petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ДРАМА НА ДМИТРОВСКОМ ШОССЕ

 

(Окончание. Начало в № 36.)

 

Старший сержант Александр Чумаченко:

— Вместе со Львом Новиковым я в одном взводе прослужил год. О таких говорят, что он был настоящим человеком. Никак не отнимешь у Льва того, что все его считали принципиальным парнем. Действия сержанта Новикова в экстремальной ситуации на Дмитровском шоссе подтвердили, что внутренне он был готов к самопожертвованию во имя других людей.

Сержант Андрей Цаплин:

— В отряд милиции особого назначения я зачислен сравнительно недавно — полгода назад. Тем не менее я достаточно хорошо знал Льва. На дежурствах с ним всегда чувствовал себя спокойно и уверенно. Скажем, при несении службы на охраняемом объекте сержант Новиков опекал меня как новобранца. К примеру, когда какая-то автомашина в неурочный час останавливалась у объекта, Лев заявлял, что мне не стоит без надобности подвергать себя возможному риску: я, дескать, пока сам разберусь, в чём тут дело. И так — всегда.

Старшина милиции Михаил Горшков:

— Без всяких прекрас Лев был решительным, смелым и очень честным. Лицемерить не умел: что думал, то и говорил. И ещё — парнем был справедливым. Я с сержантом Новиковым бывал неоднократно на выездах и заверяю, что на него всегда можно было положиться в любой, самой сложной ситуации. Так, сержант Новиков участвовал в операции, когда совместно со столичными оперативниками наша подмосковная милиция проверяла кемпинг «Солнечный», где проходила сходка главарей преступных группировок и воров в законе. Через несколько месяцев после той операции сержант Новиков вместе с сослуживцами обеспечивал омоновское прикрытие не менее характерной реализации — изъятию крупной партии опиума у наркодельцов в городе Домодедове.

Младший лейтенант милиции Борис Касаткин, инспектор боевой и физической подготовки ОМОНа ГУВД Московской области:

— С сержантом Новиковым мне довелось быть вместе в августе 1991 года на защите Белого дома. Сколько Лев жил после автокатастрофы — всё исключительно за счёт своего здоровья. Посудите сами: привезли Новикова в Институт имени Склифосовского в столь тяжёлом состоянии, что одни только пятки у него остались белые, а всё тело было обожжено тем огненным шквалом на Дмитровском шоссе. Лев не пил и не курил, хорошо был подготовлен физически. Кстати, на состоявшемся в начале лета 1993 года чемпионате ГУВД Московской области по кроссу и служебному биатлону спортсмены ОМОНа заняли первое общекомандное место, а Лев среди стартовавших в этих состязаниях сослуживцев в личном зачёте стал вторым. Шмелёва природа тоже не обидела здоровьем, да и над техникой рукопашного боя он работал, хотя эти тренировки для него лёгкими не бывали. И Сигачёв — крепкий парень, боксер, постоянно пропадал в спортзале. Спарринги Виктор проводил, как правило, с сержантом Андреем Цаплиным, вместе они обычно и кроссы бегали.

 

В службе всегда есть место подвигу!

Немало добрых слов было сказано и в адрес милиционера ОМОНа младшего сержанта милиции Александра Шмелёва. Мне, к сожалению, не удалось встретиться с ним, чтобы узнать о трагедии на Дмитровском шоссе какие-нибудь дополнительные сведения. А вот о нём самом довелось услышать от друга его детства.

Младший сержант милиции Владимир Лудин:

— Александр — мой земляк, мы вместе росли в городе Коломне, учились в одном классе, затем закончили машиностроительный техникум. Потом нас одновременно призвали в армию, служили бок о бок в бригаде внутренних войск. Про Александра достаточно сказать, что он настоящий друг, никогда не даст в обиду слабого. Может, это и не совсем удачный пример, но всё же приведу его. В армии бедовые солдатики избили сослуживца Александра, с которым мой земляк поддерживал дружеские отношения. Александр вступился за этого военнослужащего и по-мужски разобрался сразу с четырьмя его обидчиками. После увольнения из рядов внутренних войск мы в октябре 1992 года поступили в подмосковный ОМОН, но попали в разные взводы. Знаю, что Шмелёв выезжал на операции и всякий раз действовал так, как того требовала конкретная обстановка. Сигачёв видел, как Шмелёв самостоятельно покинул горящий троллейбус: можно себе представить, как тяжело давались моему другу те шаги... А ведь у него в августе должна была состояться свадьба. И вот его невеста, студентка коломенского пединститута, старалась в трудную минуту поддержать избранника своего сердца. Увы, не у всех бывает безоблачное счастье.

...Хоронили сержанта Льва Новикова с воинскими почестями. Удивительно, но в посёлке Пролетарском Серпуховского района, где жил Лев, земляки не знали, что он служил в ОМОНе. До кладбища гроб с телом погибшего омоновца бойцы отряда, друзья и знакомые несли на руках несколько километров.

Батюшка местной церкви не только в храме отпевал новопреставленного, но и присутствовал на погребении. Да, Лев был верующим человеком и поступил чисто по-христиански. За столь благородный поступок, сказал священнослужитель, перед мучеником откроются врата небесные.

Так получилось, что незадолго до июньской автокатастрофы на Дмитровском шоссе подмосковные омоновцы проводили в последний путь лейтенанта милиции Александра Петровича Шайкина, также погибшего при выполнении служебных обязанностей. Командир батальона ОМОНа ГУВД Московской области вместе с подчинёнными, согласно приказу МВД Российской Федерации, находился в районе чрезвычайного положения в республике Дагестан.

Рассказывает сержант милиции Вадим Вовк:

— В мае-июне 1993 года я вместе с сослуживцами был направлен в район чрезвычайного положения. В Дагестане мы прикрывали Дербент и Хасавюрт. По правде говоря, командировка была очень непростой. В Дербенте совместно с местной милицией проводили захваты преступников. Несмотря на то, что в Хасавюрте вроде бы перед нами поставили более скромную задачу — закрывать пост ГАИ, находившийся приблизительно в трехстах метрах от границы с Чечнёй, мы пребывали в постоянном напряжении. При досмотре транспорта возникали конфликты с водителями и пассажирами, и нужно было иметь железную выдержку, чтобы не сорваться при общении с чеченцами, доставлявшими нам больше всего хлопот. Так, подмосковные омоновцы изъяли в одной из легковых автомашин автоматы и два пистолета, а ночью к посту со стороны Чечни подъехала большая группа вооруженных лиц для... разборки с милицейскими работниками. Омоновцы приготовились к обороне, спрятавшись за укрытиями. Два часа эти пятеро милицейских работников, среди которых был лейтенант Шайкин, проявляли хладнокровие, не отвечая на откровенные провокации лихих боевиков. Только благодаря этому не произошла стычка в течение тех двух томительных часов, пока к посту не подошло подкрепление внутренних войск — бронетранспортёр с парнями в краповых беретах. Увидев БТР, боевики предпочли убраться восвояси подобру-поздорову. Впоследствии омоновцев неоднократно стращали угрозами взорвать пост, забросать его гранатами или расстрелять из минометов, но, опять же благодаря самообладанию подмосковных милицейских работников, до вооруженных столкновений с горячими южанами-экстремистами дело не дошло.

1 июня при посадке в служебный автобус, в салоне которого находились рядовые омоновцы, у лейтенанта Шайкина произошло срабатывание специальной боевой гранаты. Мгновенно оценив создавшуюся ситуацию, 32-летний командир батальона принял единственно правильное решение. Выскочив из автобуса, Александр Петрович лёг на землю и прикрыл грозный боеприпас своим телом. Раздался чуть приглушённый взрыв, и лейтенант Шайкин, ценой своей жизни спасая подчинённых, погиб.

Бесспорно, в милицейской службе, тем более омоновской, всегда есть место подвигу. Светлая память им, служившим в подмосковном ОМОНе: лейтенанту Александру Петровичу Шайкину и сержанту Льву Евгеньевичу Новикову.

Александр ТАРАСОВ

Номер 37 (9393) 2 октября 2013 года