petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Бои местного значения

dsc06211О работе поисковых отрядов «Петровка, 38» писала не так давно (№ 15 за 2019 год), и всё равно мы возвращаемся к этой теме, поскольку она неисчерпаема. Пока есть люди, которые свято хранят память о погибших в Великой Отечественной войне, пока ищут без вести пропавших, возвращая им имена, до тех пор мы будем рассказывать о них.

Сегодня речь пойдёт о двух поисковых отрядах, совместно действующих на территории Можайского района Московской области, — «УКРЕПРАЙОН № 36» и имени А.М. Малинина. В этот раз мы задались целью не только узнать, зачем люди занимаются таким почётным делом, но и понять эмоции, чувства, которые они испытывают в ходе этой работы.

С окончания Великой Отечественной войны минуло 74 года. Многие солдаты и офицеры до настоящего времени числятся без вести пропавшими. Да и не обо всех боях известно. В сводках Совинформбюро часто звучала фраза «бои местного значения». Но что за этим скрывалось?

dsc06086В октябре 1941 года 32-я Краснознамённая Дальневосточная стрелковая (Сибирская) дивизия под командованием полковника Виктора Полосухина шесть дней сдерживала наступление отборных частей вермахта, вела оборонительные бои совместно с приданными частями на всём участке Можайского района. Фактически одна дивизия перекрывала фронт протяжённостью более сорока километров. На седьмой день остатки соединения вынуждены были покинуть позиции и отойти к Москве. Для прикрытия отхода штаба дивизии в срочном порядке был создан сводный батальон, который принял смертный бой на западных окраинах Можайска. Фамилии многих бойцов до настоящего времени неизвестны.

По имеющимся в архивах документам установлено, что 18 октября 1941 года около полусотни немецких танков, сокрушив нашу оборону в районе Бородинского поля, устремились к Можайску. Весь день фашисты пытались прорвать заслон сводного батальона, но бойцы стояли насмерть. Чтобы сломить сопротивление и войти в город, на помощь танковому подразделению была направлена авиация. Только когда от батальона осталось несколько человек, немецкие части смогли продолжить наступление…

Воронки, обнаруженные поисковиками на месте сражения, показывают, что немцы применили пятисоткилограммовые авиабомбы.

На местах этих боёв членами отрядов «УКРЕПРАЙОН № 36» и имени А.М. Малинина в результате поисковых мероприятий были обнаружены пулемётные точки, а также останки двух солдат пулемётного расчёта. Один из бойцов погиб с гранатой в руке… Судя по осколкам немецкой мины, найденной вблизи, — именно она оборвала жизнь двух солдат.

Самым ценным для каждого поисковика на месте раскопок является солдатский медальон. И здесь были обнаружены два медальона. Благодаря этой находке установлены имена бойцов: пулемётчик Пётр Наумович Гавриков, уроженец Краснодарского края, и стрелок Роман Трофимович Мишенчук из Волынской области. Родственников Петра Гаврикова удалось отыскать. Удалось узнать и судьбу его старшего брата, который также погиб в боях за Родину. Увы, родные Романа Мишенчука не установлены, так как власти Украины в помощи отказали.

Военнослужащие были похоронены с воинскими почестями в братской могиле вблизи Никольского собора в Можайске.

99

Дмитрий Писаренко

Командир «УКРЕПРАЙОНА № 36» Дмитрий Писаренко сообщает, что в настоящее время разыскиваются родственники ещё одного павшего военнослужащего — Кузьмы Михайловича Ковалёва, уроженца г. Усть-Каменогорска Казахстана, пропавшего без вести в августе 1942 года и найденного в мае этого года близ урочища Сорокино.

Воспоминаниями делится поисковик со стажем Николай Корчевский:

— Наш отряд работал в районе деревни Рогачёво. Именно на этом месте немцы сосредоточили свой удар, нащупав слабое место в нашей обороне. Несколько раз деревня переходила из «рук в руки». Доходило до рукопашных схваток.

Эти места мы исходили уже вдоль и поперёк, но земля надёжно хранит свои секреты и совсем неохотно расстаётся с ними.

Это было несколько лет назад. Стоял один из жарких августовских дней. Мы заканчивали подъём миномётной позиции, где до этого нашли четверых погибших. Солнце уже садилось, и все прилично устали. Один из ребят — Пашка Трощило с упорством фанатика «вгрызался» в ответвление, ведущее из окопа. «Хватит, Паш, дальше пусто. И так на жаре умотались. Пора собираться...» — говорили ребята, устало растянувшись на траве и выжимая последние глотки из армейских фляжек. Сушь стояла такая, что даже на глубине лопата звенела о землю, как о камень. «Подождите! Ещё немного и поедем...» — Пашкина загорелая фигура мелькала над ямой, выкидывая лопату за лопатой окопную глину.

Вдруг глухой металлический стук... «Мужики, есть что-то!»

Мы все рванули к яме. Из провала виднелся ржавый край армейской каски. Паша аккуратно просунул руку под неё и, посмотрев на нас, в гробовой тишине сказал: «Есть боец».

Поднимать решили утром. Всю ночь не спали. Начали с рассветом. Солдат лежал на дне окопа, в полном снаряжении, с оружием. Застыв, он прикрывал рукой рану на животе, как в то мгновение, когда его настигла смерть. Шлем, фляжка, карманный фонарь, кожаные солдатские ремни, кобура с наганом. Мы даже нашли немецкую пулю, что оборвала жизнь молодого парня. Но самое главное: в складках истлевшей шинели нашли медальон. Когда вскрыли, то не поверили глазам, как будто он вчера его заполнил. Чётко прочитали на узкой полоске бумаги: Карташов Никита Григорьевич.

Хоронили погибшего на вновь образованном мемориале у деревни Ельня, что на 125-м километре шоссе Москва — Минск. Здесь вместе со своими восемнадцатью опознанными и безымянными товарищами закончил войну и командир миномётного расчёта 32-й Краснознамённой Дальневосточной дивизии Никита Карташов.

Спустя какое-то время сотрудники Бородинского музея объявили, что в Можайск, несмотря на преклонный возраст, едет дочь солдата, чтобы наконец встретиться с отцом, которого не знала, но искала всю жизнь. Ей сообщили неожиданную, но такую долгожданную весть.

Встретились мы с нею в Бородино. В сопровождении супруга и работников музея к нам вышла небольшого роста, седоволосая женщина. Представилась Людмилой Никитичной. После — долгие разговоры, расспросы и слёзы, слёзы…

Сначала жена и дочь, ну а после внуки и правнуки не оставляли надежду найти хоть какую-то информацию о родном человеке. Призванный ещё перед войной в ряды РККА из далёкого Омска, он пропал без вести в сорок первом, где-то под Москвой. Это всё, что было известно родным. Многочисленные запросы в различные инстанции и архивы не помогали. Ответ был один: «Пропал без вести…»

Перед отъездом на родину дочь погибшего солдата попросила отвезти на место, где принял последний бой её отец. Поехали в Рогачёво. По осенней хляби поднялись к разрытому окопу, где столько дней провели в поисках. Седая, ещё больше постаревшая от слёз, Людмила Никитична опустилась на колени на краю раскопа. В воздухе повисла тишина. Она достала из сумки небольшую жестяную баночку и, набрав в неё немного земли, тихо, как будто одному ему, родному, прошептала на ухо: «Папа, как же долго я тебя искала…»

Даже ветер — хозяин этих израненных высоток — затих в уважении к хрупкой пожилой женщине. Я смотрел на неё, на ребят и вдруг очень явственно осознал, насколько недалеко ушла от нас война. Ищут люди своих пропавших без вести близких, и ноют оголёнными нервами душевные раны.

Не могу не привести диалог Дмитрия Писаренко и самого молодого, семнадцатилетнего, участника поискового отряда «УКРЕПРАЙОН № 36» Дениса Чернацкого.

— Скажи, Денис, зачем ты к нам пришёл?

— Мы должны достойно похоронить павших бойцов, ведь каждый из них имеет право на то, чтобы у него была собственная могила.

— На днях ты был свидетелем того, как поднимали останки погибшего бойца. Если бы ты представил, что он хоть на минуту, на секунду, очнулся и слышит тебя, что бы ты мог ему сказать?

— Спасибо…

Глаза мальчишки наполнились слезами. Это «спасибо» из уст парня прозвучало с такой болью, что стало понятно: другие слова здесь просто не нужны.

В поисковых отрядах, о которых речь, участвуют самые разные люди. Например, капитан внутренней службы в отставке Павел Трощило, ветеран боевых действий на Северном Кавказе, рядовой запаса внутренних войск Сергей Голубев, представители рабочих профессий Евгений Каменщиков и Александр Качурин. 

Давно закончилась Великая Отечественная, но поисковики до сих пор ведут неравный бой за каждую пядь земли, отыскивая погибших. Теперь это их бои местного значения…

Сергей ОСТАШЕВ,

фото из архивов поисковых отрядов

наша справка

Поисковый отряд «УКРЕПРАЙОН № 36» сформирован в 2002 году как структурное подразделение МРО МОО ВОД «Боевое Братство», официально став первым на территории Можайского района. С 2009 года возглавляет отряд Дмитрий Писаренко, старший прапорщик милиции, участник боевых действий на Северном Кавказе, ветеран МВД, в прошлом — сотрудник ОМОН ГУВД Московской области. Отряд состоит из 14 человек. Работа ведётся на территории Можайского района, где проходили бои 1941—1942 годов. Можайск — последний город Московской области, освобождённый от немецкой оккупации и единственный район, где фронт стоял вплоть до марта 1943 года. За время деятельности отряда более 500 бойцов и командиров Красной армии было предано земле. За прошедшие два года отряд поднял и захоронил без малого стрелковый взвод.

наша справка

Поисковый отряд имени А.М. Малинина, основанный в мае 2015 года как структурное подразделение МРО МОО ВОД «Боевое Братство», базируется в деревне Синичино Можайского района. Отряд назван в честь земляка ребят — Андрея Михайловича Малинина, погибшего при выполнении интернационального долга в Афганистане. Отряд состоит из 13 человек. Командир отряда — Владимир Спайков, педагог дополнительного образования Дома детского творчества Можайска. Заместитель командира — Сергей Сергеев, ветеран войны в Афганистане.

С 2015 по 2016 год отряд проводил поисковые работы в деревне Каменка Можайского района. Было найдено санитарное захоронение 1942—1943 годов. Эксгумированы останки 164 человек, в том числе мирных жителей и тридцати детей, умерших от ран и болезней в годы войны. Останки торжественно перезахоронены на воинском мемориале в деревне Каменка. Силами отряда в Синичинской средней школе создан музей, посвящённый Великой Отечественной войне, войнам в Афганистане и Чечне, установлен памятный знак на месте деревни Бабьи Замошинского поселения, сожжённой фашистами в 1942 году.

В текущем году отрядом проводились поисковые работы в деревне Кусково Можайского района. Обнаружены останки восьми воинов РККА, все безымянные.

К 75-ЛЕТИЮ ПОБЕДЫ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ, Номер 21 (9670) от 18 июня 2019г.