petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

СТАРШИЙ ИЗ ПЕРВОЙ БРИГАДЫ

В МУРе, который родился на заре Советской власти в 1918 году, было семь бригад — шесть работали по Москве, ещё одна ведала борьбой с уголовщиной по губернии. Кроме того, в каждом районе были свои инспекторы, субинспекторы розыска. Но когда происходило в городе нечто необычное, а таковыми были в то время убийства и грабежи с перестрелками и неизменными в таких случаях жертвами, на место событий немедленно прибывала первая бригада в составе своих главных героев — начальника её Николая Осипова и заместителя Георгия Тыльнера. Оба были ровестниками века, и потому их можно было назвать просто юнцами. Осипов хоть в окопах отличился, а его заместитель и вовсе с гимназической скамьи сразу попал в МУР.

 

«ГОСПОДИН ГИМНАЗЁР»

Тощий как спичка, бледный и голодный гимназист Тыльнер к своему началу работы в МУРе имел вид далёкий от какой-либо презентабельности. Разве что с ног не валился от голода. Пришёл он в уголовно-следственную часть 2-го Тверского комиссариата милиции наниматься на работу просто потому, что  проходил мимо, а стоящие у дверей милиционеры зазывали желающих вступать в их ряды. До этого, охваченный восторгом всеобщего ликования по поводу народного восстания, парнишка радовался, носился по всевозможным митингам. Но потом пришло отрезвление и успокоение. Хотелось есть и спокойно работать. Но в буче революции не было ни того, ни другого. И оказавшись в Тверском комиссариате, он вскоре как человек грамотный назначается заместителем начальника по уголовно-следственной части.

В 1919 году его пригласили на работу в МУР, который находился не просто по-соседству, а непосредственно на участке обслуживания Тверского комиссариата — в Большом Гнездниковском переулке. Правда, все помещения ещё носили на себе следы недавнего пожарища — здесь летом 1917 года выпущенные из тюрем уголовники учинили сожжение архивов царской полиции, и чёрная копоть оставила свои следы на стенах и потолке. Но люди работали, даже некоторые бывшие чиновники пришли на службу в советский сыск.

 

НАПАДЕНИЕ В СОКОЛЬНИКАХ

Громадный открытый автомобиль нёсся по затемнённым улицам Сокольников сквозь снежные заносы. Рядом с водителем С. Гилем сидел охранник, бережно держа бидончик с молоком — невероятную ценность в голодном городе,  а сзади разместились вождь революции и его сестра. Когда бандиты напали, сестра закричала: «Что вы делаете, это же товарищ Ленин!» Но бандитам было не до воплей испуганной женщины. Отняв машину, они скрылись в ночи, даже не тронув бидон с молоком. А вот браунинг Ильича уехал с бандитами. На их поиск были брошены все силы тогдашней охраны города — ВЧК, МЧК, МУР, милиция, латышские стрелки. В итоге именно муровцы вышли на след уголовников и ликвидировали банду Яшки Кошелькова.

Георгий Тыльнер был в бригаде муровцев, которая установила адрес Кошелькова, а летом 1919 года вышла и на его подельника Емельянова.

«ТАКСИ ПРОЕХАЛО»

Однажды оперативная группа в середине 1950-х расследовала убийство в квартире столичного инженера. Версий было много, но постепенно они таяли одна за другой, и к концу первых суток розыска стало очевидным, что огромнейший вал работы — отработка жилого сектора, опрос родственников погибшего, различные дополнительные выходы, запросы и прочее — привёл к нулевому результату. Титанический труд десятка сотрудников из 111-го отделения милиции, райотдела и МУРа пока не вывел на убийц. В розыске наступил момент оперативной паузы, когда предстояло положиться на время, привносящее, словно волны из моря, различные предметы, а в данном случае — сведения.

Заместитель начальника МУРа полковник милиции Георгий Федорович Тыльнер, изучив материалы, распорядился:

— Продолжайте работать, мне докладывайте каждые три часа.

И уехал на другое ЧП. Но в голове продолжал держать этот случай. Во-первых, потому, что убийств тогда  случалось намного меньше, чем в наши дни, и уже одно это ставило происшествие в особый ряд. Кроме того, инженер имел отношение к важному НИИ, и ещё до выезда на место Тыльнер узнал, что дело взяли на особый контроль в Моссовете.

Он вернулся назад и стал изучать материалы по другим делам. Постепенно складывалась определённая картина, из которой была видна в целом оперативная обстановка в городе. Анализируя её, полковник обратил внимание на то, что на севере Москвы, в районе посёлка Сокол, произошло покушение на убийство в квартире, но преступников спугнули соседи, и злодеи рванули прочь. А спустя два часа уже в подмосковном посёлке Пески вновь происходит нападение на квартиру, и здесь грабители берут немало дорогих по той поре вещей: радиолу, аккордеон германского производства, женские вещи.

Итак, география преступлений — Петровское-Разумовское, Сокол и Пески (микрорайон в современном Кунцеве, близ Филей). Все преступления, если судить по почерку преступников, разные. И число убийц, кажется, тоже разнится. У полковника в тот день набирается довольно много и других сведений по разным районам, но он выбрал именно эти. Почему?

— Левашов, у тебя никакая машина при опросах жителей не высветилась? — спрашивает Тыльнер по связи старшего опергруппы на месте ЧП в Петровском-Разумовском.

Тот сообщил: опрос жителей, среди которых оказались и школьники, выявил появление во дворе за час до убийства автомашины «Победа» кофейного цвета. Из номера были известны только две цифры.

Тыльнер немедленно связался с группой розыска на Соколе, а потом в Песках: ищите машину, но в первую очередь ориентируйтесь на «Победу» кофейного цвета. Спустя пару часов ему сообщили и номер машины, и адрес, где скрывается один из убийц.

— Водителя задержать и ко мне на Петровку, буду с ним сам разговаривать.

Тыльнер словно чувствовал: шофёр если и член банды, то не активный, а пассивный исполнитель, «извозчик». Так и вышло. Полковник точно рассчитал: водитель, привыкший к частым посещениям районных ОРУД—ГАИ или паспортного стола, оказавшись на Петровке, 38 внутренне подтянулся, осознав, «куда» попал. А Георгий Фёдорович вёл даже не допрос, а скорее задушевную, но деловую беседу. Итог её — шофёр сел вместе с сотрудниками в машину и проехал по всем точкам, где банда организовала свои лежбища.

Когда Георгия Фёдоровича его самые близкие друзья и в том числе начальник МУРа комиссар милиции 3-го ранга Иван Васильевич Парфентьев спрашивали, что же заставило полковника взглянуть на разные события и соединить их в единое целое, старый  сыщик разводил руками:

— Сам не понимаю. Просто такси проехало, вот и почувствовал:  неспроста.

Действительно, неспроста. Ведь Жора Тыльнер ещё в 1919 году начинал разгадывать сложнейшие шарады, которые подкидывал ему уголовный мир. А за 34 года службы кроме опыта проявилось у него то, что психологи называют интуицией, а в просторечии именуется наитием.

Сергей ВАСИЛЬЕВ,
фото представлено
Музеем истории ОВД КЦ
ГУ МВД по г. Москве

Номер 39 (9345) 3 - 9 октября 2012 года