petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

БРНС идёт по следу

12017121813022229 декабря исполняется 25 лет со дня создания уникального подразделения столичной полиции — Бюро регистрации несчастных случаев (БРНС).
ЦЕНА ОШИБКИ — ЖИЗНЬ

Остаться равнодушным к этой истории невозможно. Повидавшие много чего на своём веку сотрудники БРНС до сих пор её вспоминают с досадой: «Могло ведь быть по-другому…». А дело было так. Однажды в бюро обратились родственники молодой женщины: накануне та была в гостях, вечером попрощалась и отправилась домой. И с тех пор её следы потерялись, никто гражданку не видел. Женщина симпатичная, была одета во всё красное, словом, приметная фигура. Неважные вроде бы это детали, но когда известны фамилия, имя, отчество, год рождения да ещё и яркая одежда в подмогу — обычно таких находят довольно быстро. В БРНС включили все свои возможности, изучили свои базы данных — всё безрезультатно. Между тем, ежедневно бюро теребили многочисленные родственники, сослуживцы исчезнувшей: «Ищите!». В БРНС сбились с ног, созванивались с больницами и моргами, вели напряжённый поиск. По указанным параметрам ни в моргах, ни в больницах никого не обнаружили. Однако позже, вопреки всякой логике, сотрудники бюро проявили профессиональную смекалку и пропавшую всё-таки нашли. Вот только к этому времени она была уже в морге.

Когда впоследствии разбирались в деталях долгого поиска, удалось восстановить последовательность событий. Выйдя из гостей, женщина направилась домой. Шла через парк. По дороге на неё напал преступник, ограбил, забрал деньги и документы, нанёс тяжёлые ранения. Затем пострадавшая в бессознательном состоянии попала в больницу, пролежала там неделю и умерла. Почему БРНС не смогло её отыскать? Оказалось, всё объяснялось очень просто: при поступлении её в больницу медик, заполнявший регистрационную карточку, ошибся в дате поступления на… несколько месяцев. Но такой параметр не входил в заданную для бюро зону поиска.

— Если бы у нас были точные сведения, мы нашли бы её очень быстро, ещё когда она была живой, — говорит начальник БРНС ГУ МВД России по г. Москве подполковник полиции Денис Ватутин, — а её родственники и друзья наверняка успели бы сделать всё возможное, чтобы спасти женщину. А так — лежала в больнице неизвестная, ждала своего часа…

Впоследствии сотрудники бюро сумели сделать так, чтобы у медиков подобных ошибок не было.

НЕМНОГО ИСТОРИИ

Но о том, как исправлялись эти ошибки, несколько позже. А пока небольшой экскурс в прошлое. Предшественники у БРНС всё-таки были. В середине тридцатых годов прошлого века при московской милиции была создана небольшая группа, в обязанности которой входила идентификация граждан, пострадавших от несчастных случаев и поступивших неопознанных в больницы. Если пострадавший был не в состоянии назвать себя, сотрудники устанавливали личность и информировали родственников. Сначала группа работала при дежурной части московской милиции, потом при Зональном информационном центре, одно время даже при ГАИ, а впоследствии при оперативно-розыскном отделе Мосгорисполкома. В последнем случае в обязанности сотрудников входили розыск пропавших граждан, установление личности неизвестных, а также помощь по поиску и проверке лиц, которые проходили по учётам преступлений.

Начало девяностых годов вместе с распадом СССР и всплеском криминала породило новые проблемы: передел собственности, возникшая безработица, бесчисленные криминальные разборки и как логическое продолжение того — резкий рост количества неопознанных трупов и пропавших без вести. Существовавшая ранее группа уже не могла справиться с этим валом. И тогда было принято решение о создании более крупного подразделения. Вот тогда, в 1992 году, и появилось в столице, на улице Щепкина, 20, новое подразделение под этим названием — Бюро регистрации несчастных случаев.

НАЙТИ И ИЗВЕСТИТЬ

Сегодня БРНС — это современная солидная служба, куда в режиме реального времени поступает информация со станций скорой помощи, из больниц, различных медучреждений и моргов о поступивших туда пострадавших в результате несчастных случаев.

— Эта информация поступает к нам в течение 3—4 часов, — поясняет руководитель службы Денис Ватутин. — На её основании мы помогаем родственникам отыскать без вести пропавших, установить личности. Ещё одна важная часть нашей работы: мы помогаем разгрузить розыскную службу, дежурные части — более 70 процентов пропавших граждан обнаруживается с нашей помощью до обращения их родственников в полицию.

Трудно даже представить: если бы не было бюро, то по каждому случаю заводилось бы розыскное дело, велась бы длительная аппаратная работа, накапливались бы горы документации, а в итоге гражданин отыскивался бы в соседней больнице или родственники просто находили бы его на следующий день сами, бюрократическая же машина тем временем по инерции всё ещё долго продолжала бы крутиться вхолостую.

БРНС сегодня обрабатывает гигантский объём информации. Ежедневно сюда поступает около 200 телефонных звонков по поводу пропавших родных и знакомых. Прибавим сюда ещё 100 ежедневных письменных запросов от различных организаций и граждан, и тогда у нас будет хоть какое-то представление об объёме работы. Каждый звонок и запрос — это чья-то судьба… И ещё: ежедневно в московские больницы и морги поступают около 900 пострадавших или погибших в результате несчастных случаев граждан. Около 20 из них с неустановленными данными о личности, в предновогодние дни доходит до полусотни. Установить их личности, состыковать обеспокоенных родственников с попавшими в неизвестную им больницу близкими людьми — задача бюро. У них это каким-то чудом получается. Помогают разыскать преступников, содействуют ФСИН, спецслужбам и силовикам, следователям, прокурорам, волонтёрам, представителям других государств, ведущим розыск их граждан.

Обращения поступают из разных городов. Несколько месяцев назад обратились коллеги из Татарстана: там в местное Бюро регистрации несчастных случаев пришёл мужчина, который не смог себя назвать, но в кармане у него были билеты в Москву. Коллеги позвонили в столицу, обрисовали ситуацию. Шерлок Холмс и тот бы вряд ли справился с заковыристой задачкой.

В московском БРНС пошли по следу и справились! Для чего проверили огромное количество запросов ищущих родственников и наконец нашли разыскиваемого с похожими приметами. И в результате потерявший память был передан родственникам. Услугами бюро активно пользуются телевизионщики, программа «Жди меня», ежедневно звонят волонтёры, занимающиеся поиском пропавших людей. Словом, сложа руки сидеть здесь не получится.

ТЕХНИКА — ДРУГ Бюро

Чтобы отыскать родственника или знакомого, сегодня достаточно знать его фамилию, имя, отчество, дату рождения, время пропажи и, желательно, в чём был одет в тот день. И затем позвонить в бюро. Кстати, в России сегодня действуют 36 аналогичных подразделений в других городах, в Москве — самое крупное, самое оснащённое, самое лучшее. Здесь поиск разыскиваемых начинается с нажатия компьютерной клавиши — а дальше идёт автоматический поиск по базам данных. А казалось бы, совсем ещё недавно вместо компьютеров здесь стоял обыкновенный телетайп, сотрудники отрывали ленту, считывали и записывали в базу данных и потом в поте лица искали по всем сусекам.

Потом в БРНС перешли в режим двух компьютеров: на одном информация высвечивается, в другой забивается.

А на сегодняшний день уже вся работа с данными максимально компьютеризирована. Как с гордостью говорит начальник бюро Денис Ватутин, для создания новых компьютерных программ и состыкования системы с материалами станций скорой помощи не было затрачено ни копейки бюджетных денег, сами нашли специалистов, сами всё сделали. Помните тот случай, когда медик со «скорой» ошибся с датой поступления в больницу пострадавшей, которая умерла? После компьютеризации подобные ошибки теперь уже исключены: система сама автоматически заполняет дату происшествия, куда человек госпитализирован, по какой причине. Удобные для поиска программы, фантастическая экономия времени, обработка огромного объёма материалов — всё это сегодняшний день бюро.

— В этом году благодаря помощи 15-го отдела ЭКЦ мы наладили новую систему демонстрации разыскивающим родственников фотографий погибших граждан, — добавляет Денис Ватутин. — Раньше фото предъявлялись на бумаге, гораздо больше времени требовалось для их сбора, на пересылку, и качество было хуже. Сейчас всё автоматизировано.

Стоит оговориться, что и при новых компьютерных возможностях не всё так просто. То родственники или знакомые укажут не тот цвет одежды пропавшего (дальтоники или это им так показалось при другом освещении), и при поиске не всегда получается сфокусировать данные и получить нужный результат, то неправильно укажут какую-нибудь дату.

Но как бы там ни было, в целом процесс идёт в правильном направлении: минимализировать ошибки, ускорить процесс. В московском БРНС есть свои новые планы технического совершенствования. Предполагается, например, наладить ещё более тесную связь со структурой уголовного розыска. У них и раньше были отличные деловые отношения, а теперь планируется сделать так, чтобы к компьютерным базам бюро дать доступ сотрудникам угрозыска, чтобы каждый нуждающийся в том оперативник мог войти в базу и проверить, нет ли там лиц, находящихся в розыске. Прикиньте, сколько времени сэкономят! Свои предложения и обоснования Денис Ватутин уже представил.

ОСОБЕННОСТИ
ЛИЧНОГО СОСТАВА

Надо сказать, что такого «компьютерного рывка» и таких эффективных результатов в работе бюро могло бы и не быть. Пожалуй, здесь повезло вдвойне: коллективу с начальником, а начальнику с коллективом.

Денис Ватутин с огромным уважением отзывается о своих предшественниках, руководителях бюро — Альберте Алексеевиче Кликушине и Борисе Ивановиче Максимкине, называет их своими учителями. Но и самому Ватутину теперь есть чем гордиться. Сюда, на работу в бюро он пришёл сразу после института. Начинал с того, что вводил в компьютер фото неопознанных трупов. Потом заинтересовался всей работой БРНС, стал изучать, давать свои предложения, благо получил отличное техническое образование, продвинулся по службе. Потом организовал перевод информации с бумажных носителей на компьютеры, наладил электронное взаимодействие со «скорой». Действующие здесь компьютерные программы для обработки данных — тоже инициатива Дениса Ватутина. Без него здесь многое бы крутилось без признаков современного прогресса. Напомню, на все совершенствования начальник деньги из бюджета старается не тянуть, старается, чтобы было дёшево и сердито и своими силами. И существующий в его нынешнем виде коллектив — также заслуга руководителя: «Коллектив у нас женский, опытный, численность оптимальная — 27 аттестованных. Многие трудятся здесь вот уже по десять лет, начальники смен по пятнадцать. Работа не самая лёгкая, требует выдержки, психологической нагрузки не избежать. Работа с человеческим горем, и потому одна из главных задач: не зачерстветь».

В день моего визита старшей дежурной смены дежурной части Бюро регистрации несчастных случаев была Валентина Малашкина.

— Валентина Александровна, как бы вы определили то, чем вы здесь занимаетесь, суть своей работы?

— Помогаю людям найти побыстрей друг друга.

— Какие изменения произошли за те 15 лет, пока вы здесь трудитесь?

— Довольно большие. И программы новые нам в помощь появились, и намного удобней и проще стало вести поиск.

— Что вам нужно знать сегодня о человеке, чтобы быстро найти его?

— Найти — это мы можем. Если будем знать его фамилию, имя, отчество, возраст, число, когда в последний раз его видели, и желательно район. Пройдёмся по всем этим «следам», и успех, за редким исключением, практически гарантирован.

Александр ДАНИЛКИН,
фото Александра НЕСТЕРОВА

Есть такая служба, Номер 48 (9600) от 19 декабря 2017г.