petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ЧТО ТАКОЕ КРАСИВАЯ РАБОТА ОПЕРА?

1Наше досье

Подполковник полиции Сардачук Степан Юрьевич, 1972 года рождения. В октябре 1997 года пришёл стажёром в отдел уголовного розыска ОВД Аэропорт. Был назначен на должность оперуполномоченного, старшего оперуполномоченного, потом работал в отделах уголовного розыска в Савёловском, Головинском и Хорошевском районах. В 2008 году продолжил службу в Управлении уголовного розыска ГУВД по г. Москве в отделах по борьбе с грабежами и разбоями. В 2010 году возглавил отделение по борьбе с грабежами и разбойными нападениями отдела уголовного розыска УВД по САО, в 2011 году — ОРЧ по борьбе с организованной преступностью общеуголовного характера. С декабря 2013 года — начальник отдела уголовного розыска УВД по САО ГУ МВД России по г. Москве. Женат, двое детей.

По оценке оперативно-служебной деятельности в 2013 году в номинации «Лучшее подразделение ГУ МВД России по г. Москве» по линии уголовного розыска таковым был признан отдел Управления внутренних дел по САО, возглавляет который подполковник полиции Степан Сардачук.

—Прежде всего, Степан Юрьевич, хотелось бы поздравить коллектив отдела с завоеванием 1-го места среди подразделений уголовного розыска Москвы.

— Спасибо.

— Сразу напрашивается первый вопрос: за какие конкретные дела и достижения ваш отдел был признан лучшим?

— Как известно, по соответствующему приказу деятельность подразделения оценивается по различным критериям: это количество раскрытых отделом преступлений, количество дел, направленных в суд, количество преступников, задержанных в розыске, нагрузочные показатели, то есть сколько материалов «перелопатят» оперативники. По этим показателям мы и заняли 1-е место, за что были поощрены начальником главка.

— Какие самые яркие и резонансные дела прошлого года вы можете назвать?

— Нашими усилиями было ликвидировано преступное сообщество, занимавшееся обманом незащищённых престарелых граждан. От их действий пострадало большое число жителей. Что касается тяжких преступлений, то это, к примеру, раскрытие убийства жены блогера Кабанова.

— Это преступление просто шокировало граждан. И вам, насколько мне известно, удалось достаточно быстро изобличить преступника.

— Есть определённый алгоритм расследования. Кабанов повсюду писал, обращался: найдите мою жену. Но было установлено, что никуда его жена не выезжала. Мы внимательно изучили его поведение, пришлось ещё раз дополнительно провести осмотр квартиры. Продолжили работать с Кабановым, в конце концов нашли у него брелок от машины. К тому моменту он психологически надломился. Спросили, чья это машина. Сказал, его. Мы ещё даже не подошли к той машине, как он признался, что в ней спрятал части тела.

Ещё одно громкое преступление произошло на Ленинградском проспекте, когда несколько граждан Молдавии «подрезали» машину, а затем битами забили насмерть водителя. Уже через пару часов все они были задержаны и арестованы. Тогда хорошо помогла нам служба БСТМ, а сотрудники Центра оперативно-разыскной информации установили машину по фрагменту номера, что позволило выйти на владельца.

2Вообще, самые тяжкие преступления — разбойные нападения и грабежи — у нас неплохо раскрываются. Так, задержана этническая грузинская группа, специализировавшаяся на квартирных кражах.

— В наше время техническая оснащённость полиции играет всё большую роль в раскрытии преступлений.

— Конечно, полиция сейчас технически оснащена гораздо лучше, чем прежде. Если раньше в основном получали информацию от наших источников, то сейчас при алгоритме отработки информации очень помогает техника. И желательно, конечно, чтобы система «Безопасный город» хорошо работала, потому что, когда есть видео, можно сразу хоть от чего-то «плясать». К сожалению, не всё с техникой благополучно. В Москве большие проблемы с угоном транспорта, но не идеально работает система «Поток». Бывают ситуации, когда машина проезжает каждый день мимо камеры, а она её не регистрирует.

Но в целом сегодня, когда буквально все перекрёстки оснащены камерами, конечно, удобнее отследить разыскиваемого. Также много преступлений раскрываем с помощью камер в подъездах, видим, куда фигурант мог уйти, в какую машину сел и уехал, и по госномеру раскрываем преступление.

— У каждого руководителя свой стиль, метод руководства: кто-то отдаёт предпочтение канцелярско-бумажной работе, кто-то контролирует рабочий процесс при помощи постоянных совещаний. Какой стиль вы предпочитаете?

— Уголовный розыск вообще боится бумаги как огня. Но, как говорят, всё же оружие опера — ручка и бумага, так как работаем мы с заявлениями и работу нашу документируем. Сейчас, если честно, многовато у нас бумаготворчества, тогда как мы всё-таки любим поработать вживую…

Вернёмся к вашему вопросу о стиле руководства. Здесь главное — не навредить. Командир же должен осуществлять взаимодействие со многими структурами: с главком, с БСТМ, словом, со всеми службами, которые нам помогают. Помощь эту наладить — и всё пойдёт. Работа у нас творческая, и нельзя рубить с плеча, говорить: давай сегодня вот это раскроем. Такого не бывает.

Очень важно присматриваться к новым людям, и если какой-то человек оказывается бездельником, то лучше, конечно, от него избавиться. Если человек хочет работать, то надо помочь ему, научить, и он покажет результаты. Отдел здесь всегда был сильный, и мы гордимся своими результатами. Будем стремиться и дальше оставаться на самом высоком уровне. Коллектив сплочённый, все настроены на работу.

— Костяк любого коллектива — это ветераны, имеющие за плечами огромный опыт оперативной работы. Кто является вашими ближайшими помощниками?

— Назову, конечно, начальника ОРЧ по раскрытию преступлений, совершённых против личности, подполковника полиции Михаила Владимировича Иткина. Это — профессионал, я горжусь, что он здесь работает, потому что «убойщики» у нас сродни элитному подразделению, они занимаются раскрытием убийств, в том числе заказных, изнасилований. Сотрудники с особым характером, нацеленные, могут двое-трое суток искать; ведь убийство раскрывается по горячим следам, как раз в первые двое суток. Если за это время не установлен и не задержан преступник, тогда уже расследование пойдет по «длинному кругу», как это называют у нас, и уйдёт на это где-то месяц-два. Они сталкиваются со множеством труднейших дел. Когда труп без документов, без одежды, очень трудно найти цепочку. Но практически все преступления эти раскрываются. Они находят преступника и доводят дело до конца.

Отделение по раскрытию грабежей и разбоев тоже сильное, возглавляет его подполковник полиции Владимир Борисович Пилипенко, наш ветеран, работал на территории порядка 17 лет, а всего у него выслуги уже более 25 лет. Они тоже много раскрывают, «цепляют» любые уличные, квартирные разбои, идут по «ниточке», вычисляют человека, и пусть даже «по горячему» раскрыть дело удаётся не всегда, но спустя месяц-два всё равно бандиты оказываются в клетке.

— Какие принципы в работе оперативника являются, на ваш взгляд, главными, определяющими? И какие качества вы стремитесь воспитать у молодых сотрудников?

— Основной принцип — это любить свою работу. Если чувствует человек, что «не моё» — лучше уходить. Потому что ситуации бывают разные, и бывают тяжкие времена, приходится и сутками работать. Совершено серьёзное преступление, задержали преступников, допустим, человек 7—10. И замечаю, есть люди, которые могут сказать: всё, поехал домой, мне собачку покормить надо, да и устал я. Опер должен дожимать до конца — он потом отоспится, а сейчас, если нужно, должен навалиться и сделать. Главное — не упустить момент. Преступник должен быть арестован. Поэтому здесь первый принцип — любить работу, доводить дело до конца, в любое время дня и ночи выехать, и в выходные дни, и ночью на убийство, на тяжкое преступление, на разбой. У нас практически нет таких людей, которые скажут: я не могу поехать.

Ещё какие принципы? Принцип законности. Любые подтасовки, накрутки должны быть исключены. Всё равно всё всплывает. Не доработал где-то, махнул рукой, прозевал ошибку — и осуждён человек невиновный. А через полгода задержан реальный преступник. Нужно так работать, чтобы в подъезд заходить не оглядываясь. Потому что ты всё сделал честно, и никто на тебя зла не держит. Есть преступники, которые три-пять лет отсидели, выходят, и когда мы с ними стакиваемся, они улыбаются. Они понимают, что мы сделали свою работу правильно, а они за своё ответили. По закону. Вот это самое главное.

— В каждой профессии есть понятие «красивая работа». А вот для сыщика что значит «красиво сработать»?

— Красивая тонкая работа — это не то, что показывают в кино: опер вломился в окно, открыл пальбу, задержал кого-то с кувырка. Если уж приходится оперативнику применять оружие — это худший вариант. Такое бывает, но когда, допустим, злоумышленник задержан непосредственно на месте преступления. А профессиональная работа — это другое. Выезжает оперативник на место совершения тяжкого преступления, а свидетелей нет, да и ничего вообще нет, есть только состав убийства. А через 2 месяца уже установлено место нахождения преступников. И уже привлекаются бойцы спецназа ЦСН, в масках влетают в дом, задерживают в то время, когда злодеи, не ожидающие, что вскоре им придётся за свои преступления ответить, спят. Вот это — самая красивая работа опера. Вот в этом тонкость. Каждый преступник думает, что можно приехать в Москву, в огромный город, совершить преступление и затеряться. А мы своей работой убеждаем его в обратном.

Сергей ВОЛОГОДСКИЙ,

фото Романа Романова

В отдельно взятом округе