petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ПОТОМОК ГОРОДОВОГО — НАСТОЯТЕЛЬ ГАРНИЗОННОГО ХРАМА

 

24 июля отмечает свой юбилей настоятель Знаменского храма при Главном управлении МВД России по г. Москве протоиерей Александр Трепыхалин. Много раз, обращаясь к теме православия и истории стрелецкого, а ныне полицейского храма, наша газета ни разу не рассказывала о биографии его настоятеля. Но вот, наконец, настал такой момент, когда сделать это будет вполне уместно. А судьба у отца Александра необыкновенна. Впрочем, обо всём по порядку.

Александр Петрович Трепыхалин родился в 1951 году в Москве, в семье рабочих. Его мама — Татьяна Николаевна — младшая из пяти детей московского городового Николая Сорокина, который до революции нёс службу на посту у Боровицких ворот Кремля. Революцию дед не принял, и вся семья переехала в деревню Никулино.
Николай Сергеевич Сорокин был человеком образованным и религиозным. Татьяна Николаевна рассказывала сыну, как поздно вечером с печки дети слушали папино чтение Евангелия и Псалтири. Вся семья ходила молиться в церковь Архангела Михаила в Тропарёво, там же отец был и похоронен.
После замужества Татьяна Николаевна стала прихожанкой храма Иоанна Воина на Якиманке. Здесь и выросли её дочь и два сына. Больше всех любил службы младший, Александр. Брала его мама с собой и на престольные службы в другие храмы, ездила с ним в монастыри. Отец, Пётр Иванович, не препятствовал этому, хотя сам начал воцерковляться уже в преклонных летах. Скончалась Татьяна Николаевна в 90 лет, причастившись из рук своего сына незадолго до этого Святых Христовых Тайн. Она до конца жизни сохраняла ясный ум и приветливость.
Пётр Иванович Трепыхалин воевал, был ранен, имел много наград. Он, как многие ветераны Великой Отечественной, на всю жизнь сохранил патриотизм и любовь к Родине.
Александр впитал от матери любовь к Богу и людям, а от отца унаследовал непримиримость ко злу и чёткую гражданскую позицию.
После окончания школы в полной уверенности, что искусство должно учить людей добру, он поступил на кинооператорские курсы при ВГИКе. После окончания курсов устроился на Мосфильм. Участвовал в съёмках более чем 50-ти картин, среди которых «Подсолнухи», «Хождение по мукам», «Дни Турбиных», «Тени исчезают в полдень», «Старомодная комедия», «Мой ласковый и нежный зверь», «Катала», «Где находится нофелет?»… Картины, на которые его приглашали работать, подбирал так, чтобы съёмочный процесс не мешал воцерковлению.
В 1980 году ушёл с Мосфильма и с первой попытки поступил в духовную семинарию в Троице-Сергиевой лавре. Конкурс тогда был очень большой. Учился на дневном отделении, был отличником. Но... через год посчитал себя недостойным быть священнослужителем. Он всегда был максималистом, впрочем, таковым и остался. Духовник Александра, старец Кирилл, сказал тогда: «Эх, Александр, Александр! Зачем же ты уходишь? Ну да ладно, ещё вернёшься… Поймёшь, что это — твоё.». На студию приняли, хотя вера в Бога в то время не приветствовалась. Но Александра ценили за его работоспособность и порядочность.
Настоятель храма Иоанна Воина, отец Николай Смирнов, знал Александра с малолетства, поэтому батюшка предложил ему по воскресным дням алтарничать в храме. В это же время начала ходить в церковь будущая матушка Галина. Действующих храмов в Москве было раз-два и обчёлся, молодёжи в те годы в церкви было немного, вот они и познакомились. Через короткое время Галина стала его женой. Венчал их отец-настоятель Николай Смирнов.
Вскоре Александр окончательно понял, что хочет свою жизнь посвятить Церкви, и уволился с Мосфильма, теперь уже навсегда. Настоятель храма Иоанна Воина хотел видеть Александра дьяконом. Но рукоположения тогда ждали годами, были огромные очереди из выпускников с семинарским и с академическим образованием, так как действующих храмов и в Москве, и в России было очень мало. Александр пробовал рукоположиться во Владимирской области, ведь Галина была муромлянкой. Но даже в самой глубинке его никто не ждал… Стать священнослужителем помог бывший ректор академии и семинарии владыка Владимир Сабодан (ныне митрополит Киевский и всея Украины), который в то время был управляющим делами патриархии. Он лично принял участие в судьбе своего бывшего семинариста и помог ему, как всегда помогал людям.
Рукоположение Александра Трепыхалина во диакона состоялось в 1990 году в Богоявленском соборе на Крестопоклонную неделю Великого поста. Благодаря помощи владыки Владимира вечером того же дня он уже служил в храме Иоанна Воина.
Дьяконское служение в родном храме под отеческим покровительством отца-настоятеля, возвращение в семинарию — о большем нечего было и мечтать! Но через год с небольшим Александра Трепыхалина вызвали в патриархию на собеседование. Ему сказали, чтобы он был готов к иерейской хиротонии. Как правило, от такого предложения никто не отказывается! А Александр чуть не в ноги упал владыке Арсению, просил, чтобы остаться дьяконом. Был его отпуск, в смятении он уехал в Муром и встретился там со старицей Магдалиной, с которой их связывала искренняя дружба. Александр попросил Магдалинушку помолиться, чтобы его не рукополагали в священники. «И молиться об этом не буду! Хороший будешь батюшка. К тебе в духовные чада буду проситься», — сказала монахиня. Как всегда в трудных обстоятельствах, Александр помчался к отцу Кириллу. По настойчивой просьбе Александра упросить владыку Арсения не рукополагать его старец написал что-то и, запечатав бумагу в конверт, благословил передать. Но, как ни старался молодой дьякон уклониться от непосильной для него ноши, его иерейская хиротония состоялась. Совершил её Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий II в Богоявленском соборе на праздник Рождества Богородицы. И даже подарил новоиспечённому священнику иерейский крест. А в той записке старца Кирилла было сказано: «Дали бы дьякону Александру время придти в себя, а рукополагать его надо».
Начался новый этап в жизни отца Александра. В храм Большое Вознесение у Никитских ворот требовался священник. Пастырское служение под руководством настоятеля храма, благочинного, заведующего канцелярией Святейшего Патриарха отца Владимира Дивакова — большая честь для любого московского священника! 4 июня 1992 года отец Александр был награждён набедренником, а 19 апреля 1993 года — камилавкой.
Между настоятелем, клириками и служителями храма сложились добрые, сердечные отношения, поэтому Указ Святейшего Патриарха на настоятельство отца Александра не обрадовал, а поздравления он принимал с грустью. Так в праздник Введения во храм Богородицы в 1994 году священник Александр Трепыхалин был назначен настоятелем храма Знамения Пресвятой Богородицы за Петровскими воротами.
История Знаменского храма уходит своими корнями к концу допетровской эпохи. Он был заложен летом 1679 года стрельцами стольника полковника Никифора Колобова. Возводился «своим иждивением», то есть своими силами и на собранные всем миром деньги. История храма полна славных и горьких страниц. Он пережил уничтожение стрелецкого войска, по праву считавшегося прообразом современной городской полиции, пожар 1812 года, идеологические распри с последующим разграблением и, наконец, осквернение.
16 января 1932 года постановлением Президиума Мособлисполкома храм Знамения Пресвятой Богородицы был закрыт «в связи с острой необходимостью в помещении» под архив Управления Московской милиции. Но уже в 50-х годах прошлого столетия более «острыми» в государственном масштабе оказались нужды Института химической физики АН СССР. И храм заняли секретные лаборатории этого режимного объекта. Без специального пропуска переступить порог храма было невозможно. Внутри он был капитально перестроен: разбит на три этажа и под самый купол заполнен сплетениями проводов, силовых кабелей, трансформаторами, испытательными стендами, аппаратурой химического анализа. В приделах Преподобного Сергия Радонежского и Всех Святых работали многотонные токарные и фрезерные станки, стояли муфельные печи и хранились ёмкости с химическими реактивами. Главный Знаменский алтарь был разделён на кабинеты руководства. В алтаре Сергиева придела, как и во многих алтарях закрытых храмов, классически разместили туалет.
Большая роль в возрождении Знаменского храма принадлежит Владимиру Козлову. Владимир Фотиевич — заведующий кафедрой региональной истории и краеведения Российского государственного гуманитарного университета, председатель Союза краеведов России, кандидат исторических наук, профессор. Этот энергичный человек стал инициатором возвращения храма Русской православной церкви. Ещё до назначения отца Александра настоятелем Владимир Козлов создал при храме юридическую общину и стал её первым старостой.
Встреча вновь назначенного настоятеля и первого прихода была желанной, но поначалу осторожной. Общинникам важно было увидеть в настоятеле своего единомышленника, человека не только церковного, но и живо интересующегося культурой и историей страны, народа и, конечно же, храма. И надежды прихожан оправдались. Отец Александр тоже искренне обрадовался знакомству с Владимиром Фотиевичем и его друзьями, их взгляды и интересы полностью совпали.
Но назначение назначением, да только никто отца Александра пускать на территорию храма, а вернее, института РАН, не собирался. И здесь с первых дней новейшей истории Знаменской церкви на помощь пришли московские стражи правопорядка. Они сразу признали храм своим, ещё до того, как Указом Святейшего Патриарха ему был присвоен официальный статус храма при ГУВД по г. Москве «с поручением ...настоятелю храма забот по духовному окормлению сотрудников ГУВД». Восстановилась историческая связь времён — храм снова стал стрелецким. И уже даже не полковым, а гарнизонным.
Долгий переговорный процесс по освобождению храма, в который были вовлечены самые высокие инстанции, через год закончился победой прихода. Началось освобождение помещений от станков и перекрытий, затянувшееся почти на два года. Всё это время отец Александр совмещал своё настоятельство в Знаменском храме со служением в «Большом Вознесении». И вот 10 декабря 1997 года, в День Знамения Пресвятой Богородицы, в Знаменском храме состоялась первая после 65-летнего перерыва Божественная литургия. С тех пор службы совершаются регулярно.
В Великую субботу 2001 года Знаменский храм посетил Святейший Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Это историческое событие навсегда вошло в летопись Знаменской церкви. 18 апреля 2005 года Святейшим Патриархом Алексием священник Александр Трепыхалин был возведён в сан протоиерея. Священнические награды как звёзды на погонах. Поэтому через неделю после протоиерейства на Коллегии начальник главка Владимир Васильевич Пронин, согласно табелю о рангах, вручил отцу Александру погоны полковника. В Вербное воскресенье 28 марта 2010 года в Соборном Храме Христа Спасителя отец Александр Трепыхалин был удостоен Святейшим Патриархом Кириллом Патриаршей награды — права ношения Палицы.
Ещё есть у отца Александра такие награды, которые вряд ли имеются у других священников. За окормление сотрудников милиции он награждён медалями «200 лет МВД России», «25 лет ОМСН КМ ГУВД г. Москвы», «За ратную службу». А «За оказание практической и методической помощи Мобильному отряду МВД России в Республике Ингушетия, за смелость, самоотверженность и высокий профессионализм» он награжден нагрудным знаком «За содействие МВД». Бережно хранит он и нагрудные знаки «За службу России», «За ратную доблесть», «Защитнику Отечества». И особенно дорожит памятной медалью «Маршал Советского Союза Жуков». Имеются у батюшки и другие награды…
С 1994 года пастырское служение отца Александра при гарнизоне московской милиции, а теперь уже полиции, проходит в самое сложное для всей страны время. Боль за происходящее не покидает батюшку и даёт ему силы помогать, чем может, московским воинам правопорядка. С самого открытия храма все требы и таинства для сотрудников были и остаются бесплатными; каждый желающий может прийти к батюшке со своими бедами или позвонить ему по телефону, который есть в милицейском справочнике. Отец Александр охотно участвует в различных мероприятиях Главка, оказывает помощь в окормлении личного состава, ветеранов, членов семей сотрудников, у него собираются вдовы погибших… Он проводит молебны при принятии присяги, вручении погон, освящении табельного оружия… Катехизирует молодёжь, читая лекции, проводит душеспасительные беседы и оказывает психологическую помощь желающим.
Стараниями батюшки при храме сложилась дружная община, в которую вошли и сотрудники гарнизона, и члены их семей. С 1998 года при храме начались Историко-церковные чтения, которые продолжаются по сей день. А с 2002 года открыто единственное в России Историко краеведческое приходское общество под председательством Владимира Козлова. Община живёт интересной полнокровной жизнью, она открыта для всех. Вместе — в паломничества, вместе — на концерты (а отец Александр увлекается ещё и музыкой!), вместе — в Иринарховский крестный ход. Батюшка всегда во главе!
Уже много лет отец Александр является духовником ОМСН. Этот выбор обоюдный и сделан не случайно. Бойцы отряда несут бессменную вахту в неспокойном Северо-Кавказском регионе, рискуя своими жизнями, нередко проявляя мужество и героизм. Без духовной помощи и поддержки такую важную миссию выполнять трудно как морально, так и физически. Настоятель Знаменского храма поддерживает боевой дух воинов, регулярно выезжает с ними на замену очередного отделения, чтобы благословить заступающих на боевое дежурство, освятить оружие. Он молится за их здравие каждый день, за каждого поимённо. Да и в отряде к батюшке отношение особое. Он незримо находится в их строю. «Наш 140-й» — так называют его спецназовцы, потому что штатная численность отряда составляет 139 единиц.
Сотрудник отряда Юрий Парасюк посвятил отцу Александру такое стихотворение:

Ну, почему, скажи, сто тридцать девять?
А не сто сорок? Не сто пятьдесят?
Но вот пришёл приказ, что тут поделать…
Неполноценным как-то кажется отряд.
Но, что хочу сказать ещё:
Чтоб полным был наш строй,
Повсюду с нами батюшка —
Наш сто сороковой.
В Чечню или в Осетию
Судьба бросала нас,
Мы на неё не сетуем,
На то мы и спецназ.
Пусть мины и снаряды
Свистят над головой,
Мы чувствуем он рядом,
Наш сто сороковой.
Друг друга прикрывая,
Идём плечо к плечу,
Судьба у нас такая,
Но вновь сказать хочу:
Стоим ли мы в наряде,
Иль — на передовой,
Он снова с нами рядом,
Наш сто сороковой.
Не спит ночами мама,
Ждёт сына своего,
И шепчет неустанно:
«Господь, храни его».
Ты не кручинься, матушка,
Господь всегда со мной.
И Александр, батюшка —
Наш сто сороковой!

— Я с большим уважением отношусь к людям в погонах, — говорит отец Александр. — У меня даже генетическая связь с сотрудниками правоохранительных органов есть, поскольку дед был городовым. А храм наш особенный. Возводили его стрельцы — «государевы люди», несшие службу, в том числе, и по охране порядка в первопрестольной. И сегодня мы видим, что дух православный не покинул тех, кто продолжает их дело. Православие и воинство во все века были тесно связаны. Возвращение православной веры — самый верный способ возрождения нашего Отечества.
Свой юбилей батюшка встречает в пятидневном Иринарховском крестном ходе по Ярославской земле в окружении прихожан Знаменского храма, среди которых немало сотрудников главка, их жён и детей. Его служение Русской православной церкви продолжается.
Поздравляем отца Александра с днём рождения и желаем ему здоровья и долголетия!

Игорь АЛЕКСЕЕВ,
фото автора

Номер 28 (216) 20 июля 2011 года