petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Один в поле не воин

 
Об участковых наша газета пишет много. И не потому, что тема стала модной, а потому, что эта профессия — одна из самых важных в милиции. Благодаря именно этим труженикам «земли» раскрывается львиная доля преступлений, происходящих в жилом секторе. Ведь кто, как ни они, знает лучше других обстановку, царящую в районе, на улице, в конкретном доме, а порой и в семье. Однако время участковых-одиночек прошло, сегодня хороший результат их работы — это заслуга всего коллектива, то есть участкового пункта милиции.
Мое мнение на этот счет полностью разделяет старший участковый уполномоченный милиции подполковник милиции Александр Мелехов:
— Без взаимовыручки и умения работать командно, сообща никакой коллектив не добьется хороших результатов, и уж тем более, если это коллектив милицейский. Я горжусь, что все сотрудники нашего пункта обладают такими качествами. Чувствовать плечо товарища — для нас это не пустые слова, оттого и работа спорится.
Личный состав Александра Ивановича состоит из семи офицеров, хотя обычно численность участкового пункта не превышает трех-четырех сотрудников. Правда, такая большая территория обслуживания, как у УПМ № 42, вряд ли еще отыщется в городе. В цифрах это будет 67 домов, в которых проживают более 25 000 жителей. Это примерно вдвое больше среднестоличной нормы. А если добавить еще и ряд специфических особенностей, которыми отличается данная территория, то расширенный штат уже не удивляет, наоборот — поражаешься, как восьми стражам правопорядка удается уделять внимание всем своим подопечным.
О каких особенностях идет речь? Прежде всего о наличии сразу нескольких общежитий, в одних живут военнослужащие и члены их семей, в других — студенты. Если жители первой категории от обычного гражданского населения практически ничем не отличаются, то учащиеся не всегда ладят между собой, поэтому места их проживания вызывают беспокойство. Как известно, преступление лучше предотвратить, чем потом раскрывать, поэтому участковые в профилактических целях вынуждены появляться в корпусах общежитий регулярно. Тем более что в последнее время, помимо традиционных правонарушений — потасовок, хулиганств и т.п., — молодежи стали не чужды и преступления против личности, совершаемые по национальному признаку. А среди постояльцев студгородков немало выходцев из Северо-Кавказского региона, азиатских стран. Для недопущения этнических и расовых разборок посещением «на дому» стражи порядка не ограничиваются. Они регулярно наносят визиты в учебные заведения (на территории расположены Московский государственный строительный университет и 6 колледжей), где беседуют с преподавателями, выясняют у них, все ли спокойно.
Вторая особенность района — проходящее по самому центру участка Ярославское шоссе. Оживленная трасса доставляет головную боль в часы пик, когда в транспорте происходят карманные кражи. Сотрудники МУРа, занимающиеся борьбой с этими преступлениями, регулярно задерживают воров с поличным, и затем на территории на какое-то время становится тихо. Но вскоре на «пустующий» маршрут приходит новый карманник, и на милицейском пороге вновь появляются заявители. Самое досадное в этих ситуациях, что участковые всеми возможными способами предупреждают население быть бдительным, но граждане к их советам глухи.
Есть на территории УПМ целые микрорайоны, где очень много состоятельных людей. Здесь случаются мошенничества. Впрочем, с этой проблемой герои очерка борются вполне результативно. В этом году они раскрыли уже две аферы. Причем в последнем случае околоточным пришлось устанавливать личность не только преступника, но и людей, пострадавших от его действий. Суть дела такова. Милая женщина, представляясь агентом турфирмы, предлагала приобрести заграничную путевку по очень выгодной цене, брала у граждан деньги, а потом бесследно скрывалась. Поиски аферистки начались сразу же после появления на УПМ первого заявления. По составленному со слов потерпевшего портрету майор милиции Анатолий Судаков опознал в мошеннице жительницу своего района Аллу Сахнову (фамилия изменена), кстати, ранее судимую за аналогичные злодеяния. Вместе с коллегой капитаном милиции Павлом Татарниковым он устроил в подъезде Сахновой засаду. Только на третий день офицерам удалось задержать подозреваемую и доставить ее в ОВД для опознания. На очной ставке Аллу не смутили показания потерпевшего, который узнал в ней свою обидчицу. Женщина все отрицала, и за недостаточностью улик дело могло бы закончиться, так и не начавшись. Этого допустить участковые не могли. Предположив, что заявитель является не единственной жертвой Сахновой, стражи порядка, взяв в помощь капитана милиции Алексея Борзова и старшего лейтенанта милиции Дмитрия Рябкова, отправились на поиски возможных потерпевших.
Сейчас, сидя в кабинете Александра Ивановича и слушая рассказ о том, как его подчиненные по крупицам устанавливали и установили-таки всю криминальную деятельность подозреваемой — ходили по территории и опрашивали продавцов магазинов, бабушек у подъездов и просто прохожих, — пытаюсь прикинуть объем выполненной работы, сколько сил и личного времени затратили ребята, чтобы в итоге преступник получил по заслугам...
— Не стоит, — угадывает и обрывает мои мысли собеседник, — главное для нас — это результат.
Сейчас Сахнова ожидает своей участи в СИЗО, ей инкриминируется 13 уголовных эпизодов. Именно столько людей, пострадавших от ее действий, удалось отыскать милиционерам путем личного сыска к концу следствия. Что интересно, на вопрос, почему они сами не сообщили о случившемся, потерпевшие в большинстве своем говорили, что не видели в этом смысла, то есть не верили, что милиция в состоянии найти прохвостку.
Еще одна особенность «земли» — железнодорожные тупики. К моему удивлению, оказалось, что они вовсе не вотчина линейного отделения милиции, а именно территориального отдела. Повышенное внимание со стороны участковых к этим местам объясняется тем, что вагоны составов являются дешевой гостиницей. Постояльцы этих «отелей» соответствуют их респектабельности. Говоря простым языком, вагоны служат приютом для бездомных, которые днем что-либо разгружают за копейки, а вечером пропивают заработанные гроши здесь же «по месту жительства». Подобные посиделки нередко заканчиваются поножовщиной. Или, еще хуже, выпивохи выходят на улицы города грабить припозднившихся прохожих. Осложняется расследование таких преступлений полным отсутствием территориальной привязанности «главного героя»: до совершения преступления ночевал здесь, а после собрал нехитрый скарб и растворился на просторах нашей необъятной страны. То же самое можно сказать и о свидетелях происшествия.
— Кроме умения работать в команде, какими качествами еще должен обладать участковый уполномоченный, — интересуюсь я у подполковника.
— Ему необходимо уметь работать с информацией. А также знать, где ее черпать, как сохранить полученные сведения, как их впоследствии применить. Не буду говорить, какую оперативную информацию накануне добыл майор милиции Сергей Шушунов, пусть это останется служебной тайной, но когда на следующий день в продуктовом магазине неизвестный пьяный мужчина совершил нападение на продавщицу, милиционер уже знал, кто это сделал, несмотря на то, что потерпевшая толком не смогла назвать приметы злодея. В течение двух дней злоумышленник был задержан и доставлен в кабинет следователя.
Кстати, о пользе правила: не оставлять без внимания любые сведения, а также не надеяться на память и все, что узнал, фиксировать «на карандаш», мои подчиненные знают не понаслышке. Убедил всех в этом случай, очевидцами которого стал весь опорный. Это был наглядный пример, какой эффект может произвести даже утратившая за давностью лет силу информация.
В далеком 1987 году у меня ночью на участке в подъезде одного из домов неизвестные хулиганы расколотили несколько стекол. Впрочем, их личности я сумел установить достаточно быстро. Ими оказались два 18-летних оболтуса, мои жители, которые этим дебошем завершили свои проводы в армию. Портить новоявленным защитникам Отечества жизнь я не стал, так как был уверен, что армейская служба выбьет у них из головы всю дурь, но об этом инциденте сделал у себя пометку в рабочей тетрадке. Оба героя этой истории после увольнения в запас возвратились домой, но к тому времени случай тот мною забылся. В быту они вели себя прилично, поэтому встречаться с ними мне не довелось, а посему вспоминать о том «побоище» повода не было. Несколько лет спустя заходит на УПМ солидный мужчина в сопровождении двух охранников и высокомерным тоном произносит: я, мол, бизнесмен такой-то, пожаловал к вам за разрешением на хранение и ношение оружия. Вернее, разрешение гражданам выдают в ОВД сотрудники группы лицензионно-разрешительной работы, но только при соблюдении просителем ряда условий, одно из которых — примерное поведение в быту, о чем соответствующую справку пишет участковый. Бизнесмен сел на стул, ждет, когда ему эту бумагу выпишут. Я сначала записи свои проверил, потом спрашиваю: а почему вы так уверены, что справку такую получите? Визитер опешил, а я продолжаю: не могу вам разрешить приобретать оружие, вдруг опять хулиганить будете. И напомнил ему про проводы в армию. Тот дар речи потерял. Когда же пришел в себя, от спеси и пренебрежительного вида не осталось и следа. Был уверен, говорит, что в милиции бардак полнейший, а оно вон как выходит: вы знаете обо мне больше, чем я сам про себя помню. Извинился он за свое поведение. И
за полученную справку благодарил.
— Расскажите о себе, — прошу в заключение нашей беседы подполковника.
— Все прозаично. Родом я из Рязанской области. В Москву приехал в 15 лет, здесь же по соседству, на улице Роторта, поступил в училище Метростроя. За время учебы мне так опостылел этот район, что я был на сто процентов уверен — закончу училище, ноги моей здесь больше никогда не будет. После получения специальности плиточника был направлен по распределению в одну из бригад Метростоя, откуда в 1977 году меня призвали в ряды Советской армии. В те годы армейские замполиты уверяли, что выбор настоящего мужчины — это либо подписание контракта на сверхсрочную службу, либо подача заявления в милицейский отдел кадров. Я выбрал второе и в 1979 году стал милиционером 3-го вневедомственного полка милиции по охране Государственной Третьяковской галереи. В 1986 году закончил Высшую школу милиции. К этому времени работа стала казаться однообразной, захотелось живой службы на «земле». Коллеги искренне не понимали, говорили: ну зачем тебе эта грязь, бомжи, пьянь? Чего тебе здесь не хватает? Но я был непоколебим. Пришел в Кировский РУВД и попросился в участковые. А мне говорят, что вакансий нет, и сообщили, что этих специалистов недобор в Бабушкинском районе. Прихожу туда, мне объясняют, что осталась последняя должность в 106-м отделении милиции, то есть на той «земле», куда, был уверен, я не вернусь больше никогда. Когда писал рапорт, успокаивал себя, что это место службы временное, как только появится где-то в другом отделе свободная должность, тут же переведусь. Но этого не произошло, и сейчас о сделанном тогда выборе не жалею. 
Как заявил в беседе с автором этих строк начальник отдела по организации деятельности участковых уполномоченных милиции ОВД по району Ярославский майор милиции Иван Живаев, данный опорный пункт считается одним из лучших не только в районе, но и в окружном УВД он на хорошем счету. В этом году героями очерка раскрыто более шестидесяти преступлений.
Вячеслав АНДРЕЕВ
 

Номер 48 (100) 4 декабря 2008 года