petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Наше общество не готово быть вооружённым

Наше общество не готово быть вооружённымПосле событий в Бирюлёве многие, несомненно, вновь заговорят о либерализации в сфере оборота оружия: чтобы каждый гражданин легко мог вооружиться и в ответ на нож достать пистолет. Однако, по мнению начальника межрайонного отдела лицензионно-разрешительной работы УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве подполковника полиции Александра Самойлова, благостные ожидания сторонников таких идей быстро будут разрушены суровыми реалиями нашей жизни. Об этом и о других аспектах в сфере оборота оружия — в его интервью газете «Петровка, 38».

—Скажите, много ли в Северном округе владельцев оружия?


— В нашем округе более 39 000 владельцев оружия различного вида, в пользовании которых находится порядка 60 000 единиц оружия. Как видите по этой статистике, у одного гражданина может находиться несколько единиц оружия — законом это не запрещено. У гражданина есть право на покупку до пяти единиц гладкоствольного охотничьего оружия и до пяти единиц нарезного оружия. Так что в общей сложности человек может владеть сразу десятью единицами огнестрельного длинноствольного оружия.

— Насколько такое количество владельцев оружия велико относительно имеющихся у ЛРС сил?

— Средняя нагрузка на одного инспектора службы территориальных отделов внутренних дел порядка 1500 человек. Там, где у нас осталось по одному инспектору в результате оргштатных изменений, нагрузка достигает порой почти 2000 человек.

— Это много или мало?

— Чтобы было понятнее, приведу такую цифру: в среднем 20% от этого числа обязательно в течение года обратится за продлением разрешения. Математика простая: разрешение даётся на пять лет, следовательно, пятая часть владельцев ежегодно должна прийти к нам. При этом, как я упомянул, каждый гражданин имеет право приобрести более одной единицы оружия, и каждая такая покупка — это новое обращение к сотруднику нашей службы. Добавьте к этому обращению по вопросам продажи оружия, направления его на ремонт, выдачи дубликатов разрешений в связи с их утратой, порчей, перерегистрации в связи с переездом на новое место жительства, иные обращения. А теперь просто посмотрите на количество рабочих дней в году. Велика нагрузка? Я лично не помню ни одного приёмного дня, когда инспектору не было бы чем заняться. Люди есть всегда. А перед охотничьим сезоном это и вовсе сплошной вал.

При этом никакой волокиты мы допустить не имеем права. Сегодня каждое обращение, каждое заявление по тому или иному виду оружия регламентируется отдельным административным регламентом, который чётко прописывает сроки, порядок приёма граждан, порядок подачи заявления, перечень необходимых документов, предусматривает в том числе подачу заявлений в электронном виде. Это фактически всеобъемлющий алгоритм действий сотрудника вплоть до ограничений по времени для ответа на телефонные звонки и предельных сроков ожидания граждан в очереди. Всё это сделано с тем, чтобы максимально гражданам упростить эту процедуру и по времени, и по удобству.

— А ведь приём граждан — это далеко не единственная задача ваших сотрудников.

— Конечно, это только часть тех функций, которые осуществляют сотрудники. В настоящее время деятельность лицензионно-разре-

шительной службы определяют порядка 27 административных регламентов по оказанию государственых услуг населению и исполнению государственных функций, в том числе и по контролю за оборотом этого самого оружия, не ограничиваясь только процедурой выдачи лицензий и разрешений. Допустим, такое направление, как осуществление контроля за частной охранной деятельностью — эта сфера куда более объёмная, чем работа с гражданами. У нас в округе на сегодняшний день состоит на учёте 475 охранных предприятий, из них почти 100 — это те организации, которые в своей деятельности используют служебное оружие. Всего у них на вооружении находится более 2000 единиц оружия, а состоящий на учёте персонал охранников насчитывает 16 000 человек. Они обеспечивают охрану более 3000 объектов на территории САО, а всего предприятиями, находящимися на учёте в нашем округе, охраняется около 7000 объектов по всей России. То есть ЧОП может состоять на учёте здесь, а объект, охраняемый им, находиться в любом другом регионе России — это законом не запрещено. Все охранные организации должны быть проверены на предмет оборота оружия не реже одного раза в квартал. Проверки осуществляются согласно разработанному и утверждённому графику.

Кроме того, все охранные организации, осуществляющие деятельность, вне зависимости от наличия у них оружия, подлежат проверке на предмет соблюдения лицензионных требований и условий в области частной охранной деятельности. Такие проверки осуществляются также в соответствии с утверждённым графиком, согласованном с Генеральной прокуратурой (график размещается на их официальном сайте).

— Получается, ЧОПы заранее знают, когда к ним нагрянут с проверкой? И могут просто в последний момент всё привести в порядок?

— Не совсем так. Во-первых, проверка эта комплексная: лицензия на виды деятельности ЧОП, договор на оказание охранных услуг, наличие и состояние хранения оружия, порядок его выдачи и использования, наличие разрешительных документов у сотрудников, их правовой статус и так далее. Словом, если в течение квартала предприятие работало с какими-то недочётами, они так или иначе будут видны.

Во-вторых, кроме плановых проверок, существуют ведь и внеплановые. К этим проверкам нарушителям «подготовиться» крайне сложно. Кроме того, обязательно проводится проверка по фактам нападения на объекты, находящиеся под охраной ЧОПа. Наш сотрудник даёт оценку действиям охранника, действиям руководителя охраны и, кроме того, действиям заказчика услуг. Потому что на сегодняшний день многие заказчики в целях экономии минимизируют свои расходы именно на охрану, и там, где характеристики объекта требуют троих-четверых охранников, они обходятся только одним. Что фактически оставляет объект беззащитным в случае серьёзного нападения.

— А что насчёт жалоб граждан? Какие последствия они имеют для ЧОПа?

— Жалоба гражданина также является основанием для внеплановой проверки деятельности предприятия. Вообще, по всем основаниям, которые предусмотрены законодательством, у нас уже в этом году проведено более 30 внеплановых мероприятия лицензионного контроля. Нужно понимать, что каждый такой случай не ограничивается тем, что сотрудник заглядывает в организацию на десять минут, здоровается со всеми за руку и, перекинувшись парой слов, уходит. Это очень серьёзное мероприятие, которое занимает не один день: проверяются охранники, просматривается большой объём документов.

Замечу, что какой-то провал в работе отдельного охранника — это всегда провал в работе охранного предприятия в целом. Потому что оказание охранных услуг на территории Российской Федерации разрешается только юридическим лицам. И охранник фактически выступает в рамках своей деятельности не как отдельное лицо, а как представитель фирмы, и свой специальный статус он имеет только в рамках договора с предприятием, оказывающим охранные услуги. Поэтому каждый охранник кроме документа, подтверждающего свою квалификацию, должен иметь и документ, подтверждающий его принадлежность к лицензированному предприятию, т. е. личную карточку охранника.

— К слову о квалификации: курсы, на которых охранники получают её, находятся в вашем ведении?

— Не совсем. На территории города существует ряд негосударственных учебных заведений, которые имеют лицензию Министерства образования и имеют право осуществлять деятельность по обучению охранников. Эти заведения вне поля нашего контроля до тех пор, пока у них не появится оружие, оборот которого мы контролируем.

— А не получается ли так, что выпускники этих негосударственных курсов в действительности не соответствуют тем требованиям, которые предъявляются к их квалификации?

— Существует специализированная, проработанная программа по обучению охранников 4, 5 и 6-го разрядов. Разделение это обусловлено теми целями и задачами, которые человек будет выполнять. Если человек имеет 4-й разряд, то он имеет право работать только со спецсредствами. Если 6-й разряд, то может работать и со служебным оружием. Количество часов и порядок обучения у них, естественно, различаются. Качество этого обучения проверяется следующим образом: по окончании курсов человеку предстоит сдать квалификационный экзамен. Принимают его не сторонние люди, а сотрудники органов внутренних дел и комиссия, которая образована в ГУ МВД России по г. Москве. С учётом продемонстрированных знаний, ответов на вопросы и выполнения практических навыков стрельбы и применения специальных средств, экзаменуемому присваивается соответствующая квалификация. Так что контроль за тем, чтобы лицензию не получил человек в действительности недостаточно квалифицированный, осуществляется надёжный. Кроме того, новоиспечённому охраннику нужно постоянно свою квалификацию подтверждать. Охранник 6-го разряда проходит проверку раз в год, 4-го и 5-го разрядов — раз в два года.

— Какое оружие самое популярное в округе?

— Конкретную модель тут и не назвать: на сегодняшний день в магазинах огромнейший выбор оружия. Это не «закат Союза» и не начало 90-х, когда весь выбор составляли двустволки ТОЗ и ИЖ; ещё имелся полуавтомат МЦ 21-12, «мелкашки» и СКС, но их днём с огнём было не сыскать. Сегодняшний ассортимент предлагает варианты для любой степени достатка: гладкоствольное, нарезное, комбинированное оружие, начиная от недорогих наших и турецких образцов и заканчивая серьёзными, штучными экземплярами оружия, которые сравнимы по цене с хорошей машиной. Поэтому как сказать, какое оружие наиболее популярное? Всё зависит от материальной обеспеченности человека.

— Но, по крайней мере, доминирует наше оружие?

— В последнее время нельзя сказать, что доминирует наше оружие. Оно есть, конечно, оно активно приобретается, но явного доминирования я не наблюдаю. Конкретные цифры по странам происхождения я не назову, мы не проводим такие исследования, так как для нашей работы эта статистика не требуется. Но, просматривая наши материалы, вижу, что превосходства нашего оружия в плане популярности нет. Потому что, повторюсь, очень много альтернатив сейчас в любой ценовой категории. При этом европейские и американские оружейные компании имеют многолетнюю, а некоторые даже не одного века историю производства именно охотничьего оружия. Наша страна имеет богатейшие традиции создания оружия боевого, но нужно понимать, что по своим задачам и целям оно очень отличается от оружия охотничьего. Допустим, взять наш самый распространённый охотничий карабин СКС. Это боевой карабин, с ним солдаты на парадах стоят. И как боевое оружие — великолепен, с превосходной живучестью ствола, очень надёжный, одним словом создан для войны. Но ни один охотник вам не скажет, что это охотничье оружие высшего класса, потому что патрон у него рассчитан совершенно на другое. При стрельбе в крупного зверя, например, используется патрон, который имеет больше останавливающее действие, который не оставляет подранка.

Однако я ни в коем случае не преумаляю достоинства нашего оружия — оно занимает свой, определённый сегмент рынка. Оно объективно хорошее. И есть очень удачные, надёжные и точные модели.

— Какова в целом тенденция в сфере оборота оружия: округ становится всё более вооружённым?

— Да, тенденция именно такова. Прирост идёт на пять-шесть процентов в год, и я не вижу каких-либо оснований к его остановке. Из этой статистики выбивается только численность владельцев оружия самообороны — здесь наблюдается сокращение. Этому есть конкретные причины. В законодательство, регулирующее сферу оборота оружия, были не так давно внесены изменения, которые выделили новый для Российской Федерации вид оружия, доселе у нас не существовавший — это огнестрельное оружие ограниченного поражения, в народе именуемое «травматами» или «резинострелами». Что это за новое такое оружие? Изначально это был газовый пистолет с возможностью стрельбы резиновыми пулями. Он впоследствии набрал большую популярность, в том числе среди граждан не самых законопослушных. В итоге мы столкнулись с тем, что с его применением было связано огромное количество происшествий и преступлений, в которых он фигурировал не как газовый пистолет, а как какое-то другое нелетальное оружие. Реакцией на это стали упомянутые изменения в законодательстве: при сохранении газового оружия как такового, которое поражает за счёт распыления газов, этому оружию был придан статус огнестрельного оружия ограниченного поражения.

Это означало и особые правила регулирования: количество такого оружия ограничено двумя единицами, предусмотрено прохождение гражданами проверки при продлении лицензии — раз в пять лет. И те люди, которые несколько лет назад приобретали это оружие без малейших сложностей, теперь столкнулись с необходимостью готовиться к проверке на знания в области законодательства и практических навыков применения. Многие, естественно, предпочли это оружие сдать.

— А многие, наверняка, просто махнули рукой. Люди, игнорирующие перерегистрацию, являются неизменной головной болью для вашей службы. Что им грозит?

— На сегодняшний момент за несвоевременную перерегистрацию оружия предусмотрена лишь административная ответственность. Говоря откровенно, подобная ситуация — это проблема больше не для владельца, а для нас. Часто бывает так, что человек попросту не живёт по месту жительства. Или уезжает в летние месяцы на дачу, решив, что перерегистрацию пройдёт как-нибудь потом. А реалии современного нашего общества таковы, к сожалению, что отнюдь не каждый скажет участковому, где он находится. Бывает и так, что люди попросту не открывают дверь. Те же самые люди, которые соблюдали все требования законодательства при оформлении лицензии, прошли все проверки, купили сейф и даже пустили участкового, чтобы он проверил условия сохранности. А потом вдруг откуда-то возникает: «Я вас не пущу».

— И ничего нельзя сделать?

— Конечно можно и нужно делать! Это ещё одно из наиболее важных направлений работы службы — деятельность, направленная на сокращение количества граждан, допуствших нарушения сроков перерегистрации лицензий и разрешений. Меры к нерадивым владельцам принимаются различные, вплоть до аннулирования лицензий и разрешений, изъятия оружия. В общем, боремся с этой проблемой, я считаю, достаточно эффективно, но, боюсь, определённый процент граждан, которые игнорируют правила перерегистрации оружия, будет существовать всегда.

— И ещё об одном болезненном вопросе в сфере регулирования оружия. Это вопрос об огнестрельном короткоствольном оружии. Нередко говорят: если у каждого будет оружие при себе, то и преступники присмиреют. Каково ваше отношение к такой перспективе?

— Однозначно отрицательное. Я считаю, что на сегодняшний момент наше общество не готово к этому. Абсолютно. Посмотрите по сводкам, сколько у нас случаев применения оружия самообороны безо всякого на то основания: как итог банальной словесной перепалки, из хулиганства, в результате опьянения. Кто-то может поспорить с этим аргументом: мол, стреляют так беспорядочно именно потому, что оружие это нелетальное — ударит больно, да и всё, будь это пистолет, заряженный боевым патроном, каждый, конечно, возьмёт себя в руки и не станет палить по малейшему поводу. Это предположение не имеет абсолютно никакого научного или практического обоснования, а ставить эксперименты на пронизанном разнообразными конфликтами обществе в масштабах страны или хотя бы столицы — кто на такое решится?

— А есть ли вообще смысл покупать оружие для самообороны, если суды у нас в большинстве случаев встают отнюдь не на сторону обороняющегося?

— Каждому человеку в нашей стране дано законом право защищать себя, для чего он имеет право использовать и оружие самообороны. Однако нужно понимать, что есть правила необходимой обороны, которые нельзя превышать. И лично мне неизвестны такие факты, что в каком-то случае человек обоснованно, в соответствии с законом применил, защищаясь, оружие, но его всё равно осудили. Мне известны другие факты: когда люди начинают стрелять на дорогах, выясняя таким образом, кто виноват в ДТП; когда люди начинают стрелять от избытка алкоголя в крови. И сам собой возникает вопрос: приобретал ли человек оружие именно для самообороны?

Возвращаясь к вопросу о либерализации: я считаю, что эта сфера, напротив, требует ужесточения. Оружие ведь для чего придумано? Чтобы стрелять, наносить вред, причинять боль и убивать. Так что отношения, связанные с его производством и оборотом, должны быть предельно жёстко, чётко и ясно урегулированными и полностью контролироваться государством.


Денис КРЮЧКОВ

 

Острая тема, Номер 40 (9396) 23 октября 2013 года