petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Бессонные будни спального района


Район Свиблово представляется весьма тихим уголком Северо-Востока Москвы. Вот только преступникам об этом, никто, кажется, не рассказал — местному отделу полиции расслабляться не приходится. О непростых буднях стражей правопорядка ОМВД по району Свиблово рассказал корреспонденту «Петровки, 38» заместитель начальника полиции по оперативной работе майор полиции Алексей Ёлкин.

 

—Расскажите, пожалуйста, немного о себе. Как вы оказались на службе в органах внутренних дел?

— В 1999 году я переступил порог колледжа милиции № 2 и спустя четыре года окончил его с красным дипломом. Благодаря этому получил возможность без экзаменов поступить на факультет подготовки специалистов криминальной милиции Московского университета МВД России. В 2006 году, после выпуска, попал в ОМВД по району Свиблово по распределению. Район этот для меня родной: здесь я вырос, здесь я живу и сегодня. Назначен был на должность оперуполномоченного по линии ГОРИ, группы оперативно-розыскной информации. Занимался постановкой людей на оперативный учёт, дактилоскопированием, фотографированием. Так познакомился со всеми местными криминальными и антисоциальными элементами. Знал всех в лицо, помнил приметы. И постепенно, с помощью этой «базы», стал раскрывать преступления. То есть ко мне приходили люди, описывали преступника, а я уже примерно понимал, о ком они говорят.

Когда произошла реорганизация, в ОМВД появилась должность заместителя начальника полиции по оперативной работе. К тому времени я уже был старшим оперуполномоченным, успев поработать не только в ГОРИ, но и по делам несовершеннолетних. Меня назначили на эту новую должность, на которой я и пребываю с сентября 2011 года.

— Почему изначально ваш выбор пал на милицейские учебные заведения?

— Мой дядя, Виталий Николаевич Волков, полковник, свою карьеру начинал органах внутренних дел. Впоследствии он сосредоточился на науке, занялся судебной медициной, судебной психиатрией, был заслуженным деятелем науки Российской Федерации, преподавал в Университете МВД. Под его авторством издано немало научных пособий. В 2008 году его не стало, к сожалению. Глядя на него и у меня созрело желание связать свою судьбу с милицией. Также в органах внутренних дел служит моя сестра. Она полковник, работает в Главном следственном управлении.

— Насколько трудный для работы полиции район Свиблово?

— Когда я в 2006 году пришёл сюда работать, это был типичный спальный район, тихий и спокойный. Здесь не было торговых центров, здесь не было крупных магазинов. Преступления совершались относительно редко. Однако за последние годы район очень сильно изменился. На месте складов построили огромный торговый центр «Золотой Вавилон», а рядом с ним — магазин Metro. Возле станции метро открыли торговый центр «Свиблово», а через дорогу, где раньше был пустырь, построили офисное здание, где также имеются торговые площади. Ещё один — на пересечении улиц Снежной и Седова. Открылась масса кафе и ресторанов, привлекающих самую разную аудиторию. Сейчас сносят пятиэтажки и строят многоквартирные высотные дома. Растёт число жителей, растёт число людей, посещающих Свиблово. Словом, район оживился. Но вместе с тем оживилась и преступность. Главным образом, их, конечно, привлекают торговые центры, в которых совершается немало краж, как карманных, так и из автомашин. Очень часто в машинах люди бросают ценные вещи, а преступник разбивает стекло или использует специальное устройство, считывающее сигнализацию, после чего открывает машину как свою.

— Как же найти потом такого преступника? Ведь вряд ли он надолго задерживается у автомобиля.

— Ситуации бывают разные. Приведу пример недавнего нашего задержания. В позапрошлую субботу, как раз на моём суточном дежурстве, к нам поступило сообщение от службы «02» о том, что на парковке возле одного из торговых центров у машины разбито стекло, а ценные вещи украдены. Спустя 15 минут — точно такое же сообщение. А потом ещё, и ещё одно — и так раз шесть. Всё на одной парковке, довольно недалеко друг от друга. Стали отрабатывать территорию, опрашивать людей. Нашёлся один свидетель, который видел автомашину, из которой вышел мужчина, разбил стекло другого автомобиля, схватил что-то и уехал. Свидетель примерно описал внешность мужчины и, к счастью, запомнил номер его машины. Как выяснилось, зарегистрированной в Нижегородской области. Мы номер пробили, установили владельца, которым оказалась вместо нашего преступника некая женщина. Связались с МВД Нижегородской области, с районом, где она проживала, и местные оперативники выехали на место жительство. Там никого не оказалось, но в ходе оперативно-розыскных мероприятий найти её всё-таки сумели. Женщина подтвердила, что машина её. Автомобилем пользуется дочь, проживающая в настоящий момент в Москве. Мужчина по-прежнему оставался в тени, а эстафету расследования вновь переняли мы. Стали устанавливать круг её знакомых. И среди них обнаружился (после проверки по базе данных) ранее судимый мужчина, как раз за подобные преступления. К его дому выслали группу, которая его задержала, когда тот ночью приехал на этой машине. В салоне были обнаружены некоторые из пропавших вещей.

— Раз уж мы заговорили о конкретных делах, не расскажете ли о каком-нибудь примечательном случае?

— Много было таких интересных дел. Но вот, например, одно, которое случилось в январе этого года. В Свиблово произошла серия преступлений по одной и той же схеме: молодые девушки  возвращаются с работы домой, заходят в подъезд, а за ними вслед забегает крупный, высокий, плотного телосложения мужчина. Зажимает рот, приставляет нож к горлу и требует отдать ценные вещи. После того, как девушки выполняли требование, он заставлял их совершать развратные действия сексуального характера. По району в вечернее время стали выставлять группы из числа полицейских и общественников, но поймать преступника никак не удавалось. Вдруг раздаётся звонок от одной из потерпевшей: «Я еду в метро, и сейчас со мной в вагоне этот человек». Немедленно отреагировав на сообщение, мы его задержали. Подозреваемый оказался приезжим, на допросе молчал, и, кажется, вообще не до конца понимал происходящее. Но девушка его опознала. Вот только этот человек к преступлениям оказался непричастен. Наш сотрудник, Алексей Быков, анализируя его поведение, обстоятельства совершения преступления, пришёл к выводу, что задержан не тот человек, и продолжил «копать». Поднял архив и выяснил, что десять лет назад череда таких же по способу совершения преступлений произошла в нашем округе. Преступник был пойман и осуждён. А год назад вышел из тюрьмы. Мы изучили записи с камер видеонаблюдения и увидели, что этот человек и искомый преступник похожи и внешним видом и походкой. Мы его задержали и выяснилось, что именно он  совершал нападения.

— Ваш сотрудник нащупал след по деталям, которые неопытный оперативник мог упустить. Можете ли вы сравнить новое поколение сотрудников с теми, кто уже давно работает в органах?

— Конечно, когда молодёжь приходит, у них горят глаза. Они смотрели фильмы о нашей работе, жаждут раскрывать такие же сложные и захватывающие дела. По поначалу не хватает им грамотности, зрелости. Они пока не знают, как раскрывать сложные дела, потому что в теории, в ВУЗах этому по-настоящему научить нельзя — там дают только фундаментальные знания. Сотрудник же, проработавший годы, с ходу поймёт было ли совершено преступление матёрым бандитом или человеком, который по какой-то нужде пошёл на это впервые. Приезжий ли этот преступник или местный, знал ли он территорию, выбрав место, куда не смотрят камеры и где есть пути незаметного отхода. Молодёжь поначалу эти тонкости не различает, стараемся их держать рядом с собой и на все преступления выезжать вместе с ними.

Сейчас, к сожалению, опытных мало. Когда я начинал работать много было «старых» сотрудников, проработавших и по двадцать лет. Но впоследствии нагрузка на сотрудников полиции очень сильно выросла. С таким валом действительно проще справится молодым, у которых ещё нет семьи и которые готовы посвятить работе всё своё время. Те, кто старше хотят больше времени проводить с детьми, кому-то уже не хватает здоровья тянуть такой груз.

— К слову о нагрузке: район Свиблово сильно вырос в последние годы, тогда как численность полиции была, напротив, сокращена.

— Нам очень помогает окружное Управление. Мы делаем постоянный анализ совершённых преступлений, смотрим, где наших сил не хватает, и направляем заявки в округ с просьбой о дополнительных силах. И всегда на наши просьбы в УВД откликаются. Помогает нам и главк: по крупным торговым центрам мы вплотную работаем с 13-м отделом МУРа, который занимается карманниками. Периодически наш сотрудник выходит на дежурство с коллегой из 13-го отдела, и не было случая, чтобы они не задерживали ни одного карманника.

— А что насчёт нелегальной миграции?

— Для Свиблово такой проблемы нет — по крайней мере, в том масштабе, в котором столкнулся с ней город в целом. Ведь на нашей территории отсутствуют рынки и другие места возможного скопления «нелегалов». Да, обслуживание крупнейших торговых центров производится приезжими из Средней Азии, но все они работают в России официально, трудоустройством их занималась конкретная фирма, которая предоставляет им помещения, обеспечивает едой, достойными бытовыми условиями.
И мигранты нашего района, заканчивая рабочий день, уезжают отдыхать в предоставленные им помещения, не создавая местным жителям никаких проблем. Конечно, мы бдительности не теряем, и сообщения, к примеру, о «резиновых» квартирах держим на особом контроле и отрабатываем максимально. 

— Другой серьёзной проблемой для Москвы стала уличная преступность.

— Конечно, мы этим тоже занимаемся. Если преступника не удалось задержать сразу, наша цель — провести определённые оперативно-розыскные мероприятия. Например, когда оперативник в составе СОГ  выезжает на место преступления, он определяет пути отхода и подхода преступника. Это очень важно, потому что ведётся запись с разных подъездов, с домов, и мы должны понять, какая камера зафиксировала преступника. И затем, когда мы получаем и маршрут, и приметы, нарядам уже проще будет отыскать преступника.

— Какова вообще динамика преступности: растёт или снижается их общее количество?

— Да, сейчас у нас идёт снижение. Причём по большинст-ву видов преступлений. Единственно, рост наблюдается только по кражам, совершаемых на территории торговых центров. Справится с этим не просто, потому как один только «Золотой Вавилон» посещает в выходные до 100 000 человек. Но зато удаётся сдержать преступность в жилой зоне. В частности, за счёт того, что мы серьёзную работу провели против игорных заведений, притягивавших антисоциальные элементы. Люди проигрывали там все деньги, а чтобы взять новые, будучи взбудораженными игрой, нередко шли сразу совершать преступление.

— Замечают ли обычные граждане ваши успехи? Какого отношение жителей вашего района к своим защитникам?

— Сейчас, мне кажется, отношение граждан к полиции стало намного лучше. Во всяком случае, в нашем районе точно. Это не только мои ощущения: очень много поступает благодарностей. Наши возможности ведь довольно сильно возросли в последнее время. Благодаря установленным на подъездах камерам, пишущим в хорошем качестве, в цвете, благодаря Системе управления мобильными нарядами, мы быстрее реагируем на сообщения граждан, и люди это замечают. Я сейчас не сталкиваюсь с каким-то неуважением или безразличием — напротив, нам всегда готовы помочь. Не так как раньше: «это ваши проблемы, а я пойду по своим делам». К тому же сейчас молодые сотрудники хорошо знают, как нужно общаться с гражданами и умеют держать себя в рамках в любой ситуации. А я считаю, если к людям относиться нормально, не превышая своих полномочий, то и люди отнесутся к тебе хорошо.

 

Денис КРЮЧКОВ

Есть такая служба, Номер 32 (9387) 28 августа 2013 года