petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Гениальные сыщики и уникальные преступления

96223Газета «Петровка, 38» уже рассказывала о руководителе одного из самых закрытых подразделений МУРа — Специального отдела милиции — полковнике в отставке Алексее КОХОВЕ и наиболее ярких операциях этого подразделения. Сегодня ветеран вспоминает о других преступлениях, которые преподносил криминальный мир и которые с блеском раскрывали профессионалы розыска.

–Алексей Александрович, сейчас мошенничество во всех его видах стало, пожалуй, самым распространённым преступлением. А в летописи СОМа какое самое памятное?

— Был очень талантливый мошенник, и его задержание вызвало общественный резонанс. Он представлялся генералом ФСБ Ивановым, изготовил соответствующее удостоверение, свободно входил в Белый Дом, его пропускали. Он очень любил «мелькать» в окружении известных политиков. Сотрудники ФСО считали, что он имеет отношение к их службе. Легко знакомился с первыми лицами Генеральной прокуратуры России, сумел организовать себе офис в центре города и успешно проворачивал свои мошеннические дела. Ему даже собирались провести связь ВЧ. Потом выяснили, что это не генерал Иванов, а совсем другой человек — ранее судимый, приехал с Украины.

— Какие методы применялись в Спецотделе, чтобы добыть оперативную информацию?

— Мы работали на вокзалах, где торгаши на легковых машинах скупали всё что угодно: золото, украшения, ценные вещи. Мы внедрились в эту среду, не вызывая подозрений у жуликов, и фиксировали всё, что там происходило. Задерживали многих людей, причастных к различным преступлениям. Потом условия изменились, и мы применили другой метод. Всё, конечно, было официально согласовано. Мы активно начали возбуждать дела по незаконному обороту золота и драгоценных камней. Через наши руки проходили необработанные алмазы и изумруды невиданных размеров. У нас ещё при советской власти был организован хороший контакт с Отделом БХСС, потом — с Отделом по борьбе с экономическими преступлениями. И мы были первым подразделением, которое снабжало полученной информацией наших коллег. Проводили совместные действия, задерживали злоумышленников, и затем коллеги уже дорабатывали, доводили эти дела до суда и сопровождали их. Проблема в чём была? Было много задержанных, в год от 3-х до 5-ти тысяч. А по каждому делу нужно было опросить, сходить к следователю, в суды и прокуратуру, присутствовать на очной ставке, потому что обвиняемые очень любят жаловаться. С учётом болеющих и отпускников реально на объекты выходили не более 20 человек. Поэтому, задержав злоумышленника и получив первичную информацию, мы передавали его в уголовный розыск территориальных подразделений для дальнейшей работы. У нас была хорошо организована система учёта, и за каждый показатель мы боролись.

— А «короли преступного мира» тоже были в сфере ваших оперативных интересов?

— Я ещё в советские времена задержал «вора в законе». Тогда не признавалось, что такая категория существует, в открытых источниках она не упоминалась. Лишь в 1986 году признали, что «воры в законе» есть. Я тогда работал в МУРе. Как известно, эти личности сами не воруют. У того криминального авторитета была бригада, которая действовала не в Москве, а в Узбекистане. И мне поступила информация, что его обидел другой вор, и он лично должен был ему отомстить. От своего источника я узнал адрес мстителя в Москве, где он сидел с пистолетом наготове. Но наше руководство сказало: «Будем делать всё в правовом поле!». Не просто вломиться под каким-то предлогом, а именно возбудив уголовное дело. В те годы ещё можно было рассматривать анонимное сообщение как официальное заявление. Я получил резолюцию Управления уголовного розыска, поехал в Следственное управление, где возбудил уголовное дело за незаконное хранение оружия, затем отправился в прокуратуру Москвы. Пока получал санкцию на обыск, тот самый «вор в законе» увидел через окно насторожившие его передвижения людей. И на всякий случай решил спрятать пистолет у своего земляка. Обыск провели, я получил информацию, что ствола нет, звоню прокурору, спрашиваю, что с постановлением делать. А он тоже на нервах, ведь дал свою подпись — тоже редкий случай, чтобы дать санкцию по анонимке. «Рви его к чёртовой матери!» — ответил. Но потом этого авторитета я всё же поймал. Он ещё раз приехал, пистолет вёз в багажнике машины. Когда открыли, он схватил сумку с оружием, закричал: «Это мой багаж!». Тут я его и прихватил в соответствии с законом. Кстати, до меня сразу дошла информация, что судье собирались дать взятку, чтобы этот «авторитет» получил срок по минимуму. Об этом с самым серьёзным тоном я сообщил судье, мол, вас, честную и неподкупную, собираются подкупить. В итоге он получил свои полные два года. И когда сидел, члены его бригады всё-таки убили его обидчика в одной из среднеазиатских республик.

— В конце 80-х в Москве продавалось большое количество церковной утвари, икон. И многие из них просто-напросто были украдены.

— Наше подразделение находилось в районе Ордынки, недалеко от Третьяковской галереи. Там же находилась известная мастерская иконописи Грабаря. Мы приносили туда на экспертизу иконы поистине уникальные, аналогов которым нет, да и цену непросто было определить. Действительно, многое воровали из деревенских церквей и различных музеев, причём не всегда поступали заявления о пропаже. Нельзя было определить, краденые они или нет, потому что их нелегко идентифицировать с похищенными предметами антиквариата. И сыщики, например, в карточке на икону заполняли: «Сюжет. Изображён мужчина 33 лет, с бородой». Проблема имелась и с хранением этого количества изъятых икон: в кабинетах — нельзя, в камерах хранения — ненадёжно, поэтому договаривались со священниками близлежащих храмов. Памятен эпизод, когда в Рязанском кремле, хитроумно отключив сигнализацию, похитили кубок Ивана Грозного — из личных вещей, которыми царь пользовался. Нам удалось задержать преступников при попытке продажи кубка. Когда составляли сводку о раскрытии преступления, возник вопрос о стоимости шедевра. Сотрудники исторического музея ответили, что он просто не имеет цены, единственный такой в мире.  

Гений разрушительной силы

— Сыщики Спецотдела — люди особо склада, профессионалы высшей пробы. Какие необычные, запутанные, уникальные преступления им приходилось раскрывать?

— Был случай, когда один молодой человек изобрёл в домашних условиях очень сильное взрывчатое вещество. Тротил с гексогеном рядом не стоял. Как это ему удалось — загадка. Он увлекался химией и был в своём роде гением. И когда он стал предлагать его на продажу, рекламировать, мы выстроили оперативную комбинацию, подготовили базу, но рисковать сотрудниками не могли. Выяснилось, что от сотрясения этого вещества взрыв мог быть страшной силы. Выбрали место на пустыре, в кустах, с условием, чтобы сам он туда его положил. А он почему-то отнёс его к только что выстроенному торговому центру, где масса народу. Естественно, мы его задержали. По информации дежурного прибыли сапёры ФСБ, это место окружили и изъяли «товар». Он не отрицал, это был его момент славы. Потом парень очень подробно всё рассказал, как он, такой вот гениальный, сам всё сделал.

Супервзломщик

На нашей практике был и гениальный взломщик, неоднократно ранее судимый, который под израильский, практически невскрываемый замок, который тогда вошёл в моду, сделал отмычку. Он ходил по домам, где стоял этот замок и отпирал двери квартир. Долго за ним следили, не знали, как его задержать, ведь после «посещения» квартир он выходил с пустыми руками. В итоге задержали, при нём — небольшая сумма денег. Говорит: «Ребята, найдите хоть одну квартиру, где я хоть что-то украл. И я возьму все остальные на себя!». Изъяли у него, конечно, все его отмычки. А что он делал? Как хороший психолог, он находил в квартирах места, где прячут деньги, и забирал лишь малую толику. Заявлений не поступало.

Убийц инспектора нашли за 9 дней

В начале 90-х годов не вышел на работу младший инспектор Терехов. Пропал. Дома в городе Пушкино ничего не знали. Спустя некоторое время вечером в лесопосадке обнаружили обезображенный труп. Это оказался Терехов. Неподалёку нашли городошную биту со следами крови. И Юрий Федосеев, исполнявший обязанности начальника МУРа, дал команду половину личного состава отправить на розыск убийц. Весь город буквально перевернули, отрабатывали все версии, и преступников нашли по изготовителю этой биты. Через девять дней убийц — местных мелких бандитов — мы нашли. Один скрывался в Рязанской области, другой — в Тульской…

В тот летний день Терехов отвёз своих родственников и возвращался домой. Его машину остановили двое парней, попросили подвезти, сказали: «Там наших девочек насилуют, отвези нас, вот адрес». Тот, конечно, сразу согласился. И тут в кармане его рубашки заметили купюру, он только зарплату получил. Пристукнули его, а потом увидели удостоверение и забили насмерть. 

История про табуретку

В кабинет на опрос приводили много жуликов, они ёрзали, крутились, и стулья часто приходилось отдавать в ремонт. Что бы такое придумать? Лучше армейского табурета ничего нет. Нашли оборонное предприятие, и там в порядке шефской помощи из уголков сварили нам металлические табуретки, и была возможность при необходимости приковывать к ней задержанного наручниками. И однажды, пока мы их не прикрутили к полу, задержанный вместе с табуретом улизнул из кабинета. Идёт по коридору. «Куда мебель тащишь, а ну, назад!» — говорю ему.

«Изысканный» киллер

Мы задержали киллера из бригады, которая состояла из трёх человек данной «специальности». Двух его старших коллег, которые выполняли очень серьёзные заказы, к этому времени те же заказчики и ликвидировали. А оставшийся в живых на последние деньги пошёл в ресторан Гранд-отеля, заказал чашечку кофе, рюмку коньяка и очень дорогой салат. (Счёт мы обнаружили в его кармане вместе с горсткой мелочи. Что ни говори, имел свой стиль наёмный убийца, привык к красивой жизни). А потом он пошёл продавать свой пистолет нашему сотруднику, который выступал в роли покупателя. Место продажи этот киллер несколько раз менял, наконец, выбрал пустырь, открытый со всех сторон. Не подсунешься, у него боевое оружие. Что делать? И тут отлично сработал водитель младший инспектор Александр Никифоров. Он вплотную подъехал к машине продавца, блокировав дверь, открыл окошко, как бы намереваясь что-то спросить. Тот тоже открыл, чтобы ответить. Тут же Никифоров сунул туда ствол автомата. Сразу же молниеносно сработала группа захвата… Конечно, я всегда предостерегал людей: если чувствуете, что не хватает сил, не лезьте на рожон, надо чуть выждать. Жуликов на ваш век хватит, их много, а вас мало. Такая у меня была политика. Но ребята, молодые, знающие и умеющие, проявляли чудеса при задержании.

Когда долго работаешь в какой-нибудь профессии, случается, происходит определённая деформация характера. У хирургов, например, проявляется цинизм по отношению к пациентам. Если ты будешь всё это через себя пропускать, не сможешь нормально работать. На нашей службе тоже в грязи пришлось ковыряться, но грязь как-то и не прилипла. Поэтому в связи с расформированием отдела все переболели, пережили, в итоге никто не остался за бортом, каждый нашёл свою нишу, своё призвание и предназначение в жизни.

Беседовал Сергей ДЫШЕВ,

рисунок Николая РАЧКОВА

Номер 32 (9681) от 3 сентября 2019г., Ветеран, Легенды МУРа