petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«…Это дело меня многому научило»

120171212124712Заслуженный работник МВД СССР Эдуард ХЛЫСТАЛОВ начинал свою правоохранительную деятельность в органах предварительного следствия Москвы. Поработав следователем на «земле» — в Октябрьском районе города, он затем был старшим следователем СУ УВД Мосгорисполкома и возглавлял следственные подразделения в Советском РОВД и столичной речной милиции. Превосходный практик, он адресовал не только коллегам, но и широкому кругу читателей свою первую книгу «Решение (Записки следователя)», вышедшую в свет в 1983 году в издательстве «Московский рабочий».
Эдуард Хлысталов родился 17 декабря 1932 года в Москве, окончил ВЮЗИ. Ему, успешному юристу, также довелось трудиться в центральном аппарате ведомства: Академии МВД СССР, Управлении по воспитательной работе и Политуправлении министерства.

Участник ликвидации последствий аварии на Чернобыльской атомной электростанции Хлысталов, который дважды — летом 1986-го и в 1987-м — побывал на ЧАЭС, награждён российской медалью «За спасение погибавших».

Полковник милиции в отставке Эдуард Хлысталов, активно занимавшийся журналистским и писательским трудом, удостоен ряда престижных творческих наград: Международной премии имени
Андрея Платонова, диплома Московской областной писательской организации «Золотое перо Московии» и других.

Перу члена Союза писателей России Эдуарда Хлысталова принадлежит множество произведений, в том числе он является автором сенсационных книг «Тайна гостиницы «Англетер» (Москва: «Россия молодая», 1991) и «13 уголовных дел Сергея Есенина» (Москва: «Русланд», 1994).

Эдуард Александрович Хлысталов, скончавшийся 13 августа 2003 года, оставил о себе очень яркую и добрую земную память.

Известный есениновед Эдуард Хлысталов стал прототипом одного из главных героев 11-серийной картины, премьера которой состоялась в 2005 году в эфире Первого канала. В этом телефильме, под названием «Есенин», бывший сотрудник с Петровки, 38, представлен в экранном образе целеустремлённого и самоотверженного частного сыщика-правдолюба Александра Евгеньевича Хлыстова, который упорно и дотошно ведёт неофициальное расследование трагической гибели гениального поэта.

В 2006 году независимое литературное агентство «Московский Парнас» — в своей популярной серии «Созвездие России» — выпустило книгу воспоминаний «Рыцарь истины», с подзаголовком «Эдуард Хлысталов. Следователь, юрист, писатель».

Александр ТАРАСОВ

ОТ РЕДАКЦИИ. Публикуем под заголовком «Начало» небольшой отрывок из записок Эдуарда ХЛЫСТАЛОВА — московского профессионала следствия.

Начало

Всегда бывает начало. Начало жизни, начало учёбы, начало службы в армии. Дотошные журналисты всегда у меня спрашивали: «А какое у вас было первое дело?». В моей любимой России у следователей не бывает по одному делу. У пьющего народа всегда высокая преступность…

Характеризуя пьянство в XIX веке, великий русский поэт и общественный деятель Н. Некрасов писал: «У нас на семью пьющую — непьющее село…». К сожалению, положение дел с пьянством в наше время повернулось на 180 градусов.

У меня первого дела не было. Когда я, новичок, появился в следственном отделе Октябрьского района Москвы, начальник мне вручил десять папок уголовных дел, показал свободный стол и приказал по всем вопросам обращаться к нему. […]

Ещё позавчера я работал слесарем в газовом хозяйстве столицы, считался одним из корифеев, имел седьмой разряд, солидную домашнюю библиотеку и четыре курса [Всесоюзного] юридического [заочного] института. О работе следователя судил по кинофильмам и детективам. Мне было тридцать лет, с тринадцати с половиной лет имел рабочий стаж, отслужил в армии, знал почём фунт лиха и совсем не строил иллюзий в своей новой трудовой деятельности.

…В отделе неожиданно серьёзно заболел следователь, и начальник «раскидал» его дела среди других. Поручил одно дело и мне. По нему через десять дней заканчивался срок расследования, следовало предъявить обвинение группе парней, составить обвинительное заключение и через три дня до окончания срока передать прокурору для утверждения…

…Летним поздним вечером двадцатипятилетний Виктор Подгорный возвращался домой навеселе. Друзья познакомили его с великолепной девчонкой, на радостях он выпил и теперь был в весёлом состоянии. Насвистывая себе под нос, он не заметил, что на его пути стоит группа парней. Подойдя к ним вплотную, он хотел обойти, но на пути встал один из них.

— Ой, смотрите, да у него какой значок! — оскорбительно заржал парень и потянулся рукой к лацкану пиджака.

Виктор носил значок мастера спорта по боксу. В среднем весе он завоёвывал звание чемпиона Москвы.

— Опусти руку! — произнёс Виктор и хотел опять обойти стороной парня, но кто-то из группы схватил его за пиджак. Остальные стали окружать. Только теперь Подгорный заметил, что все парни пьяны. Не выпей он сам вина, может, всё бы сложилось по-другому. Парни были сопляками, наглыми, против одного бесстрашными. Они не знали, куда себя деть, у них чесались кулаки, и вот теперь появилась возможность излить свою жестокость.

Первого Виктор ударил точно в челюсть. Он знал силу своего удара, резкого, короткого, без боксёрской             перчатки. От такого удара противник падает вперёд, под ноги. И в этот момент вся группа парней из четырёх или пяти человек стала его избивать. Он дёрнулся в сторону, ушёл от града ударов. Перед ним оказался самый высокий из всех, с палкой в руке. Он только размахнулся, но ударить не успел. Таким же чётким ударом справа Виктор уложил на асфальт второго. В это время он споткнулся о бордюрный камень, упал, и все парни стали бить его беспощадно ногами. Он вскочил на ноги, и в этот момент страшная боль пронзила его спину, силы оставили; и он, истекая кровью, упал на жёсткий тротуар. В это время с балкона ближайшего дома закричала девушка, парни подхватили своих нокаутированных друзей и поспешно убрались с места нападения.

Девушка выбежала на улицу. Она успела позвонить в «02» и теперь наклонилась над раненым, не зная, чем ему помочь. Виктор Подгорный должен благодарить её всю жизнь. Не крикни Танечка, не вспугни этих мерзавцев, один из них мог лежащего Виктора пнуть носком тяжёлого ботинка в голову, и смерть. «Скорая помощь» увезла тяжело раненного в реанимацию, а работники местной милиции начали розыск преступников.

Все они были найдены, допрошены. Больше того, их не арестовали, все они находились на свободе, и каждый отрицал своё участие в нападении, хотя не отрицали, что стояли рядом… Признался в нанесении ножевого удара несовершеннолетний Аркашка Романенко. Он показал оперативникам место, куда бросил злосчастный нож. Из-за слабого освещения места схватки свидетель Танечка Заречная не могла рассмотреть лица парней и действий каждого во время избиения прохожего. Других очевидцев установить не удалось, хотя несомненно они были. […]

В деле были показания парней, что с ними находился Колька по кличке Косой. Он же на допросе утверждал, что действительно некоторое время стоял с парнями, но затем ушёл кататься с подружкой на мотоцикле, и она может это подтвердить.

Не теряя времени даром, я по совету старшего следователя вызвал на допрос отца Аркашки, его самого и подружку Кольки Косого.

Подружка Косого оказалась шустрой девчонкой. Она рассказала, что в тот вечер каталась с дружком на мотоцикле… Девчонка разоткровенничалась. Оказывается, она всех подозреваемых парней знает, каждому стала давать характеристику, в том числе и Кольке. Он полгода назад вышел из колонии, где отбывал срок за хулиганскую драку. Парень он классный, крутой, смелый и нежадный. Родители купили ему мотоцикл, и гоняет он на нём со страшной силой. Объясняя показания одного из парней, что Колька Косой находился вместе с ними, осмелевшая девчонка считает, что они все несовершеннолетние, а он уже взрослый, и [поэтому] на него хотят свалить всю вину.

Отец Аркадия — Романенко Семён Михайлович — оказался военным подполковником. Вызов к следователю был для него полной неожиданностью. Он не знал, что его сын привлекается к уголовной ответственности за нанесение прохожему ножевого ранения.

Он вышел в коридор, привёл сына. Я предложил Аркадию в присутствии отца рассказать всю правду. Опустив взор в пол, он в нескольких словах поведал о происшествии. Семён Михайлович стал уверять, что его сын не способен на такое преступление, и попросил возвратиться к допросу на следующий день. Мне оставалось только согласиться.

Надо такому случиться, что именно в этот день был выписан из больницы Виктор Подгорный. Он лечился более полутора месяцев, ослаб, перенёс две полостные операции. Ножом было пробито лёгкое, известный хирург возвратил его [пострадавшего] с того света. Я попросил его прийти завтра. Нужно было провести очную ставку с Аркашкой, который утверждал, что ткнул ножом только потому, что Виктор первым ударил его по лицу и явился инициатором драки.

Сначала я провёл очную ставку Виктор — Аркашка. Первому слово дал Аркадию. Он сказал, что сидящий напротив него гражданин начал драку первым, ударив беспричинно кулаком в лицо и поэтому, разозлившись, ударил его перочинным ножом. Виктор категорически отрицал показания Аркадия. Он вспомнил, что именно Аркадий встал на его пути и потянулся снять с него серебряный значок мастера спорта. Видя, что группа пьяных, озлобленных подростков сейчас его [на самом деле] беспричинно начнёт избивать, он в целях самообороны ударил в лицо Аркадия, после чего тот упал ему под ноги в нокаут и поэтому не мог ударить его ножом. Не мог ударить и второй сбитый им с ног высокий парень. Ударил ножом кто-то из остальных троих или четверых ребят.

Казалось, ясное до меня дело в результате моей неопытности запутывалось, да так, что нужно начинать следствие сначала. Всё распуталось просто и жестоко. Полковник и его сын Аркаша сели рядом. Первым заговорил отец.

— Товарищ следователь! Я являюсь заместителем командира по воспитательной работе большого воинского подразделения. О происшествии с моим сыном и его показаниях я доложил вышестоящему командиру. Теперь понятно, что меня с этой должности снимут. Для меня поступок сына не только несчастие, но и позор: человеку доверили воспитывать тысячи бойцов, а своего сына он воспитать не мог. Я знаю, что Аркадий не бил прохожего ножом, больше того, это не его нож. Находясь в разуме, отдавая отчёт своим поступкам, я клянусь всем, что мне свято, что если сын сейчас не расскажет всю правду, я его застрелю сегодня… Сын, ты знаешь меня, я это сделаю!

Я не знал, что сказать, растерялись и мои более опытные коллеги, на глазах которых разыгрывалась вся картина.

— Прости меня, отец, — очень тихо произнёс Аркадий, — только теперь я понял, какую беду я навлёк на тебя и нашу семью. Можешь меня застрелить, я не боюсь… Я не бил того мужчину ножом, его ударил Колька Косой. Все ребята упросили взять вину на себя, мол, у тебя отец полковник, он […] замнёт дело…

Полковник обнял сына, и оба плакали, не стесняясь слёз. Чтобы не разрыдаться самому, я вышел из кабинета в коридор.

Девчонку Кольки Косого […] старший следователь «расколол» за несколько минут. Она созналась, что по просьбе дружка дала ложные показания. В тот вечер она с родителями сидела дома, и всей семьёй смотрели заграничный фильм. Пришлось проверять, допрашивать её родителей и получить из Останкина справку, что именно этот фильм демонстрировался […].

Признались все парни, что под угрозами Косого не рассказали о его роли в нападении на прохожего. Оказывается, это он натравил их напасть на Подгорного и ограбить его. Сам Колька Косой сопротивлялся долго, [ведь] по второй судимости, да с применением ножа, срок ему намотают приличный. Пришлось со всеми проводить очные ставки. Несмотря на то что всё расследование я проводил с помощью коллег и начальника, это дело меня многому научило.

Эдуард ХЛЫСТАЛОВ

ДЕЛА И ЛЮДИ, Номер 48 (9600) от 19 декабря 2017г.