petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

ПРЕСТУПНОСТЬ ВО ВРЕМЯ ПАНДЕМИИ

41013Эпидемия COVID-19 оказывает глубокое воздействие на все социальные процессы в обществе, в том числе на криминальные проявления, особенно на организованную преступность (ОП) и незаконные рынки.

Наша справка

Владимир Семёнович ОВЧИНСКИЙ — известный российский криминолог, заслуженный юрист Российской Федерации, доктор юридических наук, генерал-майор милиции, в прошлом начальник Национального центрального бюро Интерпола МВД России. В настоящее время — советник министра внутренних дел РФ, член Экспертного совета Комиссии Госдумы ФС РФ по противодействию коррупции.

Европол анализирует новую преступность

34121Важнейшие положения об изменениях в криминальной деятельности в период пандемии содержит доклад Европола «Пандемический спекулянт: как преступники эксплуатируют кризис COVID — 19». Аналитики Европола отмечают, что преступники быстро воспользовались возможностями, чтобы использовать кризис, адаптируя свои способы действий или участвуя в новых преступных действиях. Факторы, которые вызывают изменения в преступности и терроризме, включают:

— высокий спрос на определённые товары, защитное снаряжение и фармацевтическую продукцию;

— снижение мобильности и потока людей через и в ЕС;

— граждане остаются дома и всё чаще работают на дому, полагаясь на цифровые решения;

— ограничения в общественной жизни сделают некоторые криминальные действия менее заметными и перенесут их в домашние или онлайн-настройки;

— увеличение тревоги и страха, которые могут создать уязвимость для эксплуатации;

— сокращение поставок определённых незаконных товаров в ЕС.

Основываясь на информации, предоставленной государствами-членами ЕС, и собственной экспертизой, Европол выделяет три основные области преступности периода COVID-19:

Первое — киберпреступность. Количество кибератак против организаций и частных лиц уже сейчас является значительным и, как ожидается, будет расти. Преступники использовали кризис COVID-19 для проведения атак социальной инженерии, посвящённых пандемии, для распространения различных пакетов вредоносных программ.

86947Киберпреступники, вероятно, будут стремиться использовать всё большее число векторов атак, поскольку всё большее число работодателей вводят онлайн-работу («удалёнку») и позволяют подключаться к системам своих организаций.

Пример: Чешская Республика сообщила о кибератаке в университетской больнице Брно, которая вынудила больницу закрыть всю ИТ-сеть, отложить срочные хирургические вмешательства и перенаправить новых пациентов с острыми заболеваниями в ближайшую больницу.

Второе — мошенничество. Мошенники очень быстро адаптировали под новую ситуацию известные схемы мошенничества, чтобы извлечь выгоду из опасений и страхов жертв во время кризиса. К ним относятся различные типы адаптированных версий схем телефонного мошенничества, мошенничества с поставками и дезактивации. Можно ожидать, что в ближайшее время появится ещё большее количество новых или адаптированных схем мошенничества, когда мошенники попытаются извлечь выгоду из беспокойств людей по всей Европе.

Пример: расследование, поддерживаемое Европолом, фокусируется на передаче компанией в Сингапуре 6,6 млн евро компании для приобретения спиртосодержащих гелей и масок FFP3/2. Товар так и не был получен.

Третье — контрафактные товары. Продажа контрафактной медицинской и санитарно-гигиенической продукции, а также средств индивидуальной защиты и контрафактной фармацевтической продукции увеличилась в разы с начала кризиса. Существует риск того, что фальшивомонетчики будут использовать дефицит в поставках некоторых товаров, чтобы всё чаще предоставлять контрафактные альтернативы в автономном режиме.

Усилия международных исследователей

Мартовский доклад «Преступность и вирус. Воздействие пандемии COVID-19 на организованную преступность», подготовленный международной исследовательской организацией «Global Initiative Against Transnational Organized crime», представляет собой результат обобщения и осмысления информации, полученной от государственных полицейских органов, международных сообществ отставных сотрудников полиции, а также от наших партнёров из числа правительственных организаций, научных центров и гражданских сообществ относительно воздействия коронавируса на ОП и незаконные рынки.

В докладе отмечено, что пандемия меняет лицо не только экономики и финансов, но и объёмы, структуру и принципы функционирования преступных рынков и связанных с ними ОП.

На первом этапе пандемии практически повсеместно наблюдается некоторое снижение уровня преступности и уменьшение активности ОП. Однако при продолжении пандемии и особенно развертывании её по наиболее неблагоприятному сценарию, связанному с высокой смертностью и снижением управляемости в тех или иных регионах, странах и городах, вполне вероятен всплеск активности ОП и значительный рост спроса на незаконные товары и услуги.

Ещё один контекст взаимодействия ОП и пандемии связан с переплетением государственной власти с ОП через коррупцию и прямое представительство преступности во власти. В подобных государствах организованные преступные группы (ОПГ) ещё до пандемии были глубоко интегрированы в финансовый сектор, здравоохранение, логистику. В таких государствах последствия пандемии могут быть особенно страшны, поскольку ОПГ постараются нарастить своё могущество, увеличить масштабы контролируемых ресурсов за счёт паразитирования на медицинском обслуживании населения и использования ресурсов на борьбу с пандемией.

Коронавирус замедляет, ограничивает преступную деятельность и заставляет её перестраиваться

Ограничения на путешествия и перемещения в пределах городов и населённых пунктов, а также драматическое сокращение экономической активности и международной торговли на первом этапе пандемии тормозит и ограничивает преступную деятельность. Однако подобные ограничения будут носить лишь краткосрочный характер. К сожалению, в некоторых странах и регионах ОП более гибка и оперативна, чем законопослушные структуры. Соответственно, она на этапе развития пандемии постарается поставить под свой контроль новые, быстрорастущие зоны экономической активности, включая службы доставки, дистанционной торговли, предоставления финансово-кредитных услуг онлайн и оказание незаконных медицинских услуг.

Изменится и структура преступности. Предпринимаемые меры по блокировке, изоляции и социальному дистанцированию, несомненно, окажут положительное влияние на уличную преступность. Например, в Мексике, где количество убийств в 2018 — первом месяце 2019 года было рекордное за последнее пятилетие, со второй декады марта, когда начали осуществляться меры по самоизоляции и ограничению, число преступлений в день сократилось со среднегодового 81 до 54. Аналогичные кратковременные тенденции сокращения уличной преступности отмечаются в городах США, Австрии, Германии, Швеции.

Также на порядки падает число квартирных и домовых краж. Вместе с тем уже появились и тревожные тенденции, которые могут в ближайшем будущем изменить картину преступности. На юге Италии боятся социальных протестов. Там начинаются первые грабежи, вынуждая владельцев супермаркетов проявлять особую бдительность.

В Палермо организованная группа из двадцати человек появилась перед коробками супермаркета Lidl — на Viale Regione, одного из крупнейших и наиболее посещаемых в Палермо, — с тележками, полными продуктов, отказываясь платить, крича: «Достаточно быть дома, у нас нет денег, чтобы заплатить, мы должны есть». Сотрудники супермаркета вызвали полицию, в то время как паника распространилась среди широкой публики, ожидающей на улице, стоявшей в очереди на безопасном расстояниии в один метр между людьми. Хаос продолжался часами. Чтобы избежать худшего, правоохранительные органы вынуждены следить за защитой супермаркетов в Палермо и других городах.

Призывы к беспорядкам распространяются, как лесной пожар, в социальных сетях. На Facebook был открыт профиль группы под названием «Ной», который поощряет мятеж под лозунгом: «Заберём то, что у нас взято». Через несколько часов у него появились сотни подписчиков, некоторые из которых организованы посредством чата. Их сообщения не оставляют места для сомнений. Есть те, кто говорит: «Те, кто готов к войне 3-го (дата, предусмотренная для окончания чрезвычайной ситуации, хотя есть уверенность, что правительство примет решение о продлении), должны записать это здесь»; «Мы должны сломать все супермаркеты». Другой пишет: «Проблема немедленная, дети должны есть».

Призыв к разграблению супермаркетов проявляется не только на Сицилии, но и в других местах на юге. На этой половине территории Италии в подпольной экономике задействованы почти четыре миллиона человек. В некоторых районах Неаполя участились случаи грабежей на улице, когда преступники отбирали у людей сумки с продуктами.

ОПГ и китайский экспорт

В более широком смысле на доходах ОПГ сильно сказывается сокращение китайского экспорта. Китай является не только крупнейшей торговой державой мира, но и ведущим источником контрафактной и незаконной торговли товарами во всех ведущих странах мира.

Ограничения китайского экспорта также привели к резкому сокращению поставок на рынки США опиоидов, таких, как, например, пентатил. Мексиканские картели вот уже десятилетия закупают в Китае химические вещества — прекурсоры, изготовляя на этой основе наркотики и отправляя их в Америку. В итоге в 2013—2019 годах поставки опиоидов стали основным источником дохода мексиканских картелей. В 2020 году, особенно с конца февраля, поставки через мексиканские картели на порядки сократились в объёмах.

Коронавирус открывает окно новых возможностей для ОПГ

Пандемия ставит государственные учреждения под беспрецедентное давление. COVID-19 вынуждает правительства стремиться к достижению двух несовместимых целей: минимизации заболевших и умерших от коронавируса и спасения экономики и финансов от полного, необратимого разрушения. Хотя институциональное перенапряжение имеет множество последствий, применительно к правоохранительным органам едва ли не главным является следующее.

Полицейские вместе с национальной гвардией и, если потребуется, армией в основном, по крайней мере на первой стадии пандемии, решают задачи блокировки, изоляции и поддержания в работоспособном состоянии логистических цепочек. Им часто не хватает времени на борьбу с ОП. Большая часть преступников так же, как и всё общество, вынужденно ушла в изоляцию и минимизировала свою активность. В то же время молодые и высокотехнологичные преступники, пользуясь возросшей безнаказанностью, активизируют деятельность, прежде всего связанную с производством и оборотом наркотиков, а также продажей контрафактных аппаратов для тестирования коронавируса, аппаратов искусственного дыхания. Кроме того, известно, что в Италии, Испании, Португалии, Бразилии и даже в некоторых штатах Америки высокотехнологичные ОПГ разместили в интернете и в DarkNet магазины, где можно купить указанную выше продукцию. Практически вся она контрафактная.

Данные процессы характерны не только для развитых стран. Например, в Гвинее-Бисау после спорных выборов в декабре 2019 года конкурирующие политические партии рассматривают в качестве президента и премьер-министра своих кандидатов. Соответственно страна погрузилась в начале 2020 года в хаос и анархию. Поскольку ещё в середине 2000-х годов Гвинея-Бисау стала ключевой точкой для перевозки кокаина из Южной Америки в ЕС, в настоящее время обе противоборствующие политические силы сообщают контрагентам о своих возможностях по выполнению этих функций. В текущей ситуации Гвинею-Бисау называют наркогосударством.

В Албании полицейские силы в настоящее время перегружены решением логистических и блокировочных задач. При этом март и апрель — это сезон для производителей каннабиса. Поскольку полиция занимается первоочередными задачами, криминальные сети, оставшиеся без присмотра и противодействия, значительно увеличили объёмы поставок в страны ЕС.

Возросла незаконная торговля флорой и фауной, связанная с коронавирусом. Торговцы продвигают продукты из рога носорога как уникальное лекарство от коронавируса. В Италии и в Соединенных Штатах в DarkNet по спекулятивным ценам можно приобрести оригинальные контрафактные системы тестирования, медицинские кровати и различного рода аппараты для вентиляции легких. Эти магазины открыли преступники из Балканских стран и из Восточной Европы.

Сектор здравоохранения является важной мишенью для преступных групп

Поскольку пандемия вызывает ажиотажный спрос на медицинские принадлежности и медицинскую технику, а информационный шум приводит к дезинформации населения, преступные группы пользуются этой уникальной возможностью. Продажи контрафактной медицинской продукции резко возросли с момента появления первой информации о коронавирусе. Это же относится к кражам медикаментов и предоставлению услуг по эксклюзивному медицинскому обслуживанию в вирусологических комплексах за большую плату.

Если подавляющая часть правительственных структур в Северной Америке и странах ЕС по-настоящему прониклась опасностью коронавируса с первых чисел марта, а Соединенные Штаты — с середины марта, то преступные группировки активизировали свой контрафактный и поддельный медицинский бизнес уже в феврале. В середине февраля, невзирая на строжайшую дисциплину и блокировки, они начали работать не только в северных провинциях Китая, но и в Монголии, Японии, Южной Корее и Филиппинах.

Там, где ОПГ уже интегрированы в системы медицинской и фармацевтической логистики, они способны переключить на себя значительную часть материальных и финансовых ресурсов, тем самым усугубляя ситуацию с заболеваемостью и смертностью в той или иной стране, для которой характерна такая интеграция.

Власти Ирана, Украины и Азербайджана пресекли попытки контрабанды запасов медицинских масок и дезинфицирующих средств для мытья рук. В Италии полиция конфисковала контрафактные маски в нескольких регионах.

В ответ на новые тенденции в области медицинского контрафакта в марте 2020 года в рамках координируемой Интерполом и Европолом операции «Пангея» власти 90 стран мира приняли коллективные меры против незаконной продажи лекарств и медицинских товаров в интернете. В результате первого этапа операции уже арестован 121 человек и конфисковано фармацевтических препаратов на сумму 14 млн долларов.

К сожалению, коррупция глубоко пропитала медицинские учреждения, аптеки и в целом медицинскую сферу. Причём это относится не только к так называемым несостоявшимся государствам или странам, едва встающим на путь экономического развития, но и к вполне благополучному европейскому региону. Согласно исследованию ЕС в 2018 году, 19% пациентов сообщили о том, что они давали взятки за льготное медицинское лечение и в качестве благодарности врачам и медсёстрам за проведенные операции. Для Словении эта цифра достигает 38%, а для Словакии 41%.

Система здравоохранения США долгое время являлась мишенью для преступных групп. В докладе Thomson Reuters, опубликованном в 2012 году, говорится, что от 3 до 10% общей суммы расходов на здравоохранение, что составляет примерно 230 млрд долларов, разворовывается, поступает в ОПГ или присваивается коррупционерами.

Кибермошенничество, дезинформация и другие виды преступлений в условиях пандемии

Это связано с тем, что люди повсеместно в условиях блокировки переходят от взаимодействия оффлайн к контактам онлайн.

Сведения, получаемые из различных стран мира — из Китая и США, из Норвегии и Индии, из Италии и Японии, — свидетельствуют о том, что киберкриминал, в отличие от традиционных видов ОПГ, стремительно среагировал на пандемию и использует открывшиеся возможности.

Начались и множатся серии фишинговых атак, связанных с коронавирусом. Стремительно растёт число поддельных сайтов, замаскированных под надёжные источники, включая Всемирную Организацию Здравоохранения, национальные медицинские платформы и т. п. На этих поддельных сайтах рекламируются контрафактные лекарства и медицинская техника, а также указываются якобы надёжные оптовые и розничные продавцы, которые могут на льготных основаниях реализовать продукцию. Такая сложная цепочка, включающая не только киберпреступность, но и социальную инженерию, эксплуатирует сочетание дефицита защитных средств, лекарств и медицинского оборудования со свойственными людям паническими настроениями.

В 2018 году Управление отчётности правительства США сообщило, что 43% лекарств, продаваемых в легальных аптеках страны, являются либо поддельными, либо контрафактными, либо незаконно ввезёнными в страну. Можно с уверенностью сказать, что в настоящее время в условиях пандемии этот показатель значительно выше.

Аналогичным образом уже с первых месяцев эпидемии активизировались не только в DarkNet, но и в социальных сетях ресурсы, ориентированные на онлайн сексуальную детскую эксплуатацию (CSE). В США, Бразилии, Италии зарегистрированы случаи, когда преступники открывают специальные ресурсы, рассчитанные на детей, и предлагают доставить бесплатно домой к ребёнку недорогой компьютер с видеокамерой и передать его бесплатно, если ребёнок согласится не выключать компьютер в течение дня, даже когда он с ним не работает. ФБР уже раскрыло несколько банд, которые в течение февраля-марта привлекли к этому постыдному бизнесу более чем 200 детей-натурщиков.

Другая криминальная онлайн индустрия, которая, вероятно, значительно увеличит число своих клиентов, — это подпольные казино и т. п. В условиях пандемии эти ресурсы расширяют свой таргетинг. Если раньше они были ориентированы на молодёжь, то теперь дополнительно нацелены на людей среднего возраста со средним уровнем дохода, невысоким уровнем образования и социально изолированных.

Уязвимости и ответы

Информация с мест, полученная из различных регионов мира, позволяет говорить об основных направлениях воздействия коронавируса, значительно изменяющих среду и условия действия полиции. Конкретно речь идет о следующем:

Во-первых, ОПГ стараются максимально использовать в своих интересах заметно возросший уровень риска для определённых возрастных и социальных групп. Соответственно, полиция должна опережающе взять эти группы под свою защиту и повседневный мониторинг.

Во-вторых, в рамках развития пандемии коронавируса неизбежна переориентация полиции, уголовного правосудия, и, более широко, органов безопасности на борьбу с пандемией коронавируса даже за счёт оголения некоторых традиционных направлений деятельности в сфере национальной безопасности. Возможность возникновения широкомасштабных социальных беспорядков, волнений и массовых грабежей, так или иначе связанных с ОПГ, заставляет полицию и силы национальной гвардии действовать опережающе, не допуская массового распространения настроений паники, ненависти к государству и холодной гражданской войны под лозунгом «Каждый только за себя».

Коронавирус вызывает чрезмерную нагрузку на правоохранительные органы

Пандемия уже создала предельный уровень нагрузки на все государственные учреждения. С каждой неделей становится всё более вероятным, что она может затянуться.

Существует и дополнительный фактор, связанный с пандемией. Каждая чрезвычайная ситуация — это прежде всего экзамен на эффективность работы властей на всех уровнях.

Поскольку правительства всё чаще берут на себя чрезвычайные полномочия, именно полиция, национальная гвардия и армия превращаются в ведущие государственные институты, от которых зависит жизнеспособность общества и эффективность государственной власти.

К сожалению, уже имеются случаи, когда в условиях полной неэффективности работы медицинской инфраструктуры полиции и армии приходилось брать на себя несвойственные им функции. Лучший пример — Италия.

Как показывает опыт, наиболее эффективно полиция осуществляет деятельность в странах, где заранее были внедрены всеохватывающие системы наблюдения и мониторинга населения. Именно система социального кредита в сочетании с разветвлённой инфраструктурой видеонаблюдения позволила Китаю быстро в основном справиться с пандемией.

Важность наблюдений для правоохранительных органов в чрезвычайных ситуациях понимают и вдали от Китая. Например, премьер-министр Израиля Нетаньяху использовал чрезвычайное постановление по борьбе с коронавирусом, чтобы узаконить развёртывание по всей стране системы видеонаблюдения. К моменту написания доклада 10 стран, включая Китай, Иран, Германию, Сингапур и Вьетнам, начали широко использовать системы видеомониторинга, а также иные цифровые решения для отслеживания распространения вируса и своевременного купирования его распространителей.

Пандемия заметно увеличивает поведенческую нагрузку на сотрудников полиции. В условиях блокировки и самоизоляции часто именно полицейские становятся не только единственными представителями власти, но и вообще единственным контактом для людей, находящихся на карантине. По сути, например, в Китае, а сегодня и в некоторых штатах Америки, именно полицейские в глазах населения олицетворяют не только власть и государство, не только сохраняют порядок в рамках чрезвычайного положения, но и поддерживают живые непосредственные контакты между членами общества, которые не может заменить никакое онлайн общение. Иными словами, впервые в истории полиция берёт на себя три фундаментальные функции:

— во-первых, охраны порядка, борьбы с ОП, киберкриминалом, а также традиционной и уличной преступностью, чем, собственно, полиция занималась с момента своего основания;

— во-вторых, полиция, как показывает опыт Китая, Японии, Южной Кореи, Германии, США, Вьетнама, Великобритании и т. п., достаточно широко используется для развёртывания медицинской инфраструктуры, например, совместно с инженерными войсками, в частности для перепрофилирования домов отдыха и т. п. во временные больницы;

— в-третьих, в условиях карантина именно полицейские не только оказывают бытовые услуги лицам старших возрастов, но и, по сути, являются теми, кто сохраняет, особенно в наиболее острый период эпидемии, саму социальную ткань общества.

В период пандемии коронавируса авторитет, доверие к полиции со стороны граждан становится решающим фактором эффективности государственных усилий.

Едва ли не лучшим примером является Италия. На севере Италии граждане доверяют полиции и ценят её помощь. Уже сегодня очевидно, что, если бы не помощь карабинеров и полиции героическим итальянским врачам, работающим в условиях растерявшегося руководства, жертвы коронавируса, и без того высокие, не исключено, были бы на порядок больше. В то же время в южных районах Италии, где полиция не обладает авторитетом в глазах граждан, население весьма неохотно выполняет меры по блокировке и социальному дистанцированию.

Организованная преступность и коронавирус: политические ответы

Пандемия COVID-19 станет переломным моментом в турбулентно меняющемся мире. Что ещё более вероятно, эпидемия впервые привлечёт внимание и морально легитимизирует так называемые серую экономику и серые рынки.

Мир движется в неопределённое будущее. Однако уже сегодня можно выделить некоторые риски, которые неизбежно скажутся на глобальной, региональной и страновой динамике.

Практически во всем мире нарастают риски проникновения криминала в систему здравоохранения, куда направлены огромные финансовые и материальные ресурсы.

Выделяется ряд политических инициатив в части борьбы с ОП и её пересечения с борьбой с пандемией:

— внимательно следить за воздействием вируса «второго порядка» на безопасность, особенно там, где преступные организации стремятся извлечь прибыль, и предвидеть возможность использования пандемии для укрепления позиций и получения дополнительных доходов ОПГ;

— опираясь на активный мониторинг, по возможности перейти от реактивной к проактивной борьбе с криминалом: действовать как можно быстрее, когда оперативные подразделения получили и распознали слабые сигналы о попытках ОПГ взять под контроль уязвимые группы населения, в том числе потребителей наркотиков. Максимально использовать блокировку, чтобы сломать криминальные рынки разнообразной направленности. Не забывать о стремлении ОПГ перенести активность из оффлайна в онлайн и максимально использовать такие направления, как вымогательство, мошенничество и внедрение в законопослушный бизнес;

— уделять особое внимание ОПГ, действующим или стремящимся действовать в сфере здравоохранения, а также торговли лекарствами и медицинской техникой. Публично противодействовать попыткам преступных групп создать новые рынки, связанные с пандемией, такие, как торговля поддельными лекарствами, реклама продуктов и многие другие;

— активно работать со средствами массовой информации и группами гражданского общества по повышению осведомлённости о процессах и ситуации борьбы с пандемией;

— сотрудничать с платформами средств массовой информации, электронной коммерции и развлечений с тем, чтобы повысить их осведомлённость и безопасность в киберпространстве. Побуждать родителей и учителей проявлять бдительность в отношении интернет-мошенничества, порнографического и иного контента, контрафактной продукции и т. п.;

— поддерживать группы гражданского общества в осуществлении контактов с детьми и молодёжью, помогать родителям и группам граждан, имеющим опыт борьбы с вербовщиками криминальных структур и террористических сетей;

— сосредоточиться на уязвимых группах, например, таких, как потребители наркотиков и проститутки;

— обеспечить положение, чтобы полицейские меры реагирования в контексте блокировки и карантинов придерживались бы самых высоких стандартов профессионализма и стремились по возможности заручиться поддержкой сообществ и лишить преступные группы их легитимности;

— обеспечить максимальную легитимность предпринимаемых мер.

Пандемия является глобальной проблемой и поэтому не может быть подавлена без широкого международного сотрудничества.

Владимир ОВЧИНСКИЙ,

фото из открытых источников

Номер 13 (9710) от 14 апреля  2020г., Острая тема