petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Ночной рейд. Честно, без ретуши

 

Воплощая в жизнь политику руководства столичного главка — сделать работу ведомства более открытой для населения, члены Общественного совета представителей СМИ и общественных объединений при ГУВД по г. Москве регулярно посещают территориальные отделы милиции, проверяя, соблюдают ли стражи правопорядка законность при несении службы. Такие рейды способствуют развитию доверия между населением и милицией. На минувшей неделе общественные правозащитники совместно с представителями ГУВД осуществили совместный ночной выезд в некоторые ОВД Северного округа столицы. Основная цель данного мероприятия — убедиться в обоснованности доставления в дежурную часть граждан, а также проинспектировать, как ведется служебная документация. Ну и конечно же, проверяющих интересовал внешний вид милиционеров, заступивших на ночное дежурство. К проверке также были привлечены представители СМИ, включая корреспондентов нашей газеты.

В ходе краткого инструктажа, проводимого начальником Управления информации и общественных связей полковником милиции Виктором Бирюковым, участники ночного рейда были разделены на четыре группы, что соответствует количеству подлежащих проверке райотделов (ОВД по районам Аэропорт, Беговой, Молжаниновский, Ховрино). Автора этих строк с фотографом  определяют в группу, возглавляемую заместителем начальника 1-го отдела 1-й ОРЧ по линии налоговых преступлений при ГУВД полковником милиции Николаем Сапалевым, правозащитников представил Валерий Борщев. Наш путь лежит в ОВД по району Беговой.
Появление на пороге ОВД целой делегации у милиционера, дежурившего на входе в здание, не вызвало никакого удивления, так как, по его словам, проверяющие сегодня не редкость, к незваным гостям он уже привык. Впрочем, необычность нашей проверки постовой все же признал — до этой ночи ни разу инспектирующих не сопровождал фотограф. А потому страж порядка проявил бдительность в такой нестандартной ситуации и попросил предъявить разрешение на съемку. Старший нашей группы объясняет милиционеру, что людям, в чьи прямые обязанности входит освещение работы сотрудников и подразделений столичного главка, такое разрешение не требуется. Объяснение принято, и мы проходим внутрь.
Перед дежурной частью нас встречает «суточный начальник отдела».
—  Ответственный от руководства начальник ООДУУМ капитан милиции Владимир Верижников, — четко по-военному представляется офицер, а после доклада интересуется: что именно мы хотим проверить и есть ли у нас разрешение фотографировать в помещении ОВД.
Вот те на! Только что постовому разъяснили, казалось бы, прописные истины. Но здесь на те же грабли наступает руководитель с высшим образованием и в звании капитана. Впрочем, надо отдать должное, капитан быстро понимает, что не прав, и мы приступаем к проверке.
Оперативный дежурный лейтенант милиции Алексей Самодумов показывает служебную документацию, в частности книги учета сообщений о преступлениях и учета задержанных. Демонстрирует камеры для административных задержанных, туалет, другие служебные помещения, находящиеся при дежурной части.
Вероятно, в процессе осмотра фотограф «засветился» на камеру видеоконтроля, соединенную с дежурной частью округа, а потому на столе у  старшего оперативного дежурного лейтенанта милиции Дениса Золотова оживает телефон.
— Тут у меня дежурный по округу интересуется: санкционирована ли фотосъемка? — сообщает офицер, прикрывая трубку рукой.
— А вы скажите ему, что это газета «Петровка, 38» снимает, — отвечаем мы.
Золотов передает абоненту на том конце провода сказанное нами и выдает резолюцию:
— Округ сказал, что пока он до ГУВД не дозвонится — не фотографировать,  режимный объект как-никак.
Тем временем Николай Сапалев приступает к проверке патрульных нарядов. Первым на осмотр прибывает экипаж группы немедленного реагирования.
Старший ГНР — инспектор службы лейтенант милиции Юрий Глущенко не вызывает никаких нареканий: одет опрятно, оперативной информацией владеет, порядок и особенности несения службы знает. К водителю ГНР — младшему сержанту милиции Сергею Михайлову единственное замечание: почему по удостоверению он значится милиционером, хотя должен иметь должность милиционера-водителя. Функции милиционера ГНР доверено исполнять стажеру Дмитрию Михину, который, естественно, не имеет форменного обмундирования и оружия. На вопрос, как такое могло произойти, ответственный лишь разводит руками. А в курсе ли начальник райотдела, что его основная боевая единица недоукомплектована? Вопрос также остается без ответа. Хотя в приложении № 3 к приказу МВД России от 26 февраля 2002 г. № 174  сказано, что в связи с важностью возложенных на плечи сотрудников ГНР задач, к которым, в частности, относится принятие безотлагательных мер для задержания по горячим следам лиц, совершивших преступление, состав группы из трех сотрудников (инспектора службы, милиционера и милиционера-водителя) может быть только усилен, то есть включены сотрудники, проходящие службу в подразделениях криминальной милиции, милиции общественной безопасности и иных служб и подразделений данного органа внутренних дел. Но — никак не ослаблен!
Создалось мнение, что не знает основных нормативных актов и командир окружного полка ППСМ, иначе как объяснить, что старший полкового автопатруля младший сержант милиции Сергей Рамзин не вооружен, а служебное удостоверение ему заменяет выписка из приказа. Случись, попросит какой-нибудь гражданин предъявить стража порядка служебное удостоверение, а он вместо красной корочки достанет из кармана паспорт со сложенным листком бумаги, и тот узнает, что этот сотрудник действительно работает в органах внутренних дел, да еще с окладом в 2717 рублей и ежемесячной доплатой в размере 11 800 рублей. Ну а про то, в какую ситуацию может попасть безоружный постовой, да еще в ночное время, даже представлять не хочется. Страшно! Свежи еще воспоминания о трагедии с Денисом Климовичем.
Зададим только еще один риторический вопрос: а как вообще такой сотрудник мог оказаться на дежурстве, если статья 44 Устава ППС обязывает заступающему на службу иметь служебное удостоверение и табельное огнестрельное оружие с двумя снаряженными обоймами? Причем и то и другое пред отдачей приказа о заступлении в наряд обязан проверить разводящий. Может быть, в полку ППС не проводятся разводы?
На этом нарушения закончились. В итоге Валерий Борщев дал положительный отзыв о работе подразделения.
— Признаться, я ожидал увидеть больше негатива, — комментирует Валерий Васильевич. — А здесь: незаконно задержанных граждан нет, к ведению служебной документации претензий нет, в отделе достаточно хорошие санитарные условия, и это несмотря на то, что здание старое. У меня есть только одно существенное замечание. В соответствии с приказом МВД в камеру для арестованных должен поступать дневной свет через окно размером не менее 50 на 50 см. Здесь окно значительно меньше оговоренного лимита, к тому же заколочено. Покоробило меня еще одно. Все это время пока шла проверка, в коридоре сидели две женщины. Я подошел к ним, спросил, что они здесь делают. Оказалось, оперуполномоченный вызвал их для беседы, но его самого все нет и нет.  Дежурный пояснил, что так получилось потому, что этому сотруднику пришлось срочно выехать на место совершения преступления. Почему он не перезвонил в дежурную часть и не попросил передать о своей задержке вызванным людям, непонятно.

Вячеслав АНДРЕЕВ,
фото А. БАСТАКОВА

Номер 14 (154) 14 апреля 2010 года