясняется, что сотрудник милиции допустил уголовно-наказуемый проступок, то мы передаем это дело в особый отдел, если же страж порядка является нарушителем общемилицейских и должностных обязанностей — он наш подопечный, и мы сами принимает соответствующие меры.
— На что граждане жалуются в инспекцию чаще всего?
— Львиная доля обращений связана с непринятием мер сотрудниками территориальных дежурных частей и участковыми инспекторами милиции. Нередко люди жалуются на некорректное поведение сотрудников ППС. Кстати, отмечу, что жалоб в минувшем году существенно прибавилось. Их число вообще увеличивается из года в год. Но это вовсе не означает, что у нас милиция все хуже и хуже работает, просто это мы стали больше информировать население, куда обращаться с претензиями, каков порядок подачи заявления. В итоге люди стали знать свои права и пользоваться ими. На самом же деле далеко не всегда претензии граждан обоснованы и соответствуют действительности. К примеру, что касаемо участковых, то тут жалобы в основном связаны с их участием в конфликтах семейно-бытового характера. Зачастую людям кажется, что участковые относятся к этому без должного внимания. Однако это не всегда так. Надо сказать, что возможности милиции сильно ограничены в решении подобных вопросов. Теперь решать, кто прав из повздоривших соседей, а кто виноват, должен мировой судья. И мне кажется, это правильно. Рассмотрение дела в суде — это гарантия его объективного и всестороннего рассмотрения. Беда только в том, что процесс этот долгий. Если же конфликт связан с пьянством одного из члена семьи, милиция не может заставить его взяться за ум и устроиться на работу. По большому счету, у околоточного в этой борьбе осталось только одно оружие — сила убеждения, так как нет в нашей стране больше ни ЛТП, ни статьи за тунеядство.
Как правило, на оперативных дежурных жалобы поступают от потерпевших, пришедших в ОВД за помощью. В силу обстоятельств, которые вынудили человека обратиться в милицию, он уже приходит туда на взводе, а тут еще дежурный со своими расспросами. Заявитель принимает это в штыки, срывается, звонит в службу «02» и высказывает все, что накопилось. Однако уже на следующий день гражданин успокаивается и от своих претензий отказывается, даже с нашими сотрудниками не желает идти на дальнейшее общение, объясняя это так: «Я погорячился, давайте все забудем».
— А что касается работников ППС?
— Тут признаю — грубиянов среди них хватает. Да и приказы не всегда они исполняют должным образом.
— В чем вы видите основные причины допускаемых этими милиционерами нарушений?
— Прежде всего в их слабом общекультурном развитии и в недостатке знаний правовых норм. Ведь чего греха таить, ППС — служба не самая престижная, в нее осуществляется не отбор, а набор. Из-за этого в наши ряды частенько попадают люди не вполне воспитанные. Плюс к этой беде добавим еще то, что новобранцами должным образом никто не занимается. Институт наставничества существует фактически на бумаге, поэтому новички, как правило, предоставлены сами себе. Не лучшим образом сказывается и отсутствие налаженной системы стимулирования сотрудников за безупречное соблюдение ими дисциплины и законности. Получается, кнут есть, а пряников нет.
— Ранее вы обмолвились о проводимых рейдах, как одной из форм работы. Расскажите об этом.
— Думаю, не открою никому секрета, что дорожной дисциплиной наши милиционеры не блещут. Именно поэтому мы регулярно проводим рейды для выявления нарушителей ПДД. С инспекторами ГАИ на совместное дежурство заступают сотрудники ИЛС. Все факты нарушения правил водителями служебных автомашин или милиционерами, управляющими личным транспортом, ими фиксируются и в дальнейшем подлежат тщательному разбирательству. Опять-таки, уверен, что каждому из нас хоть раз доводилось видеть неопрятно одетого стража порядка. Во время рейда «Милицейский патруль» мы как раз и выявляем подобных разгильдяев.
— Как наказывают провинившихся?
— По-разному, и это еще одна беда, так как в настоящее время административное законодательство не предусматривает ответственности сотрудников органов внутренних дел (за исключением ПДД). А жаль. Я и мои коллеги считаем, что давно пора разработать и узаконить дисциплинарный устав МВД, потому как сейчас служебные взаимоотношения как субординационного, так и координационного характера урегулированы лишь фрагментарно и в самых общих чертах различными наставлениями и инструкциями. Отсутствие же четких нормативных определений «дисциплинарного проступка», «грубого» либо «систематического» нарушения служебной дисциплины создает условия для субъективизма и необъективности дисциплинарной практики, нарушений принципа справедливости в работе с кадрами.
Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото автора
  • Номер 6 (108) 11 февраля 2009 года
  • Жизнь под кайфом

    13 февраля 2008 года у автомойки, расположенной на Бережковской набережной, остановилась черная БМВ. Вскоре туда же подъехала автомашина «Кио-Рио». Из нее вышла молодая женщина и направилась к БМВ. Открыв переднюю дверь, она села рядом с водителем. Он протянул ей маленький пакетик. Женщина высыпала часть его содержимого в виде дорожки на компакт-диск и вдохнула белый порошок. Откинувшись на спинку кресла, она блаженствовала несколько секунд. Потом, свернув пакетик и взяв у мужчины еще один, она распрощалась с ним. Сев в свою машину, женщина завела мотор и поехала к гостинице «Свис-отель». Когда она вошла в гостиничный холл, ее задержали сотрудники милиции.
    14 февраля 2008 года черная БМВ вновь появилась на той же автомойке, потом проследовала к торговому комплексу «Москва». Приблизительно через пять минут к БМВ подъехали темно-вишневые «Жигули». Хозяин БМВ вышел из своей машины и пересел в них. Находящийся за рулем «Жигулей» парень протянул ему четыре пакетика. Взамен тот отдел ему 16 тысяч рублей. Вернувшись в БМВ, мужчина позвонил своему другу и назначил встречу тут же на стоянке торгового комплекса. Когда они встретились, их задержали сотрудники милиции.
    Оба доставлены в ОВД по району Люблино. В присутствии понятых у водителя БМВ были изъяты пакетики с наркотиками. Позже экспертами будет установлено, что в них находились 4,7 грамма героина и 0,91 граммов кокаина.
    Водитель БМВ — 40-лейтний Эльдар Абрюмов, свою жизнь мог считать вполне удавшейся. Родился в Баку. По совету друзей переехал в Москву. Получил российское гражданство, занялся бизнесом. Дела шли успешно. Заработал денег. Купил жилье. Женился. Сначала родилась дочь, потом — сын. Когда его задержали, они с женой ждали третьего ребенка.
    Сотрудникам милиции он сразу же заявил, что наркотик приобрел для личного употребления. Так случилось, что от жизненного благополучия его потянуло к острым ощущениям. Друзья предложили словить наркотический кайф. Если бы это был героин, он бы отказался, но ему протянули пакетик с кокаином. Наркотик дорогой, распространенный в гламурной среде. Кокаиновый кайф ему пришелся по душе. Вскоре эта забава переросла в пагубную привычку.
    Слова Абрюмова подтверждал и тот факт, что он состоял на учете в наркологическом диспансере. По заключению комиссии экспертов, он являлся лицом, употребляющим разные психоактивные вещества. Однако хроническим психическим расстройством или слабоумием не страдал, был способен в полной мере осознавать характер и общественную опасность своих действий.
    И все же, утверждая, что наркотики он приобрел только для себя, Эльдар лгал. Сотрудники УБОП ГУВД по г. Москве об этом знали. Они уже давно взяли под наблюдение этого человека и выяснили, что он является наркодельцом. По данным сотрудников УБОП, крупные партии наркотиков он получал по своим каналам из Владимирской области. Далее через созданную им сеть распространителей наркотики «уходили в народ» мелкими партиями.
    Это были молодые люди, уже пристрастившиеся к зелью. То, что наркоманы являются как потребителями, так и распространителями наркотических средств, реалии сегодняшней жизни. Для них продажа — это возможность подзаработать себе на очередную дозу, чем они и пользуются. Абрюмова они называли просто Эдом. Договариваясь о встречах по телефону, говорили на особом языке. Кокаин называли «девочка», «подруга» или «первый». Героин — «герыч» или «второй». Метадон — «мед». Все наркотики растительного происхождения — «литература». Гашиш — «армянские колбаски», «твердый», «плюшка». Марихуана — «мягкая».
    Уголовное дело, возбужденное в отношении Эльдара Абрюмова, было передано для расследования в ГСУ при ГУВД по г. Москве, старшему следователю по особо важным делам 5-го отдела СЧ подполковнику юстиции Виктору Рубашкину.
    Выяснилось, что задержанная накануне Эльвира, с которой встречался Абрюмов на автомойке, его очень близкая подруга. Из ее первых показаний следовало, что в тот день у нее началась ломка, и она обратилась к Эду за дозой. При встрече он дал ей кокаин, но рассчитаться с ним она не смогла, так как у нее не было денег. Занять их она собиралась у своего знакомого Константина, проживавшего в гостинице «Свис-отель». Так как Эд якобы отдал ей свою дозу, ей необходимо было вернуть ему деньги в тот же день, чтобы он смог приобрести наркотик для себя. Трудно представить, чтобы у достаточно успешного бизнесмена не нашлось денег на дозу для себя. Эльвира явно лукавила в своих показаниях.
    При осмотре ее машины, кроме двух пакетиков кокаина, который ей передал Абрюмов, был обнаружен еще и спичечный коробок с этим же наркотиком. Поставленная перед этим фактом женщина заявила, что этот коробок с дозой она приобрела у Давида. У оперативников возник вполне закономерный вопрос: зачем же было брать последнюю дозу наркотика у Абрюмова, если у нее был свой? Эльвира дала этому простое объяснение — забыла, мол, она об этом коробке. Но возможно ли такое, чтобы наркоман забыл о наличии у него дозы?! Не трудно предположить, что на самом деле наркотик предназначался для дальнейшей перепродажи.
    Сам же Абрюмов однозначно заявил, что пожалел Эльвиру и отдал ей свою дозу безвозмездно и никаких денег с нее не требовал.
    Совершенно неожиданно в ходе следствия Эльвира изменила свои показания. На сей раз она заявила, что вообще никакого кокаина у Эда не брала и весь наркотик купила у малознакомого ей Давида. Кроме имени, она больше о нем ничего не знает. Причина такого поведения Эльвиры вскоре была выяснена.
    Сотрудниками изолятора у обвиняемого Абрюмова была изъята сим-карта, принадлежащая его жене. Благодаря этому удалось установить, что накануне очной ставки Эльвире звонил Абрюмов. Женщина призналась сотрудникам УБОП, что Эд просил ее изменить показания так, чтобы это позволило ему избежать уголовной ответственности за сбыт наркотических средств.
    — Во время следствия Абрюмов вел себя очень осторожно, стараясь минимизировать свою вину, — рассказывает Виктор Рубашкин. — Давал показания лишь по фактам, полностью нами доказанным.
    К сожалению, в пользу обвиняемого сыграли и обстоятельства: в момент следствия был расформирован УБОП, осуществляющий оперативное сопровождение уголовного дела, поджимали и установленные законом сроки следствия. В результате отработать и доказать, что Эльдар Абрюмов являлся организатором сети распространения наркотиков не удалось. Были задержаны и привлечены к уголовной ответственности лишь четверо из установленного списка его распространителей.
    Но Эльдар Абрюмов не ушел от ответственности. Ему было предъявлено обвинение в совершении незаконного сбыта наркотических средств, а также подготовка к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от обвиняемого обстоятельствам. Суд приговорил его к шести годам лишения свободы.
    При встрече со следователем его жена выразила надежду, что все случившееся к лучшему. Может, хотя бы за решеткой муж пересмотрит свою жизнь и избавится от свого пагубного пристрастия. Ее слова следователя не удивили.
    — Очень многие родственники людей, пристрастившихся к наркотикам, уповают на то, что, оказавшись за решеткой, их близкие изменятся, вылечатся, — говорит Виктор Рубашкин. — Но сегодня принудительное лечение от наркомании законодательно упразднено. И шанс, что их надежды осуществятся призрачны.
    Вот такая не радостная перспектива для всего общества. Вернувшись из мест заключения, такие люди продолжат свою жизнь под кайфом, будут покупать и продавать губительное зелье, вовлекая в свои наркосети все новых и новых жертв.
    Татьяна СМИРНОВА
     
  • Номер 6 (108) 11 февраля 2009 года
  • Желаем знать!

    Все мы — водители и пешеходы — являемся участниками дорожного движения. Поэтому тема ГАИ не сходит со станиц нашей газеты. Несмотря на существование в Госавтоинспекции целого ряда профильных направлений, основной читательский интерес занимает дорожно-патрульная служба. Впрочем, в этом нет ничего удивительного, ведь сотрудники ДПС — это именно те представители данного ведомства, с которыми каждый из нас сталкивается в повседневной жизни. Причем это происходит независимо от того, есть у человека собственный автомобиль или нет, и даже если он просто пешеход. Мы выбрали наиболее часто встречающиеся в редакционной почте вопросы читателей и попросили на них ответить командира полка ДПС ГИБДД УВД по СВАО капитана милиции Артема МЕРКУЛОВА.
     
    Статистика свидетельствует, что наезд на пешехода составляет сегодня почти половину от всех дорожно-транспортных происшествий, превзойдя по количеству даже столкновение транспортных средств. В создавшейся ситуации нередко винят ваших сотрудников, которые якобы своим бездействием провоцируют совершения ДТП с участием пешеходов. Причем жалуются на это обе стороны: и водители, и пешеходы. Что вы можете сказать по этому поводу?
    Правда лишь в том, что на наших дорогах действительно в результате ДТП ежегодно гибнет и получает увечья огромное количество людей. Однако Госавтоинспекция никогда не устранялась от этой проблемы, наоборот, мы делаем все возможное, чтобы повлиять на ситуацию. Например, регулярно проводим профилактическую операцию «Пешеход», во время которой выявляем нарушителей за рулем и проводим с ними беседы. Но сегодня просто словам граждане особо не внемлют, поэтому привить культуру и уважение к «безлошадным», не наказывая хамов рублем, весьма проблематично. Уверен, если бы инспектор ДПС был вправе выписать горе-водителю более солидный штраф, а самое главное — обязать его эту квитанцию оплатить, подобное правонарушение сделалось бы моментально одним из самых редких. С другой стороны, не всегда водитель виноват, что под его колеса попал человек. Наши пешеходы напрочь забыли, что правила распространяются на всех участников дорожного движения. В итоге сегодня стало обыденным явлением, что пенсионер с палочкой перебегает оживленную проезжую часть, а молодая мама, с детской коляской ловко лавирует между машин. Кстати, та же статистика говорит о том, что треть травмированных на дороге детей находились в момент аварии в сопровождении взрослых. ГАИ пытается и здесь переломить ситуацию, проводя рейды и выявляя нарушителей-пешеходов, однако как и в случае с водителями, заставить человека уважать закон, не применяя к нему серьезных мер наказания, нерезультативно. Еще один метод борьбы за жизнь и здоровье пешеходов — использование технических средств, которые способны лишить или ограничить возможности нарушать. Необходимо установить в так называемых очагах аварийности искусственные неровности, именуемые в народе «лежачими полицейскими».
    Тема угонов по-прежнему злободневна. Что делается для того, чтобы их стало меньше?
    В каждом окружном подразделении ГАИ созданы специализированные взводы розыска ДПС, которые ориентированы на предотвращение краж и угонов с задержанием лиц, промышляющих этим криминальным ремеслом. Подбору кадров в эти подразделения уделяется большое внимание. Когда на работу приходит инспектор ДПС из территориального подразделения, ему прививают навыки оперативной работы, обучают основам психологии, без которых выявить в транспортном потоке угонщика весьма проблематично. С личным составом постоянно проводятся служебные занятия, на которые приглашаются эксперты ЭКЦ. Специалисты делятся секретами, по каким признакам можно обнаружить подделку документов или изменение идентификационных номеров, на что обращать внимание. Разыскники выходят на борьбу с преступностью не с пустыми руками. Все экипажи оснащены портативными переносными компьютерами, с помощью которых инспектор может быстро проверить любой заинтересовавший его автомобиль на угон. Как правило, руководители окружных подразделений ГАИ, понимая важность поставленных перед взводами розыска задач, отдают в их распоряжение лучший из имеющегося в наличии транспорт. Результат у взводов неплохой — и угонщиков задерживают регулярно, и похищенную технику законным владельцам возвращают.
    С прошлого года все стационарные посты ДПС, расположенные на выездах из города, оборудованы поисковой системой, видеокамеры которой просматривают все полосы движения и при обнаружении в транспортном потоке автомобиля, находящегося в розыске, дают сигнал оповещения. За сутки каждая такая система «просеивает» от 5 до 10 тысяч единиц транспорта, в результате на счету каждой из них уже десятки разыскиваемых авто.
    Для каждого округа столицы стали регулярными широкомасштабные ночные операции по предотвращению краж и угонов машин, на которые привлекаются приданные силы — экипажи ДПС, ОВО, полков ППСМ. Как говорится, всем миром против зла.
    Благодаря такому комплексу мер нам в своем округе в прошлом году удалось добиться снижения количества совершаемых правонарушений данного вида по сравнению с предыдущими годами. А еще этот результат можно было бы существенно увеличить, если бы опять-таки не либеральность наших законов. До тех пор пока в Уголовном кодексе РФ существует статья 166 (угон), милиции обеспечить сохранность транспортного средства будет нелегко, а люди, охочие до чужой собственности, не переведутся. Это же лазейка для вора, который в случае задержания на суде заявит, что красть автомобиль у него умысла не было, он взял его, чтобы покататься. Закон, конечно, предусматривает за это уголовную ответственность, но наказание чаще всего применяют в виде условного осуждения. Мне кажется, что пойманному за баранкой чужого автомобиля преступнику необходимо вменять статью 158 (кража), по которой отвечать придется намного строже.
    Закреплено ли каким-либо ведомственным приказом время прибытия сотрудника ДПС на место ДТП, а также время, в которое он должен уложиться с его оформлением?
    Существует ведомственный нормативный акт, где сказано, что время прибытия на место ДТП, после принятия сообщения о нем, не должно превышать
    20 минут. Не без гордости могу заявить, что в нашем округе этот норматив соблюдается четко. Добиться этого удалось благодаря изменению существовавшего еще с конца 90-х годов единого графика работы выездных инспекторов. Мы решили, что раз подавляющее количество ДТП происходит в дневное время, то нецелесообразно, чтобы вся смена дежурила сутками. Поэтому теперь вместо привычных «сутки—трое», люди работают «два через два», тем самым ежедневный выход на работу сотрудников увеличился. В ночь же мы оставляем только несколько дежурных экипажей. Кстати, не все знают, как сообщить о факте ДТП в ГАИ. Это можно сделать через службу «02» или набрав на мобильном телефоне номер экстренной службы — 112. Это важно знать на тот случай, если в месте, где произошло ДТП, нет сигнала оператора сети. Если же ваша батарейка села и поблизости нет телефона-автомата, попросите проезжающих мимо водителей передать информацию о случившемся на ближайший пост-пикет или любому милиционеру, который по радиостанции доложит об аварии своему дежурному, а тот передаст информацию в ГАИ.
    Что касается времени оформления ДТП, то оно нигде не регламентировано, ведь авария аварии рознь. Существует только перечень дел, которые необходимо выполнить выездному инспектору: произвести замеры, занести все показатели на план-схему и убрать поврежденный автотранспорт с дороги, потом выписать протокол на виновного в столкновении водителя, оформить справку для страховых компаний каждому из участников и заполнить примерно такой же по содержанию бланк для приложения в материалы дела. Если ДТП «мелкое» с участием двух машин, все вышеперечисленное инспектор выполнит минут за двадцать.
    Хочу через газету передать слова благодарности префекту СВАО Ирине Рабер, благодаря которой нашим выездным инспекторам стало проще выполнять поставленные перед ними задачи, ведь теперь они все имеют служебный транспорт, а также лазерные дальномеры и цифровые фотоаппараты.
    Чего не хватает службе ДПС для повышения эффективности работы?
    Автопарк нашего подразделения, как, впрочем, и всех остальных округов, преимущественно состоит из машин отечественного производства, а львиная доля угонов приходится на импортные машины, которые значительно превосходят по мощности «Жигули». Для достойной борьбы с криминалом неплохо бы уравнять данные технические возможности. Солидная иномарка именитой фирмы с логотипом «ДПС», передвигающаяся в потоке машин, уже сама по себе будет неплохим сдерживающим фактором для потенциального автовора. Человек, глядя на нее, обязательно задумается, стоит ли вообще совершать преступление.
    Сегодня достаточно часто водители, чтобы избежать заслуженного наказания, отрицают свою вину, нагло заявляя инспектору: «А ты докажи!» Хорошо еще судьи в большинстве своем принимают при разбирательстве нашу сторону, понимая, что ни с того ни с сего инспектор не мог выдернуть из потока именно этого водителя и настаивать на том что он ехал по встречке. Чтобы исключить всякие разногласия, хорошо бы весь парк служебных машин оборудовать приборами измерения скорости с режимом видеофиксации.
    Очень не хватает объединенной по всем регионам России базы данных о гражданах, лишенных права управления за допущенные правонарушения. Сейчас нам доступна информация только о московских и областных «лишенцах», этим пользуются приезжие из регионов, которые обзаводятся новыми «корочками» взамен якобы утраченных. Раз уж разговор зашел об этом, хочу предупредить, что в случае, если выяснится, что предъявленное во время проверки документов инспектору ДПС водительское удостоверение окажется поддельным, человеку придется отвечать за это по статье 327 УК РФ (подделка документов), по которой предусмотрено лишение свободы сроком до 3 лет. Подумайте, стоит ли на всю жизнь портить себе биографию судимостью.
    Про сотрудников ГАИ сложено немало анекдотов, а ведь анекдот — это в какой-то степени отражение нашей действительности...
    Дыма без огня не бывает, поэтому готов признать, что сегодня в наши ряды попадают те, кто не чист сердцем и помыслами. Только их не так много, как об этом говорят. Свидетельство тому, резкое сокращение жалоб на действия или бездействия наших сотрудников. Просто привыкли у нас судить по поступку одной «паршивой овцы» обо всем коллективе в целом. Вместе с тем хочу напомнить нашим гражданам, что от их участия напрямую зависит время перестройки в органах внутренних дел и наведение в нашей системе полного порядка. Если вы стали свидетелем противоправных действий любого сотрудника милиции, тут же сообщите об этом в службу «02». Уверяю, ваш звонок незамеченным не останется.
    Если говорить о тех анекдотах, в которых высмеивается сотрудник ГАИ, как человек с полным отсутствием профессиональных навыков и к тому же не блещущий интеллектом, то с этим я не согласен. Особенно сейчас, когда сержантские должности полностью сокращены, а личный состав состоит исключительно из офицеров, у большинства за плечами высшее образование. Кроме того, ярлык «не престижно», приклеенный к милицейской службе в конце 90-х годов, отклеивается. Все чаще звучат такие слова, как стабильность, социальная защищенность. Не верите? А кто-то может назвать коммерческую структуру, где за сложность и напряженность сотруднику причитается отпуск минимум в тридцать суток? Да еще, чтобы, где бы сотрудник не изъявил желания его провести, ему и всей его семье работодатель отплачивал бы дорогу туда и обратно. Благодаря этому устроиться в органы внутренних дел желающих ныне хватает, и кадровикам есть из кого выбирать. Кстати, в нашем полку подавляющее большинство сотрудников — это москвичи, к тому же из нашего округа, остальные — жители самого ближнего Подмосковья. О профподготовке скажу, что минимум раз в год каждый наш сотрудник командируется в ведомственный Учебный центр на повышение квалификации. На занятиях ему профессионально разъясняют все составляющие и нюансы новых законопроектов, учат пользоваться новым оборудованием и вооружением, кроме того, учебной программой достаточно отведено учебных часов на то, чтобы страж порядка вспомнил навыки стрельбы и приемы боевого самбо.
    Вячеслав АНДРЕЕВ,
    фото автора
  • Номер 6 (108) 11 февраля 2009 года
  • Первая среди лучших

     
    СПРАВКА: В 1981 году, демобилизовавшись из армии, Сергей Монако поступил на службу в органы внутренних дел: был патрульно-постовым милиционером 164-го отделения милиции Черемушкинского РУВД столицы. Через три года его, студента-заочника Московского автомобильно-дорожного института, назначили на должность оперуполномоченного уголовного розыска. В 1992 году перевели в ОВД Коньково, где он работал начальником службы дознания, начальником криминальной милиции. В 1996 году назначили на должность начальника отделения ОУР окружного УВД. Вскоре профессиональный опыт и управленческие способности Сергея Николаевича были востребованы на руководящих должностях территориальных отделов УВД по ЮЗАО. Он возглавлял ОВД по Академическому району, затем ОВД по району Теплый Стан. С 2004 года полковник милиции Монако является начальником ОВД по району Коньково. В 2008 году министр внутренних дел России наградил его именным оружием — ПМ. Сергей Николаевич окончил Академию управления МВД России. Его сын, капитан юстиции Руслан Монако, работает начальником отдела СУ УВД по ЮЗАО.
    По итогам работы в 2008 году лучшей не только в своем округе, но и среди аналогичных подразделений столичного ГУВД признана дежурная часть ОВД по району Коньково УВД по ЮЗАО. В отделе успешно работают и другие службы, что, в свою очередь, влияет на результаты деятельности всего территориального отдела, который, по оценкам руководства ОУВД, стабильно занимает передовые позиции в округе.
    Возглавляет этот коллектив полковник милиции Сергей МОНАКО. Я попросила его рассказать об отделе, о факторах, влияющих на эффективность работы, в частности о подборе руководящих кадров.
     
    По всем направлениям
    — ОВД по району Коньково на протяжении трех лет занимает первое место в округе и одно из ведущих мест в ГУВД. Это заслуга всего личного состава отдела. Чтобы занять и удержать лидирующее место, должны хорошо работать все службы в комплексе. Только объединив усилия, можно успешно выполнять задачи, поставленные перед отделом. Весомый вклад в общий результат вносят сотрудники криминальной милиции. За участие в операции по поимке битцевского маньяка группа сотрудников криминальной милиции получила различные поощрения от руководства ГУВД по г. Москве и УВД по ЮЗАО. В их числе и капитан милиции Юрий Хегай, недавно возглавивший службу КМ. Он начинал работать оперуполномоченным, профессионально вырос в своем коллективе, и стал руководителем КМ, первым заместителем начальника ОВД. Сегодня на территории района, к счастью, нет очень громких, резонансных преступлений, тем не менее у сыщиков немало дел, которые они стараются выполнять качественно и своевременно.
    По результатам работы одно из ведущих мест в округе стабильно занимает следственное отделение. И это не случайно. Ведь его начальник, полковник юстиции Вадим Островский, один из самых опытных профессионалов среди своих коллег в Москве. Успешно работает и служба дознания ОВД под руководством майора милиции Олеси Яковенко. Наши следователи ежемесячно направляют в суд до 35 законченных производством уголовных дел, а дознаватели – до 50 уголовных дел.
    Большие и ответственные задачи возложены на милицию общественной безопасности. Именно ее сотрудники изо дня в день находятся в поле зрения горожан и гостей столицы, которые воспринимают наших стражей правопорядка как представителей всей московской милиции. Службой МОБ руководит капитан милиции Сергей Костылев. Он на практике освоил специфику милицейской работы «на земле», пройдя путь от участкового уполномоченного милиции до начальника отделения УУМ. Пока нельзя сказать, что все подразделения МОБ работают безупречно, но в каждом из них найдется немало достойных сотрудников — трудолюбивых, сознательных, верных профессиональному долгу. Потенциал этой службы не исчерпан, и мы надеемся, что сотрудники ППС, участковые уполномоченные милиции, сотрудники ПДН, как и стражи правопорядка из других служб ОВД, с еще большей отдачей будут работать в наступившем году.
     
    * * *
    Нельзя не обратить внимания на то, что Сергей Монако предложил назначить руководителями таких ответственных участков отдела, как МОБ и КМ, довольно молодых сотрудников — капитанов милиции. Это решение мне показалось несколько рискованным, но выяснилось, что подобные назначения уже опробованы на практике и оказались весьма эффективными.
    — Когда-то, возглавив ОВД по району Теплый Стан, я назначил своими заместителями двух сотрудников — 22 и 24 лет. Со временем они стали отличными профессионалами, сегодня один из них успешно возглавляет службу, а другой — территориальный отдел, — рассказывает Сергей Николаевич. — Когда я стал начальником ОВД по району Коньково, взаимопонимание с коллективом установилось довольно быстро, и в течение года общими усилиями мы вывели свой ОВД из отстающих в тройку лидеров. Ключевые службы тогда возглавляли в основном хорошие руководители. Но, к примеру, в криминальной милиции пришлось сменить трех начальников, пока не нашелся такой, о ком можно сказать — человек на своем месте. Он тоже был представителем молодого поколения, но по-настоящему любил и хорошо знал свою работу. Я говорю о бывшем начальнике криминальной милиции нашего отдела Дмитрии Анатольевиче Баранове. В прошлом году он стал начальником ОВД по району Обручевский, майор милиции. Замечу, что с июня по август 2008 года два территориальных ОВД по ЮЗАО в значительной степени укомплектованы руководящим составом из штата ОВД по району Коньково. Мы поделились лучшими кадрами с отделом внутренних дел по району Обручевский: кроме начальника ОВД, там работают наши «выпускники», возглавившие службу КМ и следствие. И это еще не все. Бывший начальник МОБ нашего ОВД Дмитрий Васильевич Михеев теперь начальник ОВД по району Гагаринский, подполковник милиции. Большинство его нынешних заместителей — тоже из нашего отдела. Отпустили мы их не без сожаления, но с чистым сердцем: каждый из них достоин карьерного роста. Кроме того, нужно помогать другим отделам выходить из трудного положения, ведь мы служим общему делу. А у себя в коллективе растим достойную смену, в том числе, привлекая в руководящий состав ОВД молодых перспективных заместителей. Профессиональный потенциал в отделе есть.
     
    * * *
    Главным поводом для нашей встречи с начальником ОВД по району Коньково стала победа дежурной части отдела в конкурсе ГУВД. Этому подразделению, которое Сергей Монако назвал сердцем ОВД, он придает особое значение:
    — На мой взгляд, работа данного подразделения процентов на семьдесят влияет на эффективность деятельности всего отдела. Ведь от дежурного, его профессиональной оценки поступающей информаци зависит очень многое. Каждое сообщение нужно грамотно квалифицировать, принять верное решение. Это — первый шаг к предотвращению, пресечению или раскрытию преступления, в том числе и по горячим следам. ДЧ работает круглосуточно: без выходных, перерывов на обед, на отдых. Сотрудник ДЧ — первый человек, к которому обращаются граждане по телефону или лично. И в зависимости от того, как дежурный отреагирует на звонок, как встретит посетителя, формируется мнение населения о московском милиционере. В дежурной части работают наиболее подготовленные сотрудники, проработавшие в системе ОВД не менее трех лет. Мы комплектуем каждую смену так, чтобы в ее состав входили сотрудники с опытом оперативника, участкового или следователя.
    В организацию четкой работы дежурной части, являющейся структурным подразделением штаба, большой вклад вносит мой заместитель, начальник штаба подполковник милиции Сергей Холод. На этой должности с 2005 года. Он награжден медалями «За отвагу», «За безупречную службу» трех степеней. В системе ОВД служит почти 30 лет, из них 17 — в ЮЗАО, 9 — в ОВД по району Коньково. Сергей Владимирович — настоящий профессионал, имеет большой практический опыт работы с личным составом, был и участковым уполномоченным, и инспектором по охране общественного порядка, и начальником ДЧ. Он не только непосредственно участвует в организации работы нашей дежурной части, но и постоянно контролирует ее деятельность. За это ему — большое спасибо.
     
    Как работает
    «сердце» ОВД
    Я попросила начальника штаба ОВД подполковника милиции Сергея Холода рассказать о секрете устойчивого успеха в работе дежурной
    части.
    — При проведении конкурса учитываются все параметры, характеризующие работу ДЧ. Основная задача дежурной части ОВД — обеспечивать непрерывный, круглосуточный сбор, обработку и передачу информации об оперативной обстановке в районе в дежурную часть окружного УВД, ГУВД по г. Москве, а также в МЧС, прокуратуру, районную управу. Кроме того, дежурная часть осуществляет четкое и оперативное управление всеми нарядами, задействованными в системе единой дислокации, включая приданные силы. Это касается и участия в специальных мероприятиях по борьбе с преступностью при введении в действие сигналов боевой готовности, а также спецпланов «Крепость», «Перехват».
    Дежурная часть ОВД обеспечивает немедленное принятие мер к раскрытию преступлений по горячим следам, а также проведение разбирательств с гражданами, задержанными и доставленными в отдел. Особое значение мы придаем такому направлению работы, как прием и регистрация поступивших в дежурную часть заявлений и сообщений о преступлениях, административных правонарушениях, чрезвычайных ситуациях и происшествиях. Принимаем все необходимые меры для своевременного и адекватного реагирования на них.
    В минувшем году сотрудники дежурной части зарегистрировали 2480 преступлений, раскрыто — 933, в том числе по горячим следам — 644. За административные правонарушения в 2008 году в ОВД доставлено 9062 человека: порядка
    30 в одну дежурную смену. В течение суток в ДЧ поступает до 45 сообщений, требующих немедленного реагирования.
    В оперативном подчинении дежурной части находится группа немедленного реагирования (ГНР). В течение суток работают четыре экипажа, по два в каждой 12-часовой смене (две автомашины, шесть сотрудников). Только за одну декаду января текущего года экипажами ГНР осуществлено около 200 выездов по сообщениям граждан. За совершение преступлений задержаны пять человек, за административные правонарушения в ОВД доставлены 40 человек. Периодически, в соответствии с приказом начальника УВД по ЮЗАО, в целях повышения уровня профессиональной подготовки все сотрудники ГНР проходят стажировку в дежурной части окружного УВД.
    Сегодня трудно представить эффективную работу дежурной части без взаимодействия с оперативно-следственной группой, в состав которой входят опытные специалисты-практики. При необходимости к работе привлекается инспектор-кинолог с собакой.
    В состав каждой дежурной смены входят начальник смены, старший оперативный дежурный, дежурный по разбору с доставленными и задержанными. Для работы в этом подразделении необходима дисциплинированность, аккуратность, компетентность, умение быстро анализировать ситуацию и принимать правильные решения. В штате дежурной части 11 человек. Требования к ним предъявляются высокие, и мы не просто полностью комплектуем личный состав, а назначаем на должности только лучших сотрудников, проявивших себя на службе в других подразделениях.
    Назначение осуществляется после 20-дневной стажировки кандидатов в УВД по ЮЗАО и сдачи зачетов по знанию нормативных актов, регламентирующих деятельность ДЧ. После этого сотрудники углубляют знания и совершенствуют навыки в Учебном центре ГУВД по г. Москве.
    На качественный уровень сотрудников нашей дежурной части во многом влияет их опыт и профессионализм. Основная часть личного состава — люди, проработавшие в этом подразделении от 5 до 20 лет. И только два новых сотрудника ДЧ работают здесь менее года, но они перешли к нам из ППС и имеют опыт практической службы более 10 лет. Думаю, многие подразделения могли бы по-доброму позавидовать такому крепкому и устойчивому составу.
    Девять лет начальником смены работает майор милиции Сергей Кондратюк — настоящий профессионал, опытный, знающий, грамотный. В органах внутренних дел он служит с
    1984 года. За умелые действия по раскрытию преступлений по горячим следам неоднократно поощрялся руководством ОУВД, ГУВД, имеет ведомственные награды, в том числе медали «За безупречную службу» трех степеней. Сергей Кузьмич является наставником молодых сотрудников, находит время и для общественной работы в подразделении, он — председатель суда офицерской чести.
    Из молодых сотрудников, имеющих хороший профессиональный потенциал, я бы назвал лейтенанта милиции Валерия Казанкова, дежурного по разбору с гражданами, задержанными за административные правонарушения. Эта работа требует не только специальных знаний, но и выдержки, такта, высокой работоспособности. На этой должности Валерий Борисович служит около двух лет, но уже зарекомендовал себя как грамотный сотрудник и дисциплинированный офицер. В настоящее время он учится на
    4-м курсе Московского университета МВД России, что, безусловно, способствует его профессиональному совершенствованию.
    Выполнение приказа МВД России «О вежливом и культурном обращении с гражданами» — одно из основных требований к сотрудникам дежурной части. Ведь их умение вежливо общаться с людьми, способность оказать моральную поддержку и помочь в рамках своей компетенции — это такие же важные составляющие профессионализма, как и специальные милицейские навыки, знания, опыт.
    Особое внимание руководство нашего ОВД уделяет выполнению требований по обеспечению полноты учета и регистрации заявлений и обращений граждан. За минувший год по данному поводу в отношении сотрудников дежурной части не поступило ни одного представления из прокуратуры. Гражданами было передано шесть жалоб, но в ходе проверок ни одна из них не подтвердилась.
    Забота о сотрудниках напрямую влияет на их работоспособность, настроение, отношение к своему делу. Руководством окружного УВД и территориального отдела принимаются меры по улучшению условий несения службы в нашем отделе. Деятельную помощь в решении проблем с ремонтом и перепланировкой помещений ОВД оказал глава управы района Коньково Олег Трубецких. Кроме того, отдел в полном объеме обеспечен оргтехникой, компьютерами. Проведен ремонт и во всех помещениях дежурной части. Для комнат отдыха и приема пищи приобретены предметы бытового назначения (холодильник, СВЧ-печь, кровати, стулья).
    Наша дежурная часть в 2007 году заняла третье место по итогам конкурса ГУВД, в прошедшем году — первое место. Но мы не намерены успокаиваться на достигнутом. Каждый новый день требует организованной, эффективной работы дежурной части и всего отдела в обеспечении правопорядка и безопасности, в борьбе с преступностью по всем направлениям.
    Начальник штаба подполковник милиции Сергей Холод
    и начальник ОВД полковник милиции Сергей Монако.
    Старшие оперативные дежурные
    майоры милиции Игорь Просветов
    и Григорий Приходько.
    Материал подготовила
    Валентина КОЛЕСНИКОВА,
    фото Марины МОЛОКОВОЙ
  • Номер 6 (108) 11 февраля 2009 года
  • Афганистан: дороги жизни и войны

     
    За свою историю Россия пережила множество войн. Не исключением стало и последнее 20-летие. Гражданская война в Афганистане, борьба за сохранение территориальной целостности в Чечне, вооруженный конфликт между Абхазией и Грузией — вот не полный перечень «горячих» точек, где наши воины выполняли свой долг. Самой затяжной и кровопролитной стала кампания в Афганистане, длившаяся девять лет и два месяца. Одной из ее предпосылок стала исламская революция в соседнем Иране, которая могла поспособствовать распространению фундаментализма и значительно дестабилизировать ситуацию в Средней Азии. Так, в 1979 году по решению Политбюро ЦК КПСС для поддержки кабульского правительства, являвшегося сторонником концепции социализма, в Афганистан были введены советские войска. Первым регулярным подразделением Советской армии в Афганистане был отдельный батальон 345-го парашютно-десантного полка. Сегодня, в преддверии 20-й годовщины вывода советских войск из Афганистана, празднование которой состоится 15 февраля, мы встретились с непосредственным участником тех событий, ветераном войны в Афганистане заместителем начальника МОБ ОВД по району Братеево капитаном милиции Николаем Раскиным. Уроженец села Баево Ардатовского района Нижегородской области, Николай Евгеньевич начал свою службу в 1986 году в возрасте 17 лет. Прошел подготовку в Учебном центре ВДВ в литовском городке Гайджюнай и уже весной 87-го впервые ступил на афганскую землю.
     
    —Николай Евгеньевич, расскажите, пожалуйста, как и почему вы попали в Афганистан? Был ли вообще тогда выбор?
    — Все началось в 86-м. Я любил заниматься спортом, 7 лет посвятил вольной борьбе. И когда стал вопрос о призыве, я захотел попасть именно в ВДВ. Прилагал к этому все силы. Мы с двоюродным братом обратились к комиссару с просьбой направить нас в Учебный центр ВДВ. Конечно, дополнительным преимуществом при распределении послужил тот факт, что мы уже являлись кандидатами в мастера спорта. В итоге попали в Прибалтику, в местечко Гайджюнай, где в то время находилась учебная бригада ВДВ. Там мы прошли еще один этап отбора и были приняты в разведывательную роту. Нас готовили полгода. Нагрузки были большие — не только физические! Мы многое изучали, ведь разведчику было необходимо знать и техническую характеристику войск НАТО, и тактику ведения боевых действий в лесах, болотах, на море, и способы ведения партизанской войны. За занятиями время пролетало очень быстро.
    Толчком к решению отправиться в Афганистан послужило следующее событие. Когда мы учились в 10-м классе, в Афганистане погиб наш товарищ Александр Кудашкин, который был старше нас на два года. Сыграли немалую роль и патриотические чувства. Ведь очень многие молодые ребята тогда хотели поехать в Афганистан. Они буквально плакали, когда их не брали.
    Конечно, выбор был. Хотя мне и предлагали остаться в сержантском составе в Прибалтике, я не согласился. Мы с братом настаивали: пусть нас готовят именно в Афганистан.
    — А как родители отнеслись к вашему решению?
    — Они приезжали к нам в Литву. Я скрывал от них куда собрался. Документы начал готовить заранее. Когда попал в Афганистан, первое время не писал им. А потом, конечно, успокаивал, старался их не тревожить. Тогда я еще не понимал, как тяжело, больно и горько им было. Осознание этого пришло с возрастом.
    — Николай Евгеньевич, а в чем заключались особенности подготовки к службе в Афганистане?
    — За два месяца перед отправкой началась горная подготовка — это ведение разведки, боев на азиатской территории с учетом местных особенностей. Больше внимания стало уделяться изучению подрывного дела, так называемых мин-«сюрпризов», использовавшихся в качестве ловушек. Нас учили, как стрелять, как прикрывать, как устраивать засады. Тренировками руководили офицеры, уже участвовавшие в боях. Когда подготовка завершилась, нас отправили в Среднюю Азию. Первым пунктом на пути нашего следования был Ташкент. Когда мы ступили на трап самолета и оглянулись вокруг, увидели бесконечные алые маковые поля. Это было весной 1987 года. Нам присвоили сержантские звания, дали разведчиков 3-го класса, и теперь мы приближались к следующему пункту назначения — Кабулу.
    — Каковы были ваши первые впечатления?
    — Вертушки, самолеты, стрельба везде — мы чувствовали себя сначала, как слепые котята. Что незабываемо — загорелые, смуглые, обветренные лица ребят. Мы ведь приехали из Прибалтики. В Баграме нас опять собрали и стали распределять. Мы попали в доблестный отдельный гвардейский краснознаменный ордена Суворова ІІІ степени 345-й парашютно-десантный полк им. 70-летия Ленинского комсомола под командованием Героя Советского Союза подполковника Валерия Александровича Востротина.
    Первые бои, в которых я участвовал, были в Алихели, 8 мая. Из нашей роты по гибли сразу 6 человек, двое из них из нашего же призыва — они попали в засаду… В Баграме мы проводили мало времени. Почти всегда были в действии в составе разведывательной группы.
    — Вы участвовали в операции «Магистраль», одному из эпизодов которой посвящен фильм Федора Бондарчука «9-я рота». 
    — Да, 23 ноября началась операция по деблокированию города Хост. Из Кабула до Хоста шла дорога, контролируемая банд-формированиями (духами, как мы их тогда называли, моджахедами). Отправлять гуманитарные грузы машинами было невозможно — эти караваны сразу же полностью уничтожались. Транспортировку можно было осуществлять только воздушными путями. Два месяца мы были в горах. Новый 1988 год справляли в горах, около 4000 метров над уровнем моря, слушая поздравление Михаила Сергеевича Горбачева. Пили шампанское, сделали торт из кукурузных палочек, сухофруктов и сгущенного молока — сладкого хотелось всегда. Первая операция называлась «Магистраль». Цель — захват перевала и господствующих высот. Наши разведгруппы брали эти высоты, а после нас, соответственно, высаживались 7-я, 8-я, 9-я роты. Самая ожесточенная схватка произошла у высоты 3234 7—8 января с отрядом моджахедов «Черный аист». Мы их видели — в горах воздух разреженный и видимость очень хорошая, но помочь не могли. Потом нас спустили, но было уже поздно. Вытаскивали на носилках убитых, раненых.
    — А с местным населением вы поддерживали контакты?
    — Афганистан — страна Средневековья: глиняные дома, люди землю пашут на волах. Столица Кабул не намного отличается от провинций — забытый Богом уголок, где могут овец или коз на балконах держать. Промышленности своей нет, все основывалось на дотациях. В каждом полку были офицеры-политработники, чья задача заключалась в том, чтобы поддерживать контакт с населением, чтобы не допустить обстрела, нападения на наши подразделения в местах дислокации. Были так называемые «духовские» зоны и «комсомольские» зоны. Последние — это те, что шли на контакт. В ответ наша Советская власть им оказывала гуманитарную помощь: мука, сахар, соль, мыло, топливо. Они, в свою очередь, объявляли мораторий на содействие бандформированиям. Конечно, душманы боялись, понимали, что в случае вылазок, будет масса жертв, много уничтоженных кишлаков — тогда мы уже работали методом выжженной земли. Так и при выводе войск был принят ряд мер, чтобы исключить возможность обстрела душманами.
    — Николай Евгеньевич, какие настроения царили в армии, когда стало известно решение о выводе войск?
    — Мы ждали этого. Солдаты устали. Многие стали прозревать. Во-первых, за время, проведенное в Афганистане, мы возмужали. Во-вторых, хотя определенная цензура и была, мы понимали, к чему все идет и что дело обстоит не совсем так, как мы это представляли себе изначально… Как солдаты мы честно исполнили свой долг, не посрамили свою честь. Дело солдата — выполнять приказ. Мы, выполнив свою задачу, выводились 11 февраля. Основные силы 15-го. Я вернулся домой 18 февраля
    1989 года. Поступил на заочное отделение юридического факультета Мордовского государственного университета и одновременно начал службу в милиции.
    Я по-прежнему убежден, что плохой мир лучше хорошей войны, и ни одна гибель солдата не может быть оправдана сугубо политическими ценностями. Чем для меня был Афганистан? Я не хотел испытать себя, нет. В себе я был уверен. Я ведь вырос в деревне. И сено косил, и землю, как говорится, пахал, и на охоту ходил — именно это заложили родители в основу моего воспитания.
    Там я узнал, что такое потеря молодых, близких друзей. И все, что происходило в зоне боевых действий, вся атмосфера послужила определенным фильтром для наших душ: мы узнавали сильные и слабые стороны своих товарищей. Так укреплялись узы дружбы.
    — Николай Евгеньевич, наверняка у вас в полку было много ребят из союзных республик. Поддерживаете ли с ними связь?
    — Да, конечно. В основном это были молодые люди из Украины и Белоруссии. Каждый год мы встречаемся 11 февраля — в день вывода из Афганистана именно нашего 345-го полка. Разговариваем, фотографируемся. После этого едем в Царицино — там находится Союз ветеранов Афганистана, памятник воинам-десантникам. В этом году приедет очень много людей. Самые близкие друзья — Женя Котельников, президент Ассоциации тайского бокса Белоруссии, подготовил 15 чемпионов мира. И Толя Половко, кстати, полковник МВД Украины. Были ребята из Таджикистана — они служили переводчиками с дари.
    — Какие организации сейчас оказывают наибольшую поддержку ветеранам?
    — Ветеранов Афганистана курирует «Российский союз ветеранов Афганистана». Существует также организация «Боевое братство». Ее возглавляет Герой Советского Союза Валерий Александрович Востротин, бывший командир нашего 345-го отдельного гвардейского парашютно-десантного полка, депутат Государственной думы, член фракции «Единая Россия». Основная задача этой организации — всесторонняя реабилитация ветеранов военных конфликтов, в которых участвовала наша страна. Как говорят врачи, существует так называемый «послеафганский синдром». Конечно, речь идет о том состоянии психики, в которое может впасть человек, переживший любые боевые действия. Например, в Америке для ветеранов Вьетнама разработана определенная система реабилитации, которая длится полгода. Им оказывается психологическая помощь. У нас это, к сожалению, широкого распространения не получило. Отчасти, наверное, сказался недостаток кадров. Ведь профессия психолога лишь в середине 90-х стала популярной в России. Помощь оказывается также семьям погибших, в основном из средств коммерческих организаций.
    — Но все-таки государство оказывает какую-то систематическую поддержку?
    — Определенные меры, конечно, принимаются. После монетизации льгот ежемесячно выделяются средства в размере 1200—1300 рублей. В деревнях, селах, где заработная плата порядка 3000—
    4000 рублей, конечно, эта сумма может служить подспорьем. Я пришел к выводу, что прежде всего нужно работать самому. Трудиться, не падать духом, стараться вести здоровый образ жизни, не бояться начинать с малого и держаться своих боевых товарищей.
    Беседовала Екатерина КРУТОГОЛОВА,
    фото автора
  • Номер 6 (108) 11 февраля 2009 года