petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Москва. 22 июня 1941 года. Началась война…

66

Москвичи слушают по радио
объявление о начале войны

78 лет назад, 22 июня 1941 года, войска фашистской Германии вероломно, в нарушение Договора о ненападении, вторглись в СССР. Началась Великая Отечественная война, которая шла долгих и неимоверно трудных 1418 дней. В России и некоторых странах бывшего Советского Союза 22 июня — День памяти и скорби.

Роковая дата для СССР и его столицы Москвы была определена в Берлине за неделю, в субботу, 14 июня, на заседании Верховного главнокомандования вооружёнными силами нацистской Германии. Адольф Гитлер отдал последние распоряжения о нападении на СССР в 4 часа утра 22 июня 1941 года.

В тот же день, так совпало, ТАСС распространило сообщение о советско-германских отношениях, в котором указывалось: «По данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы».

77

Москвичи записываются в народное ополчение

22 июня буквально за несколько часов до вторжения несколько военнослужащих вермахта перешли на разных участках границу и сообщили советскому командованию о начале войны. Не все горели желанием воевать. Сохранились воспоминания о последних мирных минутах 22 июня 1941 года обер-лейтенанта 8-й силезской пехотной дивизии Эриха Менде: «Мой командир был в два раза старше меня, и ему уже приходилось сражаться с русскими под Нарвой в 1917 году, когда он был в звании лейтенанта. «Здесь, на этих бескрайних просторах, мы найдем свою смерть, как Наполеон, — не скрывал он пессимизма... — Менде, запомните этот час, он знаменует конец прежней Германии».

01:21. Границу с Польшей, захваченной Третьим Рейхом, пересёк последний состав, груженный пшеницей, которую СССР поставлял по договору с Германией от 28 сентября 1939 года.

04:00. Гитлеровские войска перешли границу в районе Бреста. Через полчаса началось масштабное наступление по всем фронтам — от южных до северных рубежей СССР.

И.В. Сталину доложили о начале агрессии  спустя несколько минут. Как обычно, он ещё не ложился спать и, по одной из версий, находился на «ближней даче». Вождь отдал распоряжение докладывать об обстановке каждые полчаса…

 Но 4 миллиона 600 тысяч жителей Москвы и около одного миллиона гостей столицы СССР до полудня 22 июня не знали, что с ночи началась большая и самая кровопролитная в истории страны война с фашистскими захватчиками.

Михаил Иванович Журавлёв, в то время начальник Управления НКВД по городу Москве и Московской области, в своих воспоминаниях даёт точную хронологию того дня.

04:30. На улицы (по документам) выкатились 48 поливальных машин.

05:30. Начали работу почти 900 дворников. Утро было погожим, солнечным, красящим «нежным светом стены древнего Кремля».

07:00. В парках, скверах и других местах обычного скопления людей стала разворачиваться «выездная» лоточная торговля, открывались летние буфеты, пивные и бильярдные — наступившее воскресенье обещало быть очень тёплым, если не жарким. И в местах массового отдыха ждали наплыва горожан.

07:00 и 07:30. (По расписанию воскресенья — в обычные дни на полчаса раньше). Открылись молочные магазины и булочные.

С 07:00 к большому «массовому мероприятию» начали готовить стадион «Динамо». На нём в 12 часов должны были состояться парад и соревнования физкультурников.

Около 08:00 в Москву из городов и районов области привезли 20 тысяч школьников — на детский праздник, который в 11 часов начался в парке «Сокольники»…

Никаких гуляний выпускников школ по Красной площади и по улицам Москвы утром 22 июня не было. Это — художественный вымысел советского кинематографа и литературы. На самом деле последние выпускные вечера в столице прошли в пятницу, 20 июня.

08:30 и 09:00. Начали работу продуктовые магазины и гастрономы. Промтоварные, кроме ГУМа и ЦУМа, по воскресеньям не работали. Ассортимент товаров, в сущности, обычный для мирной столицы.

И когда в 11 часов в парке «Сокольники» пионеры столицы торжественной линейкой встречали своих гостей — пионеров Московской области, германец продвинулся на 15, а кое-где и на 20 километров в глубь страны.

06:30. Кандидат в члены Политбюро, секретарь ЦК и первый секретарь Московского горкома ВКП(б) Александр Сергеевич Щербаков собрал экстренное заседание ключевых руководителей столицы с участием высших офицеров НКО, НКВД и директоров крупнейших предприятий. Он и председатель горисполкома Василий Прохорович Пронин к тому времени имели генеральские звания. На заседании были выработаны первоочередные меры по обеспечению жизнедеятельности Москвы в военное время.

Какие это были меры? Это прежде всего распоряжения об усилении охраны важнейших государственных объектов — систем водоснабжения, тепловой и электрической энергии, транспорта и особенно метрополитена, продовольственных складов, холодильников, канала имени Москвы, железнодорожных вокзалов, оборонных предприятий и других. На том же заседании была сформулирована концепция маскировки Москвы, в том числе путём строительства макетов и муляжей, защиты правительственных и исторических зданий.

12:15. Из студии Центрального телеграфа один из лидеров Советского государства нарком иностранных дел Вячеслав Молотов выступил по радио с обращением. Оно начиналось словами: «Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление. Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны германские войска напали на нашу страну…» Заканчивалось выступление знаменитыми словами, ставшими символом всей Великой Отечественной войны: «Наше дело правое! Враг будет разбит! Победа будет за нами!»

В этот день принимаются постановления Политбюро ЦК ВКП(б) и издаются указы Президиума Верховного Совета Союза ССР «О мобилизации военнообязанных по Ленинградскому, Прибалтийскому особому, Западному особому, Одесскому, Харьковскому, Орловскому, Московскому, Архангельскому, Уральскому, Сибирскому, Приволжскому, Северо-Кавказскому и Закавказскому военным округам», «Об объявлении в отдельных местностях СССР военного положения» и «О военном положении».

По предложению Щербакова с 23 июня будет введён запрет на въезд в столицу всем, кто не имел московской прописки. Также вводились специальные пропуска. Их обязаны были получать даже москвичи, собираясь в лес за грибами или на пригородную дачу, — без пропуска обратно в столицу не пускали.

15:00. На дневном заседании, которое состоялось после выступления по радио наркома Молотова и после того как Щербаков и Пронин побывали в Кремле, власти столицы по согласованию с командованием МВО приняли решение установить на всех высотных точках столицы зенитные батареи. В созданной на следующий день, 23 июня, Ставке Верховного Главнокомандования такое решение назвали «образцовым».  И разослали в военные округа директиву обеспечить зенитную защиту городов по примеру столицы.

Характерным для военного времени было и принятое руководством Москвы обращение к населению с призывом в течение трёх суток сдать имеющиеся в личном пользовании фотоаппараты, другую фотографическую аппаратуру, фотоплёнку и реактивы. Фототехникой разрешалось пользоваться только аккредитованным журналистам и работникам специальных служб.

На утреннем заседании, которое провёл партийный секретарь и фактический хозяин столицы Александр Щербаков, было принято особое распоряжение — «предупреждать и пресекать панические настроения» в связи с вторжением войск Гитлера в нашу страну. Он порекомендовал всем руководителям и особенно артистам, писателям, газетчикам «придерживаться позиции, что война закончится через месяц, максимум полтора. И враг будет разбит на его территории». И обратил особое внимание на то, что в речи Молотова война названа «священной».

22 июня в лихую годину к гражданам страны, «пастырям и пасомым Христовой Православной Церкви» обратился митрополит Московский и Коломенский Сергий, в будущем Святейший Патриарх Московский и всея Руси: «…Путём самоотвержения шли неисчислимые тысячи наших православных воинов, полагавших жизнь свою за родину и веру во все времена нашествий врагов на нашу родину… Церковь Христова благословляет всех православных на защиту священных границ нашей родины. Господь нам дарует победу».

На последнем, после 21:00, заседании руководства Москвы также было принято очень важное решение о создании истребительных батальонов. Инициировали его скорее всего в Кремле, потому что спустя сутки общее руководство подразделениями было возложено на заместителя председателя Совета Народных Комиссаров, главу НКВД Лаврентия Берию. Но именно в Москве на третий день войны, 24 июня 1941 года, встал в боевой строй первый в стране истребительный батальон. Судя по документам, батальоны назывались «добровольческими формированиями граждан, способных владеть оружием». Предпочтение приёма в них оказывалось партийным, комсомольским, профсоюзным активистам и другим «проверенным» (так значится в документе) лицам, не подлежащим призыву на военную службу. В задачу истребительных батальонов входила борьба с диверсантами, шпионами, пособниками Гитлера, а также бандитами, дезертирами, мародёрами и спекулянтами.

Правительственное сообщение об агрессивном нападении гитлеровской Германии 22 июня 1941 года, судя по документам архивов (донесениям сотрудников и внештатных агентов НКВД, протоколам милиции), а также свидетельствам граждан, не вызвало панических настроений жителей и гостей столицы и не особо изменило их планы.

Как обычно, москвичи семьями гуляли в парках, где духовые оркестры играли любимые мелодии, знаменитый фокстрот «Рио-рита», в театрах при аншлагах шли спектакли. Были, как всегда, переполнены посетителями пивные, бильярдные и рестораны. И особая столичная примета этого пока ещё мирного воскресенья: после сообщения о нападении гитлеровцев людей в военной форме всюду стали пропускать без очереди. Жителей переполнял массовый оптимизм. И в разговорах, кроме крепкого русского матерка и ненависти к Германии и фюреру, слышалось: «Месяц повоюем, ну полтора. Раздавим фашистскую гадину!»

Следует отметить, как власти Москвы оперативно поменяли прокат в кинотеатрах после 14 часов того же 22 июня — стали показывать обучающие короткометражки «Светомаскировка жилого дома», «Береги противогаз», «Простейшие укрытия от авиабомб».

Москва не до конца верила и ещё не осознала, что грянула долгая и кровопролитная война. И на бескрайних полях её сражений уже пали смертью храбрых тысячи бойцов РККА, погибли сотни мирных граждан советских городов и сёл.

22 июня первым экзаменом для московской милиции стала мобилизация военнообязанных и автотранспорта. 

В организованную перестройку работы милиции столицы в годы войны большой личный вклад внесли начальник Управления милиции комиссар милиции 2-го ранга В.Н. Романченко, начальник МУРа К.М. Рудин, заместитель начальника МУРа Г.Ф. Тыльнер, начальник НТО МУРа Л.П. Рассказов.

Главными задачами сотрудников и воинов НКВД в Москве оставались поддержание в городе порядка, режима осадного положения и охрана тыла действующей Красной Армии.

Подготовил
Сергей ВОЛОГОДСКИЙ,

фото из архива ТАСС

Номер 21 (9670) от 18 июня 2019г., История Победы