petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Мелочей в нашей работе на бывает

 

9Как в борьбе с наиболее проблемным криминальным явлением прошлого года — уличной преступностью, так и года нынешнего — нелегальной миграцией, важнейшую роль играет патрульно-постовая служба, и особое место в этой схватке занимает отдельный батальон ППСП, чьи сотрудники берут на себя самые напряжённые участки наружной полицейской службы. О работе ОБ ППСП УВД по СВАО ГУ МВД России по г. Москве рассказал нам его командир — подполковник полиции Алексей Бычков.

— Расскажите, какие задачи выполняет ваше подразделение, и чем они отличаются от задач патрульно-постовой службы в районных подразделениях?

— В целом, отдельный батальон ППС выполняет те же задачи, однако функции наши по сравнению с территориальными подразделениями немного иные. Главное отличие состоит в том, что мы не несём службу в системе единой дислокации и в большей степени охраняем общественный порядок и общественную безопасность на массовых мероприятиях. Хотя конечно, помимо этого мы также оказываем помощь территориальным отделам. На местах и в Управлении постоянно анализируют картину преступлений, выясняя, в какое время суток или по какому направлению требуется тому или иному району практическая помощь. Мы с учётом этой необходимости выделяем личный состав для её оказания.

— Кто решает, в какой район направить эту помощь? Это происходит на уровне УВД?

— Да, в Управлении. Этим занимается отдел охраны общественного порядка. Именно там производится анализ оперативной обстановки, исходя из которого они дают указания нам. То же самое касается локальных мероприятий: необходимость их проведения определяется на уровне УВД.

— И сейчас, полагаю, необходимыми стали подобные мероприятия в отношении мигрантов.

— Это направление действительно в свете последних событий стало для нас одной из основных задач. Сейчас проводятся совместные мероприятия, которые мы осуществляем с уголовным розыском, с отделом экономической безопасности, проверяем рынки, овощные базы. Однако при этом нужно понимать, что задача у нас одна: охрана общественного порядка. А уже в её рамках существует некий спектр направлений: от мигрантов до угонов и грабежей. Сейчас упор делается на мигрантах, но, должен сказать, работа эта велась и прежде, просто сейчас, понятное дело, об этом стали громче говорить.

— Как действовали в Северо-Восточном округе во время событий в Бирюлёве?

Была повышенная готовность. Министр объявил сбор по тревоге, и весь личный состав в течение установленного времени собрался здесь, все получили спецсредства, был наготове автотранспорт — словом, все были собраны для того, чтобы в любую секунду выдвинуться в любую точку округа. К счастью, этого не потребовалось.

— Работая по направлению нелегальной миграции, часто ли ваши сотрудники оказываются, образно говоря, в эпицентре горячей точки? Сталкиваются с вызывающим поведением или даже агрессией?

— Когда мы работали по ночным заведениям: кафе, барам, и выявляли мигрантов, нередко те находились в состоянии алкогольного опьянения, и мы сталкивались с определённой агрессией, но проявлялась она разве что повышением тона. Потому что когда они видят, какие силы привлечены к мероприятию, они себя присмиряют. Так что такие проявления остаются единичными случаями. Также и по рынкам. Мы ведь не по одному ходим на такие мероприятия, и чтобы посреди дня в ходе проверки кто-то оказал прямое сопротивление — такого не было. А вот ночью подобный случай был: работали по угонам автомашин, и выходцы с Северного Кавказа попытались противодействовать сотрудникам. Теперь на них возбуждены уголовные дела за оскорбление и неповиновение законным требованиям сотрудника правоохранительных органов.

— Что насчёт обычных граждан? Их отношение к полиции становится лучше в последнее время?

— Это всё очень индивидуально. Есть, конечно, недовольные, есть, напротив, люди, которых впечатлила работа полиции в той или иной ситуации. Присылают от руки написанные письма, просят поощрить конкретных сотрудников. А по поводу негатива я хотел бы вот что сказать: эти люди, если сталкиваются с криминалом, идут всё равно к полицейскому. Это где-то они кричат, что полиция плохая, все они негодяи и взяточники, а на улице в три часа ночи вдруг оказывается, что только полиция и поможет, и только этот плохой полицейский вступит в схватку с бандитом. Я не к тому, что проблем у нас нет, но в глазах некоторых людей они слишком преувеличены. Но в целом, будучи со своими сотрудниками на различных мероприятиях, я вижу тенденцию к улучшению.

— С чем она связана? Это реальное улучшение работы полиции?

— Думаю да, в ходе реформы качественное изменение наступило. Оставляли самых лучших. Тогда многие думали, что переаттестация эта профанация, и останутся не те, кто реально впереди по своим профессиональным качествам. Но вы посмотрите, насколько повысился уровень ответственности руководства. Начальник отвечает сегодня за любого сержанта. В такой ситуации и думать не будешь держать в подразделении того, кто свою работу исполнять не способен.

— Патрульно-постовая служба сильно омолодилась в ходе реформы. Ушло большинство опытных сотрудников. Достойной ли оказалась смена?

— Возраст моего батальона действительно понизился и сейчас составляет от 23 до 30 лет. Но я вижу у людей рвение. Они знают, для чего они здесь. В любое время дня и ночи придут сюда, не будут кривиться или ворчать за спиной. Это достойная молодая смена. Конечно, люди разные, по характеру, по жизненному опыту: кто-то пришёл после школы, кто-то после техникума, кто-то имеет армейский опыт. Не все сразу впишутся в эту службу. Но это нормально, и постепенно в рамках служебно-боевой подготовки они отрабатывают навыки и понимают, что от них требуется.

— Есть ли в округе районы, в которых обстановка сейчас наиболее напряжённая? Не обязательно в плане миграции: а в целом, которые чаще всего требуют усиления вашими сотрудниками?

— Есть такие районы, но связано это не с тем, что в них особо тяжёлая криминогенная обстановка. Всё проще: это районы наиболее крупные — Бибирево, Северное Медведково, Отрадное. Они немаленькие и по площади, и численность населения в каждом превышает сто тысяч человек. В отличие от маленьких компактных районов вроде Ростокино или Марфино, где местные отделы могут справиться с теми или иными сложностями своими силами, эти требуют в случае обострения ситуации по какому-либо направлению присутствия дополнительных сил. Сейчас к трудным районам можно приплюсовать и Свиблово, которому после строительства огромного торгового центра на Проспекте Мира также требуется помощь со стороны. Но, повторюсь, это всё трудности объективные, и районов, которые можно было бы назвать откровенно неблагополучными, в округе нет.

Вообще, любые сложности непостоянны. Они проявляются не только вследствие каких-то крупных процессов и тенденций, но и зависят от времени года, от времени суток и от множества других факторов. Так что такого, чтобы наши наряды постоянно «жили» в каком-то районе — этого нет.

— Направляясь на усиление в какой-то район, ваши сотрудники ориентированы на работу по конкретным нарушениям или под их вниманием любая мелочь, вроде распития спиртного?

— Как я говорил, наша главная задача — это охрана общественного порядка. В исполнении этой задачи мелочей не бывает. Мы несём патрульно-постовую службу, и от нарушения не имеем права отмахнуться, каким бы незначительным оно ни было. Тем более что распитие спиртных напитков где-то во дворе — это вовсе не мелочь. Это очень часто начало поножовщины или серьёзной драки.

Или взять другой пример: проверка документов у человека, куда-то идущего уже за полночь. Не подозрительного, обычного человека. Мелочь? Кому-то покажется мелочью. Вот только через час-другой эта мелочь может стать и неоднократно становилась свидетельством в рамках серьёзного преступления и давала прочную нитку уголовному розыску. Если допустим, человек совершил преступление, то можно предположить, откуда он шёл, вычислить маршрут, найти других свидетелей. Мелочей в нашей работе нет.

— Насколько большую нагрузку создаёт другое направление вашей работы — массовые мероприятия? Со стороны кажется, что Северо-Восточному округу повезло: здесь нет крупных спортивных площадок, не проходят большие митинги...

— Тем не менее, работы по этому направлению у нас очень много. Верно, крупных спортивных сооружений у нас нет, но зато на территории округа располагается Всероссийский выставочный центр, который постоянно требует пристального внимания. Это огромнейший поток населения, и один этот центр можно считать целым отдельным направлением работы. Что касается митингов, то не соглашусь, что нам как-то особенно повезло с этим. Во-первых, на территории округа расположен телецентр, и в свете известных событий 1993 года он ежегодно становится объектом манифестаций. Кроме того, с разрешения префектуры митинги периодически проходят в отдельных районах. Не масштабные, конечно, но своего внимания они тоже требуют.

— Если брать все нынешние сложности службы в целом и сравнить со временем, когда вы только пришли на службы, стало ли, на ваш взгляд, тяжелее или легче полиции?

— Знаете, в этой связи даже не о криминогенной ситуации хочется сказать. Когда я пришёл в милицию в 1998 году, многие сотрудники тогда жили в ожидании чуда, когда же наконец принесут зарплату. А зарплата тогда была 2600 рублей. Цены были другие конечно, но это всё равно маленькая зарплата. И вот постепенно, постепенно, сейчас мы дошли до такого уровня, что работать в полиции становится престижно. Это стабильная работа с очень достойной зарплатой. Кроме того, за успешные действия сотрудников неизменно поощряют, и у нас есть в батальоне награждённые как приказом начальника нашего управления, так и главка. Руководство к этому относится с большим вниманием. Полицейский сегодня — это не нищий работник. Вопрос тут не только в материальном обеспечении, это знак уважения к полицейской службе. Что, на мой взгляд, очень здоровый симптом для нашего общества.

Денис КРЮЧКОВ

Острая тема, Номер 41 (9397) 30 октября 2013 года