petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Прокуратура и милиция: структуры разные, цель — одна

 

У милиции и прокуратуры и задачи во многом схожие, и цель единая — обеспечить безопасность граждан. Но вот только в сознании людей давно укрепилось мнение, что эти правоохранительные структуры пребывают в вечном споре. О том, как строятся взаимоотношения милиции и прокуратуры на самом деле, рассказывает старший помощник прокурора Тушинской межрайонной прокуратуры СЗАО г. Москвы младший советник юстиции Анна Октябрьская, которая не один год тесно сотрудничает с подразделениями по делам несовершеннолетних УВД по СЗАО.

—Анна Владимировна, какое направление в работе вы ведете?
— Приоритетное направление в моей работе — контроль за тем, как соблюдаются права и учитываются законные интересы детей с момента рождения до совершеннолетия. Родильные дома, поликлиники, детские сады, школы, высшие и средние специальные образовательные учреждения, досуговые учреждения, биржи труда, занимающиеся трудоустройством несовершеннолетних, дома ребенка, детские дома, комиссии по делам несовершеннолетних, подразделения по делам несовершеннолетних, органы опеки и попечительства — то есть деятельность всех организаций, которые занимаются детьми, попадает в мое поле зрения. Под надзором Тушинской межрайонной прокуратуры находятся 5 районов Северо-Западного округа: Северное и Южное Тушино, Покровское-Стрешнево, Митино, Куркино.
— Что еще в себя включает ваша деятельность?
— Прокуратура не столько карательный орган, сколько орган надзора, профилактики. У нас развито такое направление в работе, как чтение лекций для школьников. Стали традиционными встречи сотрудников прокуратуры с воспитанниками детского дома № 12, расположенного на территории района Южное Тушино. Дети приходят к нам на специально организованные круглые столы, куда приглашаются руководители прокуратуры, муниципалитета, представители правоохранительных органов. Ход беседы на подобных встречах зачастую определяют сами воспитанники. Судьба у подростков непростая, и вопросы они задают интересные, жизненные. Спрашивают, какое понесут наказание их сверстники, совершившие правонарушение или преступление, просят больше рассказывать о правилах поведения, о правах ребенка и об ответственности за нарушение законов. Интересуются, как вести себя с сотрудниками милиции в различных ситуациях.
— Взаимоотношения с милицией — очень актуальная тема. О сотрудниках правоохранительных органов говорится и пишется много негативного. Поступают ли к вам жалобы на стражей правопорядка? Какого они характера?
— За последние несколько лет жалоб на неправомерные действия сотрудников милиции в отношении несовершеннолетних не поступало. Единственный прецедент произошел два года назад, и мы проводили служебную проверку сотрудников ГНР ОВД по району Южное Тушино.
— Если можно, расскажите об этом.
— На территории района сотрудниками патрульно-постовой службы была задержана и доставлена в ОВД несовершеннолетняя девочка, которая ночью находилась на улице без сопровождения взрослых. Эта мера вполне законна и предусмотрена государством в целях профилактики подростковой преступности, а также предотвращения правонарушений в отношении детей. Чуть позже в дежурную часть доставили ее сестру. В ходе проверки выяснилось, что мать девочек находится в Санкт-Петербурге, а забрать их из милиции больше некому. В таких случаях подростков помещают в Центр временного содержания несовершеннолетних правонарушителей ГУВД по г. Москве для последующей передачи детей законным опекунам. При отправлении девочек в ЦВСНП, а точнее в момент посадки сестер в машину ГНР, одна из них сломала ногу.
Через два дня мать вернулась из поездки, забрала дочерей из ЦВСНП и обратилась в прокуратуру с жалобой на сотрудников милиции, которые, по ее словам, нанесли девочке телесные повреждения. Была проведена проверка и вынесен отказ о возбуждении уголовного дела в отношении стражей правопорядка. В результате судебно-медицинской экспертизы было установлено, что перелом она получила исключительно по собственной неосторожности. Это подтвердили и свидетели происшествия.
— Сегодня все чаще общество критикует работу органов опеки и попечительства: якобы сотрудники формально относятся к своим обязанностям и необоснованно строги к некоторой категории граждан. Это действительно так? 
— Ситуации бывают разные. Приведу такой пример. История началась давно, но до сих пор в ней не поставлена точка. Девочка практически сразу после рождения попала в социальный приют для детей-сирот. Ее мать была лишена родительских прав по решению суда (женщина злоупотребляла спиртным), а отец, хоть и не был лишен родительских прав, но пребывал в местах лишения свободы.
Ребенок рос в приюте до семи лет, и вдруг в органах опеки и попечительства появляется родной отец и заявляет, что хочет заниматься воспитанием дочери. Мужчине объяснили, какие для этого необходимо представить документы. Он предъявил лишь справку о том, что живет на территории Северо-Западного округа Москвы, но ни документов с места работы, ни справки о доходах у него на руках не было. Ему было отказано в оформлении опеки над дочерью.
Отец обратился с жалобой в прокуратуру, предварительно собрав все необходимые документы и даже приложив положительную характеристику с места работы. Мы приняли решение в пользу отца. Удовлетворили его жалобу, признали действие сотрудников органов опеки и попечительства неправомерными и позволили мужчине общаться с дочерью. Было определено время, когда он может забирать ребенка и когда должен приводить обратно в приют. Девочка уже пошла в первый класс, ей надо было соблюдать строгий распорядок дня, но выходные она могла проводить вместе с отцом.
В один из дней в назначенное время мужчина ребенка в приют не вернул. Воспитатели заволновались, стали обзванивать родных девочки. Неожиданно она появилась в приюте. Ее привела посторонняя женщина.
Психолог, побеседовав с девочкой, узнала, что произошло. Оказалось, отец, забрав дочь из приюта, привез ее в квартиру матери, которая окончательно спилась, и оставил ночевать там. Ей пришлось спать на полу с нетрезвой  мамашей. После такого свидания с родителями ребенок заявил воспитателям: «С папой я больше видеться не хочу!»
Но история на этом не закончилась. Мужчина отнес жалобу не только в прокуратуру, но и в суд. Как только стало известно, каким образом проходили часы общения дочери с отцом, работники органов опеки и попечительства подали встречный иск на лишение мужчины родительских прав. И он, намереваясь заручиться поддержкой общественности, обратился на центральное телевидение в программу «Участок». В эфире отец рассказал душещипательную историю о том, как сотрудники ПДН и работники органов опеки и попечительства хотят лишить его возможности растить собственную дочь. На передаче присутствовали его мать и сестра, которые изображали любящих родственников, выставляя милицию и муниципальных работников жестокими и бессердечными людьми, вмешивающимися в судьбу семьи. Передача вышла преждевременно, в судебном споре еще не была поставлена точка, а подобное поведение истца можно было расценить как давление на суд.   
— В средствах массовой информации любят поднимать вопрос о неправомерных действиях сотрудников милиции и органов опеки и попечительства. В газетных статьях и телевизионных репортажах частенько звучит, что работники опеки и инспекторы ПДН, если захотят, любого могут лишить родительских прав. Так ли это?
— К сожалению, зачастую та информация, которая появляется в СМИ, настолько однобокая, необъективная и искаженная, что разобраться, где правда и где вымысел, не так-то просто. Скажу одно: у работников органов опеки и попечительства определенная позиция. Если родители искренне хотят воспитывать ребенка и делают все возможное, чтобы вернуть его в семью, то опека никогда не будет препятствовать этому.
Поверьте, процедура лишения родительских прав очень сложная. Чтобы просто изъять ребенка из семьи, сотрудникам ПДН и работникам органов опеки и попечительства необходимо иметь веские основания, которые четко прописаны в статье 64 Семейного кодекса РФ. А уж решение лишать или не лишать родителей прав воспитывать чадо принимает только суд.
— Случалось ли, что суд принимал решение вопреки заключению органов опеки и попечительства и допускал ошибку?
— В моей практике был такой случай. Впоследствии произошла трагедия. В суде слушалось гражданское дело об определении порядка проживания несовершеннолетних детей, принималось решение, с кем из родителей они будут жить. Работники органов опеки и попечительства дали заключение, что дети должны остаться с отцом, но спор в суде разрешился в пользу матери. Женщина была верующая до фанатизма, соблюдала все религиозные посты и заставляла малышей поститься вместе с ней. Работники органов опеки и попечительства и сотрудники ПДН регулярно посещали эту семью, пытались повлиять на женщину. Она была непреклонна, и в один из самых строгих постов случилось непоправимое. После продолжительного голодания и резкого выхода из него хрупкий детский организм не выдержал — малыш умер.
— Как вы оцениваете работу сотрудников подразделений по делам несовершеннолетних УВД по СЗАО города Москвы?
— С нынешним начальником ПДН УВД по СЗАО Ольгой Данилиной у нас установилось тесное и плодотворное сотрудничество, она знает и любит свое дело, искренне переживает за каждого ребенка, попавшего в поле зрения правоохранительных органов. Наблюдая за тем, как она налаживает контакты со всеми организациями, которые занимаются детьми, как строит рабочий процесс, как радеет за каждое дело, вникает в каждую мелочь, как помогает своим сотрудникам, я уверена, что служба эта в надежных руках. 
— Спасибо за интересную беседу.

Беседовала Ольга ТАРАСОВА,
фото автора

Номер 20 (160) 26 мая 2010 года