petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Они построили саркофаг

120161201135144В ноябре 2016 года исполнилось 30 лет объекту «Укрытие» (более известно как саркофаг) — изоляционному сооружению над четвёртым энергоблоком Чернобыльской атомной электростанции.
Я родился в день, который большинство людей знает как дату трагической катастрофы на 4-м энергоблоке Чернобыльской АЭС — 26 апреля. Тёплая апрельская суббота 1986 года, как обычно, была отмечена праздничным столом в кругу семьи, и поэтому хронометраж событий, последовавших вслед за ней, память воспроизводит детально. Каждый день тогда приносил всё новые и новые тревожные вести. Хотя, если говорить точнее, два дня непосредственно после взрыва отечественные СМИ ни о чём подобном не распространялись. Затем стена молчания была прорвана, и люди вокруг заговорили об аварии. Малоизвестный городок Чернобыль на реке Припять вдруг стал средоточием общих тревог и забот. Надо сказать, что ощущения непосредственной опасности, как такового, не было даже у нас, живущих на Украине. Не сталкиваясь до этого с угрозой радиационного заражения и воспринимая атом исключительно «мирным», люди поначалу привычно шумно и радостно встретили Первомай. Но затем, когда начала официально поступать всё более и более развёрнутая информация, а чаще — слухи, для всех нас наступило переживание от близости чего-то мрачного и пока никак не ощущаемого.

Про день самой катастрофы помнят многие. Но о том, что текущие дни 2016 года отмечены другим важным «юбилеем» — 30-летием сооружения бетонного саркофага над разрушенным 4-м энергоблоком, знают далеко не все. А между тем объект «Укрытие» возводился в течение 206 дней. Непосредственно вокруг энергоблока поставили бетонные стены, затем — следующий «слой»: каскад 12-метровых уступов. Кроме голого бетона, к «Укрытию» подвели вентиляционную систему и комплекс контрольно-измерительных систем. Место атомной катастрофы не только прикрыли саркофагом, но, кроме этого, реактор изолировали и снизу. Чтобы избежать дальнейшей утечки радиоактивных веществ в Днепр, вокруг станции возвели стену, глубоко уходившую в грунт.

Опасность, с которой пять лет назад японцы столкнулись в Фукусиме, преодолевалась силами всего мирового сообщества и с привлечением всех известных современных технологий. А тогда — в дни чернобыльской катастрофы — главным технологическим фактором были рабочие руки. Руки обычных советских людей — строителей, бетонщиков, бульдозеристов, экскаваторщиков — тех, кого впоследствии назовут «ликвидаторами». Именно они формировали команды специалистов и вместе с военными работали в 30-километровой зоне вокруг АЭС. Находились в опасной зоне посменно: те, кто «набирал» максимально допустимую дозу радиации, уезжали, на их место приезжали другие

Михаил Гориздра — дядя Миша — жил в соседнем подъезде и был большим другом нашей семьи. Удивительно мастеровой человек, он обладал и доброй душой — помогал всем соседям вокруг. Золотые руки слесаря высшего разряда с одинаковым успехом могли наладить и неработающую сантехнику, и починить ламповый телевизор. Вот все и обращались к дяде Мише. А он никому ни в чём не отказывал. Выходные (а работал он на радиозаводе поблизости) превращались для него в устранение соседских маленьких аварий. Поэтому когда случилась авария большая, совсем не мудрено, что именно дяде Мише и предложили командировку в зону ЧАЭС. Ведь тогда мобилизовывались люди из разных уголков страны.

Сейчас подсчитано, что общее количество «чернобыльцев»-ликвидаторов достигло почти 600 тысяч человек. Но наибольшая ответственность и наибольшая же опасность пришлись на долю первых из них. Ведь в те, первые, дни их задачей было снизить радиоактивные выбросы из разрушенного реактора и предотвратить более серьёзные последствия аварии: например, ещё один, более мощный, взрыв. Когда эта опасность миновала, начались работы по очистке территории и строительству саркофага. Тогда о последствиях радиационного заражения для организма знали больше теоретически, и из средств защиты у первых ликвидаторов были только брезентовая роба, рукавицы, каски и противогазы, никак не способные противостоять облучению. Давали йодированные таблетки, призванные хоть немного успокоить людей, от одежды которых трещали и зашкаливали дозиметры. Смены на стройке были построены по вахтовому способу. Вахта по нескольку тысяч человек работала круглые сутки, затем её сменяла другая…

Через некоторое время после возвращения у дяди Миши начались проблемы с горлом. Он сильно похудел. Конечно, на какие-то профильные медицинские учёты его поставили и лечение проводили. Но впоследствии диагностировали рак гортани, противостоять которому всерьёз медицина не умела. Дядя Миша умер. Как умерли от официально озвученной лучевой болезни десятки «чернобыльцев»-ликвидаторов, а ещё и сотни из них — от прочих побочных заболеваний.

Именно эти люди построили саркофаг. На его строительство ушло 400 тысяч кубометров бетонной смеси и 7000 тонн металлоконструкций. С современных позиций сказать, что он абсолютно надёжно укрыл источник заражения, можно навряд ли. Но на 99 процентов функцию свою он выполнил, опасность была локализована. И сделали это возможным люди, жившие, а подчас и живущие рядом с нами. Чаще всего они были добровольцами, и всегда — героями.

Алим ДЖИГАНШИН

ИНТЕРЕСНЫЙ ФАКТ

120161201135004И всё-таки саркофаг оказался недолговечен. Ведь, кроме радиации, на него влияют различные внешние факторы, которые ведут к его разрушению. Например, в феврале 2013 года на нём обвалились несколько навесных плит, которые накрывали машинный зал четвёртого энергоблока. Площадь обрушения составила примерно 600 квадратных метров. Такого рода «дыры» создают радиационную опасность для окружающей среды и людей. Буквально на днях было завершено строительство нового укрытия, призванного ограничить распространение радиоактивных веществ, которые находятся под предыдущим саркофагом. Данная конструкция представляет собой изоляционное арочное сооружение. Согласно проекту, новый саркофаг будет эксплуатироваться в течение 100 лет и позволит окончательно разобрать реактор, а затем захоронить его части.
 

История Победы, Номер 46 (9549) от 6 декабря 2016г.