petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

СЛЕДСТВИЕ – ЭТО МОЙ ВЫБОР

 

Жизнь непредсказуема. Порой происходят события, которые меняют её, заставляя человека, сжав волю в кулак, начинать всё заново. Это трудно, но другого выхода просто нет. Такой поворот судьбы пережила старший следователь по особо важным делам 1-го отдела СЧ ГСУ при ГУВД по г. Москве майор юстиции Анжела АМЗИНА.

Её малая родина — военный гарнизон на Дальнем Востоке. Там служил её отец, офицер войск ПВО. Окончив школу, Анжела поступила в Ярославский педагогический институт имени Ушинского на факультет истории и психологии. На втором курсе вышла замуж за молодого лейтенанта ПВО. После свадьбы перевелась на заочное отделение института и поехала с мужем «служить» из гарнизона в гарнизон. В 1990 году у них родился сын Артём.
Трагедия произошла в 1999 году. Муж не вернулся со службы. Анжеле сообщили, что его обнаружили на улице сильно избитого, без сознания. У мужа были похищены деньги (незначительная сумма) и наручные часы. Через несколько дней в ярославской городской больнице он скончался.
— После смерти мужа я сама пыталась найти его убийц. Но тщетно. Никаких зацепок ни мне, ни милиции обнаружить не удалось, — рассказывает Анжела. — Уличный разбой. Никто ничего не видел и не слышал. Преступление так и осталось нераскрытым.
Что делать дальше? Как жить? Как и все жёны офицеров, до этого момента она работала там, где была возможность. Воспитателем в детском саду, два года отслужила в армии диспетчером на военном аэродроме, после сокращения устроилась дежурной в военную гостиницу.
— Оставаться дальше в Ярославле смысла не было, — говорит она. — Взяв сына, я поехала к папиной маме в Москву. Начинать жизнь заново.
Анжела стала главой семьи. На её попечении оказался не только маленький сын, но и больная бабушка. Благополучие семьи зависело только от неё. Амзиной нужно было срочно решать вопрос с трудоустройством.
За год до трагического события она поступила на юридический факультет Ивановского государственного университета. Подумав, Анжела решилась пойти ва-банк — записалась на приём к начальнику УВД по ЦАО. Рассказав о своей судьбе, она заверила, что если её возьмут на работу в милицию, она приложит все силы, чтобы стать хорошим специалистом. Ей поверили и приняли.
— Меня сразу назначили на должность следователя СЧ СУ при УВД по ЦАО, поручив вести такой состав преступления, как фальшивомонетничество, — вспоминает Анжела. — А я даже не представляла, из чего складывается работа следователя. Не понимала разницы между постановлением и протоколом. Честно признаюсь, было трудно, плакала по ночам, но не сдавалась. Читала юридическую литературу, вникала в процесс, советовалась с коллегами, которым я очень благодарна за помощь. Крутилась как белка в колесе — работа, семья. На сон — минимум времени. Постепенно начала вникать в работу, постигать её. И за несколько месяцев многое освоила.
В январе 2001 года в качестве эксперимента в ГСУ было создано отделение по борьбе с фальшивомонетничеством. О необходимости такого подразделения говорили многие, в том числе и Амзина. Её, уже специалиста по этому направлению, откомандировали в ГСУ. За год работы отделение показало высокие результаты и было включено в штат СЧ ГСУ. Амзиной предложили продолжить работу в нём. Она согласилась.
Основной массив дел был по нераскрытым преступлениям. Сотрудники занимались их систематизацией, анализом преступности по России в сфере фальшивомонетничества, сотрудничеством с секретной службой США… Возбуждались и дела с лицами — с установленными обвиняемыми.
Анжеле особенно запомнились два из тех дел. Первое — мать и дочь, уроженки Дагестана. При обыске у матери было обнаружено 20 тысяч фальшивых долларов, у дочери — ключ от камеры хранения вокзала, где лежало 10 тысяч долларовых фальшивок. Было установлено, что дочь привозила доллары, а мать их реализовывала. Но доказать вину дочери не удалось. Мать заявила, что дочь ничего не знала, она её использовала вслепую, и отстаивала эту версию до конца. Суд приговорил сбытчицу фальшивых долларов к 9 годам заключения.
Второе — в милицию поступило сообщение о заложенном в припаркованной машине взрывном устройстве. Это оказалось ложью. Но, открыв багажник, сотрудники милиции увидели две огромные клетчатые сумки. Заглянули, а там доллары, пересыпанные каким-то порошком.
— Все перепугались. В это время как раз СМИ широко освещали рассылку конвертов со спорами сибирской язвы, — рассказывает Анжела. — Ну, что делать. Осторожно погрузили сумки в машину, привезли экспертам. Доллары оказались фальшивыми, а пересыпаны они были тальком, так как подлежали дальнейшей обработке для доведения до идеала. Сумма была астрономическая — около 6 миллионов. Сегодня они размещены в
экспозиции музея ГСУ.
В июне 2004 года Анжела Амзина получила третье высшее образование, окончив экономический факультет того же Ивановского университета, и приняла решение перейти в 1-й отдел следственной части на расследование разных составов преступлений в сфере экономики.
Ей передали уголовное дело находящегося в розыске Матвея Морозова. Он подозревался в мошенничестве. Как утверждает Анжела, этого обвиняемого она будет помнить всегда. Уж слишком колоритной личностью оказался Матвей Фридрихович Морозов. Он представлялся крупным бизнесменом, владельцем сети магазинов автозапчастей для иномарок. Утверждал, что бизнес у него развернут на широкую ногу — поставки шли напрямую из-за границы. Однако после оплаты покупки неожиданно выяснялось, что нужные запчасти закончились. Продавцы предлагали покупателям приехать завтра или давали обещание, что товар доставят на дом. Но товар так никто и не получил.
 По уголовному делу потерпевшими были признаны более 600 человек, но следователь убеждена, что их было в два, а то и в три раза больше, просто люди решили не писать заявлений. А зря. Морозов в итоге вернул почти все деньги людям, признанным потерпевшими.
— Разыскивали его полтора года. Он скрывался под чужим именем — Сергей Кострикин. И вот, 26 декабря, в день моего рождения, мне сообщают, что есть подарок для меня: Морозов задержан, — рассказывает Анжела. — Так день рождения превратился в череду следственных действий, связанных с задержанием, а новогодние праздники плавно перешли в череду допросов, очных ставок и арестов… Морозов — прирождённый мошенник. Хитрый, обаятельный, эрудированный, с прекрасной памятью. Он поразил меня тем, что когда встречался с потерпевшими на очных ставках, безошибочно называл, какие запчасти и к какой марке машины они покупали и сколько платили. Поведение у него было неординарное. Во время ознакомления с делом пытался вписывать дополнения в материалы, выдирать и поедать листы уголовного дела. Потерпевшие рассказывали, что он заявлял им, что сможет вернуть деньги завтра в пять утра. Они приезжали. Но в 5.01 он выходил к ним и объявлял, что деньги уже кончились. На вопрос, когда же они смогут получить их, отвечал, поднимая глаза к небу: «Одному богу известно, — потом опускал очи вниз и добавлял: — А бог сейчас для вас я». Вины своей он так и не признал. При изучении личности Морозова мы получили документы из ЗАГСа, из которых следовало, что он на тот момент являлся мужем одной очень известной телеведущей. Суд приговорил его к трём с половиной годам заключения. Однако, находясь в розыске и скрываясь под чужим именем, он успел совершить преступление, связанное с хищением квартир, которое расследуется в настоящее время.
На счету Анжелы Амзиной расследование большого резонансного дела потребительского ипотечного кооператива «Общее дело». 312 потерпевших пайщиков вложили свои деньги в строительство жилья. Организаторы этой аферы не скупились на рекламу, дорогие офисы в самых престижных местах и красочные буклеты… И везде фотографии президента, известных политиков и артистов, поддельные благодарственные письма, лозунги из государственных программ.
— Это была обычная пирамида, — рассказывает Анжела. — Мошенники утверждали, что они реализуют государственную программу «Доступное жильё», но такой программы просто не было. Была другая — Приоритетное направление развития жилищной политики «Жилище». Организатор Пищиков был приговорен к 9 годам лишения свободы, его подручные Копейкин и Фёдорова-Самаркина к пяти с половиной годам каждый.
Сейчас Анжела Амзина возглавляет следственную группу, занимающуюся расследованием ещё одной аферы на жилищном рынке. Застройщиком микрорайона Южное Тушино являлось ЗАО «Энергостройкомплект-М», оказавшееся недобросовестным застройщиком. Задержано двое обвиняемых. Потерпевшими на данный момент уже признаны более 700 человек, а обманутых более 2-х тысяч, так что люди с заявлениями продолжают идти и идти.
— Обвинять потерпевших в данной ситуации сложно, — говорит Амзина. — Мошенники действуют изобретательно, просто умалчивая часть информации. На их удочку попадаются даже юристы. Некоторые потерпевшие прибегали к их услугам, чтобы обезопасить себя. Но представленный пакет документов у юристов сомнений не вызывал. К сожалению, сегодня широко не доводится до людей информация о существовании в Интернете одного из сайтов Правительства Москвы, который ведётся Управлением города Москвы по обеспечению реализации инвестиционных проектов, контролю (надзору) в области долевого строительства, на котором в разделе «Проблемные объекты» можно ознакомиться с их списком. Как бы считается, что люди сами должны проявлять инициативу и разыскивать в Интернете нужные сведения. Но сегодня ещё не все так хорошо владеют сетью. «Энергостройкомплект-М» в этом списке значился.
Львиную долю времени Анжела Амзина отдаёт работе. А как же семья? Она улыбается и признаётся, что, как и большинство женщин, приспособилась успевать везде. А её семья сегодня — это двадцатилетний сын. Артём окончил юридический колледж, успел немного поработать участковым, сегодня он студент юридического вуза.
— Я довольна его успехами. Порой корю себя, что работа не позволяла мне уделять больше внимания сыну. Лишь выходные и отпуск были посвящены ему, — говорит Анжела. — Пойдёт он по моим стопам или нет — для меня не важно. Следствие — этой мой выбор, а он должен сделать свой.

Татьяна СМИРНОВА,
фото автора