petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЭКСТРЕМАЛЬНЫЕ БУДНИ ПАТРУЛЬНОЙ СЛУЖБЫ

 

Ранним мартовским утром в службу «02» поступило сообщение о том, что на Коровинском шоссе стоит грузовой автомобиль, мешающий движению общественного транспорта. По указанному адресу выехал экипаж отдельной роты ППС ОВД по району Дмитровский в составе старшего лейтенанта милиции Виктора Рябкова, старшего сержанта милиции Сергея Серебрякова и сержанта милиции Романа Старилова. Обычный вызов, ничего особенного. Нужно подъехать, разбудить водителя, попросить его переставить автомобиль. Вот и всё. Можно будет возвращаться на маршрут патрулирования. Но не тут-то было. О подробностях той экстремальной смены нам рассказали сами патрульные во время нашего совместного дежурства на территории.

С указанным местом на Коровинском шоссе соседствуют парк наземного общественного транспорта и плодоовощная база. Водители-дальнобойщики, приезжающие ночью, выстраивают фуры в очередь под разгрузку. Утром, когда парк ещё не начинает свою работу, они успевают проехать на территорию базы. Но в тот день один большегруз упорно не двигался с места. Сотрудники автопарка забили тревогу: огромная машина перегородила выезд со стоянки, десятки троллейбусов могли из-за этого не выйти на маршрут. Попытки достучаться до водителя ни к чему не привели. Приехавшие на место сотрудники полиции осмотрели снаружи кабину фуры и увидели, что внутри находится человек. На оклики он не реагировал. Стражи порядка вскрыли дверь. Из кабины сильно пахнуло газом. Водитель находился в бессознательном состоянии. Действовать нужно было незамедлительно. Накинув на дальнобойщика куртку, сотрудники полиции вытащили его из кабины. Едва они оттащили бедолагу к служебному автомобилю, как раздался мощный взрыв, кабину фуры моментально охватило пламя, во все стороны полетели осколки лопнувших стёкол. Звук взрыва странным образом подействовал на шофёра — он мгновенно пришёл в себя, оттолкнул стражей порядка и бросился к своей пылающей машине, пытался залезть внутрь и вытащить какие-то личные вещи. Огонь перекинулся на его одежду. Сотрудники полиции стали тушить на нём пламя, а водитель вырывался и снова рвался к горящей кабине. В конце концов стражи порядка скрутили находящегося в шоковом состоянии мужчину, отвели на безопасное расстояние, вызвали медиков и пожарных. Через некоторое время раздался второй взрыв — рванул газовый баллон, находившийся в кабине. Служебный автомобиль, стоящий в нескольких десятках метров, посекло осколками. Только чудом никто от второго взрыва не пострадал.
Прибывшие на место пожарные затушили фуру, медики доставил пострадавшего в больницу с отравлением газом и многочисленными ожогами. Дознаватели пожарной охраны установили, что водитель приехал к воротам базы ночью. Чтобы согреться, включил газовую горелку. Лег спать. В какой-то момент огонь погас, салон стал наполняться газом. От гибели дальнобойщика спасли решительные действия сотрудников полиции.
— Да, жаркое тогда было дежурство, — говорит старший сержант Серебряков. — Полдня потом из формы осколки вытряхивали. А на служебной машине до сих пор вмятины и царапины от взрыва. Нас даже обещали наградить за спасение этого человека. Впрочем, ладно, дело прошлое. Поедемте, покажем вам территорию со всеми её злачными местами.

* * *

Мы колесим на «Дэу Нексиа» по району. Самое начало рабочего дня, во дворах пустынно. Мы раз за разом объезжаем территорию — всё тихо и спокойно. Вдруг раздаётся сигнал – коллеги просят о помощи. Патрулируя свой участок, они увидели, что на территорию заброшенного госпиталя ВВС проникли неизвестные и заперлись в бывшей котельной. Пока Роман Старилов везёт нас на место, Сергей Серебряков рассказывает об одной из самых больных точек Дмитровского. Буквально осенью прошлого года с Клязьминской улицы был выведен военный госпиталь. Медики в одночасье собрались и покинули это место. А корпуса, между прочим, были только-только отремонтированы — пластиковые окна, новая сантехника. Охраняли военные своё добро ещё пару недель, а потом сняли и охрану. Теперь эта территория — место паломничества любителей чужого добра. Уже не раз и не два сотрудники полиции вылавливали здесь удальцов, тащивших на себе раковину или унитаз, дверь или окно. Правоохранители с тревогой ждут наступления тёплых дней — бывший госпиталь наверняка облюбуют бродяги, местные выпивохи и нелегальные мигранты.
Мы подъехали к воротам бывшего военного лечебного учреждения. Пройдя через проходную, приближаемся к зданию, где забаррикадировались неизвестные. На стук в дверь они не реагируют. Сотрудники полиции рассредоточиваются вокруг здания. Сергей Серебряков принимает решение проникнуть в помещение через окно. Разбив стекло, он пролезает внутрь и открывает массивную дверь. Патрульные начинают осмотр помещения. В дальнем углу они обнаружили двоих мужчин неопрятного вида, третьего выловили в соседнем помещении, а до четвёртого пришлось добираться по хлипкой деревянной лестнице — он притаился между двумя огромными трубами. Всех вывели на улицу. Ни у кого из них не оказалось документов. Для выяснения личности всех четверых доставили в отдел. Позже мужчины признались, что собирались разобрать один из агрегатов котельной и сдать его на металлолом. Вот от этого тёмного дела злоумышленников и оторвали сотрудники полиции.
Мы снова выдвигаемся на маршрут патрулирования. Не счесть, сколько кругов мы сделали, сколько дворов и улочек объехали. Несколько часов эфир молчал. Только раз экипаж направили в жилой дом, где жильцы обнаружили подозрительную коробку. Впрочем, вызов оказался учебной вводной. Но проверяющие должны были остаться довольными выполнением всех предписанных нормативов — и временем прибытия, и качеством выполненной работы.
Наше размеренное дежурство продолжается. Снова затишье. Как оказалось, было оно перед бурей…
— Семейный скандал, выезжайте на адрес, — раздаётся из рации голос оперативного дежурного ОВД по району Дмитровский.
Мы срочно выдвигаемся в указанное место. У подъезда нас встречает хрупкая женщина лет двадцати пяти. Уже в который раз муж избивает её и выгоняет из дома в халате и тапочках. Вот и сейчас благоверный перебрал спиртного и со скандалом выставил её за порог. В квартире с ним остался малолетний ребёнок. Поднявшись на этаж, оказываемся перед крепкой металлической дверью. На звонки жены мужчина отвечает агрессивной руганью. По голосу понимаем, что он сильно пьян.
— Откройте, пожалуйста, дверь и избейте его как следует, чтобы в следующий раз не хулиганил, — просит женщина.
— По-моему, вы нас с кем-то перепутали, — резонно замечает Сергей Серебряков.
 Сотрудник полиции представляется дебоширу, назвав свою должность, звание и фамилию, требует открыть дверь. В ответ несётся отборная брань в адрес всей полиции, и Сергея в частности. Любая фраза с нашей стороны оборачивается новой порцией ругательств.
Прошло ещё 20 минут. Не слыша ответа из-за двери, мужчина стал потихоньку успокаиваться. Это правоохранителям и было нужно — они специально создали видимость своего ухода, а сами притаились около двери, вне зоны видимости в дверной глазок. Да и жена хулигана подыграла, заявив, что «они уже ушли». Дверь открывается. Увидев, что сотрудники полиции всё же здесь, мужчина не секунду исчезает в квартире, хватает массивную палку, похожую на бейсбольную биту, и бросается с ней на Сергея Серебрякова. Тот уворачивается от удара, выбивает орудие. Роман Старилов в один приём скручивает нападавшего и защёлкивает на его запястьях наручники. Даже в этом положении дебошир продолжает сопротивляться, сыплет угрозами. Его препровождают в служебный автомобиль. При осмотре квартиры выяснилось, что мужчина заготовил целый арсенал для отражения возможной атаки правоохранителей — на тумбочке у двери помимо дубин лежал ещё и здоровый топор.
Теперь дело осталось за малым — получить заявление супруги о систематических побоях. Но женщина в последний момент наотрез отказалась его писать. Более того, она начала слёзно умолять едва не пострадавших сотрудников отпустить её мужа, ведь он и так находится на условном сроке. Парадокс...
— Похоже, что этого красавца нам придётся отпустить уже через три часа, — вскользь замечает Сергей Серебряков, выходя из подъезда. — Заявление жена писать не будет, а без него мы не имеем права задерживать человека дольше.
— Как, ведь он же напал на вас! Напал на сотрудника правоохранительных органов! — изумились мы с коллегой.
— Ну он же не успел нанести мне травму, не покалечил, — мрачно ответил Сергей. — Не смотрите на меня так, это действительность. В большинстве подобных случаев идут отказы в возбуждении уголовных дел. Вот народ постоянно руки и распускает. К сожалению, здесь мы практически бесправны. Нет, мы, конечно, составим рапорты, но не думаю, что из этого что-нибудь получится.
Отправляемся в отдел. Помещение дежурной части оглашается матерной бранью — наш красноречивый «клиент» так и не угомонился. Находясь в помещении для задержанных, он осыпает ругательствами каждого человека в форме, проходящего мимо. Вскоре он меняет тактику — начинает биться о стены и прутья решетки, угрожает пожаловаться, что все увечья нанесены ему сотрудниками полиции. Однако информация о том, что все его манипуляции фиксируются на установленную здесь же видеокамеру, немного охлаждают его пыл.
Время между тем близится к вечеру. Мы оставляем сотрудников полиции за составлением протоколов. И желаем удачи в их нелёгкой службе.

Елена ДЕМИДЕНКО,
фото Игоря ГЕРАСЁВА

Номер 15 (203) 20 апреля 2011 года