petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ДОБРОЕ СЛОВО

Газета «Петровка, 38» продолжает серию публикаций произведений победителей и лауреатов отборочного этапа литературного конкурса МВД России «Доброе слово» в ГУ МВД России по г. Москве. Сегодня мы публикуем произведения победителя в номинации «Стихотворение» — майора юстиции Юлии СМИРНОВОЙ, следователя ОМВД России по району Бибирево и лауреата отборочного этапа в той же номинации майора милиции Виктора ГОЛЫШЕВА, ветерана МО МВД России «Троицкий» УВД по Троицкому и Новомосковскому административным округам.

ОБ АВТОРЕ

19255Юлия Сергеевна Смирнова родилась в городе Рыбинске Ярославской области. В органах внутренних дел работает с 2004 года следователем. Замужем, имеет двоих детей.

Получила дополнительное образование: окончила киношколу «Свободное кино» по специальности «сценарист». Обладает сертификатом о прохождении курса истории кино и кинокритики в документальной киностудии «Лендок» (г. Санкт-Петербург).

Публиковалась в сборниках, изданных Союзом писателей России и Интернациональным союзом писателей: «Признание в любви» (стихи), «Молодой талантливый автор» (проза, фантастика), «Пять уникальных писателей» (проза, лирика) и других.

В 2020 году выпустила сборник стихов «Небо над моим балконом» в издательстве «Литературная республика» Московской городской организации Союза писателей России.

В конкурсе участвует впервые.

Юлия СМИРНОВА

МАЯТНИК

Качает беспощадно Маятник.

Нам в спину дышат поколения.

И мы упрямо и отчаянно

Пытаемся схватить мгновение.

Мы так смешны в потоке Времени.

Убоги перед взглядом Вечности.

В одной вращаемся Системе мы,

Продуманной до безупречности.

И каждый, да, без исключения,

На сбой в Системе той рассчитывал:

Что вот, попросит он прощения

И жив останется молитвами,

И вечно живы будут близкие:

Все молодые и здоровые…

Но наша цель, пускай и искренна,

Разнится с Правдою суровою.

Той Правдой, что съедает заживо,

В глазах печалью отражается.

И эта Боль знакома каждому,

И с этой Болью все рождаются.

Но есть в веках одно предание —

Я им живу в минуты слабости:

Закат — рассвета ожидание,

А боль — предвестник тихой радости...

ПАПА

Я так люблю,

когда мне снится папа...

Его родные, добрые глаза.

И так мне хочется

в его объятьях плакать,

И так мне много хочется сказать...

Он обнимает ласково и нежно,

Он мои руки бережно берёт...

И каждый раз

в душе горит надежда,

Что никуда мой папа не уйдёт.

Что сон мою надежду не развеет,

Что папа жив и долго будет жить.

Пока я сплю, меня то чувство греет,

А утром будет яростно душить.

И я не знаю, сколько будет длиться

Тоска по не простившейся душе...

А как проститься? Как теперь проститься?

Прошли года... Пять лет прошло уже!

ВСЁ ПРОХОДИТ…

Всё проходит.  Всё.  Абсолютно.

Слёзы. Смех. Война. Голод лютый.

Злоба.  Гнев.  Обида и зависть.

Раздражение. Скука. Бурная радость.

Страх и одержимость идеей.

Увлечение любой ахинеей…

Боль. Усталость, когда мышцы сводит.

Лишь любовь моя к тебе… не проходит.

Я ТАК ХОЧУ, ЧТОБЫ ОНА БЫЛА СО МНОЙ…

Я так хочу, чтобы она была со мной!

Я так просил её у жизни и у Бога!

И вот мы за руку идём ко мне домой,

И так мучительна знакомая дорога!

Я взгляд поднять робею на неё...

Колени так предательски немеют...

Не верится — мы всё-таки вдвоём,

А я сказать о чувствах ей не смею!

И кто-то скажет: «Розовая чушь!

Какая робость? Не семнадцать, тридцать!»

Но снова я нелеп и неуклюж,

И не дышу при взгляде на её ресницы.

Она всё знает, я уверен, но…

Не выдаст то ни словом и ни взглядом.

И как в хорошем, искреннем кино

Всё сделает, чтобы со мной остаться рядом!

 ГЛАЗА

А возраст выдают глаза!..

Нет, не седые волосы...

Глаза! Готовые сказать

красноречивей голоса!

В них боль и негасимый свет,

надежда и отчаянье.

В них есть вопрос, и есть ответ,

Победа и раскаянье.

В них жизни пройденной отчёт,

Была ль она по совести...

Глаза —  итоговый зачёт

Уже прожитой повести.

Глаза твой возраст не солгут,

С задачей им не справиться.

Года идут, а твой маршрут

Во взгляде отражается...

 

 

ОБ АВТОРЕ

70880Виктор Николаевич Голышев служил в Троицком ОВД в должности старшего оперативного дежурного. После выхода на пенсию в 2007 года стал писать стихи и прозу под творческим псевдонимом Виктор ТРОИЦКИЙ.

Член Союза писателей России с 2014 года, член Содружества независимых авторов «Alfa» г. Москвы с 2009 года.

Диапазон его творчества широк — от серьёзной философской лирики до фельетонов и сказок. Автор поэтических сборников «Времена года и… любви», «Воздушный замок», «Коммунальная квартира», «Женщина в красном».

Участник многих литературно-художественных и литературно-музыкальных мероприятий, проходящих в Москве и других регионах России. Имеет медаль «За верное служение отечественной литературе», а также медаль имени А.Т. Твардовского.

Виктор ГОЛЫШЕВ

СТАРАЯ ГАРМОНЬ

(к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне)

Всю ночь в открытое окошко

Глядел печальный лик луны.

Вздыхала старая гармошка

Ещё с рожденья до войны.

Как быстро время пролетело,

Хозяин спит в земле сырой.

С тех пор гармонь осиротела,

Вернулась памятью домой.

Ей грезят годы молодые

И голосистый звонкий строй,

Как будто песни заводные

Поёт хозяин молодой.

И про разлуку и страданья,

Когда любить пришла пора.

Гармошку брал он на свиданье,

И пел для милой до утра.

И день и ночь не расставались,

У них душа была одна.

И даже верными остались,

Когда в их дом пришла война.

Земля горела под ногами,

Кружила смерть над головой,

И за победу над врагами

Звала гармонь на смертный бой.

Сжигали вражеские танки

И шли к победе сквозь огонь.

Он под «Прощание славянки»

С винтовкой нёс свою гармонь.

И для души, и для веселья

Бойцы гармонь сажали в круг.

И песня, как хмельное зелье,

Им поднимала русский дух.

И на передней меж боями

Средь лютых происков зимы

Со злобой Фриц скрипел зубами,

Когда «Катюшу» пели мы.

Когда снаряды землю рвали

И слышно было стон земли,

Гармонь от смерти укрывали,

Её как знамя берегли.

А гармонист не ведал страху,

Не прятал сердце от греха.

Он перед боем рвал рубаху

И шёл в атаку на врага…

Опять гармонь луна тревожит,

На небе бледная, как лист,

И как погиб, забыть не может

Её хозяин гармонист.

Там, на окраине Берлина,

Не смог судьбу он обмануть.

Рванула вражеская мина,

Пробил тупой осколок грудь.

Так был окончен путь солдата.

Глаза закрыл медбрат рукой,

Но прежде он просил комбата

Его гармонь вернуть домой.

Плясали, пели у Рейхстага

И поздравляли с этим днём,

И лишь она одна бедняга

Лежала, стянута ремнём.

Под стук колёс хмельной немного,

Хоть молод, но совсем седой,

Комбат, нахмурив брови строго,

Гармонь солдата вёз домой.

И с нею где-то под Калугой

На дальней станции сошёл.

С осиротевшею подругой

Он гармониста дом нашёл.

И безутешно мать рыдала,

Комбат не мог слова найти.

Гармонь как сына обнимала,

Прижав к рыдающей груди.

Опять луна в окне тревожит,

Как в тот ночной последний бой.

Забыть гармонь войну не может,

Вздыхает горько под луной.

*  *  *

Культура, Номер 40 (9737) от 27 октября 2020г.