petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Номер 4 (9605) от 13 февраля 2018г.

Главная башня Московского Кремля

Она красуется в самом центре столицы, и её просто невозможно не заметить. Каждый гость Москвы, турист он или проезжающий транзитом, побывав хотя бы часок на Красной площади, не мог не любоваться её красотой. Спасская башня является неотъемлемой частью Красной площади и самого Кремля. Сюда приходят самые разные люди из самых дальних далей послушать завораживающий бой знаменитых часов-курантов на башне.
Она проездная, и Спасские ворота в ней выводят на Красную площадь. Ворота в глубокой древности назывались Фроловскими — от находившейся подле церкви Святых Фрола и Лавра (не сохранилась), как, впрочем, и сама башня стала Фроловской.

Существует обычай: мужчины, проходящие через ворота, снимают головной убор. Обычай этот своим началом теряется в глубокой древности. Официально же силу закона этот благочестивый обычай получил в царствование Алексея Михайловича (1645—76), который и переименовал башню в Спасскую, поскольку икона Спаса Нерукотворного была перенесена из Вятки и помещена над воротами (1658). Икона не сохранилась. Тогда же был издан царский указ, чтобы никогда, даже во веки веков, в шапках в ворота не входили.

Спустя двенадцать лет Тишайший царь подтвердил ещё раз этот строжайший указ, запретив даже стольникам (придворные чины), стряпчим (чины, следующие по значимости за стольниками), дворянам и людям всех чинов въезжать в Кремль на лошадях. И даже позже, в начале XIX столетия, лицо, дерзнувшее проехать в ворота или пройти с покрытой головой, останавливал солдат-часовой и, невзирая на чин и звание, заставлял положить перед воротами до пятидесяти земных поклонов.

Чудо древнего зодчества в 1491 году создал выдающийся итальянский архитектор Пьетро Антонио Солари. Его пригласил работать в России Великий князь Московский и всея Руси Иоанн IV Васильевич (Грозный). Башня была встроена в Восточную стену Кремля, знаменита своими часами-курантами и является самой большой среди двадцати остальных башен Кремля.

После постройки Спасской башни (в то время, когда она называлась Фроловской) было решено защитить восточную сторону Кремля оборонительной линией. Для защиты въезда в Кремль на 4-угольной Спасской башне была установлена отводная стрельница, довольно мощная по тем временам. Также дополнительную защиту обеспечивали «герсы» — железные решётки, закрывающие башню с двух сторон. Стоило нападающим проникнуть в башню, герсы опускались и изолировали их от своей армии, а со специальной галереи в самом верху противник безжалостно уничтожался. Ворота стрельницы были дополнительно оборудованы подъёмными мостами.

Спасские ворота были местом встречи московских князей и их представителей с иностранными послами. И, конечно же, ни один кремлёвский крестный ход не мог миновать Спасские ворота, даже цари, перед тем как короноваться, тоже через них проходили. В XVII столетии из священных ворот в день Вербного воскресенья пред обеднею начинался крестный ход. Из Успенского собора крестный ход направлялся к Покрову на рву, изображая вход Христов в Иерусалим, далее священное шествие направлялось к Лобному месту. При этом патриарх «ехал на осляти».

Ещё раз повторимся: Спасская башня была священна всегда. И этому утверждению есть многократные примеры Божественного покровительства. Приведём один из них. В 1812 году Бонапарт Наполеон, въезжая в оставленный москвичами Кремль, был неприятно удивлён и раздосадован следующим явлением: внезапным порывом ветра с его головы была снесена военная шапка. Приближённые императора, поражённые происходящим на их глазах событием, боясь императорского гнева, всё же рискнули ему сказать, что это грозное предзнаменование печального конца войны с Россией. Свидетельницей и участницей явления была священная Спасская башня, и она ещё раз подтвердила волю своего и Божественного провидения.

Наполеон при отступлении из Москвы решился на святотатство — на уничтожение Спасской башни, напророчившей ему беду. Для чего по его приказу был сделан под башней подкоп, куда был заложен большой заряд пороха. Наполеоновские солдаты уже и фитиль зажгли, покидая Кремль. Казалось, ничто уже не спасёт драгоценное сокровище России. Но в эти страшные минуты, когда тлел зажжённый фитиль, в Кремль ворвался отряд казаков под командованием генерала Иловайского и не дал добраться огню до заряда. Этот исторический факт разве не есть повод для размышлений о святом величии Спасской башни. Ну а отряда казаков генерала Иловайского французы боялись панически.

Коли уж мы коснулись работы Пьетро Антонио Солари, то было бы несправедливо не сказать, что в Московском Кремле вместе с ним работал ещё один итальянец — зодчий Марк Фрязин. Они возводили башни, каменные стены. И вот ещё одно величайшее творение двух выдающихся зодчих — Грановитая палата в Кремле, построенная по заказу Иоанна Грозного. Великий князь просто не мог в преддверии освобождения Руси от золотоордынского ига и превращения её в Российское государство не отметить покорение Казани сооружением ещё одной жемчужины зодчества. Именно в ней — в Грановитой палате — три дня и три ночи шёл великий пир и Иоанн Грозный чествовал и одаривал дорогими подарками воинов-победителей. Но это уже другая история.

Эдуард ПОПОВ

(Использованы сведения: Словаря Брокгауза и Ефрона; Энциклопедии «Москва», М., 1980; «Истории России в лицах», М., 1997.)