petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Конвойный полк: особенности несения службы

 
13 мая 2008 года исполняется 70 лет охранно-конвойной службе России. Она была создана в 1938 году. Однако все началось значительно раньше — во времена эпохи Александра I, когда в 1811 году по его Указу образуется внутренняя стража для несения караульной и конвойной службы.
 
В 1922 году караул преобразуется в Московскую конвойную команду. Через 11 лет на ее базе создается отряд, из которого 7 января 1957 года приказом начальника ГУВД Мосгорисполкома формируется полк конвойной службы милиции. А уже с 2004 года это подразделение столичного главка носит название Полк охраны и конвоирования подозреваемых и обвиняемых (ПОиК ПиО) ГУВД по г. Москве.
В преддверии юбилея полка корреспондент газеты «Петровка, 38» побывал в Преображенском суде столицы и узнал про особенности несения службы этого подразделения.
Основная задача конвойного полка — обеспечение охраны лиц, содержащихся под стражей, во время проведения судебно-следственных действий. Батальон по перевозке подозреваемых на спецавтомобилях доставляет обвиняемых в совершении каких-либо преступлений из 9 следственных изоляторов в Московский городской суд, Верховный суд РФ, 33 районных суда, 6 военных судов и на 384 участка мировых судей. Также приходится конвоировать подследственных на судебно-медицинскую экспертизу. Всего таких мест в Москве насчитывается девять. Нередко выполняются заявки следователей Генеральной прокуратуры, Управления Госнаркоконтроля по г. Москве, Следственного комитета при МВД России на доставку обвиняемых для проведения следственных мероприятий или продления сроков их содержания под стражей. Бывает и так, что сотрудники подразделения занимаются транзитным конвоированием в другие регионы страны.
Нередко руководство города привлекает конвойный полк в выходные дни для обеспечения охраны общественных мероприятий, что вполне объяснимо. Ведь личный состав полка дисциплинирован и не растеряется, если, не дай Бог, случится внештатная ситуация. Все это результат постоянных тренировок, на которых отрабатываются действия в различных условиях.
Рабочий день личного состава начинается с развода. Ответственные из числа заместителей командира полка и батальонов проводят утренние инструктажи, во время которых до сотрудников доводится информация, необходимая для выполнения служебных задач.
Командир ПОиК ПиО подполковник милиции Вячеслав Якупов закрепляет меня за капитаном милиции Юрием Андреевым, начальником конвоя Преображенского суда. Добираться до места несения службы нам приходится общественным транспортом. Обеспечить все роты служебными автомобилями не представляется возможным, да и московские пробки не позволяют быстро доехать до места назначения.
Заторы давно стали головной болью водителей автозаков. Из-за этого иногда не удается вовремя доставить обвиняемых по назначению. Подливает масло в огонь и хамство на дорогах. Спецмашины не пропускают, несмотря на включенные проблесковые маячки.
Через 20 минут мы уже у здания суда. Введенное в эксплуатацию в 2007 году, оно — настоящий Дворец правосудия.
Если в старых судах конвоирам приходилось ломать голову над тем, где бы им переодеться и поесть, то в Преображенском суде конвойное помещение было запланировано еще на стадии строительства. Оно включает в себя комнаты для отдыха личного состава, отделение с камерами и изолятором, ангар для въезда автомобилей и дежурную часть.
Дежурная часть — это мозг всего судебно-следственного учреждения. Здесь находится пульт управления с камерами видеонаблюдения. Благодаря всевидящему электронному оку оператор может контролировать все, что происходит не только в залах заседаний, но и вокруг здания.
— Скажем, хочет машина въехать на территорию, — рассказывает Юрий Андреев. — Она останавливается около шлагбаума, а мы на мониторе видим: наша она или нет. Так что посторонним въезд воспрещен. Кадры со всех камер записываются на жесткий диск, что дает возможность просмотреть их в любой момент, если есть такая необходимость. 
Невозможно представить современный конвой без телефонов. Они служат для связи в особых случаях, например, когда происходит взятие под стражу в зале суда. Также при помощи телефонных аппаратов начальник караула может связаться с командиром роты и запросить людей, если их не хватает.  
— Помимо камер, оборудованных теплыми полами, существует и изолятор, — рассказывает заместитель начальника конвоя старшина милиции Олег Ермилов. — Его используют для особо буйных, чтобы они не навредили ни себе, ни другим. Так что порезать вены или устроить тайник вряд ли у кого получится. Постовой, постоянно находящийся в коридоре, время от времени проверяет камеру. Он может держать бунтаря в поле зрения, глядя в специальное окошко. Большую часть дня обвиняемые проводят на судебных заседаниях. По возвращении каждому выдается сухой паек и кипяток. Если же кто-то от предложенного отказывается, это заносится в рапорт.
Так пролетело время до того момента, когда должна была прибыть машина с обвиняемыми. ГАЗ медленно заползает в ангар и из него высаживаются ребята из автобатальона. Один из конвоиров встает справа, а другой — слева от машины, чтобы произвести высадку спецконтингента. В это время третий милиционер проходит в дежурную часть, чтобы заполнить необходимые документы. После улаживания всех формальностей подозреваемых распределяют по камерам.
На каждого подсудимого положено по два сотрудника конвоя. Сегодня случай особый: вместо запланированных трех человек, привезли 16. Капитан милиции Андреев просит прислать подкрепление, так как конвоиров явно не хватает, но получает отказ. Тут дает о себе знать кадровый голод.
Людей действительно не хватает. Причины две. Первая — низкий уровень заработной платы, вторая — отсутствие возможности размещения иногородних сотрудников. В общежитии полка может проживать только милиционер без семьи. Конвоиров же с семьями не удается поселить, так как на одного сотрудника положено одно койко-место.
Когда все подследственные размещены, наступает пора проводить обыск. Эта необходимая процедура проходит следующим образом. Из камеры выводят человека. Сначала его осматривают на наличие синяков и порезов. Затем подвергают досмотру личные вещи и одежду, обращая особое внимание на воротники и рукава. Как показывает практика, именно там чаще всего находят колюще-режущие предметы.
Во время осмотра я разделил задержанных на две категории: тех, кто попался на злодеянии в первый раз, и тех, кто, вероятно, является частым гостем в местах не столь отдаленных. Первые ведут себя скромно, вторые — довольно вызывающе. Один из задержанных выходил из камеры так, словно совершал прогулку в парке. Конвойщики сделали ему замечание и заставили вести себя как следует.
После обыска поступила команда на доставку подсудимых в зал заседаний. Я с разрешения капитана милиции Андреева иду вместе с первой тройкой обвиняемых. Двоим из них еще нет и
18 лет. Наша задача доставить их в один из залов на втором этаже, где проходит процесс по делу об ограблении гражданки Киргизии. 
В зале заседания троицу размещают в «камере». Если раньше это была простая клетка, или как ее еще называют — кабина для временного размещения спецконтингента, то теперь ей на смену пришел стеклянно-металлический бокс. Судебно-следственные органы тоже идут в ногу со временем и делают современными помещения для слушания дел.
   Заседание продлилось не более 2 часов. За это время сотрудники полка сменяли друг друга. Когда один милиционер стоял около кабины, другой — отдыхал. И так каждые 20 минут, ведь проводить целый день на ногах тяжело. Кроме того, не известно, сколько времени будет слушаться дело.
Однажды конвоирам пришлось встречать Новый год на работе. Судья, руководствуясь тем, что в наступающий год со старыми делами переходить не стоит, спешила закончить их до боя курантов. За праздничный стол сотрудникам полка вовремя попасть не удалось.
По завершении заседания один конвоир перекрывает расстояние между камерой и стоящими рядом с ней лавочками для свидетелей и родных подсудимого, чтобы исключить возможность побега. Остальные обеспечивают беспрепятственное прохождение обвиняемых обратно в конвойное помещение.
Так проходит день. В конце смены личный состав сдает отчет и разъезжается по домам. Я направляюсь к командиру ПОиК ПиО.
— Вячеслав Федорович, а что нужно сделать для того, чтобы поступить к вам на службу?
— Для начала необходимо прийти в отделение кадров полка и написать заявление о приеме на работу и автобиографию, а также заполнить анкету. После того как документы пройдут специальную проверку, потенциальный кандидат на службу проходит военно-врачебную комиссию (ВВК). Если по результатам ВВК человека признают годным к службе в органах внутренних дел, то его направляют на полгода в филиал Учебного центра ГУВД. По окончании обучения он принимает Присягу, получает оружие и за ним закрепляется наставник. Хорошими и грамотными конвоирами у нас становятся за 2—3 года.
— Из совместного дежурства с вашими сотрудниками я понял, что служба в конвойном полку — работа для настоящих мужчин. Но, наверное, у вас есть и представительницы прекрасной половины человечества?
— Женщин в полку больше 10% от общего числа личного состава. Например, Лариса Орлова служит 28 лет. Она пришла к нам простым милиционером в июле 1980 года. Сейчас майор милиции Лариса Орлова уже заместитель командира полка по кадрам и воспитательной работе.
Добросовестно относится к своим обязанностям и инспектор по кадрам капитан милиции Гладышева. Элла Константиновна — кадровик-профессионал и очень преданна своему делу. Нередко ее можно встретить на службе в выходной день.
— А у вас есть династии?
— Да, есть. Скажем, у нас вместе работают отец и сын Кирксовых, Бятецы. Кстати, образуются у нас и супружеские пары. Вот лишь неполный список тех, кто скрепил свои отношения узами брака: Середько, Аксеновы, Штырковы, Хромовы, Володько.
— Славные традиции службы ветераны помогают передавать?
— Безусловно. Алексей Михайлович Хохлов, Михаил Игнатьевич Сабанин, Михаил Николаевич Тузов, несмотря на почтенный возраст, находят время для общения с молодым поколением конвойников. К сожалению, уже нет среди нас одного из прежних командиров полка — полковника милиции в отставке Петра Григорьевича Полынова.
— Что вы пожелаете полку и его сотрудникам в канун юбилея?
— Хочу поздравить весь личный состав, а также коллег из конвойных подразделений в регионах с нашим профессиональным праздником. От всей души желаю им здоровья, благополучия и счастья их семья, ну и конечно, чтобы было как можно меньше проблем, причем не только на службе.
Василий ТРЕМАСОВ

Номер 17 (74) 7 мая 2008 года