petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Военная биография главы династии

ВОЕННАЯ БИОГРАФИЯ ГЛАВЫ ДИНАСТИИ

Алексей Филиппов родился 11 марта 1925 года в деревне Переузь Молоковского района Тверской области. Окончил Речкуновскую неполную среднюю школу Тальменского района Алтайского края. Работал автослесарем в Речкуновских механических мастерских. Но в эту мирно текущую жизнь неожиданно ворвалась война. Алексей шел с друзьями купаться на реку Обь, когда пришло страшное известие. Вот как сам ветеран вспоминает свою жизнь, начиная с того памятного дня.
Проходя мимо одного из домов, мы увидели, что хозяин открыл створки окна, установил на подоконник радиорепродуктор и, подозвав нас, сказал: «Слушайте, ребята, началась война». В это время передавали речь Народного комиссара иностранных дел В.М. Молотова. Дослушав речь, мы забыли о купании и всей гурьбой направились в сельсовет, где стали просить председателя отправить нас в Красную Армию. Он выслушал нас и сказал, что служить нам еще рано. В это время нам было только по 15—16 лет. В декабре 1942 года меня и еще некоторых ребят вызвали в сельсовет и оттуда увезли в Тальменский РВК Алтайского края, который находился в 25 км от нашего села. В Тальменке нас разместили в доме колхозника, где формировались команды для отправки в воинские части. В одну группу со мной были включены три моих односельчанина. Несколько сформированных групп, в том числе и нашу, посадили в товарный вагон и привезли в город Молотов (ныне Пермь). В связи с тем что я и мои три товарища учились в школе очень хорошо, нас направили в Молотовское пулеметно-минометное военное училище. С 1 января 1943 года мы были зачислены курсантами этого училища в батальон станковых пулеметов. Там мы в ускоренном темпе проходили обучение военному делу, набирались навыков, необходимых в борьбе с фашизмом.
К этому времени обстановка на фронтах оставалась напряженной. Критически не хватало личного состава, чтобы остановить рвущиеся вглубь страны войска противника. Видимо, поэтому было принято решение привлечь к ведению боевых действий курсантов военных училищ.
В июле 1943 года нас переодели в полевую форму, выдали вещмешки, котелки, кружки, ложки, сухой паек на трое суток, посадили в товарные вагоны и в составе батальона курсантов направили на Брянский фронт. К концу вторых суток нам дали команду выйти из вагонов, построили поротно, и мы двинулись к линии фронта. Нам предстояло пройти в пешем порядке более 100 км. Шли мы преимущественно в ночное время суток. Днем нас отводили в лес, где мы окапывались, отрывая окопы котелками, потому что саперные лопатки и каски нам не выдали.
На четвертые сутки пути на одном из привалов в лесном массиве нам раздали оружие, привезенное на повозках с поля боя, по две гранаты и патроны в неограниченном количестве. Тогда мы поняли, что скоро вступим в бой.
Мне достался автомат ППШ. Я почистил, смазал его, снарядил патронами два круглых диска и положил в вещмешок дополнительную пачку патронов. Нам объявили, что батальон курсантов нашего училища вошел в состав Брянского фронта. Так я стал рядовым красноармейцем 2-й роты 1-го батальона 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии.
После привала, по команде, наше подразделение развернулось в цепь, и мы пошли в атаку. Это был мой первый бой, который я принял на Курской дуге у деревни Прилепы Карачевского района Брянской области. В этом бою я впервые увидел гибель человека, моего однополчанина Николая Болотова.
Мы шли в атаку в цепи отделения, как и полагалось по уставу, в 6—8 шагах друг от друга. Он шел правее меня и был буквально разорван на части в результате прямого попадания артиллерийского снаряда. Ударной волной от разорвавшегося снаряда меня сбило с ног. Очнувшись, я увидел, что наша цепь ушла вперед более чем на сто метров, и мне пришлось бегом, по полю, засеянному горохом, догонять своих товарищей. С правого фланга по нашей цепи ударил фашистский крупнокалиберный пулемет. Мы залегли и приступили к окапыванию, так как дальнейшее продвижение вперед было связано с риском понести большие потери в живой силе. Пулемет находился прямо передо мной, в нескольких десятках метров. Командир взвода приказал мне уничтожить огневую точку противника. Оценив обстановку, я понял, что смогу, прячась за складками местности, подползти к огневой точке противника на бросок гранаты. Двумя гранатами пулемет был уничтожен, и мы вновь пошли в атаку.
В перерыве между боями я доложил командиру взвода о гибели товарища, его записали в список погибших. В противном случае, так как тело бойца разорвало на части, его бы не нашли и могли записать как без вести пропавшего, или еще хуже — как дезертира.
За этот бой я был награжден медалью «За боевые заслуги». В приказе командира 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии Брянского фронта от 23 августа 1943 года № 022/н записано: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить пулеметчика 1-го стрелкового батальона красноармейца Филиппова Алексея Тимофеевича за то, что он в бою за населенный пункт Прилепы Карачевского района подполз к огневой точке противника и броском гранаты уничтожил ее и тем самым помог продвижению наших подразделений».
После освобождения деревни Прилепы и города Карачев наша часть продолжала наступление в направлении города Почеп, который мы освободили в ночь на 21 сентября 1943 года. В дальнейшем принимали участие в боях за города Брянск (1943 г.), Унеча (23 сентября, 1943), где захватили эшелоны с боеприпасами и продовольствием, Клинцы (25 сентября, 1943), Гомель (25 ноября, 1943 г.). За освобождение Унечи нашей 217-й стрелковой дивизии было присвоено имя «Унечская».
Не могу не вспомнить еще об одном эпизоде из моей фронтовой жизни. В ноябре 1943 года, при ведении боевых действий в районе деревни Калиновка, недалеко от Гомеля, наше наступление было остановлено огнем противника. В это время я командовал стрелковым отделением в звании сержанта. Командир роты старший лейтенант Фадеев получил по телефону приказ от командира батальона по сигналу красной ракеты поднимать роту в атаку. Связь ротного с командирами взводов осуществлялась посредством связных. Из трех связных, посланных командиром роты, два были убиты, а один — тяжело ранен немецким снайпером. Я получил приказ командира роты Фадеева направить еще одного связного. Учитывая важность стоящей задачи и необходимость ее выполнения в возможно короткое время, я решил сам выполнить приказ.
 Ползком и короткими перебежками я приступил к выполнению поставленной задачи. Соблюдая меры предосторожности, передвигался от взвода к взводу и оповестил всех командиров взводов о предстоящей атаке. Обрадовавшись, что мне удалось выполнить приказ командира роты, я на мгновение забыл о фашистском снайпере, потерял бдительность и приподнялся, чтобы вернуться к своему отделению, но почувствовал удар в правое предплечье, рука потеряла опору, я упал на бок. Попытался опереться на руку еще раз, но она не слушалась и по ней потекло что-то теплое. Тогда я понял, что ранен. Прямо в окопе командир 3¬го взвода быстро перевязал мне рану, и я вернулся в боевые порядки своего отделения. В небо взметнулась красная ракета, и мы пошли в атаку. Одними из первых красноармейцы моего отделения ворвались в траншею противника. Огнем из автомата мной лично было уничтожено несколько фашистских солдат.
За бой под деревней Калиновка я был награжден медалью «За отвагу». В приказе командира 740-го стрелкового полка 217-й стрелковой дивизии 11-й гвардейской армии Брянского фронта от 22 ноября 1943 года № 029/н записано: «От имени Президиума Верховного Совета СССР наградить стрелка 2-ой стрелковой роты красноармейца Филиппова Алексея Тимофеевича за то, что он в наступательных боях 16 ноября 1943 года в районе дер. Калиновка Гомельской области одним из первых ворвался в траншеи противника и из своего автомата уничтожил трех бежавших немецких солдат».
Только после освобождения Калиновки я был направлен в санроту 740-го стрелкового полка, где около 20 дней находился на лечении. В санроте, когда я был в команде выздоравливающих, встретил старшину нашей роты, который прибыл в тыл для получения продуктов и необходимого имущества. От него я узнал, что наша рота готовится к боям по освобождению Гомеля. Не долго думая, я забрал свои вещи и вместе со старшиной уехал в роту к своим товарищам. Меня начали искать и чуть было не записали в дезертиры. Хорошо, что я успел сказать одному из раненых, который также находился на лечении, что уезжаю со старшиной на передовую. Он-то и сообщил командиру санроты, что я не дезертировал, а отправился воевать.
Вместе со своим отделением я участвовал в освобождении Гомеля, за что имею благодарность от товарища Сталина, а от своего командира роты получил хороший нагоняй за самовольный уход из санроты.
В составе части, вместе со своими однополчанами, я дошел с боями до города Жлобин.
10 января 1944 года меня и еще несколько моих товарищей, бывших курсантов, сняли с передовой и направили на учебу в Рязанское пехотное училище им. К.Е. Ворошилова, а затем перевели в Телавское пехотное училище в город Скопин Рязанской области, которое я окончил в августе 1946 года, получив звание младшего лейтенанта.
По окончании училища я был направлен для прохождения воинской службы в войска МВД. Служил в воинских частях в городах Москва, Горький, Караганда (Казахстан), Долгопрудный Московской области.
За успешное выполнение специального задания правительства Указом Президиума Верховного Совета СССР от 24 августа 1949 года я был награжден орденом Красной Звезды.
В июле 1956 года, в связи с проводившимся сокращением Вооруженных сил, в звании старшего лейтенанта был уволен в запас и по направлению райкома КПСС продолжил службу в органах милиции в должности помощника инспектора Отдела регулирования уличного движения в Москве. Семилетнего образования оказалось недостаточно, и я поступил в Долгопрудненскую вечернюю среднюю школу, которую окончил в 1957 году с серебряной медалью. В 1958 году меня назначили на должность инспектора, в 1959¬м — старшего инспектора, начальника смены, а в 1961 году — заместителя начальника отделения ОРУД¬ГАИ по службе. Возникла необходимость продолжить обучение, поэтому в 1962 году я окончил вечернее отделение Московского автомобильно-дорожного техникума, а в 1966 году — вечернее отделение Высшей школы МВД СССР.
В 1968 году я был назначен на должность начальника ГАИ Волгоградского района города Москвы, где проработал до 1985 года.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 11 марта 1985 года за храбрость, стойкость и мужество, проявленные в борьбе с немецкими захватчиками, и в связи с 40¬летием со дня Победы в Великой Отечественной войне, меня наградили орденом Отечественной войны 1 степени.
19 мая 1985 года в звании подполковника милиции я был уволен в отставку. Приказом МВД России от 25 сентября 2000 года № 989 мне было присвоено звание полковника милиции (в отставке).
В настоящее время, находясь на заслуженном отдыхе, занимаюсь общественной работой в ветеранских организациях в качестве заместителя председателя Совета ветеранов УВД по Юго-Восточному административному округу и секретаря Совета ветеранов 217-й стрелковой дивизии.
Из близких родственников в Великой Отечественной войне участвовал мой отец Тимофей Филиппович Филиппов. В 1943 году он был тяжело ранен и умер от ран в военном госпитале, дислоцировавшемся в районе станицы Орловская Ростовской области. Отец похоронен в братской могиле вблизи станицы.

* * *


С моей женой, Валентиной Ивановной Филипповой мы прожили вместе 50 с лишним счастливых лет, вырастили двух сыновей.
Старший сын, Валерий Алексеевич, продолжил славные традиции военной династии. Поступив в 1969 году в Московское высшее общевойсковое командное училище имени Верховного Совета РСФСР, он прошел путь от курсанта-кремлевца до полковника Генерального штаба Вооруженных сил Российской Федерации. За годы службы награжден орденом «За военные заслуги», военным орденом Святителя Николая Чудотворца III степени, 11¬ю юбилейными и ведомственными медалями СССР и Российской Федерации. Уволившись в запас с должности заместителя начальника Военно-мемориального центра Вооруженных сил Российской Федерации, он продолжает трудиться, активно участвует в ветеранском движении, осуществляя тесную связь призывников и молодого поколения российских офицеров с ветеранами Вооруженных сил и участниками Великой Отечественной войны 1941—1945 годов.
Продолжает традиции мужской половины нашей семьи и мой внук, Филиппов Олег Александрович. После окончания Московского гуманитарного университета он, как и его дед, решил связать свою судьбу с органами милиции. В настоящее время старший лейтенант милиции Олег Филиппов работает инспектором-психологом Управления вневедомственной охраны при УВД по ЮВАО Москвы.

Беседовала Наталья АЛЕКСЕЕВА

Номер 9 (151) 10 марта 2010 года