petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Начало династии

С восхищением маленькая Юля наблюдала за работой Зинаиды Кибрит — эксперта-криминалиста из фильма «Следствие ведут знатоки», которая помогала опытным сыщикам раскрывать запутанные дела. В школьных сочинениях на тему выбора будущей профессии Юля писала, что хочет быть экспертом-криминалистом, придумывала место преступления и анализировала ситуацию. Учителя полагали, что детская увлеченность скоро пройдет. Когда же мама стала работать, как и любимая Юлина героиня, в Экспертно-криминалистическом центре на Петровке, 38, то никаких сомнений в том, что девочка пойдет по ее стопам, не осталось.
Но начнем по порядку…
Мама
Нина Ивановна Алферова, окончив Академию народного хозяйства имени Плеханова, работала в Центральной санитарно-пищевой лаборатории Москвы. Занималась исследованием пищевых продуктов и свою профессию очень любила.
Однажды к ним в организацию приехали сотрудники милиции из Главного управления внутренних дел. На Петровке была создана пищевая лаборатория, и эксперты обратились за консультацией к гражданским коллегам. Их интересовало, какое оборудование необходимо закупить для работы. Одновременно стражи порядка решали и кадровую проблему — приглашали на службу в новое подразделение. Такое предложение получила одна из лучших сотрудниц Центральной санитарно-пищевой лаборатории — Нина Алферова. Перспектива работы в ЭКЦ на легендарной Петровке, 38 ей показалась заманчивой, и женщина согласилась.
Специалисты проводили экспертизу не только продуктов питания, но и алкоголя. Так уж вышло, что начало службы в правоохранительных органах Нины Ивановны совпало с принятием в стране так называемого «сухого закона».
— Наша небольшая лаборатория была практически полностью заставлена приготовленной народными умельцами алкогольной продукцией, — вспоминает Нина Алферова. — Со всей Москвы нам привозили для проведения экспертизы баночки, бутылочки, канистры и другие всевозможные емкости с самогоном и брагой. В лабораторию попадали и аппараты для приготовления этих «народных напитков».
Работы у экспертов-криминалистов было очень много. Не обошлось и без казусных моментов. Как-то утром, открыв ключом дверь пищевой лаборатории, эксперты увидели такую картину: все помещение было залито ярко-красной жидкостью, а с потолка свисали гроздья каких-то ягод. Оказалось, несколько больших бутылок с домашним вином не выдержали процесса брожения и взорвались, «разукрасив» лабораторию. Пришлось работать в ускоренном темпе, чтобы подобные сюрпризы не повторились.
После отмены «сухого закона» волна самогоноварения постепенно сошла на нет. Но в 1990—1991 годах на страну обрушился новый удар — на черном рынке стали появляться наркотики. Их большими партиями изымали и привозили на экспертизу в ЭКЦ. К исследованиям этого зелья подключились все эксперты-криминалисты. Самыми распространенными наркотиками были опий, маковая соломка, марихуана, гашиш. Случаи изъятия героина были единичны. Но однажды в лабораторию ЭКЦ попала партия неизвестного ранее вещества.
Оперативники уголовного розыска на черном рынке изъяли большое количество новокаиновых ампул. Сыщикам показалось подозрительным, что стеклянные емкости для хранения лекарства были перепаянными. Возник вопрос: кому понадобилось вскрывать ампулы и для какой цели? Что в них на самом деле хранится, предстояло выяснить экспертам-криминалистам. Результаты первых исследований оказались шокирующими — в ампулах ничего не обнаружили. Оперативники возмутились: «Как же так! На наркорынках этой дряни огромное количество, ее продают большими партиями, а вы ничего не находите». Последующие экспертизы тоже не принесли положительных результатов. Все стало на свои места, когда коллеги из МВД привезли на Петровку разработанную методику работы с этим новым веществом. Тогда-то и выяснилось, что в ампулах содержался триметилфентанил, но в таком мизерном количестве, что привычные методики работы по выявлению наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ не подходили. Этот препарат по своему действию на организм человека в десятки раз превышал воздействие героина. Для изготовления наркотической дозы такого препарата нужно гораздо меньше, чем его общеизвестного аналога. Точную дозировку знали немногие, поэтому для десятков наркоманов укол этой отравы становился последним в жизни.
— Сейчас этот препарат вновь появляется на черных рынках, — говорит главный эксперт-криминалист ЭКЦ УВД по СЗАО подполковник милиции Нина Алферова, которая 7 лет назад перевелась в управление из ГУВД.
Многих тогда удивил поступок Нины Ивановны, ведь, по сути, она уходила на понижение. Но в рапорте ее решение было обосновано так: по семейным обстоятельствам…
Дочь
Когда Юля сообщила маме, что будет экспертом-криминалистом, Нина Ивановна не удивилась. Девочка хорошо знала химию и испытывала живой интерес к маминой профессии. Да и саму Нину Алферову служба в милиции не разочаровала. Выбор дочери она одобрила.
В 1994 году Юлия окончила биотехнологический факультет Московского государственного института пищевой промышленности и пришла устраиваться экспертом-криминалистом в УВД по СЗАО Москвы. В управлении на тот момент не было химической лаборатории, поэтому Юлия начинала службу в ОВД Южное Тушино в следственно-оперативной группе выездным экспертом.
— До сих пор помню свой первый выезд, — рассказывает главный эксперт-криминалист майор милиции Юлия Гаврилина. — Мне надо было поехать в морг и снять отпечатки пальцев рук с трупа мужчины, которого убили, перерезав ему горло. Жутковато было.
За годы работы в СОГ Юлии не раз приходилось бывать на местах происшествий. Она всегда ответственно подходила к выполнению любого задания, но преодолеть неприятные чувства при работе с трупами все же не могла. Когда ее перевели в химическую лабораторию, Юлия с большим энтузиазмом приступила к выполнению профессиональных обязанностей — это была ее стихия, и она много времени проводила на службе. Все поменялось, когда Юлия вышла замуж и родила дочку. Ей пришлось выбирать: карьера или семья. Отказываться от любимого дела не хотелось, но мужу и ребенку необходимо уделять много внимания, что несовместимо с профессиональным ростом. В этой сложной жизненной ситуации на помощь пришла Нина Ивановна. Чтобы дочь могла совмещать работу и дом, она перевелась из ЭКЦ ГУВД Москвы в химическую лабораторию УВД СЗАО Москвы. С согласия руководства подразделения женщины составили удобный график работы и продолжают заниматься любимым делом. Они проводят экспертизы изъятых наркотических, психотропных и сильнодействующих веществ, проверяют на соответствие ГОСТу алкоголь.
— То, что сегодня творится на рынке алкогольной продукции, вызывает ужас, — рассказывает Юлия Гаврилина. — Водка — из технического спирта с недопустимым содержанием сивушных масел, альдегидов и метанола; вино — с добавлением химических красителей; коньяк — из спирта, подкрашенного йодом. А уж пауки, тараканы, окурки и прочие посторонние предметы, содержащиеся в закрытых бутылках, — отдельная тема для обсуждения. И этот ассортимент предлагают потребителю. Головная боль — наименьший ущерб здоровью, который может нанести себе человек, выпив такой алкоголь. Совсем недавно мне пришлось столкнуться с трагическими последствиями употребления некачественной водки.
Каждый год Юлия с семьей отдыхает в небольшой деревне на озере Селигер. По соседству с ними жил старик, который с удовольствием помогал приезжим по хозяйству. Дедушка, несмотря на свои годы, был довольно крепкого здоровья и очень любил ловить рыбу. Но прошлой осенью случилось несчастье — старик утонул в озере, когда рыбачил. Никто не мог поверить в то, что дед, с детства хорошо плавающий, так нелепо погиб. В кармане куртки его жена нашла бутылку водки, пустую на треть. Юлию заинтересовало содержимое емкости, и она привезла бутылку в Москву для проведения экспертизы, так как необходимого оборудования в местном отделении милиции не было. Экспертиза показала, что жидкость содержала большое количество денатурирующей добавки — диэтилфталата. Старик отхлебнул из бутылки, от выпитого потерял сознание, упал в воду и захлебнулся.
* * *
В нашей газете мы много писали о милицейских династиях, в которых сын идет по стопам отца. Династия же экспертов-криминалистов из УВД по СЗАО Москвы — женская. До Нины Ивановны Алферовой в семье сотрудников правоохранительных органов не было. Эстафету успешно приняла Юлия Гаврилина, подрастающая дочь которой тоже не без интереса относится к этой удивительной профессии.
Ольга ЛОСЕВА,
фото Андрея ТЕРЕХОВА

№11 (22) 29 марта 2007 года, Династии