petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Жить тем, что даётся судьбой

60200Советник директора Федеральной службы войск национальной гвардии Российской Федерации, официальный представитель Росгвардии генерал-майор Валерий ГРИБАКИН рассказал в интервью корреспонденту «Петровки, 38» о том, почему и зачем судьба привела его на службу в столичную милицию, где осенью 2002 года он возглавил Управление информации и общественных связей ГУВД г. Москвы.

— Валерий Викторович, сегодня над вашим рабочим столом на самом почётном месте висит на стене гармоничный, я бы сказал, умиротворяющий пейзаж…

 

— Когда оформляли кабинет, было решено уйти от пафоса. А эта фотокартина напоминает мне малую родину, детство: камыш, песок, деревянный мостик, а дальше — широкий Днепр. В него с разбега мы ныряли с мальчишками. Об этом особенно приятно вспоминать.

— Обратимся к более позднему времени: в 2002 году вы стали начальником пресс-службы главка московской милиции, в которой ранее не служили. Как это случилось?

63560— После футбольного матча с японской сборной разозлившиеся из-за проигрыша фанаты учинили беспорядки на Тверской улице и Манежной площади. Правоохранительные органы сделали всё что могли, однако пресечь беспорядки до конца не получилось. По объективным причинам не в полной мере на информационном поле сработала и пресс-служба ГУВД. В то время её возглавлял Шевцов Сергей Николаевич, грамотный руководитель и профессионал, талантливый журналист. Он собрал костяк сотрудников-единомышленников, но, к сожалению, коллектив был достаточно небольшой, чтобы оперативно решать глобальные задачи в таком сложном мегаполисе, как Москва.

В Министерстве после случившегося сделали определённые выводы. Я тогда работал в Управлении общественных связей МВД России. Был молод, но имел, как говорили руководители, неплохой опыт противодействия информационным угрозам и опыт налаживания общественных связей, поскольку до этого с коллегами мы реализовали ряд проектов, что называется, на «земле». Вероятно, именно поэтому и предложили мою кандидатуру на должность руководителя пресс-службы московской милиции. Для меня это было несколько неожиданно. И я прекрасно понимал, какая ответственность ложится на плечи. Назначение состоялось после собеседования с начальником ГУВД генералом Прониным Владимиром Васильевичем.

35545

На Северном Кавказе

— Ваш путь в Москву начинался от берегов Днепра. Расскажите о нём подробнее.

— Я родился в марте 1970 года в Херсоне. В 15 лет поступил в Киевское суворовское военное училище. До этого серьёзно занимался вольной борьбой. При этом дисциплина, самореализация, ответственность, служение Отечеству — эти слова были мне близки и понятны. Родители выбор мужественной профессии одобрили, и всячески меня поддерживали, и сейчас поддерживают, уже взрослого человека. И я им всегда за это благодарен.

В 1987 году, после окончания суворовского училища, меня распределили в Ленинградское высшее военно-политическое училище имени Ю.В. Андропова. Именно там я стал делать первые робкие шаги на журналистском пути — публиковал заметки в газете училища «Политработник».

— Творческий ген сказался!

— Возможно, да. Не зря дедушка стихи писал и небольшие рассказы в районную газету. Впрочем, насколько мне известно, наш род — больше крестьянский. Главные семейные легенды связаны с тем, как бабушка, будучи маленькой девочкой, видела императора Николая Второго, проезжающего через Орловскую губернию. Народу бросали монеты, одну из них она подобрала.

А другую бабушку, по её рассказам, на руки взял Махно, конный отряд которого шёл через украинскую деревню. Она пела что-то вроде: «…эх, яблочко, куда катишься, к батьке попадёшь, не воротишься», чем его и умилила…

59031

С коллегами в Архангельске

Но, по правде говоря, военные училища не совсем располагают к творчеству. Мы курсантами прошли там всю необходимую военную подготовку. Это хорошая школа, формирующая характер. Она дала те ценные качества, которые помогли впоследствии общаться и работать в самых разных коллективах, где трудятся и люди в погонах, и гражданские специалисты.

В 1991 году меня направили служить в 10-ю армию ПВО, штаб которой находился в Архангельске. Её зона ответственности была огромная. И я, энергичный молодой офицер, готов был служить где угодно — хоть на Новой Земле, хоть на Земле Франца-Иосифа, где жили практически только военные люди да белые медведи. Но судьба, а может быть, случай, распорядились по-другому. В структуре 10-й армии имелась газета «Часовой Севера», редакции которой как раз в тот момент потребовался корреспондент.

В надежде закрыть вакансию кадровики послали меня к главному редактору — Кутуеву Игорю Владимировичу. И он, увидев, что лейтенант как минимум не делает в тексте грамматических ошибок, взял меня в штат, так сказать, дальше повышать уровень и оттачивать писательское мастерство. Так я оказался в среде профессиональных журналистов, имена которых уже были на передовицах центральных СМИ. Игорь Елков, Михаил Жевачевский, Юрий Абрамов — первые мои учителя-журналисты…

— Вы безропотно согласились с судьбой?

— Я был вначале удивлён и вместе с тем рад такому повороту судьбы. Не скажу, что всю жизнь мечтал стать журналистом, но всегда пробовал писать. Гордился короткими строчками, опубликованными в газетах. Работая же в «Часовом Севера» с замечательными людьми, думаю, что немного научился и писать, и редактировать, и макетировать.

899

Интервью даёт Владимир Пронин

К сожалению, в 1993 году редакцию сократили: из армии сделали дивизию, а в ней газету выпускать не полагалось. Время было сами помните какое. В магазинах почти пусто, денег в кармане — не намного больше. Выручал продовольственный паёк, который был положен военным. Его ассортимент был несколько расширен в связи со службой на Севере.

В этот период реформирования я, как и многие офицеры редакции, стоял на перепутье. Увольняться из армии, снимать погоны не хотелось. Но спасительный выход неожиданно помогла найти моя работа в редакции. Дело в том, что в то время нередко приходилось обращаться в пресс-службу УВД Архангельской области за информацией: в газете вёл правовую колонку для военнослужащих. И там, узнав о сложившейся ситуации, мне предложили продолжить службу в системе органов внутренних дел.

— Наверное, становиться сотрудником милиции было непросто.

— Военный человек вообще быстро адаптируется. В «Часовом Севера» было много интересных командировок. Но, как и положено, жизнь строилась по распорядку. Мы всё время готовились к будущим угрозам, каким-то войнам, внезапным нападениям со стороны врага. Да, это нужно, и это важная составляющая нашей мирной жизни. Но, напомню, мне было всего 23 года, энергии и идей полно, хотелось чего-то более ответственного. А в милиции «война» шла ежедневно. Она велась между правоохранителями и криминалом. И не на штабных учениях или в учебном классе, а на деле. Я видел, как работает уголовный розыск, как раскрываются ужасные преступления, как сотрудники милиции находят убийц и насильников. И понял, что рассказывать об этом людям — такая же важная и нужная профессия, как бороться с криминалом.

71742

Комментирует министр внутренних дел России
Рашид Нургалиев

Тогда мой новый коллектив пресс-службы УВД Архангельской области возглавлял журналист и прекрасный организатор — Валерий Тарасов. Меня, молодого специалиста, окружила практически материнской заботой и вниманием Вера Ефимовна Тымчук, которая годы работала в пресс-службе и отвечала за взаимодействие с областным радио. Мои коллеги Андрей Китаев, Сергей Нишуков, Игорь Кононенко готовили эфиры на телевидении, комментарии в газеты. А потом мы дружно разбирали поступающие к нам письма, проверяли факты, помогали людям найти справедливость и защиту.

Кстати, в это время я параллельно пополнял свои знания на юридическом факультете, а затем на факультете государственного управления Архангельского Поморского государственного университета.

— Пожалуй, с этого момента вы в большей степени стали заниматься администрированием.

— Пресс-службы — это уникальные структуры в любой организации. В отличие от других коллективов, там сотрудники должны быть универсалами: и журналистами, и психологами, и социологами, и менеджерами. А также должны владеть спецификой профессий того ведомства, где они работают, разбираться во всех имеющихся там направлениях. Как иначе? Нельзя рассказывать гражданам, к примеру, о работе подразделений экономической безопасности, не зная хотя бы основ экономики.

В 90-е годы, когда появилось такое понятие, как открытость, пресс-службы на деле показали не только свою востребованность, но и высокую эффективность. Благодаря работе сотрудников люди увидели, что милиция стремится к максимальному доверию. Появилась и обратная связь, которая так необходима в работе правоохранительных органов. Особенно в вопросах профилактики и содействия работе милиции, а затем полиции.

— Почему ваша карьера не получила развития в УВД Архангельской области?

— В 2000 году из Москвы нам прислали разнарядку. Требовалось выделить сотрудника для откомандирования для работы во Временный пресс-центр МВД России в Чеченской Республике. В нашем коллективе наиболее свободным человеком оказался я. Кроме этого, мне, как военкору, было интересно, чем люди живут на Северном Кавказе, как там работают правоохранительные органы, какова там реальная ситуация, чем я лично могу помочь нашей стране в наведении порядка.

Там я провёл несколько месяцев. Эффективная работа с коллегами из Центрального аппарата МВД России Андреем Щавелевым, Игорем Сенокосенко, конструктивное взаимодействие с коллегами, откомандированными из других пресс-служб регионов — Юрием Левичевым, Николаем Бороздиным, с журналистами различных средств массовой информации дали мне очень ценный опыт. Он помог разложить в голове всё по полочкам, провести большую внутреннюю работу, в очередной раз оценить важность таких понятий, как дружба, взаимовыручка, наставничество. А самое главное — ещё раз убедился, что выбрал нужную и интересную профессию.

К концу командировки мне предложили попрощаться с УВД Архангельской области и отправиться трудиться в столицу, в Управление общественных связей МВД России.

— Вы испытывали сомнения?

— Конечно, жаль было покидать родной коллектив, с которым 9 лет проработал. Но впереди были не менее интересные проекты. Никакой работы, нагрузки не боялся, но опасался самой Москвы. Наибольшей угрозой мегаполиса мне представлялась элементарная бытовая неустроенность. Впрочем, бездомным в столице не стал: моим первым пристанищем была небольшая комната в общежитии Министерства путей сообщения, затем за небольшие деньги снимал квартиру в 2-х часах езды на электричке от Москвы, потом — служебное жильё. Впрочем, не я был один такой. Многие офицеры, оказавшись в столице, проделали подобный путь.

— В УОСе на Житной вы занимались аккредитациями журналистов, подготовкой релизов, брифингов, пресс-конференций, а также прочими привычными делами до лета 2002-го. И вдруг — новый фронт, связанный с работой в ГУВД…

— Мне было 32 года, и я, конечно же, был весьма польщён предложением попробовать свои силы в пресс-службе столичной милиции. Руководство УОС МВД России, а в это время управление возглавлял Юрий Евгеньевич Шувалов, решило, что полученный мною опыт на разных этапах службы будет полезен при совершенствовании деятельности УИиОС ГУВД Москвы.

На первом собеседовании начальник ГУВД г. Москвы генерал Пронин Владимир Васильевич, как мне показалось, встретил меня настороженно, явно не доверяя моей молодости и всего лишь погонам майора. На руководство информационным управлением он меня в итоге всё же благословил, но тогда, при первой встрече, своей суровостью не сильно вдохновил. При этом, забегая вперед, скажу, что в дальнейшем от уважаемого всеми генерала коллектив пресс-службы всегда получал максимальную поддержку. Только один факт: представляя меня руководителям служб и подразделений, Владимир Васильевич потребовал от генералов и полковников просьбы молодого начальника УИиОС воспринимать особенно внимательно. Очевидно, что события на Манежной показали необходимость скорейшего укрепления информационной составляющей деятельности столичной милиции.

И это было сделано. В ближайшие месяцы после этого совещания работа УИиОС была выстроена так, что от его сотрудников перестали отмахиваться в подразделениях, где мы ранее буквально вымаливали информацию. Её нам стали давать практически в режиме реального времени. А для нашей профессии это самое главное.

Кроме того, был почти в два раза увеличен штат управления, созданы дополнительные отделы, например, мониторинга СМИ. Появилась группа оперативного информационного реагирования (ГОИР), которая работала в круглосуточном режиме при дежурной части главка. Её сотрудники первыми оказывались на местах происшествия, организовывали подходы журналистов к представителям различных служб, оперативно готовили, согласовывали и давали комментарии о происходящих событиях.

Большую помощь и содействие нам оказывали и бывшие руководители подразделений информации и общественных связей ГУВД Николай Иванович Бойко, Владимир Васильевич Вершков, Сергей Николаевич Шевцов и другие наши коллеги.

— Какое значение в системе ведомственных СМИ имела, на ваш взгляд, газета «Петровка, 38»?

— Считаю, что и сейчас газета и телестудия — это два больших плюса к деятельности ГУ МВД России по городу Москве. Я был и остаюсь сторонником укрепления ведомственных средств массовой информации. «Петровка, 38» — это бренд столичной полиции. Благодарен главному редактору газеты Александру Обойдихину, настоящему энтузиасту и профессионалу своего дела, который и сегодня бережно хранит милицейские и новые полицейские традиции, тем генералам и офицерам, кто сохранил печатное издание, которое собирает и приумножает историю московской милиции и полиции. Не важен тираж газеты, потому что у каждого номера есть и будет свой читатель.  

— Столичным УИиОС вы руководили менее двух лет. Что помешало вам оставаться на этом посту более продолжительное время и как сложилась ваша дальнейшая судьба?

— Снова позвали в Центральный аппарат. Кстати, когда сказал об этом генералу Пронину, он отметил, что коллектив сформирован и способен решать серьёзные задачи. Он также выразил уверенность, что пресс-служба будет успешно работать и в дальнейшем. Так оно, кстати, и произошло. И при этом отмечу, забегая от того периода на многие годы вперёд, в дальнейшем все руководители столичного главка самое пристальное внимание уделяли информационным подразделениям. За это им спасибо большое…

А меня в связи с кадровыми перестановками в министерстве направили исполнять обязанности начальника УОС Административного департамента МВД России, позже назначили руководителем этого управления, а впоследствии — начальником Управления по взаимодействию с институтами гражданского общества и средствами массовой информации МВД России.

— Уходя, вы искали себе «преемника»?

— Я предложил к назначению кандидатуру Кирилла Мазурина. В нём успешно сочетались качества руководителя и журналиста. Вообще, в нашем коллективе были и другие значительные и сильные личности. Например, Виктор Бирюков, Александр Юдин, Евгений Гильдеев, Павел Климовский… Отдельная тема для интервью — настоящий полковник Виктор Бирюков. Он — человек-эпоха, человек-легенда, которого хорошо знают как в журналистской среде, так и среди коллег в погонах. И я считаю его, бывшего подчинённого, как это ни парадоксально звучит, своим наставником и учителем. Он многое сделал для моего становления в коллективе ГУВД, развития и совершенствования работы пресс-службы, эффективности телестудии «Петровка, 38». И сейчас, уже уволившись из органов внутренних дел, он по-прежнему оказывает методическую и практическую помощь московской полиции.

— Как повлиял «московский опыт» на вашу последующую работу?

— Работа в информационном пространстве Москвы — это большая ответственность, серьёзная школа. Профессиональный коллектив, который работал и работает в пресс-службе и редакции, всегда готов к экспериментам, различным пилотным проектам, которые реализовывались в мегаполисе, а затем как положительная практика распространялись по всей нашей великой стране. 

Здесь всегда был боеспособный в творческом плане коллектив единомышленников, который готов справиться с любой нетривиальной задачей. Подтверждением этому является и тот факт, что УИиОС ГУ МВД России по г. Москве многие годы является своеобразной кузницей кадров для информационных и других подразделений МВД России, других министерств и ведомств. Трудно подсчитать, а тем более перечислить поимённо всех тех сегодняшних руководителей, руководителей пресс-служб, представителей журналистского сообщества и общественности, кто прошёл школу информационных подразделений ГУВД. Сегодня многие из них занимают высокие должности. И, уверен, каждый по-прежнему понимает и ценит, где получил путевку в жизнь.

— Став генералом, вы перестали ощущать себя журналистом? Что сегодня помогает вам жить активно и целеустремлённо?

— Журналистом остаюсь до сих пор. Никогда не считал себя чиновником, а уж тем более кабинетным работником. Я много лет руководил УОС МВД России. Потом занимался развитием и продвижением услуг госпредприятия «Охрана» МВД России. А когда оно перешло в структуру войск национальной гвардии, опять вернулся к журналистике, подключился к работе коллег из Департамента по взаимодействию со средствами массовой информации и институтами гражданского общества Росгвардии, был назначен официальным представителем федеральной службы в СМИ.

А жить и идти вперёд помогают любимая работа, прекрасный коллектив и заботы о детях, которых я очень люблю. Горжусь их успехами, пусть даже самыми незначительными. Елизавета окончила университет МВД России, стала лейтенантом полиции, приступает к работе в пресс-службе УВД в одном из округов Москвы. Учатся в младших классах школы Настя, Ярослав и Кристина. А Александр готовится пойти в детский сад.

— Валерий Викторович, при таких обстоятельствах у вас просто не остаётся никаких шансов для того, чтобы хотя бы немного похандрить!

— Знаете, конечно же, в жизни не всё так гладко было, как я тут рассказал. Много было и трудностей, и сложностей. Но в моей душе, в сердце плохое не хранится. От каких-то негативных событий нужно быстро избавляться, чтобы идти дальше. Необходимо жить тем, что даётся судьбой. И я благодарен ей, Богу и всем тем людям, кто всегда был рядом, за всё то, что было, есть и будет.

 

Алексей БЕЛОЗЁРОВ,

фото автора и из архива Валерия ГРИБАКИНА

ДЕЛА И ЛЮДИ, Участковый, Номер 42 (9691) от 12 ноября 2019г.