petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ПОДПОЛКОВНИК ИЗ ОРО

Лидия Михайловна Зиборова никогда не думала, что однажды судьба её круто изменится и простая труженица из семьи заводчан вдруг придёт на службу в милицию, да не куда-нибудь в номерное отделение, а в самую знаменитую — МУР. Впрочем, её работа именовалась иначе, и многие знакомые даже среди сотрудников МВД с недоумением иногда спрашивали:
 

КТО ЛОВИЛ УБИЙЦУ ЖЕНЩИН В НОЧИ

 

В 1959 году она и сама не знала, как ответить на этот вопрос, когда впервые перешагнула порог отдела кадров Куйбышевского РОМ. Начинала ведь с секретарской должности, но очень скоро перешла непосредственно в уголовный розыск.

Здесь нам предстоит определить характер этой мужественной девушки. Многие похожие на неё приходят в различные службы милиции, но далеко не каждая выбирает именно МУР, где приходится вступать в схватку с преступником. Да, скажете вы, опасных преступников, особенно крутых мэнов, берут не менее крутые мужчины с удостоверениями МУРа и документами мастеров спорта. Но случается, что девушкам выпадает совершать поступки, граничащие с подвигами. Так, несколько лет назад Москва была шокирована нападениями в парках и тёмных местах некоего насильника и убийцы, который избирал своими жертвами женщин в красном пальто. И чтобы изловить негодяя, в наиболее опасные места были направлены женщины-приманки — офицеры уголовного розыска, рисковавшие неимоверно. За ними на расстоянии 200—300 метров шли оперативники-мужчины. Однако им не хватило бы нескольких секунд добежать, если бы преступник пустил в ход нож или пистолет. Лида Зиборова была среди тех отважных девушек, которые ходили в эти вечерние и ночные рейды, не зная, чем завершится этот поход в темноте.

Тогда у Лиды было звание старшего лейтенанта милиции. Слава её в ту пору пока ещё обходила стороной, известность стала приходить позднее и с совершенно
иными событиями.

Уголовный розыск, по мнению всех читающих романы Адамова, Вайнеров, Словина и Семенова, — это погоня за злодеями и жестокая схватка с ними. Но есть и тихий розыск. Зовётся он ОРО (оперативно-розыскной отдел).

 

ЗИБОРОВА: ШАГ В КИНО

 

— В 1960-70-х годах нас иногда поругивали родственники исчезнувших граждан, что мы не начинаем розыск по их сообщениям  моментально. Но посудите сами: проходят сутки-другие, и пропавший вдруг находится, Оказывается, загулял у друзей на даче. Такое бывает частенько. Но бывало и другое.

Министр внутренних дел Николай Анисимович Щёлоков с большим желанием общался с прессой и активно пропагандировал органы правопорядка  в кино, литературе. Естественно, что писатели  с желанием стали писать о МУРе — активной службе борьбы с преступностью, но вот ОРО, «тихому розыску» никто внимания уделить не хотел. И вдруг…

— Была у нас такая история, — вспоминает Лидия Михайловна. — Молодой солдат искал своего отца. Мы по его письму начали поиск и после многочисленных запросов и даже экспертиз (пришлось делать запросы в НТО, чтобы сличить фотографии солдата с мужчиной, которого определяли как отца воина) установили наконец, что пожилой человек действительно является родителем ефрейтора. Наше подразделение уже праздновало успех, но когда я встретилась с престарелым мужчиной, радость улетучилась мгновенно. Оказалось, что, уйдя на фронт, завёл он там боевую подругу и с ней создал новую семью. Появление сына его не обрадовало, наш розыск был против его желания.

Я не могу с ним встречаться, У меня двое детей растут. Зачем мне этот парень? Не надо мне никаких связей с ним, — сказал он нам.

И ОРО потерпело фиаско. Однако у жизни свои законы, у литературы — иные. Николай Анисимович Щёлоков познакомил кинодраматурга с историей солдата и концовка в фильме «Это случилось в милиции» стала иной. Как помнят зрители, по сценарию солдат и отец обнимаются и фотографируются вместе с офицером милиции (артист В. Невинный), а главный герой — майор милиции продолжает выполнять свои скромные обязанности офицера ОРО.

Вот такая интересная история из судьбы ветерана уголовного розыска

Но бывало в её работе и немало рисковых моментов. Например, такой…

 

ПО ЗАПРОСУ КОЛЛЕГ

 

Несколько лет ОРО вёл «кочевой» образ жизни — его то бросали в подчинение Паспортному управлению, то в службу участковых инспекторов, то в профилактику. Никто толком не знал, зачем он вообще нужен, пока его не определили в МУР, где осознали необходимость этого подразделения как своего звена, родственного и остро необходимого. И вскоре в ОРО потекли запросы со всех сторон. Досадно, однако, что, набегавшись по городу, капитан Зиборова через неделю-другую узнавала, что собранная ею информация на преступника, достигнув адресата, допустим, следователя из города Днепропетровска или Брянска, завершалась тем, что тамошний офицер отпускал задержанного на свободу.

Но трудности были и иного рода.

— Преступница Ковалевская примет не имела и кочевала по гостиницам Москвы, имея хорошие связи с администрацией. Естественно, избирала такие «отели», как  построенные к фестивалю 1957 года — «Заря», «Восток», «Алтай» и подобные им. То есть, третьестепенные, и гостиницы рынков. Искали мы её долго, использовали помощь наших товарищей из уголовного розыска районных отделений милиции, участковых и в итоге общими усилиями отыскали.

Но очень сложно было искать других, более опасных преступников.

Ветерану милиции есть что вспомнить.

Одного из опасных правонарушителей искала вся страна. Но поиск по приметам не давал результата, пока не поступили некоторые уточняющие данные-ориентировки. Зиборова, тогда ещё капитан милиции, пошла на проверку сообщения в гостиницу «Алтай», где находился этот человек. Естественно, пошла не одна, а вместе с напарником. Но оружия у них не было, да и местное отделение прикрытие им не дало. Ведь предполагалась только проверка.

— Мы вошли в номер и увидели мужчину в майке. Крепыш повернулся к нам, и я поняла, что брать его сможет только боксёр с крутыми бицепсами. Меня и моего напарника он просто размажет по стеночке, — вспоминает Лидия Михайловна. — Но ведь гору можно и не двигать, а точить водой. И я решила испытать единственный в той ситуации способ, тем более что противник сразу догадался, что мы явно не из администрации гостиницы. «Внизу нас ждут сотрудники оперативной службы, поэтому предлагаю вести себя спокойно и отвечать на наши вопросы», — сходу симпровизировала я. И спокойно уселась на диван. Ошарашенный моей самоуверенностью, мужик грохнулся на стул и так, не шелонувшись, просидел всю беседу. А мой коллега стоял за его спиной, изображая рукой в кармане пиджака некий ствол. Через полчаса районные коллеги наконец подогнали машину, и мы вывели нашего противника из гостиницы. Страху я натерпелась!

 

ЧТО ГЛАВНОЕ ТЕПЕРЬ?

 

— Теперь важно не потерять  старых друзей, а их остаётся очень мало, — сокрушается ветеран милиции. — Многие со временем становятся лежачими. Им требуется помощь. Когда товарищи пригласили меня поучаствовать в работе Совета ветеранов УВД Восточного округа, я сначала с некоторой неохотой взялась за это дело. Не осознавала его смысла и значимости. Но включившись в работу в качестве секретаря, вдруг открыла  неожиданное для себя.

Давно уже висит в шкафу форменный мундир с наградами, среди которых весьма достойные — медали «200 лет МВД России», «50 лет советской милиции», знаки «Ветеран МУРа» и «Почётный ветеран УВД по ВАО г. Москвы». Офицерская форма привычно ждёт свою хозяйку — подполковника милиции, а она, как всегда, в трудах, волнениях и заботах. Только сегодня они другие: ушли из её жизни риск и опасность, но вошло беспокойство об окружающих друзьях.

— Я чувствую себя так, будто во мне заработало второе сердце, — смеётся  Лидия Михайловна, по возрасту, может быть, уже и полковник, а вот по настроению — лейтенант.

Беседовал Сергей КИН,
фото из архива Л.М. Зиборовой

Номер 17 (9323) 3 - 10 мая 2012 года