petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 13 (9614) от 17 апреля 2018г.

Бешеное золото

120170121140154
Сергей Скворцов
В годы перестройки СССР, а затем и Российская Федерация в очередной раз утратили почти весь золотой резерв. Затянувшийся экономический кризис, девальвация рубля заставили правительство искать пути спасения страны от краха. И выход нашли — увеличить экспорт золота.
Суперохрана завода-гиганта

В 1989 году правительство Николая Рыжкова принимает решение: открыть в городе Касимове Рязанской области новый золотоперерабатывающий завод. От трёх таких же предприятий в Новосибирске, Красноярске и Щёлкове Приокский завод цветных металлов отличался не только мощностью, но и беспрецедентной системой охраны — мощная служба режима завода и специальный батальон внутренних войск.

120170621163316В 1991 году завод-гигант дал первую плавку золота. А в 92-м в Касимове стали исчезать люди. Некоторых находили в лесу со следами пыток. Сильно изуродованные трупы не всегда могли опознать.

Руководство касимовской милиции отметило странную особенность: жертвами неизвестных убийц становились люди самых различных профессий и социальных слоёв. Бесследно пропали: преуспевающий владелец шашлычной Шухрат Джуманиязов, коммерсант Александр Славецкий и рабочий одного из предприятий города Евгений Мазков. Остались лишь принадлежавшие им автомобили со следами крови.

А вскоре по ночам в Касимове и на его окраинах зазвучали выстрелы. Неизвестный киллер расстрелял из автомата военнослужащего Александра Ежова и коммерсанта Андрея Михайлова. Был похищен, а затем убит предприниматель Юрий Силкин. Нигде не работающего Николая Кокорева зарезали в подъезде дома.

Серию убийств явно заказного характера милиция связала с местным золотоперерабатывающим заводом — «Цветметом». Но в ходе тщательной проверки предприятия фактов пропажи драгоценных металлов не обнаружили.

А загадочные убийства и исчезновения людей продолжались.

Отвесьте, пожалуйста, кило золота!

220170621162640В начале 1994 года в МВД России поступила экстренная информация из Нижнего Новгорода: сотрудники Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями задержали неких Алексея Агапова и Сергея Сбитнева — в одном из продовольственных магазинов города они попросили взвесить на обычных весах килограмм промышленного золота.

Арестованные признались, что золото им передал коммерсант по фамилии Тулба, который, в свою очередь, получил его от неких Рогозина и Швечкова. Вскоре оперативники выяснили: Рогозин и Швечков работали на том самом касимовском заводе, где никогда не пропадало ни миллиграмма. А тут хищение целого килограмма чистейшего золота!

И лучшие сыщики хищений не нашли

В Касимов срочно направили лучших специалистов ГУБЭП МВД. В их числе Сергея Скворцова.

Прежде всего сыщики решили отработать версию причастности арестованных к убийствам. Но те категорически отрицали какое бы то ни было участие в столь тяжких преступлениях. Зато сделали поистине сенсационное признание — помимо изъятого, они продали ещё 22 килограмма золота! Касимовское дело переходило в разряд дел особой государственной важности.

Срочно создали следственно-оперативную группу. Её возглавил заместитель начальника Следственного управления УВД Рязанской области Александр Зайцев. В опергруппу Скворцова вошёл и шеф касимовского районного отдела по борьбе с оргпреступностью Алексей Сорокин. Подключились также Генеральная прокуратура и Управление ФСБ по Рязанской области.

На касимовском «Цветмете» вновь провели комплексную проверку. И опять всё сошлось до миллиграмма.

Две зоны и «голевой режим»

Тем временем оперативники продолжали разрабатывать арестованных, которые признавались лишь в том, что перепродавали золото. Брали его из специальных тайников, а кто его прятал туда — не знают.

Выяснили, что прапорщик Швечков служил в войсковой части 3651 внутренних войск, осуществлявшей охрану Приокского завода. Но, как официально заявило руководство части, все военнослужащие батальона, в том числе и Швечков, прошли тщательный спецотбор и имеют безупречные характеристики. Решили досконально изучить систему охраны предприятия.

Оказалось, что завод разделён на две зоны. В зоне «Б» — основное производство по переработке золота. Она окружена своего рода контрольно-следовой полосой, так называемой локальной зоной, которая с двух сторон опоясана колючей проволокой. Там установлены самые современные инженерно-технические средства охраны, датчики, камеры наблюдения. Для того чтобы выйти в зону «А», где располагается вспомогательное производство, а затем в город, необходимо пройти, как здесь говорят, «голевой режим» — два поста спецконтроля, где рабочих и инженеров тщательно проверяли, раздевая догола.

Золотые слитки в рукавице

Оперативники понимали, что чудес не бывает: изъятый килограмм украден именно отсюда, с «Цветмета». Несколько дней проверяли все подвалы, укромные места, склады. И наконец, в одном из помещений обнаружили обычную на вид рабочую рукавицу. А в ней — золотые слитки.

Допрошенный аппаратчик электролиза Александр Рогозин, причастный к краже изъятого в Нижнем Новгороде килограмма золота, рассказал, как спрятал в тумбочке возле душа часть золотого анода. А уж кто забрал его оттуда, опять неизвестно.

Как металл уходил через суперохраняемую локальную зону завода? Арестованные упорно молчали. Значит, кого-то боялись больше милиции.

Что привело бандитские группы в Касимов?

Эти «кто-то» очень скоро дали о себе знать. Сергей Скворцов заметил за собой слежку:

— Когда ехал в отдел милиции, меня остановили два «авторитета» и предложили встретиться. На следующий день в лесу они предложили мне сорок тысяч долларов и иномарку. С единственным условием: чтобы я навсегда уехал из Касимова вместе с опергруппой. Затем последовали прямые угрозы.

Стали выяснять, что за «авторитеты», и уже через несколько дней Алексей Сорокин докладывал о появлении в городе представителей рязанской, солнцевской, подольской и других известных криминальных группировок. Что привело их в Касимов? Теперь ответ очевиден: золото.

В ходе расследования столичных сыщиков заинтересовало высокое по российским меркам благосостояние некоторых касимовцев, как правило, работников «Цветмета», — дорогие иномарки, роскошные особняки. Но это объясняли их высокими окладами. А по слухам, золото на городском рынке продавали из-под полы чуть ли не килограммами. В Главное управление по борьбе с экономическими преступлениями постоянно шла оперативная информация о массированном наплыве русского золота высокой пробы на «чёрные» рынки Литвы, Эстонии, Латвии, Молдовы и Турции.

Золото крали бригадным подрядом

Сергей Скворцов продолжал разрабатывать тех, кто входил в смену арестованного Рогозина, — Евгения Баранова, Веру Жучкову и Андрея Араратяна. Им пообещали за помощь, оказанную следствию, ходатайствовать о снижении срока наказания. И вскоре арестованные признались, что воровали всей сменой. Бригадный подряд позволил им всего в десять заходов вынести из цеха 78 килограммов золота!

Тома уголовного дела пополнились новыми показаниями. В частности, за спрятанный в тайники драгметалл похитители получали вознаграждение либо в долларах, либо тем же золотом. Вера Жучкова рассказала, что прятала золото в сливном бачке туалета, и показала закопанные в гараже, под картошкой, доллары. Покаявшись, она даже настаивала на конфискации у неё советских облигаций и обручального кольца.

Другой член бригады, Андрей Араратян, имел неосторожность показать тайник с золотыми слитками юному родственнику из Саранска. И тот по дешёвке — за 28 тысяч долларов — продал соседям девять килограммов золота и, в течение двух месяцев предаваясь всем видам порока, растратил всё до последнего гроша. Араратяна арестовать не смогли. Перед самым задержанием его после встречи с неизвестными увезли в больницу с переломом ноги и пробитой головой. Но в маленьком городе ничего не скроешь. Чтобы попасть в больницу, Араратян сам нанял за литр водки двух бомжей. И те отвели душу.

Третий член бригады, передовик производства Евгений Баранов, добровольно сдал 20 тысяч долларов, которые прятал в глухой деревушке у отца. На что Баранов-старший отреагировал: «Дураком жил, дураком и помрёшь!»

Секрет Академика

Несмотря на определённые успехи, следствие по-прежнему не могло выяснить, кто выносил золото за территорию завода. Не было сомнений, что скупка и реализация металла в городе контролировалась бандитами. Поэтому, помимо заводчан, сыщики продолжали разрабатывать и криминальные группировки Касимова. Это было непросто. Болтливых ждала пуля. Один из задержанных скупщиков — некто Спирин по кличке Репа тоже предпочёл помалкивать, помня судьбу своих коллег Клёнова и Трухачёва, застреленных и сожжённых на пустыре за городом.

Заместитель начальника УБЭП УВД Рязанской области Валерий Лапушкин, который вёл оперативную работу на заводе, всё пытался найти ответ на вопрос: почему при уже доказанных масштабных хищениях на «Цветмете» это никак не отражается на количестве золота, официально сдаваемого в Гохран? Он часами наблюдал процесс плавки драгметалла, изучал спецлитературу и… неожиданно для всех срочно потребовал провести на заводе инвентаризацию запасов меди, используемой для выплавки промышленного золота. Выяснилось, что расход меди на заводе в ходе каждой конкретной плавки не контролировался. Тогда Лапушкин предложил провести повторную экспертизу партии уже выплавленного промышленного золота. Его догадка подтвердилась: содержание меди было завышенным! То есть без ущерба для отчётности можно было красть столько золота, сколько в ходе плавки добавлялось меди.

Плавку этой партии проводил плавильщик Клещев по кличке Академик. Лапушкин понял, за что он её получил. Медь Клещев добавлял в тот момент, когда выплавленные образцы уносили на лабораторный контроль. Задержать Академика не успели. Буквально через день его тело обнаружили в машине на опушке леса.

(Продолжение следует.)

Сергей ДЫШЕВ