petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Был так печален эпилог

58840

Дом Шереметевых на Никольской улице

В настоящее время почти все здания на Никольской улице самой разной принадлежности — от жилых до пивных и церковных, а в былые времена дома были сплошь торговых людей да боярских, но всегда выделялся дом Шереметевых.

Руководствуясь описью Китая-города 1626 года, мы видим, что в шести саженях от Спасского монастыря стояли каменные палаты князей Юрия Хворостинина и Феодора Волхонского, а подле Никольского монастыря был двор князя Юрия Буйносова, потом князя Кантемира. Между Мироносицким монастырём и двором немчина Юрия Клинкина находился двор князя Феодора Телятевского.

Далее были дворы бояр: князя Воротынского, Ивана Шереметева, Марии Воронцовой, у старых полей к пушечным воротам дворы Алексея Левашова, князей Дмитрия Трубецкого, Ивана Хованского, Михаила Долгорукова. В 1644 году, по словам И. Снегирёва, на Никольской улице упоминается двор князя Сицкого, против церкви Успения Богородицы.

В 1793 году в приходе Жён Мироносиц имел дом генерал-кригс-комиссар Михаил Сергеевич Потёмкин. Из всех боярских домов уцелел на этой улице один только дом Шереметевых, прежде бывший князя Черкасского. Строение его занимало обе стороны улицы; на одной были его палаты, а на другой, где дом Глазунова, стоял потешный двор.

На главном дворе возвышались обширные палаты фельдмаршала графа Бориса Петровича Шереметева. В январе 1730 года в хоромах его выставлено было несколько оконниц на улицу; под одним из окон стояла в слезах убитая горем молодая дочь его Наталья Борисовна и с ужасом глядела на печальную процессию, которая проходила по улице.

На колеснице, увенчанной императорской короной, везли гроб юного монарха, покрытый державной мантией. Шуры от балдахина с золотыми кистями держали полковники.

Перед ними шли архиерей и архимандриты с знатным духовенством; генерал и полковники несли на бархатных подушках короны и государственные регалии; орден Святого Андрея Первозванного нёс жених Шереметевой князь Иван Алексеевич Долгорукий, в гвардейском майорском мундире, сверх его в длинной чёрной спанче (старинная верхняя одежда в виде широкого плаща), с флёром на шляпе до земли; волосы у него были распущены, сам бледен как смерть.

«Поравнявшись с окном, — как пишет княгиня Наталья Борисовна, — Долгорукий взглянул плачущими глазами с такой миною: кого погребаем? кого в последний раз провожаю? Я так обеспамятела, что упала на окошко, не могла усидеть от слабости. Потом и гроб везут. Отступили от меня все чувства, а как опомнилась, оставя все церемонии, плакала, сколько моё сердце дозволяло, рассуждая мыслию своей: какое это сокровище земля принимает!..»

Дочь Шереметева оплакивала благодетеля своего жениха императора Петра II, скончавшегося от оспы в Головинском дворце на 15-м году от рождения. Она хорошо знала, что теряют они с кончиной императора! Ждала опалы, но никак не думала, что ей предстоит ссылка в Сибирь, а мужу её — четвертование в Новгороде.

Эдуард ПОПОВ,
фото из открытых источников

Прогулки по старой Москве, Номер 44 (9693) от 26 ноября 2019г.