petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

НА ФРОНТЕ ОХРАНЫ ПРАВОПОРЯДКА

369601Участница Великой Отечественной войны, ветеран органов внутренних дел России Мария БАРДЫЧЕВА отметила 95­летие. Хрупкой и юной девочкой она встретила Великую Отечественную войну, но смогла пережить те неимоверно тяжёлые годы, не потеряв задорной улыбки. Той самой, с которой идёт по жизни по сей день.

— В четырнадцать лет, после смерти мамы, на мои детские плечи легла большая ответственность. Помимо старшей сестры, нас троих кормить было некому и поэтому, как только мне исполнилось шестнадцать, я пошла работать. И тут объявили о том, что началась война, — вспоминает ветеран.

До службы в органах внутренних дел Мария Александровна трудилась диспетчером на станции Москва­Сортировочная. Повестку о призыве на службу в милицию она получила в сентябре 1942 года. Идти в органы не хотела, мечтала попасть на фронт. Но уговорил местный участковый.

161837— Помню как сейчас, сильно рыдала, когда узнала о том, что меня не берут на фронт, а хотят оставить тут, чтобы работала в милиции. А ведь тогда я только и мечтала попасть на передовую, хотела быть медсестрой. Я говорю участковому: «Не пойду в милицию. Убегу сейчас». А он мне: «Как же ты, Маша, убежишь? Ведь война. Почти всех милиционеров на фронт забрали. Кто службу нести будет? На вас одна надежда», — вспоминает Мария Александровна.

Милиционер убедил, и девушка пошла служить.

Первое назначение получила в 23­е отделение милиции в Сокольниках, а вместе с ним и новое обмундирование — яловые сапожки, юбку, гимнастёрку и синюю шинель.

— Выпало мне работать в отделе регулирования уличного движения (ОРУД) — нынешние ГАИ, ГИБДД. Признаться честно, мне, тогда восемнадцатилетней, было по­настоящему страшно. Москва стояла тёмная, не такая яркая, как сейчас, и мы, чтобы нас было видно, имели при себе фонарики. А ещё ни при каких обстоятельствах нельзя было покидать пост, стоять нужно было до последнего, даже если шла бомбёжка. Не так было страшно понимать, что в любую минуту может упасть бомба, — страшнее было слышать вой сирены, который оповещал о приближении немецкого бомбардировщика.
356448Мой пост находился на Площади трёх вокзалов. Тогда были не такие светофоры. Около меня стоял треножник с лампочкой, а к нему прилагались стёклышки: красное, жёлтое и зелёное. Чтобы дать, к примеру, зелёный свет водителю, вручную крутила стёкла и одновременно жезлом указывала направление. От того, что в основном крутиться приходилось на одной левой ноге, набойки приходилось менять чуть ли не каждую неделю. До дыр прокручивала! Помню, стою однажды на площади и слышу рядом крик напарницы и свисток, понимаю: что­то случилось, — а потом, гляжу, на меня с огромной скоростью мчится военный автомобиль. Пришлось выбегать прямо ему навстречу, включать красный и вставать, перегораживая проезд. Хорошо, что подоспели товарищи. Оказался в машине солдат­дезертир, который угнал машину из части и хотел на ней до фронта доехать. Вот так и шла моя служба, а в скором времени и война окончилась.

349679Мария Александровна регулировала движение на десятках улиц и перекрёстков. Но самый ответственный её пост был на Красной площади. Какое­то время стояла на улице Разина, как раз напротив Спасских ворот. Оттуда иногда выезжала машина Сталина. Сотрудники КГБ СССР, располагавшиеся по четырём углам улицы, следили за действиями Марии. Если у охраны звенел звонок, сообщающий, что Сталин выезжает, нужно было за километр остановить все машины. Мария Бардычева вспоминает, что напряжение на посту было страшное. Бронированная машина проскакивала так, что девушка­милиционер даже оглянуться не успевала. Самого Сталина она не видела, только силуэт внутри кабины.

Участница войны вспоминает, как 17 июля 1944 года от стадиона «Динамо» и ипподрома по Садовому кольцу вели пленных немцев. О проходе колонны узнал народ. Солдаты ограждали толпу от немцев, чтобы избежать стычек. Мария Бардычева тогда стояла на посту, на левом повороте к Казанскому вокзалу:

— И кто в чём: в лаптях, в галошах. Грязные. Дорогу после прохода колонны отмывали мощные машины с хлоркой и мылом. Чтобы следа от фашистов в буквальном смысле не осталось.

После войны Мария Александровна продолжила службу в органах внутренних дел. Работала секретарём в нескольких отделениях милиции. В 70­х годах прошлого века стали реорганизовывать райотделы милиции, и Марии Бардычевой предложили возглавить канцелярию нового РУВД Севастопольского района. Именно этот отдел и стал для неё вторым домом. На пенсию вышла в 1986 году в звании младшего сержанта милиции.

За 45 лет безупречной службы в рядах милиции Мария Александровна Бардычева не раз награждалась государственными и ведомственными наградами, которыми она очень гордится и дорожит. Но больше всего она гордится своей семьёй, своими родными и близкими, которые, глядя на маму и бабушку, также стали стражами правопорядка, верой и правдой защищая покой мирных граждан.

По случаю 95 летия Марии Бардычевой в гости к имениннице пришли помощник начальника УВД по ЮЗАО по работе с личным составом, подполковник внутренней службы Сергей Сорокин, врио начальника ОМПО, майор внутренней службы Надежда Павлочева, а также представитель Общественного совета при УВД, полковник милиции в отставке Александр Нестеров.

Юлия АНОСОВА, Маргарита МАКЕЕВА, фото пресс­службы УВД по ЮЗАО

Мы гордимся вами, Номер 27 (9676) от 30 июля 2019г., Ветеран