petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЧЕСТЬ ИМЕЮ!

Визитная карточка

17189Сергей Евгеньевич Моисеев. Родился в 1949 году. Полковник милиции. Доктор исторических наук, доктор педагогических наук, профессор воинских искусств (Оксфорд, Великобритания), академик РАЕН, академик Академии военных наук России, академик Европейской Академии естественных наук (Ганновер, Германия), член Российского и Международного Союза журналистов.

Президент «Национального Союза воинских искусств», мастер спорта СССР, заслуженный мастер воинских искусств, гранд мастер каратэ, обладатель 10-го дана.

— Сергей Евгеньевич, ваши коллеги охарактеризовали вас, как первого в истории милицейского спецназа человека, который по должности своей и призванию занимался с личным составом боевой подготовкой. И ко всем достижениям у вас также есть чёрный пояс по каратэ.

— Всеми достижениями я обязан своим родителям, их правильному воспитанию. Мать моя из старообрядцев, отец — терский казак. Этакая «гремучая смесь». Поэтому несправедливость, воровство, обиды слабых для меня нетерпимы. Что же касается первого в истории милиции своего спецназа — это знаменательное событие. Появление его в 1979 году было вызвано новыми задачами для правоохранительной системы. Название не сразу утвердилось. Сначала назвали «олимпийский спецназ», потом — отряд милиции особого назначения, через некоторое время — отряд милиции специального назначения и, в конце концов, — СОБР. Мне кажется, что изначально была допущена ошибка, все элитные подразделения имеют названия. Не говоря уже о знаменитых «Альфе» и «Вымпеле», во внутренних войсках это «Витязь» и «Рысь», а у нас в полиции подобного названия нет. Просто СОБРов в стране много, а наш был первым и неповторимым. И его не стало. Это единственное подразделение полицейского спецназа, хорошо известное за рубежом, оно вошло в список элитных полицейских подразделений мира. Развитие и становление спецназа шло благодаря активному труду, энтузиазму и творчеству личного состава. Люди горели на работе, хотелось к Олимпиаде-80, как говорится, оправдать доверие. И по времени отводился всего лишь один год. По профессиональной подготовке мы не уступали и кое в чём превосходили спецназ других силовых структур. У нас было больше практики — боевых выездов.

Командир, тогда ещё майор милиции Василий Александрович Юрьев, пришёл к нам с преподавательской работы — из школы ГАИ. Ходил в форме и нас заставил носить форму. Это было не совсем правильно с точки зрения дешифровки личного состава. Правда, через три месяца он это распоряжение отменил как нецелесообразное. В боевой подготовке сначала не было чёткой программы. В состав отряда входили спортсмены-самбисты, я сам — мастер спорта по боксу, и тогда у меня был коричневый пояс по каратэ. Меня назначили ответственным за боевую подготовку. Только у каратэ несколько стилей и у каждого своя интерпретация. Я прекрасно понимал, что в реальном бою понадобятся не только спортивные данные.

Были замечательные ребята — Александр Гришанов, Сергей Давыдов (ныне покойный), Алексей Кондратенко, Иван Карелин. Пока мы приходили к какому-то консенсусу, шли споры, обсуждения. А время шло. Но мы сумели преодолеть трения и выработать единую методику. Ребята должны были владеть ударной техникой, умением защищаться от любого противника. Именно нашему подразделению была доверена высокая честь сопровождать Олимпийский огонь от границы СССР до столицы. Старшим группы сопровождения был назначен один из самых опытных боевых офицеров нашего отряда — капитан милиции Иван Фёдорович Литвиненко. Трудно описать словами, что пришлось вынести нашим ребятам при выполнении столь ответственного задания. Достаточно упомянуть то, что во время движения огня в трёх населённых пунктах случились массовые беспорядки. Местная милиция практически потеряла контроль над ситуацией, и только умелые оперативные действия Литвиненко и его бойцов, помогли разрядить обстановку и предотвратить столкновение.

Мы были готовы не только с энтузиазмом, но и во всеоружии встретить Олимпиаду-80. Во время её проведения мы с бойцом нашей оперативной группы Владимиром Смирновым отличились при выполнении ответственного задания. Предыстория была такова: двое молодых парней на машине марки «Жигули» хотели проскочить в Москву. На Киевском шоссе их остановили гаишники. Один из остановленных — под два метра ростом. Оба были вооружены обрезом охотничьего ружья. Началась перестрелка. Потом они подожгли машину и ушли в лесной массив. Позже «наружка» дала информацию, что преступники появились уже в одном из спальных районов Москвы. В то время уже началась церемония открытия Олимпиады. Мы поехали в названный район. Приняли решение штурмовать квартиру, указанную оперативниками «наружки». Но тут выяснилось, что ошиблись подъездами, попали в соседнюю, через стену подъезда квартиру. Пришлось извиняться. На наше счастье, на небольшой шум, который мы устроили, никто из жильцов, включая двух наших «объекта», никак не среагировал.

Мы вернулись на исходную позицию. Посовещавшись, приняли решение дождаться, когда кто-то из наших «фигурантов» выйдет из дома, пойти ему навстречу и, усыпив внимание и приблизившись к нему на максимально близкую дистанцию, произвести силовое задержание.

— А вдруг на «разведку» выйдет «амбал»? — спросил один из бойцов.

— Всё может быть. Поэтому пойду я и Смирнов. Ты как, Володя?

— А я с тобой хоть куда!

Сказано — сделано. Ребята быстро нашли пустую бутылку из-под портвейна и наполнили её наполовину водой. Вторые сутки пребывания в засаде покрыли наши лица тёмной щетиной, придав им тот самый необходимый для данной ситуации колорит, и через несколько секунд мы с Володей были похожи на жалких забулдыг. Всё было очень вовремя сделано, ибо раздался сигнал рации и один из оперативников «наружного наблюдения» сообщил, что из подъезда вышел «амбал», огляделся и пошёл по направлению к нам. Нельзя было терять ни секунды. Мы с Володей, выскочив из автобуса, направились ему навстречу. Выйдя из-за кустов, за которыми находился наш автобус, мы, обнявшись, заплетающимися шагами пошли ему навстречу. «Амбал» был от нас уже на расстоянии 50 метров. Несмотря на июльскую жару, на нём была кожаная куртка, застёгнутая на молнию. Это говорило о том, что он с обрезом. Наши небритые физиономии успокоили насторожившегося было «амбала», и мы вполне сошли за местных пьяниц. Поравнявшись с ним, мы включили в действие руки и ноги, и меньше чем за пять секунд всё было закончено. Оперативная видеосъёмка доподлинно это зафиксировала. Со вторым фигурантом справиться уже не составило труда. За эту операцию мы были награждены медалями «За боевые заслуги».

Да, у нас была хорошая практика. Часто задерживали преступников. Ещё пример. Лето. Время — одиннадцать часов утра. Место действия — Петровский пассаж. Надо задержать подозреваемого. Покупателей — полные залы. Захватили, как по нотам. Я подошёл, нанёс удар, а двое моих товарищей взяли его под руки и — в машину. Так это красиво сделали, что в магазине никто ничего не понял.

Памятным было дело о групповом изнасиловании. Один из парней в той компании предпочёл тихо скрыться, от беды подальше. Он сообщил о преступлении хозяину квартиры, а тот позвонил в милицию. Я тогда первым ворвался в эту квартиру, выбив ногой дверь. И совершил ошибку: надо было выждать немного. Получил ощутимый удар по голове деревянным валиком и... сотрясение мозга. Но, быстро очухавшись, провёл против насильников обезоруживающие специальные приёмы.

Прошло сорок лет. Я очень тепло вспоминаю то время. Мне пришлось готовить разные спецназы, в том числе ГРУ и «Вымпел». Поэтому могу сравнить и сказать, вот такого энтузиазма, чистого альтруизма, желания овладеть делом, искренности отношений, нигде, как у нас, не было.

— За что вас награждали?

— Первый орден Красной Звезды был в 1978 году за задержание банды. В центральной России она совершала разбойные нападения на ювелиров. Убивали, пытали, чтобы завладеть драгоценностями. Одной из жертв стала сестра высокопоставленного чиновника из МВД. Бандиты стреляли в дверь, вынесли большое количество драгоценностей. Хозяйка чудом осталась жива. Нашу группу в составе трёх человек (я был старшим), 6 октября, на следующий день после празднования Дня МУРа направили в Тульскую область, где по оперативной информации скрывалась эта банда. На пятые сутки мы задержали четверых человек. Можете представить, во что превратились наши «парадные» рубашки. Наручников хватило только на двух, ещё двоих связали своими поясными ремнями. 

— Вы начинали службу на «земле»?

— Да, пять лет был на «земле». Никакая практика не заменит ту, которую получаешь в территориальном отделе. И я до сих пор с благодарностью её вспоминаю. За время службы в этот период, за пятилетку, мной были раскрыты следующие преступления: 4 убийства, 9 тяжких телесных повреждений, 17 разбоев, 43 грабежа, 4 карманные кражи, 68 квартирных краж, 23 бытовых, 104 злостных хулиганства, 11 изнасилований, из них 3 — групповые, 12 мошенничеств, 1 бандитизм (в составе организованной группы). Я горжусь тем, что был старшим оперуполномоченным уголовного розыска. Хочу особо отметить, что в работе я и мои коллеги постоянно находились на грани риска, и каратэ не раз спасало нам жизнь. Отреагировал — не получил нож.

После службы в отряде предложили должность оперативного дежурного в Куйбышевском РУВД. Я согласился, но потом быстро понял, что это не для меня. На моё счастье, в обществе «Динамо» открыли Центр рукопашного боя и каратэ. И меня туда взяли на должность старшего инструктора, проработал восемь лет. Старался принести как можно больше пользы. 

У меня подготовлена к печати серия книг о моей жизни, называется «От арбатского хулигана до 10-го дана». Мне очень помогло знание предмета с той стороны. «Чуйка» срабатывала, и я, молодой опер, три года держал первое место по раскрываемости преступлений. Очень важно умение разговаривать с людьми, с тем же криминалом. Мне повезло, что я попал в калининскую школу уголовного розыска. Там были настоящие труженики, профессионалы. Как правило, все они имели звание «подполковник милиции», действительно были асами своего дела.

Моим другом был Герой Советского Союза Александр Попрядухин (газета «Петровка, 38» писала о нём в № 33 от 10 сентября 2019 года — Прим. ред.) Однажды он позвонил мне и представился: «Начальник кафедры боевой подготовки специального факультета Академии управления МВД России…» И он назвал фамилию, имя и отчество. Александр Иванович предложил приехать и обсудить его предложение занять должность старшего преподавателя кафедры. К сожалению, по ряду причин этим планам не суждено было сбыться. Но наша дружба и встречи продолжались.

Я создал различные школы, в СССР — контактное каратэ, потом в России — универсальное джиу-каратэ и очень интересное направление — арт-боксинг. И на завершающем этапе «сражающиеся руки» — «комбатинг хэндс».

В 1984 году я был назначен старшим инструктором по каратэ и рукопашному бою в московском «Динамо». Центр располагался в 12-м подъезде Большой спортивной арены «Динамо», мы имели два небольших, но хорошо оборудованных зала. Я старался вводить прогрессивные методы обучения, не только загиб руки за спину. Очень эффективный комплекс — айкидо. Изучал корейский и пакистанский опыты работы ножом. Отдельная история, как перенимал у авторитета, сидевшего в Бутырке, опыт тюремного боя. Именно на его основе создано направление — «сражающиеся руки»… (Сергей Евгеньевич для убедительности показал, как надо действовать ножом, провоцируя противника на рефлекторные движения — Прим. авт.)

— Читателям интересно было бы узнать о вашей научной деятельности.

— В 1997 году я закончил аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию по контактному каратэ. В 2005 году защитил докторскую диссертацию «Начало боевых искусств народов Евразии» — интереснейший материал по так называемому арийскому бою. Ещё одна диссертация — по универсальному джиу-каратэ, стал доктором педагогических наук. После операции на сердце защитил третью диссертацию — «Психология боя», по итогам получил грант доктора философии Кембриджа в области воинских искусств. Я считаю, что такие направления, научную подоплёку единоборств, надо активно развивать. Можно воевать с дронами, но так или иначе живая сила решает всё. 

***

Для соратников, друзей и близких Сергей Евгеньевич своеобразно решил подвести итог научно-спортивной деятельности — выдвинуть свою кандидатуру на выборах депутатов в Государственную Думу.

Он считает себя счастливым человеком. Да и как не считать, если достиг вершин и в теории, и на практике, если свою «науку побеждать» можно тут же опробовать, проверить вживую на боксёрском ринге или татами.

Здороваясь, Сергей Моисеев неизменно говорит: «Честь имею!» Он действительно — человек дела и чести.

Беседовал Сергей ДЫШЕВ, фото Николая ГОРБИКОВА

ДЕЛА И ЛЮДИ, Мы гордимся вами, Ветеран, Номер 45 (9694) от 3 декабря  2019г.