petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Крестным ходом по ярославской земле. Дневник паломницы

 

(Продолжение. Начало в № 30).

Бытовые условия московских общинников налажены на достаточно высоком уровне. практика нарабатывалась годами, и теперь все выверено до мелочей. Например, наши не переносят палатки с места на место. Разбив платочный лагерь посередине маршрута, окраина села Ивановское, они каждый раз по окончании дневного шествия возвращаются в его расположение. Для этого ГУВД специально выделило автобус. Общинники в конце каждого дня даже находят время для купания, а это неописуемое благо после многочасовой изнуряющей жары.
Конечная цель маршрута — колодчик преподобного Иринарха Затворника, где каждый паломник должен совершить троекратное погружение. Представляете, что происходит у святого источника, когда к нему прибывает такое количество народа? Чтобы избежать длинной очереди, наши общинники прибывают к источнику на второй и третий день крестного хода — сначала мужчины, потом женщины и дети. Погружаются в источник, набирают святой воды. Окунуться в купель нужно с головой, причем, как уже говорилось, не менее трех раз. Перед каждым погружением необходимо перекрестится. Несмотря на всю простоту процедуры, совершить это под силу не каждому, поскольку температура в источнике всего +4 градуса. После трех погружений новички выскакивают из воды пулей. От холода с непривычки заметно подкашиваются ноги, но затем по телу растекается неописуемая благодать, и появляются силы и желание повторить омовение. Но, по словам батюшки, данная процедура не должна превращаться в заурядное купание. Это священный обряд, который обязан пройти каждый православный, участвующий в крестном ходе.

На одном из участков маршрута приходится преодолевать узенький мостик через реку. Поскольку с него люди сходят по одному, это позволяет организаторам пересчитать паломников. В этом году аномальная жара подкорректировала планы многих, но в основном тех, кто недостаточно силен в вере. Если в прошлом году в первые дни шествия участвовало около 2000 человек, то в этом году насчитывалось 1350 крестоходцев. Хотя в конце недели народа всегда прибавляется.
На сходе с переправы обращаю внимание на пожарную машину и машину спасотряда Ярославской области. Как выясняется, к этому делу приложили руку и наши общинники. Дело в том, что один из членов общины — Александр Альбертович Колодкин — сотрудник Департамента пожарно-спасательных сил МЧС России, полковник внутренней службы. Его усилиями удалось обеспечить участие сил МЧС в проведении крестного хода. МЧСовцы соорудили переправу через речушку, обеспечили безопасность купания, поскольку многие из паломников, едва пройдя по мосту, бросились в воду. Причем прямо в одежде, так велико было их желание хоть на время укрыться от палящих лучей солнца в проточной воде природного водоема. В то время, когда вода в буквальном смысле бурлила от жаждущих искупаться, рядом с берегом курсировала надувная лодка со спасателем, а на берегу стоял еще один сотрудник МЧС в спасательном жилете. Невдалеке замечаю и карету скорой помощи, так что контроль за здоровьем и безопасностью паломников не ослабевает ни на минуту.
Это можно сказать и о милиции. На всем протяжении маршрута были выставлены милицейские посты. Сотрудники милиции встречались даже в лесном массиве. Я решила обратиться к одному из них и узнать, случались ли в истории крестного хода нештатные ситуации. Он ответил, что таких случаев не припоминает.

Идти по жаре трудно. Но в этом и заключается весь смысл происходящего. Чтобы стяжать благодать Божию и получить просимое, в народной традиции было давать обеты: пройти крестный ход в веригах, с тяжестями, в неудобной обуви, постясь. Если ничего этого не претерпевать, то это и не крестный ход вовсе.
 Задаю вопрос матушке Галине:
— Матушка, для чего все это нужно?
— Участие в крестном ходе придает сил на весь год. Многие проблемы исчезают потом сами собой. Ну и это возможность закалить себя, испытать на прочность, укрепить силу воли, приобщиться к духовности.

По пути следования то тут, то там возникают очаги оживленности: это местные жители потчуют изнывающих от жары паломников водой. Последние норовят не только напиться, но и по возможности ополоснуться прохладной ключевой водицей. Одно наблюдение. В людей летят брызги живительной влаги — они ликуют от удовольствия. Мужчина снимает всю эту феерию на айфон. Причем ему безразлично, что дорогостоящая аппаратура может от воды придти в негодность, а вот незатейливую иконку, висящую на шее, он бережно прикрывает от брызг полами джинсовки.

Людская река растягивается на полтора-два километра. На узких участках маршрута люди вынуждены тесниться. Толчея порой напоминает давку в московском метро. Но в метро люди друг на друга рычат, нередко распускают руки, выясняя отношения. Здесь же все по-другому. Люди не только вежливы и улыбчивы, но и готовы в любую минуту придти друг другу на помощь. И никакой злобы.
Я иду бок о бок с Галиной Кочетковой, заведующей столовой Центра восстановительной медицины и реабилитации «Березовая роща» МСЧ ГУВД по г. Москве.
— Посмотри на лица, — говорит она, — таких лиц ты не встретишь ни в городе, ни в деревне.
И действительно все улыбчивы, почтительны друг к другу. Лица в буквальном смысле светятся радостью.
Галина Петровна на крестный ход приехала с мужем. Петр Борисович тоже работник ЦВМиР «Березовая роща», а здесь в его обязанности входит приготовление пищи, с чем, как я успела заметить, он справляется отменно. Такой вкусной каши и пюре я давно не ела. Хотя, конечно, вкусовые ощущения усиливаются прямо пропорционально усталости, накопленной в пути. А вообще пища в лагере незатейливая. Кроме названных каши и пюре, еще огурцы, помидоры, чай с лимоном… Лишь в один из дней довелось полакомиться вкусным маковым рулетом и арбузом, поскольку всей общиной отмечался день рождения отца Александра.

Главная достопримечательность нашего лагеря — это полотнище с изображением двуглавого орла с одной стороны и иконы Божией Матери Знамения — с другой. Оно водружено на длинный шест и видно издалека. Мне как сотруднику редакции «Петровка, 38» приятно осознавать, что и мы приложили руку к благому делу, поскольку это подарок Храму Генерального директора «Русской пароходной компании на паях» Андрея Владимировича Басова и главного редактора нашей газеты Геннадия Игоревича Белокопытова.

По мере своего повествования я намерена знакомить вас с некоторыми общинниками Знаменского храма. И первыми, кого бы я хотела представить, это династия Агиевичей. Их трое — отец, сын и внук. Самому старшему, Адаму Михайловичу, 86 лет. Он не имеет отношения к правоохранительным органам, но выправка у него поистине военная. А вот оба его потомка связали свою судьбу с органами правопорядка. Сын Виктор, в прошлом заместитель начальника ХОЗУ (УМТиХО) московского ГУВД, подполковник милиции в отставке. С настоятелем храма познакомился в 1994 году, а в 1996-м вступил в общину. Нелишне будет упомянуть, что в общине, после батюшки с матушкой, он старший, поскольку является ее старостой. Это очень ответственная должность, требующая веры, сил и деловой хватки, которых у Виктора Адамовича не занимать. И, наконец, младший представитель династии — Сергей Агиевич. Он майор милиции, проходит службу в Экспертно-криминалистическом центре ГУВД по г. Москве.
Отношения между родственниками просто умиляют. Нечасто встретишь проявление такой всепоглощающей заботы, какую принято проявлять к своим близким в этой семье. Но перейдем к дальнейшему повествованию.

«Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, — несется над колонной верующих. — Богородицею помилуй нас!»... Эта напевная молитва очень помогает людям. С ней легче идти. Во-первых, она задает темп, во-вторых, помогает контролировать дыхание. Ну и, конечно же, добавляет духовных и моральных сил. Как-то само собой у верующих появилась идея исполнять молитву попеременно сначала мужскими, а потом женскими голосами. Эта практика очень быстро прижилась и теперь стала одной из отличительных черт Иринарховского крестного хода. А таких черт накопилось уже немало. К ним, например, можно отнести одежду паломников. Многие одеваются в русские национальные костюмы: женщины — в сарафаны, мужчины — в расшитые холщевые сорочки.

Еще один член общины — Сергей Малыш — сотрудник Центра транспортного обеспечения ГУВД по г. Москве. Его крепкие мужские руки — хорошее подспорье в самых трудоемких процессах. В лагерь он прибыл за день до приезда основной группы. Вместе с помощниками воздвиг на месте будущей стоянки два навеса, в которых разместилась полевая столовая. Да и сам по себе Сергей Витальевич человек веселый и легкий на подъем. С таким не пропадешь.

Дисциплине в лагере могло бы позавидовать любое строевое подразделение. В отличие от многих из них команды начальника здесь принято выполнять безоговорочно и с первого раза. Напротив, без команды не предпринимать лишних движений.
Расписание примерно следующее. Подъем в 7 часов. В 7.30 — утренняя молитва. Потом завтрак. До начала крестного хода распорядок для общинников вольный. Но все так или иначе принимают участие в пополнении запасов воды, пищи и прочих общественных заботах. По возвращении с крестного хода — кратковременный выезд на речку, раздельное купание («мальчики — налево, девочки — направо»). Купание в реке — не просто удовольствие, но и необходимая мера личной гигиены. По прибытии в лагерь — ужин. Затем вечернее правило (молитва). Остальное время до утра отводится для сна.

Во время чтения утреннего и вечернего правил и на протяжении всего крестного хода община молится за здравие наших воинов, находящихся в горячих точках, поименно поминая каждого из них. Список с именами находится у отца Александра.

Сколько живу, столько удивляюсь логике мышления православных христиан, с которой они подходят к объяснению всевозможных фактов и явлений, а также их природному остроумию. Вот пара наблюдений.
Девочка обронила в траве бусы. Мама ее успокаивает:
— Не переживай, значит, кому-то они нужнее, чем тебе...
Или матушка Галина, завидя одного из общинников, идущего налегке к нашей группе, расположившейся на привале, бросает ему камешек:
— Лови!
Тот, естественно, ловит. А матушка наставляет:
— Знаешь, почему ты поймал? Потому что у тебя руки ничем не заняты.
И до общинника доходит, что, направляясь к своей группе, он мог бы прихватить продукты питания или воду… 

Детишек в нашей группе шестеро. Самой младшей Фросе всего 10 месяцев. Следующая по старшинству Галина. Несмотря на то, что ей всего четыре года, у нее уже пятилетний стаж участия в крестном ходе: первый свой красный ход она совершила в утробе матери. У Гали две сестрички — Лера (12 лет) и Ира (9 лет). Мама трех сестренок по профессии — зубной врач, папа Александр — начальник отдела УМТиХО ГУВД. Его отсутствие маленькая Галя объясняет тем, что папу не отпустили со службы. Еще одна девочка — Соня, ей 6 лет. И, наконец, самый старший из детской компании — 13-летний Артем. Он, как может, опекает младших, следит за ними. Но и сам не прочь поноситься, попинать мяч. Но это в свободное время, а так идет весь крестный ход наравне со взрослыми.

На привале выдается немного свободного времени. Вновь прошу отца Александра поделиться своими мыслями.
— Крестный ход и вера помогают каждому преобразиться, окрепнуть духом, — говорит батюшка. — Да, это испытание, но почему бы не пострадать за службу нашу, за милицейскую. Тут даже маленьких на руках несут, больных везут на колясках. И чем больше сотрудников будут приобщаться к вере, тем меньше будет твориться безобразий, жестокости, пьянства, случаев суицида. Это последний шанс заблудшим душам найти свой стержень, точку духовной опоры, стать просветленнее.

Материал подготовила Наталья АЛЕКСЕЕВА,
фото автора и матушки Галины
(Продолжение следует).

Династии, Номер 31 (171) 11 августа 2010 года