petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Династия Сунцовых на службе Отечеству

11
Михаил  Сунцов 
В родословной Сунцовых служение Отечеству всегда было священной семейной традицией. Несколько династий, начиная от вятских полицейских XIX века, верой и правдой служили закону. Полковник милиции в отставке, почётный сотрудник МУРа, кавалер ордена Мужества Михаил Васильевич Сунцов много лет назад стал перед выбором: сделать блестящую спортивную карьеру или избрать трудную службу защитника правопорядка.
Впрочем, ещё будучи школьником, Михаилу предстояло сделать серьёзный выбор. С 5 лет по настоянию отца он, наряду с общеобразовательной, учился в  музыкальной школе по классу фортепиано. А мама — мастер спорта по гребле, чемпионка СССР по байдарке, перворазрядница по велосипеду и по лыжам — поставила сына в два года на лыжи. И надо было делать выбор между музыкальным и спортивным образованием. В итоге Михаил оказался в сборной команде «Динамо», сначала по лыжным гонкам, потом — по биатлону. Затем Михаил окончил Государственный центральный ордена Ленина институт физической культуры. И вот вновь он стал перед выбором: оставаться в спорте или найти другую профессию. В послужном списке Михаила были два года срочной и пять лет сверхсрочной службы в оперативных частях внутренних войск МВД СССР. Из «Динамо» спортсмены, как правило, уходили в силовые структуры: в милицию, в пограничные войска и госбезопасность.

22
Сунцов А.В.  1914 год, 301
Вятская пешая дружина
государственного ополчения
— И вот по совету отца, — вспоминает Михаил Васильевич, — я принял решение. Имея за плечами диплом о высшем образовании, звание кандидата в мастера спорта, поставил лыжи в угол и пришел в 63-е отделение милиции Фрунзенского района. Оттуда и начал с «земли». С особым чувством благодарности вспоминаю сегодня капитана милиции, старшего опера, специалиста по детской преступности Олега Петровича Федина — моего первого наставника.

Подростки тогда совершали кражи не реже, чем сейчас. Больше всего «доставалось» различным конторам, находившимся без охраны в полуподвальных помещениях. Однажды при обыске в одной из квартир сыщики обнаружили несколько десятков счётных и пишущих машинок. Откуда они и для чего, подросток говорить отказался. Но Федин на то и был профессионалом по детской преступности, что «расколоть» малолетку для него было делом техники.

— Не так скоро, но получалось и у меня, — продолжал вспоминать первый год службы Сунцов, — и очень тогда пригодились советы Олега Петровича. Он говорил: «Садись рядом и слушай», а сам закуривал беломорину и начинал беседу с очередным малолетним воришкой.

Михаил Сунцов понимал: чтобы стать профессиональным оперативником, надо постоянно повышать свой образовательный уровень. Поэтому окончил специальные курсы, изучил приборы и предметы «чемодана эксперта». И теперь сам мог проводить осмотр места происшествия и фиксировать следы преступлений для последующего проведения экспертиз и исследований.

63-е отделение милиции (сейчас это ОВД Беговой) охватывало сектор, включающий часть Ленинградского проспекта, улицы Верхнюю Масловку и Беговую, стадион «Динамо». На территории проживали 10 тысяч человек. Вместе с Сунцовым служили участковые уполномоченные Шкечев и Алексей Лаушкин (сейчас А.Е. Лаушкин — первый заместитель начальника главка по вневедомственной охране МВД России). Вели оперативную работу, занимались всем, как говорится, от часов до трусов: грабежи, разбои, «кастрюльные» скандалы. Всё было в практике молодого опера.

33
Сунцов А.В.   1914 год
Именно такая работа пришлась по душе лейтенанту милиции Сунцову. Он продолжил дело семейной династии. И это было главным на том этапе жизни…

Дед Михаила Сунцова — Александр Васильевич, был купцом второй гильдии и весьма уважаемым человеком в городе Вятке. Когда началась Первая мировая война, в 1914 году он добровольно (в соответствии с преклонным возрастом) вступил в ряды 301-й Вятской пешей дружины государственного ополчения. В её составе он был направлен в город Благовещенск для защиты восточной границы и обеспечения безопасности в регионе. В 1918 году пешая дружина была расформирована, началась Гражданская война, несколько раз власть переходила из рук в руки. Потом Колчак отрезал Восточную часть от России, и дед оттуда уже не вернулся. В 1922 году пришла весточка о том, что он умер от туберкулёза. Спустя много лет Михаил Васильевич попытался найти захоронение, но тщетно. Город строился практически на кладбищенских костях.

Василий Сунцов с 1914 года рос без отца, окончил гимназию в Перми, воспитывался одной матерью.

Василий Александрович прошёл хорошую подготовку в Рабоче-крестьянской Красной армии. Окончил школу красных командиров в Вятке, специализировавшейся на физвоспитании, потом дополнил своё образование в школе Глазунова в Петрограде. Он хорошо играл на фортепиано, знал немецкий и французский языки, что потом помогало в работе. В довоенные годы Василий Сунцов был старшим инструктором боевой подготовки московской милиции. В годы Великой Отечественной в составе войск НКВД охранял особо важные объекты промышленности. Был участником парада войск на Красной площади 7 ноября 1941 года. И в составе стреляющих лыжников, которых он и готовил к боям, оборонял столицу. В 1974 году Сунцов-старший вышел в отставку в звании майора внутренней службы, последние годы работал в Центральном совете ВСО «Динамо». Удостоен орденов Великой Отечественной войны и «Знак Почёта», медали «За боевые заслуги» и других наград. Василий Сунцов был первым президентом Федерации биатлона СССР. В составе спортивных делегаций побывал в 22 странах мира, в 1957—1959 годах сопровождал наши сборные команды на чемпионаты мира.

44
Сунцов В.А.   Владимирский полк,
начальник физподготовки
Жизненный путь отца всегда являлся для Михаила Сунцова примером целеустремлённости, ответственности в выполнении служебного долга и профессионализма.

— И сейчас помню слова отца, сказанные после поступления на службу в милицию и присвоения первого офицерского звания, — говорит Михаил Васильевич. — Он тогда сказал: «Всё будет зависеть от самого себя».

В июле 1986 года Михаил Сунцов перешёл работать в уголовный отдел Фрунзенского района, который находился на 2-й Брестской улице. Специализировался он по раскрытию грабежей, разбоев и изъятию наркотиков.

— Чтобы хоть что-то понимать в розыске, надо проработать не менее пяти лет, — увлечённо рассказывает Михаил Васильевич об очередном этапе своей службы. — А чтобы стать профессионалом, надо отпахать десять лет. Это абсолютно точно. Почему такой долгий срок? Всё зависит от опыта, который получил от своих наставников, и желательно брать его с «земли». Опыт работы Михаил Сунцов перенимал и у сотрудников МУРа, которые курировали низовые подразделения и участвовали в раскрытии уголовных дел. И, конечно, Михаил мечтал работать в легендарном МУРе, хотелось расти по служебной лестнице, заняться более масштабной интересной работой.

И вскоре, буквально через три месяца, Сунцова пригласили работать в 4-й отдел МУРа. Начальником отдела был Николай Николаевич Куценко, а его заместителем — Валентин Дмитриевич Рощин.

— Тот день, когда пришёл работать в отдел, был особо памятным, — вспоминает Михаил Васильевич. — Поистине чёрный день: было совершено разбойное нападение с убийством в универмаге «Молодёжный», застрелили сотрудницу милиции. Ребята 4-го отдела работали круглые сутки, и очень быстро преступление было раскрыто, нашли убийцу. Это был для меня наглядный пример высокопрофессиональной работы. Потом я потихоньку втягивался в дело, курировал Красногвардейский и Пролетарский районы, взаимодействовал с отделами уголовного розыска.

55
Сунцов В.А.
Вскоре оперуполномоченный 4-го отдела УУР Мосгорисполкома Михаил Сунцов уже вплотную занимался раскрытием серийных преступлений, грабежей, разбоев. В 1988 году особо памятной была серия преступлений таксистов, действовавших вместе с проститутками. «Клофелинщицы» за сутки совершали в Москве от трёх до пяти преступлений. «Новые русские», желая шикарно провести вечер или ночь, не отказывая себе в удовольствиях, знакомились с дамами лёгкого поведения. «Жрицы любви» тут же предлагали поехать в прекрасные апартаменты. Такси появлялось как из-под земли. Потом в квартире или даже в такси клиента усыпляли клофелином, подмешанным в какой-нибудь напиток, и грабили подчистую.

Особо часто жертвами клофелинщиц становились клиенты гостиницы «Москва» на проспекте Маркса (ныне — Охотный ряд) и улице Герцена (Большая Никитская). Именно здесь сыщики решили «раскинуть сети», чтобы поймать с поличным проституток и таксистов, охотящихся на любителей платных сексуальных утех. Чтобы вести наблюдение, сыщики попросили директора билетных касс Большого театра предоставить им в ночное время его личный кабинета на третьем этаже. Специалисты муровского НТО установили там фото- и видеоаппаратуру с мощной оптикой, позволявшей и в тёмное время наблюдать за ситуацией у гостиницы «Москва». Целый месяц сыщики приезжали к 16.00 в кабинет директора и уезжали далеко за полночь.

И когда «график работы» таксистов и их подельниц был в целом известен, приняли решение провести масштабную операцию. В ней участвовало 14 служебных оперативных машин. Капитан милиции Сунцов был за рулём одной из оперативных «шестёрок», с ним в экипаже — его коллеги Николай Сазонов и Вадим Усатенко. В этой операции были и погоня со стрельбой, и захват бандитов уже за пределами Москвы.

66
Сунцов В.А. — начальник физподготовки
(за рулём нач. дивизиона Иванов)
Все злодеи были задержаны. На суде проститутки и разбойники из таксопарков получили по заслугам.

Профессионально подготовленные и проведённые мероприятия только за три летних месяца увенчались задержанием 22 преступных групп, специализировавшихся на ограблении любителей сексуальных услуг.

Об этой истории Михаил Сунцов тогда впервые дал интервью для газеты московской милиции «На боевом посту». Эта первая публикация до сих пор бережно хранится в его личном архиве.

Нашумевшей в те годы была и серия разбойных нападений на спекулянтов мебелью. Они имели доступ к дефицитной продукции: импортным гарнитурам, стенкам, которые поступали в мебельные магазины на Ленинском проспекте, в Медведково и другие районы.  Значительная часть этих спекулянтов были представителями солнечной Армении и успешно «работали» в Москве. Земляки из армянской преступной группировки взяли их «в разработку», установили, где живут семьи, врывались в квартиры, связывали хозяев, членов семей и с применением утюгов пытали, чтобы узнать, где хранится золото, драгоценности и сбережения.

Сунцов вместе с коллегами, собирая по крупицам информацию из окружения армянской диаспоры, установили, что руководит бандой налётчиков некто Папян. В ходе дальнейшей разработки выяснили, что в группе семь человек, большинство из села Камо, что в 170 километрах от Еревана. Именно туда и приехали проводить оперативно-следственные мероприятия сыщики МУРа. Провели двадцать обысков. В итоге всех членов банды задержали и предъявили обвинения по 15 эпизодам разбойных нападений.

77
Сунцов В.А. (крайний справа). Ночной дивизион
по охране Москвы при 12 отделе МУРа УРКМ
г. Москвы 1935 год
В историю МУРа вошла и ликвидация преступных групп, совершавших разбойные нападения, кражи и грабежи храмов в городах Золотого Кольца. Их назвали потом «клюквенниками». Михаил Сунцов тогда «принял эстафету» от начальника отделения Ивана Бирюкова, к которому поступил на работу в 4-ом отделе МУРа. Целью преступников были старинные иконы, за валюту они продавались и по контрабандным каналам увозились за рубеж. Все члены групп были ранее судимы. Самое интересное, у всех имелись справки о психических заболеваниях. История со всеми повторялась одна и та же: когда их задерживали за совершение преступлений, сроки им давали значительные. Но, как психически больные, они попадали в больницу специализированного типа в Сычёвке Смоленской области. Отсидев там 3—4 года, постепенно перемещались в больницу общего типа Чеховского района. И оттуда «больные» периодически отлучались под предлогом сбора «клюквы», а на самом деле совершали набеги, садились на электричку, грабили какую-нибудь квартиру и возвращались на больничную койку. Поэтому их так тяжело было вычислить. Но потом оперативники, зная кто из «клюквенников» где отлёживается и используя помощь своих информаторов в больницах, задерживали грабителей на месте преступления.

Одну из таких банд, которой руководил Виктор Коган, оперативники разрабатывали два года. Её члены, профессионалы и рецидивисты, совершили много разбойных нападений. Но самой дерзкой была кража нескольких ценнейших икон из храма Ризоположения на улице Донской.

— Было делом чести найти эти иконы, потому что их уже везли за кордон по контрабандным каналам. Но по нашей оперативной информации на границе с Прибалтикой их успели задержать, — подытожил Михаил Сунцов.

Членов банды во главе с Коганом привлекли к уголовной ответственности.

Виктор Коган не раз отбывал срок за грабежи. Жестокий лидер банды приводил в трепет матёрых уголовников. Во время ограбления одной из церквей он перегрыз горло собаке, которая эту церковь охраняла. Банду тогда взяли недалеко от места преступления. Позже Коган погиб в перестрелке с местной ореховской группировкой. Оставшихся в живых членов банды посадили за квартирные кражи.

Долго охотились оперативники за вором в законе Пигалицей. Известный в прошлом карманник Владимир Щербаков родился на зоне и был коронован знаменитыми ворами Бриллиантом и Черкасом. И вот из «щипача» переквалифицировался в главаря квартирных налётчиков. Оперативники целую неделю вели наблюдение. Но запланированное разбойное нападение на квартиру сорвалось. И налётчики свернули на ближайшую — улицу Ташкентскую. Сыщики поняли, что бандиты решили сделать так называемую «пятиминутку» — ограбить любую ближайшую квартиру без наводки, на удачу. Они быстро выломали дверь, не подозревая, что во дворе их ждут бригада скрытого наблюдения, оперативники МУРа и бойцы ОМОНа. Когда грабители во главе с Пигалицей вышли с вещами, телевизорами, покрышками и прочим скарбом, их тут же с поличным приняли. Коллеги потом поздравляли: у оперативников МУРа задержать вора в законе с поличным считается высшим пилотажем!

(Окончание в следующем номере.)

Сергей ВОЛОГОДСКИЙ

Номер 3 (9457) 3 февраля 2015 года, Династии, Легенды МУРа