petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

И стал берлин неузнаваем

 

Издаваемая после капитуляции по советской лицензии немецкая газета «Теглихе рундшау» печатала фотоснимки с изображением развалин Берлина, напоминая, как Гитлер говорил в 1935 году: «Через десять лет Берлин станет неузнаваем».
И он напророчил. Прошло десять лет. В начале мая в Берлине царил полнейший хаос: миллионы людей бродили среди развалин, не узнавая свой город, не зная, что делать, куда пойти и где найти кусок хлеба.
Корреспондент газеты «Санди таймс» и радиокомпании Би-би-си Александр Верт с июля 1941-го по 1946 год включительно находился в Советском Союзе, был свидетелем многих эпизодов войны. Позже он написал книгу «Россия в войне 1941—1945», за которую был подвергнут яростному остракизму СМИ Европы и Америки. В послевоенные годы мало кто из журналистов писал правду о войне, не принижая роли СССР в победе над фашизмом, а вот Александр Верт был первым объективным журналистом, раскрывшим глаза Европе и Америке. Я, автор этой публикации, вовсе не собираюсь представлять читателям эту в общем-то замечательную книгу, но мимо ошибки в повествовании Верта о поверженном, превращенном в груду развалин Берлине пройти не могу. Вот что писал Верт: «Ни один человек, знакомый с нацистской Германией и переживший войну — во Франции в 1940 году, в Англии во время налетов германской авиации на Лондон и в СССР все остальные ее годы, — не мог не испытать чувства злорадства при виде поверженного Берлина».
А вот и не правда. Как он, в общем-то порядочный и внимательный человек, мог не заметить, что злорадства со стороны советских оккупационных войск не было и в помине. 4 мая, спустя два дня после капитуляции Берлина (еще не Германии, а только Берлина), советский комендант города генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин издал свой первый приказ, в соответствии с которым была распущена национал-социалистическая немецкая рабочая партия (НСДАП). Руководящему составу всех учреждений НСДАП, гестапо, жандармерии и других государственных учреждений следовало в течение 48 часов явиться для регистрации. В течение 72 часов на регистрацию также обязаны были явиться все военнослужащие немецкой армии, войск СС. По приказу Берзарина возобновили работу все продовольственные магазины и хлебопекарни. Все население, кроме стариков и женщин с малыми детьми, было мобилизовано на работу. Мужчины вернулись к своим обычным занятиям или выполняли «тяжелую работу», например ремонтировали мосты, женщины убирали щебень, складывали в кучи миллиарды битых кирпичей и хоронили тысячи разлагающихся трупов.
Выдача продовольственных карточек в Берлине началась 8 мая. Представляете? Капитуляция будет подписана поздно ночью, а городское население уже надо кормить. При этом помогая советским армейским продовольствием. Нормы были скудные, очень скудные. Но и эти продовольственные карточки получали лишь те горожане, которые зарегистрировались для выполнения восстановительных работ, а также старики и женщины с малыми детьми.
Но откуда было взять что-то посытнее? Вся советская страна не доедала. Вспомним эпизод из кинофильма «Место встречи изменить нельзя», когда у соседки Жеглова и Шарапова украли хлебные карточки и она в ужасе перед неизбежным голодом своих детишек заливается слезами. Эта сцена — вовсе не кино, а натурально взята из жизни. Да что там кино! Сколько помню себя пацаном в войну и первые два года после войны, все время есть хотелось. В нашей воронежской школе № 3 ежедневно случались голодные обмороки, особенно среди младшеклассников. И все же берлинским жителям, особенно детям, приказом Берзарина помощь оказывалась, хотя полностью избежать голода было невозможно. Это особенно касалось Берлина и Дрездена.
Не могу не сказать отдельно самые добрые слова о коменданте Берлина генерал-полковнике Берзарине. В невероятно трудных условиях мая 1945 года он сумел добиться того, что жизнь в Берлине стала налаживаться. 19 мая состоялось торжественное учредительное собрание берлинского магистрата, на котором Николай Эрастович выступил с докладом о политике советских властей в Берлине.
Сын ленинградского сталевара, четырнадцатилетним подростком Николай Берзарин в 1918 году вступил в Красную Армию, а в 1919-м воевал против англичан в Архангельске. «Да, — говорил он, — там мне доводилось драться с нашими нынешними союзниками. Сперва они задали трепку, но позже я понял, какие они хорошие спортсмены, бегали они, несомненно, здорово!»
В 1939 году Берзарин участвовал в боях на Халхин-Голе, в 1941-м командовал армией в Риге и там принял первый удар фашистов. С 1941 по 1945 год командовал рядом армий, Герой Советского Союза. Судьба отвела ему мало времени для наведения порядка и восстановления нормальной городской жизни в Берлине. Но он уложился.
По всему городу велись большие восстановительные работы, расчистка завалов. К концу мая в черте города частично вступили в строй основные железнодорожные станции и речные порты, обеспечивающие нормальное снабжение Берлина топливом и продовольствием.
К этому же времени была введена в действие 21 насосная станция городского водопровода, семь восстановленных газовых заводов подавали для нужд города 340 тысяч кубических метров газа в сутки. Предприятия и население основных районов Берлина почти полностью были обеспечены газом и водой. В июне городской трамвай уже перевозил пассажиров и грузы на 51-ой линии общей протяженностью в 498 километров. Работали кинотеатры и рестораны. Берлинское радио начало свои трансляции 13 мая.
25 мая по приказу Берзарина была разрешена организация городской полиции, суда и прокуратуры. В середине мая по указанию советской комендатуры и магистрата в большинстве районов города возобновились школьные занятия.
Город, казалось бы обреченный, выживал.
Часть продовольствия приходилось доставлять из СССР. «Скоро, однако, — говорил Берзарин, — немцам придется кормить Красную Армию, которая сейчас находится на собственном довольствии, и поэтому мы требуем от крестьян выращивать всего как можно больше». Берзарин собирался разрешить в Берлине «вольную торговлю», что побудило бы крестьян везти продукты уже в почти трехмиллионный город.
16 июня 1945 года советскую комендатуру и 5-ю Ударную армию постигло большое несчастье. Командующий армией, первый советский комендант Берлина, Герой Советского Союза генерал-полковник Николай Эрастович Берзарин, так много сделавший для восстановления Берлина, погиб при исполнении служебных обязанностей.

Подготовил к печати Эдуард ПОПОВ
(Использованы тексты книг Александра Верта «Россия в войне 1941—1945», М. 1967,
Александра Самсонова «Крах фашистской агрессии», М. 1975,
Георгия Жукова «Воспоминания и размышления», М.1970)

Номер 19 (159) 19 мая 2010 года