petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
Официальный аккаунт
ГУ МВД России
по г. Москве
в сети Инстаграм
@petrovka.38    
 
Перейти на сайт
 
 
 
 

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

СЛАВНЫЙ И ТРУДНЫЙ ВЕК ЯКОВА КУЗНЕЦОВА

320161211171940«Надо жить честно, и тогда твоя жизнь будет долгой. Хотя трудностей, конечно, не избежишь. На войне очень тяжело было: кушать нечего, снарядов нет... Но мы организовали оборону, потом пошли в наступление и победили. Если вы встретите где-нибудь ветерана Великой Отечественной войны, остановитесь, поблагодарите его.
День Победы – это наш великий праздник, праздник всех: и кто в тылу работал, и кто на фронте воевал... Праздник всего народа!» — так в мае позапрошлого года сказал доблестный защитник Родины Яков Дмитриевич Кузнецов, принимая поздравления в связи со своим 100-летним юбилеем.

Всем смертям назло

Газета «Петровка, 38» неоднократно рассказывала об этом замечательном человеке — участнике Великой Отечественной войны и ветеране органов внутренних дел Якове Кузнецове. Он прожил поистине славный и трудный век, достойно преодолев все выпавшие на его долю испытания и невзгоды.

220161031005654Уроженец Орловской губернии, он родился 5 мая 1915 года в селе Брянцево. Призванный в 1936 году в ряды Красной Армии, Яков Кузнецов после срочной службы в Полоцке там же, в Белорусской ССР, поступил в Витебскую военную школу политруков, а к началу войны был уже достаточно опытным кадровым офицером. Однако и для него самого представлялось просто-таки чудом, что в страшном, гибельном круговертье развернувшегося грандиозного сражения с немецко-фашистскими захватчиками, длившегося около четырёх лет — 1418 дней и ночей, удалось выжить всем смертям назло.

Политрук стрелковой роты 142-го полка 45-й стрелковой дивизии, он мог погибнуть ещё в первый день начавшейся Великой Отечественной. Офицер вместе с бойцами находился на территории Литвы — в оборудованном километрах в четырёх от границы с Германией летнем палаточном городке, когда расположение полка подверглось массированной воздушной атаке люфтваффе. Командование подразделения распорядилось, чтобы все, кто остался в строю после вражеской бомбёжки, срочно направлялись на помощь пограничникам.

Как потом вспоминал Яков Дмитриевич, их рота сходу вступила в ожесточённый бой и понесла первые потери. Пали смертью храбрых комроты и двое из трёх командиров взводов.

Политрук получил приказ возглавить роту, и новый командир вместе с подчинёнными-красноармейцами отважно и мужественно выполняли поставленную им боевую задачу. Гитлеровцы прицельно стреляли по советским воинам, и смертельное пулевое ранение в голову получил лежавший рядом с ротным пулемётчик.

Несмотря на яростный натиск противника, полк стойко удерживал свои боевые позиции. Когда же наши разведчики выяснили, что немцы отрезали стрелковое подразделение от тыла, сохранивший боеспособность полк стал организованно отходить от своей первой передовой.

С боями выйдя из окружения в районе Полоцка, уцелевшие пехотинцы перебрались по узкой переправе через реку Западную Двину. Журналисту Сергею Лютых ветеран-фронтовик Яков Кузнецов пояснил: «До войны в моей роте было сто тридцать пять человек одиннадцати национальностей. Хорошие были солдаты, настоящие патриоты. Никто не плакался, раненые свои позиции не оставляли. До Полоцка из них дошли только пятьдесят».

Тем временем противник продолжал своё мощное наступление, и поредевший полк вновь был вынужден откатываться назад — в глубь страны. В эту крайне тяжёлую, тревожную пору отступающие угодили в одну из коварных неприятельских ловушек: зашли в овраг, который фактически полностью контролировался затаившимися в засаде фашистами и простреливался с двух сторон. Якову Дмитриевичу навсегда врезалось в память, как замертво упал бежавший прямо перед ним санинструктор. Сам же Кузнецов оказался одним из тринадцати счастливчиков, которым и на сей раз удалось с оружием в руках вырваться из этого сущего земного ада — бойни в овраге — и добраться до своих.

В первые месяцы войны оборонявшиеся советские войска с неимоверным трудом сдерживали отборные силы врага, располагавшие самым современным вооружением. Там, где довелось воевать офицеру-орловчанину, линия фронтового противостояния, будто медленно сжимающаяся пружина, отодвигалась к Великим Лукам, Ржеву и Осташкову.

Именно под Великими Луками при очередном неприятельском авианалёте Яков Дмитриевич был ранен в руку осколком от одной из бомб, сброшенных на оборонительные порядки краснозвёздного воинства. Пострадавшего командира перевязал сражавшийся с ним бок о бок с первого дня войны боец-сослуживец по фамилии Иваненко, который позже сам получил тяжёлое ранение и уже при отправке в тыл погиб от разорвавшегося поблизости артиллерийского снаряда. Поразительно, но уцелел Кузнецов и в другой смертельно опасной ситуации: он с товарищами по оружию под Великими Луками находился в деревенской избе, от которой мало что осталось в результате прямого попадания снаряда.  Был и такой характерный великолукский эпизод в грозном сорок первом году: не скрывая своей досады, солдат посетовал, что лишь ранил фрица; тогда ротный, у которого в тот момент имелся лишь командирский пистолет, взял у подчинённого винтовку и первым метким выстрелом добил гитлеровца, вторым же — сразил ещё одного оккупанта. 

А когда 142-й полк действовал близ озера Селигер — под Осташковом, то в его пригороде рота Кузнецова, которую доукомплектовали пополнением из новобранцев, должна была удерживать свою стратегическую высоту: господствовавшую на местности возвышенность. Увы, фашисты выбили оттуда роту, и из штаба полка примчался разгневанный старший лейтенант. Ретивый офицер-штабист грозился пристрелить «проштрафившегося» ротного, но за своего командира дружно вступились бойцы и поклялись в ближайшие же часы вновь занять покинутую высоту.

Своё твёрдое обещание пехотинцы, которым на подмогу выделили восьмерых пограничников, выполнили уже к шести часам утра. Располагая четырьмя пулемётами, одним миномётом и автоматическим стрелковым оружием, штурмующие точно скоординированными ударами с флангов скинули оккупантов и опять закрепились на возвышенности.

Автограф на стене рейхстага

12016122611240612 октября 1941 года рота Кузнецова прибыла в город Калинин (ныне — Тверь), который, как известно, немецкое командование планировало после оккупации использовать для дальнейшего наступления на Москву, Ленинград и северо-восток европейской части СССР. И хотя 14 октября город был частично занят вражескими войсками группы армий «Центр», однако северная часть Калинина и Затверечье оставались под прикрытием Красной Армии. Уличные бои в городе не прекращались ещё несколько суток, и только 17 октября Калинин был полностью временно занят войсками вермахта.

С учётом особой важности оперативного района боевых действий, 19 октября 1941 года был образован Калининский фронт. Надо напомнить и о том, что в ходе Калининской оборонительной операции советским войскам удалось остановить дальнейшее развитие наступления неприятеля, а также неоднократно предпринимались попытки освободить город.

Захватчики заблокировали дорогу, соединявшую Калинин со столицей. Советские воины, переправившись на подручных средствах через Волгу, организовали оборонительный редут в районе города Кимры (Владимирская область), неподалёку от подмосковного Клина. Не теряя присутствия духа в самый критический момент обороны столицы, командир роты вселял в подчинённых уверенность, что придёт и их солдатский час сполна, сокрушительно ответить фашистской нечисти.

Шла битва за Москву, и, наконец-то, 5 декабря 1941 года ротный Яков Кузнецов вместе с однополчанами и другими нашими воинами стали участниками долгожданного контрнаступления советских войск — первой успешной крупномасштабной боевой операции Красной Армии во время Великой Отечественной войны.

После победы в Московской битве Яков Кузнецов был назначен комиссаром отдельного батальона связи 145-й стрелковой дивизии, в составе которой сражался с врагом до 5 марта 1945 года. Затем Яков Дмитриевич являлся командиром отдельного батальона связи 14-го стрелкового корпуса.

Майор Яков Кузнецов и его фронтовые соратники побывали в столице разгромленного фашизма, когда над рейхстагом уже гордо реял красный флаг Победы. На одной из стен здания, мрачного символа павшего Третьего рейха, комбат-связист оставил сдержанную лаконичную надпись: «Кузнецов Яков Дмитриевич с Орловщины».

На ответственной милицейской работе

В течение двух мирных лет он был командиром отдельного батальона связи 26-й механизированной дивизии, которая базировалась на немецкой территории, подконтрольной советской военной администрации в Германии. В 1947 году Кузнецов демобилизовался из армии и с семьёй, женой-фронтовичкой Елизаветой Васильевной и ребёнком, прибыл в Москву.

Боевого офицера направили в милицию — его назначили на должность заместителя начальника 83-го отделения милиции столицы по политической работе. Окончив в 1952 году Московскую вечернюю юридическую школу, замполит получил повышение по службе — был утверждён руководителем 10-го отделения милиции. С 1958 года Яков Дмитриевич трудился на ответственном должностном посту заместителя начальника Киевского РУВД по службе.

В районном подразделении внутренних дел служили по-настоящему преданные своему делу сотрудники, эффективно выполнявшие свою непростую работу. Благодаря целенаправленной и умелой оперативно-профилактической деятельности, милицией был наведён порядок, в частности, на площади Киевского вокзала, где прежде происходило немало преступлений и административных правонарушений.  

Подполковник милиции Кузнецов, которому за успешную правоохранительную деятельность было присвоено почётное звание заслуженного работника МВД СССР, на пенсию вышел в 1962 году. Трудолюбивый человек, он  просто не мог позволить себе праздное времяпрепровождение. Находясь в отставке, Яков Дмитриевич ещё много лет проработал на гражданском поприще, в том числе в течение длительного срока был председателем райкома профсоюза Киевского района столицы.  

За самоотверженное служение Отечеству Яков Дмитриевич Кузнецов был награждён двумя орденами Отечественной войны I степени, орденом Отечественной войны II степени, орденом Красной Звезды, медалями «За боевые заслуги», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941—1945 гг.» и другими. Только по особым торжественным случаям воин-герой из поколения победителей надевал пиджак со своими ратными наградами и двумя нагрудными знаками — «Гвардия» и «Ветеран 43 армии», которыми очень дорожил. А как ветеран сил правопорядка Яков Кузнецов получил учреждённую Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 ноября 1967 года юбилейную медаль «50 лет советской милиции». Фронтовик-орденоносец отличился и на своей продолжительной трудовой вахте. Ему в 1970 году была вручена медаль «За трудовую доблесть. В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Участник Великой Отечественной войны Яков Кузнецов удостоен и российской государственной награды — медали Жукова.

В мае 2015 года, накануне 70-летия Великой Победы, руководители столичного правоохранительного главка и УВД по Западному административному округу, действующие сотрудники, ветераны органов внутренних дел и представители общественности чествовали подполковника милиции в отставке Якова Кузнецова, у которого остался за плечами целый век.

Воевавший в составе нескольких фронтов Яков Дмитриевич Кузнецов скончался в День защитника Отечества — 23 февраля 2016-го, на 101-м году жизни.

Александр ТАРАСОВ, фото Николая ГОРБИКОВА и из архива редакции

Номер 22 (9574) от 20 июня 2017г., Ветеран, История Победы