petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

О ДИВНЫЙ МИР ФУТБОЛЬНЫЙ...

1133411112Ежегодно в России смотрят футбол около 46 миллионов человек. В этот момент стираются границы между бедными и богатыми, студентами и большими начальниками — все превращаются в болельщиков своих любимых команд. Но в последние десятилетия за людьми, называющими себя «футбольными фанатами», укрепилось представление как о хулиганах, пропагандирующих насилие и беспредел.
В июле стартовал XXIV чемпионат России по футболу среди клубов Премьер-лиги, поэтому самое время поговорить о людях, которые считают себя футбольными фанатами и болельщиками.

Владимир, 26 лет. С 9 лет болеет за футбольный клуб «Спартак» (Москва). В организованных фан-клубах не состоит.

— Ты фанат или болельщик? В чём, на твой взгляд, главное отличие?

1133410002
Кадр из фильма «Фирма»
— Вообще-то, деление на фанатов и болельщиков популярно только в России. Слово «фанат», благодаря СМИ, стало синонимом слова «отморозок». На самом же деле фанат — это человек, который регулярно посещает стадион, а болельщик в России — любитель футбола, в основном просматривающий матч по телевизору и лишь изредка выбирающийся на спортивную арену. Если придерживаться такой градации, я являюсь фанатом.

— Как ты считаешь, на какой стадии развития находится российское фан-движение?

— Оно в упадке. Посещаемость матчей падает, новых людей мало. Лидеры фан-движения прошлых лет, поддерживающие «Спартак» и ЦСКА, редко готовят масштабные перфомансы на играх. Уровень звуковой поддержки тоже упал. Высокой остаётся поддержка футбольного клуба «Зенит», хотя в крайнем сезоне и у них был небольшой спад.

— Как твой клуб общается с фанатами других команд? Часто ли бывают конфликты, и как вы решаете свои «проблемы»?

— У «Спартака» есть главный «враг» — ЦСКА, на «второе место» в последние годы вышел «Зенит», где-то рядом — «Динамо». Естественно, на стадионе «общение» сводится к унизительным «зарядам». Если кто-то хочет подраться — они всегда найдут способ это сделать.

— Расскажи про свой самый «безумный» выезд?

— Это было в 2009 году, мы поехали на матч в Санкт-Петербург. Сначала 18-часовая дорога, затем покупка билета на игру в 2 часа ночи где-то на окраине Питера, а на следующий день — массовый поход на игру, массовое же задержание, после чего нас отправили в подразделение милиции в район Купчино. 6 часов без воды на улице в бетонной коробке, фотографирование в фас и профиль, дорога на вокзал под конвоем из военных машин и ещё много весёлых моментов, про которые можно написать отдельную статью.

— На твой взгляд, как складываются отношения болельщиков с полицией? Она только мешает или приносит и пользу?

— Отношения фанатов с полицией всегда были и будут напряжёнными. Ни для кого не секрет, что большинство болельщиков полицию не любят. Про это придуман миллион «кричалок» и нарисовано столько же граффити. Неприязнь эта не беспочвенна: большинство сотрудников полиции на футбольных матчах не отличаются доброжелательностью. Фанаты — тоже далеко не ангелы, есть и откровенные идиоты, но полиция должна быть более сдержанной.

Конфликты зачастую случаются из-за непрофессионализма какого-нибудь начальника, отдающего приказ из-за желания перестраховаться, руководствуясь принципом «мало ли что». В регионах это вообще отдельная история, в крупных городах ситуация всё же получше.

В целом, в последние годы работа полиции стала более качественной. Честно говоря, не думаю, что когда-нибудь фанаты и полиция найдут общий язык.

Владимир, 25 лет, болеет за ЦСКА с 2002 года. В организованных фан-клубах и группах не состоит.

— Ты фанат или болельщик? В чём, на твой взгляд, главное отличие?

— Фанатом меня назвать вряд ли можно. Я — болельщик. На мой взгляд, разница между первым и вторым, безусловно, существует.

Фанаты — это вообще особая каста. Они, как правило, предпочитают места на стадионе за воротами. И это очень важный момент. Их в меньшей степени интересуют события на поле. У них своя «движуха», околофутбольная. Для болельщика события на арене имеют первостепенное значение.

— Что для тебя значит культура болельщика, и в чём она заключается?

— Тут сложно ответить однозначно. Если говорить лично о своих представлениях, то для меня нет разницы в поведении в общественных местах в целом и на стадионах в частности. Другими словами, есть вещи, которые я не могу себе позволить.

Я считаю, что разницы между фанатской культурой в принципе и культурой болельщика нет. Каждый сам устанавливает для себя эту планку в соответствии со своим воспитанием и рамками поведения, которые считает приемлемыми. И если завтра станет модным, условно, показывать голую пятую точку болельщикам противоположной команды, я,естественно, этого делать не стану.

— Как ты считаешь, на какой стадии развития находится российское фан-движение?

— Надеюсь на меня никто не обидится, но я считаю, что все наши фанатские движения — это каменный век. Да, бывают очень остроумные баннеры и красивые перфомансы, но их очень мало. Зато пошлости и безвкусицы хоть отбавляй. Особенно меня раздражает улюлюканье в адрес африканских игроков из стана соперников. Как будто в их команде нет африканцев...

Мне бы хотелось увидеть что-то подобное тому, как болеют за «Севилью» в Испании или «Ливерпуль» в Англии. Когда весь стадион поёт гимн любимого клуба, да так, что по коже мурашки бегут. Это действительно сильно. А у нас, к сожалению, фантазия заканчивается на разнузданных кричалках-оскорблениях.

— На твой взгляд, как складываются отношения болельщиков с полицией? Она только мешает или приносит и пользу?

— Отношения болельщиков и полиции — это палка о двух концах, а точнее — история со взаимными обвинениями в адрес друг друга. Идеальными эти отношения точно назвать нельзя. Причём перегибы есть с обеих сторон. Фанаты провоцируют полицию, а полиция — фанатов. И мне нравится, что в последнее время есть некоторое ослабление. Уже год как полиции нет в чаше стадиона. И это несомненный плюс. Всё-таки когда тебя встречают стюарды, а не полицейские, нет ощущения, что ты стал участником какой-то спецоперации, поэтому чувствуешь себя комфортнее. Я думаю, тут все — и фанаты, и болельщики — со мной согласятся.

Надеюсь, что всё-таки в скором времени мы не будем видеть целые полицейские роты даже рядом со стадионом. Но для этого, конечно, нужен диалог. Диалог между полицией и лидерами фан-движений. Обе стороны должны услышать друг друга и пойти на определённые компромиссы. Подчеркну, обе стороны. Тогда, я думаю, будет спокойнее всем: и фанатам, и простым болельщикам, и, конечно, полиции.

Дмитрий, 26 лет, с 2002 года болеет за «Локомотив». В состав фанатской «фирмы» попал в возрасте 17-ти лет.

— Ты фанат или болельщик? В чём, на твой взгляд, главное отличие?

— Я футбольный фанат, не болельщик. Болельщик просто приходит на стадион, иногда с семьёй, иногда с компанией друзей. Также рядовой болельщик может отдавать предпочтение сразу нескольким командам. Всё это ко мне не относится. Я целиком и полностью отдаю все силы одному коллективу. И что бы не случилось, как плохо бы не играл мой клуб, я не покину стадион, не останусь безу-
частным.

— Что для тебя значит культура болельщика, и в чём она заключается?

— Для большинства людей «профессиональный болельщик» — это тот, кто ходит на стадион в шарфике в выходной день, не кричит матом, не оскорбляет других болельщиков и игроков. Вот что для многих — «профессиональный болельщик». Этих людей мы называем «Кузьмичи», для них есть отдельные сектора по центру или семейный сектор. «Кузьмич» никогда не придёт на фанатскую трибуну, так как, по его мнению, там «небезопасно». Фанат — это другое.

— Как твой клуб общается с фанатами других команд? Часто ли бывают конфликты, и как вы решаете свои «проблемы»?

— Как и у любого другого клуба, у нас есть как товарищи, так и враги. К первым относятся фанаты ЦСКА, так как именно они в своё время помогали нам стать чем-то большим, чем просто кучкой болельщиков. Держим нейтралитет с «Динамо». «Динамики» никогда не дерутся за нас и против нас. Главный враг — «Торпедо» (Москва), или, как мы их называем, «Мопедо Тоска». Как говорил в своё время один очень известный фанат «Торпедо»: «В России есть дерби — «Спартак» — ЦСКА, а есть супердерби — «Локомотив» — «Торпедо». В такие дни можно, как говорится, «вешать топор».

— Расскажи про свой самый «безумный» выезд.

— Мой самый безумный выезд был в 2008 году в Санкт-Петербург. Нас было 20 человек. По прибытии в город на Неве мы сразу же двинулись туда, где, по слухам, были замечены фанаты «Зенита». Мы их встретили в районе зоопарка, обменялись «кричалками» и началась потасовка. Очнулся я от того, что меня обливал водой фанат «Зенита». Голова гудела. Весь в синяках и порванной одежде пошёл в сторону стадиона. Полицейские в кордоне смотрели на меня косо, но всё же позволили пройти на трибуну. Но самое интересное произошло дальше.

После перерыва мы вернулись на трибуну и поняли, что на верхних рядах стоят странные персонажи. Звучит свисток на второй тайм, и эти парни начинают кричать: «Вперёд, «Зенит»! Вперёд, за Питер!». И тут начинается драка прямо на трибуне нашего сектора — так называемый «шедвил», когда на твою трибуну приходят болельщики врага. Закончилось всё в отделении милиции. Как итог, я получил сотрясение мозга и жуткие ссадины.

— На твой взгляд, как складываются отношения болельщиков с полицией? Она только мешает или приносит и пользу?

— Полиция, особенно в таком количестве, на стадионах не нужна. Я понимаю их присутствие рядом с фанатскими секторами, но на центральных трибунах им точно делать нечего. Стюарды отлично справляются. За свою околофутбольную жизнь я не раз получал дубинкой, и поэтому просто передаю привет всем отважным и бесстрашным блюстителям закона.

Подготовила Екатерина ЕРМОЛАЕВА