petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

«И ГУЛЯЛИ ПО ЛУЖАМ ПОСЛЕ ДОЖДЯ...»

73086В своей жизни заведующая отделом социального развития Московской городской организации Общероссийского профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания Российской Федерации Наталья ЗАЙЦЕВА Загородный лагерь отдыха и оздоровления детей «Бугорок» ФКУЗ «Медико-санитарной части Министерства внутренних дел Российской Федерации по г. Москве» открыла дважды…

— Наталья Ивановна, предстоящий юбилей «Бугорка» для вас — событие непустое?

— Конечно, нет! Во-первых, я 30 лет работаю как куратор детских лагерей. А во-вторых, в «Бугороке» я отдыхала в детстве, в конце
1950-х годов. Правда, потом о нём почти забыла. И вдруг спустя десятилетия, в начале 1990-х, снова попала туда!

— Как это случилось??

41742

Наталья Зайцева

— Примерно в 1989 году я пришла работать в профсоюз, и мне предложили курировать детские оздоровительные лагеря. Тогда их в Подмосковье было 36. Среди них был и «Бугорок». Вижу его в списке, но то, что это тот самый, из детства, поняла позже, когда подъезжала к лагерю во время рабочей поездки. Смотрю, знакомые поля вокруг. А как въехали на территорию, осенило: да это же мой «Бугорок»!

Конечно, лагерь стал другим, не такой, что был, когда мы с младшим братом в него ездили. А в памяти сразу стали проноситься воспоминания о том времени.

— Вы обрадовались второму знакомству с «Бугорком»?

— Да, это было очень интересно. Забегая вперёд, скажу, что сейчас люблю его больше других лагерей. Он же мой, родной! Но в детстве, когда сюда меня привозил папа, я пребывание в нём первое время переносила с трудом. Я не любила еду, которую здесь предлагали, физкультура мне не нравилась и так далее.

Однако мои самые яркие воспоминания связаны с линейками у флагштока. Мы стояли отрядами, председатели рапортовали: кто есть по списку, кто болеет и так далее. Утром флаг поднимали, что означало: лагерь готов ко дню. Вечером его спускали. Делал это тот, кто заслужил такую высокую честь. Это было очень почётно.

87289

Весёлая прогулка

— Флагшток был центром лагеря!

— Святым местом! Мы ждали всегда, кого же объявят сегодня лучшим. Барабанная дробь, команда: «Флаг поднять!» В ответ: «Есть поднять!» Очень торжественно!

— Но вернёмся к самому началу. Что вас в детстве привело в «Бугорок»?

— Папа Иван Степанович Юдин был старшиной или сержантом милиции, всю жизнь водителем. Он воевал на фронте Великой Отечественной, имел орден Красной Звезды. Мама Анна Павловна — труженица тыла. Наша семья жила на Киевской улице. Дачи не было. От московской милиции папе давали путёвки на летнюю смену в лагерь — на меня, на моего брата, а когда мама заболела, то и на двоих сразу.

— Каковы оказались первые впечатления от лагерного отдыха?

— Вначале было одно желание — скорее вернуться к родителям. Молоко с пенкой, которое постоянно давали, не любила. Сливочное масло тоже, прятала его под клеёнку, тарелкой накрывала. А уж суп с луком…

97667

Воспитание трудом

Это же детство моё. Но позже, когда попадала в «Бугорок» подростком 14—15 лет, лагерь казался удивительным. Занималась в кружках, вышивала, достигала рекордов в прыжках в длину, высоту, танцевала. А первая влюблённость в мальчика! Тоже в «Бугорке»! Это время совсем по-другому воспринималось.

— Как часто вы проводили лето в лагере? Каков складывался быт, распорядок дня?

— Смена длилась 24 дня. А была в лагере лета, наверное, четыре по одной смене. Распорядок примерно такой, как и сейчас. Быт, конечно, отличался. Сейчас, например, в комнате 2—4 ребёнка проживают, а тогда в каждой из двух половин корпуса, предназначенных отдельно для мальчиков и девочек, стояло по 20 кроватей. Был ранний подъём, зарядка, умывание холодной водой на улице, горячей не было. Завтрак. Занятия, например, танцами или в хоре. Брат помнит, как пел что-то вроде: «Страна большая Шанхай». Ведь дружба с Китаем процветала. Спортивные игры были.

— А после обеда — спать?

38073

Флаг поднять!

— Спать, обязательно! Кто спал, кто болтал… Ну а вечером — кино. Перед ночным сном — страшные истории в темноте. Впечатляющие! Я, правда, не помню ни одной.

Важная часть нашей жизни тогда — сельскохозяйственный труд. Водили нас за ворота через овражек в поле. Там пололи свёклу, морковь. Вечерами большинство детей смотрели фильм. Некоторые тайком выбирались на край территории и жгли костёр, в котором пекли картошку. Нарушали правила.

— Хулиганили, как в фильме 1964 года «Добро пожаловать, или Посторонним вход воспрещён», рассказывающем о жизни в пионерском лагере…

— Да, всё почти так же. Я тоже любила отдохнуть в изоляторе.

— Взвешивали?

— А как же! И взвешивали, и измеряли при приезде и перед отъездом. Требовался привес и прирост. Кормили ведь, на самом деле, хорошо.

— Похоже, вы были трудным ребёнком для вожатых? Им было нелегко?

— Я была девочкой спокойной, уравновешенной и очень дисциплинированной. Мне даже грамоты давали за спортивные достижения, занятия в кружках. О вожатых же помню только то, что они были хорошие. Ни наказаний, ни подзатыльников — такого никогда не было. Доставалось только от ребят, которые считали своим долгом намазать зубной пастой спящего товарища перед отъездом домой. Но меня это миновало — я с краю, близко к двери не спала.

— Что вам дало пребывание в лагере?

66372

Встречи в «Бугорке»

— В городе мы детьми во дворе бегали вольно. А в «Бугорке» всё было организованно. В нём давали возможность раскрыться в творчестве, на сцене. Услышать аплодисменты в свой адрес. Это очень волнующе и важно. В хоре поёшь, знаешь, что нельзя подвести других, сфальшивить. Лагерь прививал чувство ответственности. Мы становились более дружными, хотя и соревновались между собой в достижении каких-то, например, спортивных целей.

— Приходилось ли вам проводить время в других лагерях?

— Мама работала на авиазаводе, родители как-то отдавали меня в другой детский лагерь. Но «Бугорок» мне запомнился больше. Представьте, когда в него отправляются 24 отряда, и каждый из них везут два автобуса. Чемоданы едут отдельно, впереди. Это целая туча! И это незабываемо. Я всегда знала, понимала, что «Бугорок» особенный. Он — папин, это — милицейский лагерь.

— Как сложилась ваша дальнейшая жизнь после знакомства с «Бугорком»?

— Счастливо и хорошо. Подростком занималась лёгкой атлетикой, ходила в кружки в дом пионеров, танцевала на концертах, организованных для жителей при жэках. Это было такое счастливое время! Затем окончила педучилище, пединститут. Работала в профтехучилище, была одним из руководителей автошколы при ДОСААФ. А затем стала работать в профсоюзе, впоследствии возглавила профорганизацию ДОСААФ Москвы. Наконец, перешла в аппарат Московской городской организации Общероссийского профессионального союза работников государственных учреждений и общественного обслуживания Российской Федерации. Здесь работаю вот уже без малого 32 года. Курирую детские лагеря, которых осталось в области только девять.

— Почему так мало?

— К сожалению, многим организациям пришлось от них избавиться, как от непрофильных активов. Могу сказать, что «Бугорок» на фоне оставшихся выглядит как настоящий детский лагерь. Он был, есть и, я убеждена, должен жить в будущем! Да, он требует сегодня ремонта, нужен крытый бассейн. Клуб есть. Главное его качество заключается в работе, в том, что получают дети. Мне очень симпатичны кружководы, нравится весь коллектив. До недавнего времени лагерь возглавляла Людмила Вячеславовна Иванова. Она, как педагог, подняла работу на высокий уровень. Много вложил в «Бугорок» и её предшественник Леонид Борисович Годунов. Сегодня их дело продолжает Павел Алексеевич Черенков. Повторюсь, «Бугорок» обязательно должен жить!

— Вы часто его посещаете?

— Да, и с большим удовольствием. Бываю на традиционных встречах с ветеранами, на многих других мероприятиях. Надо видеть, слышать детские концерты, которые здесь проходят, чтобы понять: «Бугорок» даёт возможность каждому ребёнку реализоваться, почувствовать свои возможности.

— В чём состоит кураторство профсоюза над лагерем?

— Благодаря профсоюзу, оказываемой финансовой помощи, снижается стоимость путёвки. Также мы осуществляем методическую поддержку, учим, например, охране труда и технике безопасности, проводим проверки, без которых не открывается ни один летний лагерь. Мы обучаем директоров, открываем школы вожатского мастерства, проводим профессиональные конкурсы.

— Есть ли в этой работе взаимодействие с профсоюзом московской полиции?

— Без него невозможно обойтись. Профсоюз, возглавляемый Еленой Фёдоровной Колесниковой, а в прошлом Лидией Николаевной Одинцовой, оказывал поддержку лагерю «Бугорок», делает это и сегодня.

— Можно сказать, вниманием профсоюза «Бугорок» не обделён.

— Как он будет обделён, если занимает призовые места в конкурсах, проводимых профсоюзом?

— И в завершение разговора, Наталья Ивановна, скажите: далёко ли прекрасное, как в той песне поётся, и можете ли вы его связать сегодня «Бугорком»?

— Для меня «Бугорок» — родной. Не случайно в жизни я встретилась с ним дважды. Моё детство и далёко, и прекрасно. И отчасти оно связано с этим лагерем. Мы катались на картонках с ледяных горок, дружили и во дворе, и в лагере. Да, у нас не было ещё платьев, носили шароварчики, маечки, но с радостью гуляли по лужам после дождя. И наши родители не волновались за нас, отпуская из дома играть на улицу или на отдых в детский лагерь. Потому что знали, что с нами ничего плохого не случится!

Алексей БЕЛОЗЁРОВ,

фото из архива

Натальи ЗАЙЦЕВОЙ

и лагеря «Бугорок»

 
 
 
 

Профсоюз, Есть такая служба, Номер 42 (9739) от 10 ноября 2020г.