petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

МИГРАЦИОННОЙ ПОЛИТИКЕ НЕОБХОДИМ ЦИВИЛИЗОВАННЫЙ ВИД

1На вопросы корреспондентов газеты «Петровка, 38» отвечает эксперт Госдумы и Совета Федерации по вопросам СНГ, один из самых крупных специалистов по проблемам миграции, доктор технических наук, профессор, ректор Института СНГ Михаил Фролов.
— Михаил Ильич, чем наша страна так притягательна для нелегальных тружеников?

— Россия является базовой страной для СНГ. Это ядро, центр притяжения. Работает менталитет, инерция предков, которые видели в нашей стране старшего брата. Во-вторых, экономическое положение, а, значит, и уровень жизни в России выше, чем в других странах СНГ. Ну, и какой смысл таджику, скажем, ехать на заработки в Киргизию или Узбекистан? Там он, как в России, не заработает. Прибавьте сюда систему упрощённого въезда в нашу страну для граждан СНГ. Не надо пока даже загранпаспорт иметь, не то что визу. Хотя уже с 2015 года въезд будет только по загранпаспортам. Исключение — страны Таможенного союза. Ну, и языковый барьер не такой уж и серьёзный. Многие ещё в школе изучали русский. Хотя  если говорить о молодом поколении, то тут есть проблемы.

— Каков портрет современного среднестатистического мигранта?

— Это мужчина в возрасте 30—35 лет — узбек, таджик или киргиз, имеющий за плечами лишь школу, и то не всегда полную. Многие гастарбайтеры, как правило, не имеЮт никакой квалификации.

В основном, трудовые мигранты работают в сфере торговли или строительства, без выходных, социальных гарантий, медицинской страховки. Зарплата этих граждан колеблется вокруг двадцати тысяч рублей. Они её экономят, предпочитая львиную долю заработка отправлять на родину.

— С экономической точки зрения, мигранты приносят российскому обществу прибыль или убыток?

— Безусловно, прибыль. Они занимают невостребованный россиянами рынок труда,  платят налоги, покупают патенты. В конце концов, они приобретают продукты, одежду, предметы быта в наших магазинах. Российские банки обслуживают их многомиллиардные денежные переводы. Часть этих средств идёт в российскую казну в виде налогов.

— Но москвичей, как показывают опросы, очень волнует проблема миграции.

— И это правильно. Потому что миграционная политика пока ещё не вполне цивилизована и интегрирована в общество. Многие мигранты слабо владеют русским языком, не знают наших обычаев, проживают общинами, снимая не комнату, а койко-место в «резиновой» квартире. А порой совершают преступления. Этим они доставляют массу хлопот коренным жителям.

— Отвечает ли потребностям дня российское законодательство в области миграционной политики?

— К сожалению, нет, поэтому оно постоянно корректируется. К примеру, есть предложение по созданию единого Миграционного кодекса. В настоящее время в правительстве готовится законопроект для иностранцев, признанных беженцами, по содействию в их трудоустройстве наравне с гражданами России. Эта инициатива ориентирована на беженцев из Украины.

Год назад введено тестирование по русскому языку, а с 2015-го добавляется проверка по истории нашей страны и основам законодательства. Сегодня актуальная тема — установка визового режима. С 2015 года планируется сделать въезд в Россию для мигрантов (кроме граждан из стран Таможенного союза) по загранпаспортам. Будет введена система патентов для приезжих, работающих у юридических лиц и частных предпринимателей (сейчас только у физических лиц), чтобы вывести их из нелегального сектора.

— Какие рычаги миграционного контроля используются в нашем государстве?

— Проверка на границе, в местах проживания и работы. Существует электронная база ФМС, но её надо совершенствовать. Штрафы — один из давно существующих рычагов, депортация за счёт мигрантов или пригласившего органа.

— Сейчас в печатных и электронных СМИ много публикаций, сюжетов и  дебатов об ужесточении миграционной политики. Какие нововведения существуют в этой области?

— Я бы не стал говорить об уже-сточении — скорее, это приведение в цивилизованный вид. Пару лет назад Президент России подписал закон о «резиновых» квартирах, ужесточив наказание за фиктивную регистрацию. Для хозяина такой квартиры предусмотрена уголовная ответственность — штраф до 500 тысяч рублей или лишение свободы на срок до 3 лет. Теперь мигрантам необходимо вставать на учёт в налоговые органы. В случае, если они работают водителями, — будьте добры получить российские права на управление автотранспортом. Два административных правонарушения и больше повлекут за собой не только денежное взыскание, но и депортацию.

В Госдуме рассматриваются поправки в миграционное законодательство, согласно которым иностранные граждане, получающие разрешение на работу в России, будут обязаны предоставить полис добровольного медицинского страхования. Раньше достаточно было справки об отсутствии опасных инфекционных заболеваний. Это новшество позволит уменьшить нагрузку на столичный бюджет, так как сейчас на лечение мигрантов, не имеющих полиса, ежегодно тратится свыше двух миллиардов рублей.

Отмечу также, что в ФМС планируется создать подразделение с полицейскими полномочиями. Однако я считаю это неправильным. Во-первых, получится конфликт интересов, миграционная служба будет контролировать саму себя. Во-вторых, такой отдел не сможет полноценно обеспечивать полицейские функции. Для этого у нас есть полиция.

В общем, нововведений хватает, но правоприменительная практика пока отстаёт, для получения результатов понадобится лет пять-десять.

— Считаете ли Вы возможным привлечение мигрантов к работе в полиции нашей страны?

— На службу в органы внутренних дел принимаются только граждане России, однако такое предложение для российских законодателей и Министерства внутренних дел не лишено смысла. Привлечение приезжих в ряды полицейских поможет эффективнее бороться с преступностью в среде мигрантов, в случае межнациональных конфликтных ситуаций. Местные стражи порядка менее к этому подготовлены из-за языковых и культурных различий. Мигранты также могут служить переводчиками в МВД. Такая практика результативна, например, в США и ряде европейских стран: Германии, Франции и других.

— Как адаптировать мигрантов к нашей действительности?

— К примеру, четыре года назад для этих целей в структуре ФМС было создано Управление содействия интеграции. Хотя, на мой взгляд, это скорее прерогатива социально ориентированных НКО (некоммерческих организаций) и образовательных учреждений.

Президент Российской Федерации в своих выступлениях неоднократно говорил о проявлении уважения к представителям всех национальностей. Владимир Путин считает приоритетом номер один для России — межнациональные отношения и миграционную политику. Мигранты — потенциальные жители России, поэтому не стоит «отмахиваться» от их насущных проблем. Всплеск преступности в районах массового скопления «гостей» возникает, если не уделять им внимание. Чтобы стать своим, мигрант должен знать много мелочей, естественных для местных жителей. К сожалению, при существовании различных центров адаптации нет единой эффективной программы. Нужно создать единый комплекс на базе существующих организаций, в котором мигрантам помогут приспособиться к жизни в новой среде: обучат языку, культуре конкретного региона нашей страны, этике поведения, российским законам, по которым им в дальнейшем предстоит жить.

Инновационная идея Института СНГ, который я имею честь возглавлять, — построить Международные комплексы адаптации мигрантов. Один — центральный (в Москве), и четыре-пять — региональных (в Санкт-Петербурге, Екатеринбурге, Иркутске, Хабаровске). Региональные комплексы на основе сетевых договоров будут сотрудничать с образовательными учреждениями, взаимодействуя и подчиняясь головному центру. Таким образом, можно адаптировать миллионы мигрантов, что станет значительным подспорьем в профилактике различных преступлений, совершаемых трудовыми переселенцами. Пилотные проекты существуют, но отсутствует системный подход, а ведь сотрудники таких комплексов могут заниматься и урегулированием межэтнических конфликтов, используя связи с диаспорами. Чтобы эти споры не переходили в конфликты. Однако для реализации такого масштабного проекта необходима поддержка государства, начиная с разработки и принятия законодательных и нормативных документов, методического обеспечения, выделения финансирования, осуществления контроля и так далее.

Беседовали Алёна КРАЕВА,

Евгений КАТЫШЕВ

Острая тема, Номер 29 (9434) 13 августа 2014 года