petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Хороший сплав для отличного результата

 
Изолятор временного содержания. Решетки, массивные двери с прочными замками и глазками… Еще не тюрьма, но что-то похожее на это заведение. Сюда попадают совершенно разные люди — расчетливые, ловкие, жестокие преступники и юнцы, совершившие серьезные правонарушения по собственной глупости, не совладавший с соблазном больших денег работник финансового учреждения, бродяжка, пошедший на преступление ради того, чтобы оказаться на государственном «курорте». Контингент очень разнообразный, но сегодня речь пойдет не о преступниках — их похождениям и без того уделяется немало газетных страниц. Корреспонденту «Петровки, 38» захотелось познакомиться с жизнью и службой тех, кто находится по другую сторону тяжелой решетки — с сотрудниками ИВС. Благо, и повод для этого нашелся подходящий —
13 мая 2008 года исполнилось 70 лет охранно-конвойной службе России. По завершении торжественной декады я отправилась в одно из лучших подобных учреждений города — ИВС № 1 при УВД по Северному административному округу г. Москвы.
В ходе предварительной беседы начальник ИВС полковник милиции Владимир Гулькин категорически отказался от «кабинетного» рассказа о деятельности.
— Приезжайте к нам в самом начале рабочего дня, — посоветовал Владимир Алексеевич. — Вы все увидите собственными глазами, пообщаетесь с нашими сотрудниками. У нас замечательный коллектив. И хорошие оценки нашей работы — это не моя заслуга, а именно их.
9.00. ОВД по району Войковский. На первом этаже этого здания располагается изолятор. Все сотрудники уже на месте, начинается развод. Начальник ИВС доводит до сведения своих подчиненных информацию о происшествиях в городе, а также о том, какие мероприятия сегодня намечены для задержанных — у кого-то допрос, у кого-то выезд на следственные действия. Зафиксировав информацию, сотрудники расходятся по своим рабочим местам.
9.15. Не успела я осмотреться, как помещение огласил резкий звонок во входную дверь. Проверка. Сегодня ее осуществляет начальник отделения ООП УВД по САО майор милиции Андрей Подобулкин. Как рассказал мне проверяющий, со стороны УВД осуществляется самый жесткий контроль за изолятором. Раз в сутки проводятся контрольные обыски. Проверки происходят четко в соответствии с утвержденным графиком. Кроме того, ответственные лица контролируют работу ИВС еще и ночью.
В данный момент проверяющего интересует порядок проведения обыска, в котором принимают участие практически все сотрудники ИВС — двое непосредственно в камере, а остальные, на случай каких-либо эксцессов, занимают предписанные инструкциями позиции. При помощи мощного фонаря командир отделения прапорщик милиции Николай Цибыренок и старшина милиции Игорь Подлужный досконально осматривают помещения, в которых содержатся задержанные, на наличие запрещенных предметов. Первая камера, вторая, третья… Когда захлопывается дверь последней из них, проверяющий получает подробный отчет о проведенной работе. Сегодня нарушений не выявлено.
Посмотрев на контингент, содержащийся с камерах, я задалась вопросом — о санитарных нормах.
— От нашего дезинфектора ни одна инфекция не уйдет, — шутят сотрудники и знакомят меня с Ниной Якубовской.
За ее плечами 40 лет медицинского стажа, ранее Нина Тимофеевна работала в специальной медицинской службе пресненского вытрезвителя, но после его упразднения была переведена в ИВС № 1 по САО. Дезинфектор с готовностью показывает мне свои владения.
Небольшая санитарная комната оснащена всем необходимым — слева душ, справа раздевалка и камера для обеззараживания одежды. Пока задержанный проходит санобработку, его одеждой занимается Нина Тимофеевна — помещает ее в огромный короб и задает нужную температуру. Через определенное время достается уже очищенная от грязи и инфекции одежда. В обязанности Нины Тимофеевны входит «продувание» камер и их кварцевание. Обработка кварцем проводится как минимум два раза в неделю, когда временные обитатели камеры выводятся на прогулку во внутренний дворик.
Из коридора слышится звон ключей. Прогулка. Согласно правилам, взрослым положена прогулка длительностью один час, несовершеннолетним — два часа. Наблюдаю. Дверь в камеру открывается. Двоих задержанных выводят подышать свежим воздухом.
— Лицом к стене, руки за спину, вперед, — говорит конвоир.
Решетка прогулочного дворика закрывается. Теперь задача конвоя — наблюдение за территорией двора не только во избежание конфликтов, выяснения отношений и других происшествий, но и для того, чтобы своевременно оказать помощь, если у задержанного случится приступ хронического заболевания или психический припадок. Даже если налицо признаки симуляции, милиционеры в обязательном порядке вызывают специализированную помощь.
— Бывает жалко тех, кто оказывается под вашей опекой? — спрашиваю я.
— А как же, конечно, — отвечает майор милиции Никита Володин. — Вот только этой жалости задержанный и его сокамерники видеть ни в коем случае не должны. Для сотрудника ИВС все содержащиеся под стражей должны быть одинаковы. Это сложно, не каждый человек может камуфлировать свои чувства.
Кроме того, нам необходимо обладать знаниями по психологии. При поступлении нового человека его нужно как бы «просканировать», чтобы определить характер, тип поведения, и в соответствии с этими наблюдениями уже для себя сделать вывод, насколько часто нужно контролировать этого задержанного. Кстати, это свойство приходит с опытом. Если есть сомнения по поводу того или иного субъекта, мы всегда обращаемся к нашему «дядьке». Он видит всех буквально насквозь.
Улыбаясь, мой собеседник показывает на старшего конвоя старшего прапорщика милиции Леонида Чернецова. Леонид Григорьевич работает в ИВС с 1989 года. Начиналась его служба в изоляторе, который располагался на базе 28-го отделения милиции (ныне ОВД по району Левобережный), в 1996 году состоялось перебазирование ИВС в новое здание ОВД по району Войковский. 
— Столько лет проработать в ИВС… — удивляюсь я.
— Это только поначалу тяжело, — говорит Леонид Григорьевич. — А потом уже и жизни себе не представляешь без этой работы.
Своему наставнику вторит стажер — 20-летняя Ирина Матюшина:
— Первое, что мне здесь понравилось, — это замечательный коллектив. Cпокойная, размеренная работа, есть определенность в завтрашнем дне. Да, считается, что служба в ИВС — совершенно не женское дело, но я стараюсь не зацикливаться на предрассудках. Мне повезло, у меня наставник — отличный профессионал, мне есть чему у него поучиться. И если первые шаги на милицейском поприще были исключительно пробными, то теперь я четко знаю, что свою дальнейшую жизнь хочу связать именно с правоохранительными органами.
    — Вы сами видели, — говорит заместитель начальника ИВС по службе старший лейтенант милиции Дмитрий Борисов, — коллектив у нас сложившийся. Есть и молодые сотрудники, и очень опытные — вот такой удачный сплав.
   До 2006 года требования по приему на работу в ИВС были очень жесткими — необходим был как минимум трехлетний опыт работы в органах внутренних дел. Теперь можно принимать на работу стажеров. Как показала практика, в этом есть свои, и весьма существенные, плюсы — молодые люди, которые учатся на опыте своих коллег, к моменту начала несения полноценной службы становятся полноправными участниками служебного процесса, хорошо ориентируются в обстановке.
— К сожалению, наша служба считается не самой приметной, но при всей своей неромантичности она имеет массу существенных плюсов, — отмечает Дмитрий Борисов. — В частности, у нас идет льготное исчисление выслуги лет, есть различные льготы за сложность и напряженность. Бытует мнение, что в ИВС легко заразиться теми или иными заболеваниями от задержанных. Уверяю вас, это миф. Об этом свидетельствует статистика санэпиднадзора.
* * *
Да, поистине лучше один раз увидеть… Сложная служба, требующая неукоснительного исполнения инструкций, замкнутое пространство, постоянное негативное отношение задержанных. Тяжело. Но это только в теории, на практике все трудности оказываются вполне преодолимыми. В этом я убедилась, пообщавшись с сотрудниками одного из лучших изоляторов города — ИВС № 1 по САО г. Москвы.
Елена ДЕМИДЕНКО