petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

Покушение отменяется!

120160830123900В своё время при прочтении книги Павла Судоплатова «Разведка и Кремль» обнаружил строчки, вызвавшие у меня некоторые сомнения. Вот что писал Судоплатов: «У нас существовал план убийства Гитлера, в соответствии с которым польский князь Радзивилл и русская актриса Ольга Чехова должны были с помощью своих друзей среди немецкой аристократии обеспечить нашим людям доступ к Гитлеру. Группа агентов, заброшенная в Германию и находившаяся в подполье, полностью подчинялась разведчику Игорю Миклашевскому».
Ну, положим, про Ольгу Чехову кое-что известно. Она с успехом играла у Станиславского в его нашумевших спектаклях «Вишнёвый сад», «Три сестры» и других. 17-летняя красавица вышла замуж за двоюродного брата Антона Павловича Чехова. Брак оказался очень недолгим. Ольга оставила себе громкую фамилию мужа.

Возможно, Ольга и в России имела бы большой успех, имя её уже было на слуху, но сложилось всё иначе. В январе 1921-го ей удалось получить от Луначарского разрешение на шестинедельную поездку в Европу для поправки здоровья, и она уехала в Германию. Всё. Это был побег.

Дебютировав в фильме Фридриха Мирнау «Замок Фочелед» (1921), причём с шумным успехом, она полностью посвящает себя искусству.

Вскоре последовали другие фильмы: «Хоровод смерти», «Зачем вступать в брак», «Современная девушка», «Великая страсть»… За свою долгую кинокарьеру Ольга снялась примерно в 140 фильмах, но ни один из них не был показан в СССР. Её героини — то аристократки, то авантюристки — никак не вписывались в постулаты партидеологии на её родине. Фильм «В джазе только девушки», демонстрировавшийся десятки раз с Мэрилин Монро, вписывался, а всё, что связано с Ольгой Чеховой, не вписывается до сих пор. И дело было вовсе не в поступках, а в том, что, имея громадный успех в Германии и во всей Европе, красавица Ольга Чехова причислила к сонму своих поклонников Гитлера. Он высоко ценил её и преклонялся перед её талантом и красотой. К ней благоволил Геринг, а его супруга была почти подружкой Ольги. Вот что много позже писала об этом сама Ольга: «…В 1936 году у меня было много предложений, я имела большой успех в театрах, и всех иностранцев, что приезжали в Берлин, вели ко мне в театр, как в зверинец. На приёмах после спектаклей я бывала один-два раза в год, очень коротко. Точно не помню, когда приезжал из Югославии король с женой. Кажется, в 1938-м, весь Берлин был украшен и освещён, как никогда. Первый день их принимал Гитлер у себя и был спектакль (опера Вагнера). Второй день на даче у Геббельса в Ланке. Третий приём был поздним вечером, в 11 часов. И хотя я отказывалась, пришлось поехать. Королевская чета видела меня часто в фильмах, и королева хотела со мной познакомиться…». Приём в Шарлоттенбургском дворце был дан Герингом — значит, всё было очень богато и помпезно.

В годы войны Ольге Чеховой крайне затруднительно было определиться, чья она патриотка — России или Германии, по крайней мере, какую маску на себя примерять. Приходилось, конечно, лавировать. Известный факт: она категорически отказывалась от выступлений в военных репортажах с Восточного фронта. Выступая по радио, которое сплошь было забито маршами и песнями из разряда «Дранг нах Остен!», она пела не патриотические песни, а исключительно лирические.

По сведениям одного из её биографов Юрия Безелянского, в начале 1945 года её хотел арестовать Гиммлер. Узнав об этом, Чехова сама перезвонила ему с просьбой провести эту операцию утром, чтобы она успела выпить кофе (Кстати, как бы это она могла узнать? Кто бы её проинформировал? — Э.П.), Гиммлер согласился. Но когда утром он с группой эсэсовцев вошёл в дом Ольги, то увидел, что утренний кофе она пьёт в компании с… Гитлером. И тот, помешивая ложечкой в чашке, недовольно процедил сквозь зубы, что визит Гиммлера — не самая его удачная шутка.

Вот ещё что писал Судоплатов в вышеупомянутой книге: «Известная актриса Ольга Чехова передавала нашей разведке важные сведения… и через родню в Закавказье была связана с Берией. Она поддерживала регулярные контакты с НКВД». В своей книге «Под псевдонимом  Ирина» бывшая разведчица Зоя Воскресенская также подтверждает: «Сегодня ясно одно: «… королева нацистского рейха» Ольга Чехова была среди тех, кто мужественно боролся с фашизмом на незримом фронте».

В деле Ольги Чеховой на Лубянке хранится донесение начальника СМЕРШа («Смерть шпионам!») Виктора Абакумова, на котором очень высокое начальство после войны начертало вопрос, от которого веет последней в жизни стенкой: «… Что предлагается сделать в отношении Чеховой?». А 14 ноября 1945 года газета «Курьер», издававшаяся в Берлине под контролем французских военных властей, опубликовала информацию о том, что «известной киноактрисе Ольге Чеховой был вручён высокий русский орден за храбрость — лично Сталиным…». Это сообщение прошло ещё в нескольких европейских газетах, но только не у нас.

Не найдёте имя Чеховой ни в Российской энциклопедии, ни в энциклопедии «Великая Отечественная война», ни даже в энциклопедическом словаре «Кино», куда включены все, даже мало-мальски заметные, киноактёры.

Ну а что же Игорь Миклашевский? Никогда ранее я не слышал о таком боевике, тем более о его покушении на Гитлера или подготовке такового. Нет его ни в одной из энциклопедий, нет даже в «Энциклопедии секретных служб» (М., 2004), где чиновники или разведчики — от вольнонаёмных до генералов, от Приказа тайных дел (1654) до органов госбезопасности нашей страны — упомянуты все, притом весьма подробно, но только не Игорь Миклашевский.

Однако Судоплатов не мог ошибиться. Он, крупный аппаратчик ИНО ГУГБ НКВД СССР, наставник ликвидатора Меркадера и один из руководителей операции «Утка», завершившейся ликвидацией Льва Троцкого, руководитель разведывательно-диверсионными операциями в ближнем и дальнем неприятельском тылу в годы Великой Отечественной войны, координатор работы агентурной сети на территории фашистской Германии, в этом случае ошибиться не мог.

Кто же этот Миклашевский, из каких краёв? Какие обстоятельства вывели его на связь с Чеховой, обеспечили ему потрясающе безотказный и прямой выход на Гитлера? И почему возмездие всё же не состоялось? Этими вопросами я терзал моего дружка — бывшего полковника контрразведки Артёма Рязанова. И он мне посоветовал: «Загляни в полное собрание сочинений Сергея Есенина, найди стихотворение «Заметался пожар голубой…», посмотри дату его написания или публикации. Всё остальное — в литературной хронике «Сергей Есенин» (М., 1970).

3 августа 1923 года Есенин вернулся из загранпоездки с Айседорой Дункан. 18 августа встретился с Анатолием Мариенгофом. Читал ему цикл «Москва кабацкая» и поэму «Чёрный человек». В эти дни познакомился с Августой Леонидовной Миклашевской, артисткой Камерного театра. Как она позже писала: «Познакомила меня с Есениным актриса Московского Камерного театра Анна Борисовна Никритина, жена известного имажиниста Анатолия Мариенгофа. Мы встретили поэта на улице Тверской. Он шёл быстро, бледный, сосредоточенный… Сказал: «Иду мыть голову. Вызывают в Кремль»… На меня даже не взглянул».

В эти дни, то есть 19 августа, Есенин переехал на жительство из бывшего Балашовского особняка (Пречистенка, 20) в квартиру, в которой жил Мариенгоф (Богословский, 3), подчёркивая этим прекращение брачных отношений с Дункан. Переехал в комнату, где обитал раньше.

В тот же период Есенин вторично встретился с Августой Миклашевской на квартире Мариенгофа. Никритина явилась к обеду вместе со своей приятельницей Гутей Миклашевской, первой красавицей Камерного театра. Через несколько дней Есенин уже читал:

Заметался пожар голубой,

Позабылись родимые дали.

В первый раз я запел

про любовь,

В первый раз отрекаюсь

скандалить.

Стихотворение, отрывок из которого привожу, было посвящено Августе Миклашевской, а её маленький сын Игорь не раз сиживал на коленях поэта, часто гостившего в этой семье. Не мечтать бы ему о карьере разведчика, до войны он занимался боксом и даже был чемпионом Ленинградского военного округа. В войну был зенитчиком, защищал ленинградское небо. Но однажды его вызвали в штаб ПВО для выяснения взаимоотношений с его родным дядей Всеволодом. Беседа как беседа, ни к чему не обязывающая, дядя как дядя, московский театральный актёр. Где находится? Игорь не знает: должно быть, в эвакуации.

Оказалось, что дядя Сева под Москвой сдался в плен гитлеровцам. Его использовали как провокатора. Неприятельские спецподразделения ставили радиоустановки с громкоговорителями перед нашими окопами, и Всеволод Блюменталь-Тамарин призывал красноармейцев сдаваться в плен.

Игорь решается идти в разведку. В Москве его стали готовить к сложному заданию, в случае выполнения которого шансов остаться в живых нет. Ни одного шанса! Так не раз бывало на Руси, что один из семейного рода предатель, а другой — патриот и герой.

…Ночью на передовой, в лесистой местности, завязалась перестрелка. В стороне от интенсивного огня из окопа выскочил красноармеец, подняв над головой неприятельскую листовку, служившую, как в ней было обозначено, пропуском к неприятельской передовой. Свалившись во вражеский окоп, он объявил: «Я Игорь Миклашевский. С самого начала войны искал случая, чтобы сдаться в плен. Мой дядя давно работает по заданию германского командования».

К тому времени Всеволод Блюменталь-Тамарин обосновался в Берлине, вёл радиопередачи на русском языке, его имя стало известным в Германии. Кроме того, он выступил организатором «русского комитета», собиравшего среди пленных отребье, готовое воевать против своих. Весть о том, что племянник стал перебежчиком, моментально дошла до него. Он не очень прислушивался к дяде, увлекаясь боксом. Выступая в паре с военнопленным французом, Игорь вызывает восхищение сидящего на трибуне немецкого боксёра, чемпиона мира Макса Шмелинга. После блестящего победного боя Игоря подзывают к трибуне, и Шмелинг вручает ему свою фотографию с надписью. Какая честь! Игорь получает доверие любимца всей Германии, а главное — любимца Гитлера.

Игорь рвётся в высшие круги рейха, просит взять его с собой на приём, где будет Ольга Чехова, и при встрече вручает ей шикарный букет цветов. И вот такое везение — Ольга отвечает ему особым вниманием. Более того, она сразу и безоговорочно готова обеспечить ему присутствие на своём представлении в театре, где непременно в отдельной ложе будет фюрер. Уже и бомба готова, и размещена она так, чтобы в зону поражения от мощного взрыва попала бы ложа, где будет с умилением лицезреть выступление несравненной Ольги он — Гитлер, вроде бы послушный капризам звезды.

В этой истории загадок много. Неизвестно, как группа Игоря передала в Москву сообщение о готовности к ликвидации. И как буквально в последние минуты Москва отменила возмездие. Но это был конец 1943 года, и доподлинно известно, что в Кремле очень тщательно взвешивали целесообразность ликвидации. Война уже неудержимо стремилась к окончательной победе. Ликвидация вывела бы на первый план не бесноватого фюрера, а новое руководство с иным мышлением. Англия и особенно Америка лелеяли планы об односторонней безоговорочной капитуляции Германии на западном фронте и мгновенном усилении мощи германской армии на восточном.

Поэтому Игорь Миклашевский получил приказ: «Покушение отменяется!».

Эдуард ПОПОВ

Номер 33 (9536) от 6 сентября 2016г., История Победы