petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

СОН — ЭТО ЦЕЛАЯ НАУКА

1В канун всенародного праздника — Дня космонавтики — на вопросы корреспондента «Петровки, 38» отвечает человек, который провёл на орбите почти 800 суток. Итак, знакомьтесь: Герой России, космонавт-исследователь Александр Калери.
— Александр Юрьевич, как выглядит Земля из космоса?

— Она прекрасна. Наша планета — просто красавица. У меня есть целая коллекция снимков, которые я делал через иллюминатор.

— Говорят, что великая китайская стена — единственное рукотворное сооружение, которое можно видеть с орбиты невооружённым глазом. Это так?

— Стены, честно говоря, не видел, а вот египетские пирамиды можно наблюдать, но лучше на них смотреть всё-таки вооружённым глазом.

— Ваш выбор был осознанным, я имею в виду профессию?

— Люди моего поколения мечтали о космосе. Когда Юрий Гагарин совершил свой полёт, мне было пять лет. Как и все мальчишки той эпохи, я бредил космосом. А спустя годы мечта осуществилась. Но дорога туда была нелёгкой. Окончил факультет аэрофизики и космических исследований Московского физико-технического института по специальности «Динамика полёта и управление летательными аппаратами». Попав на работу в ракетно-космическую корпорацию «Энергия», подал заявление на включение меня в отряд космонавтов. Получил «добро» и стал тренироваться.

— Существует выражение «здоровье как у космонавта». Что это значит?

— Идеально здоровых людей не бывает. Как любят у нас шутить сами космонавты, повторяя слова медиков, точнее, приписываемые им: «Нет здоровых людей, есть недообследованные». Достаточно быть практически здоровым, удовлетворять строго определённым требованиям по состоянию разных систем организма и функциональных возможностей.

— Что означает «выучиться на космо-
навта»?

— Это не так просто. Для начала необходимо получить базовое образование. Не обязательно техническое. Среди нашего брата имелись и врачи, и журналисты, и биологи. Спектр космических исследований очень велик и в перспективе будет только расширяться. Но одного диплома мало. Обязательное условие — три-четыре года поработать по специальности. Необходима напряжённая, упорная учёба. Космонавт — не пассажир. В полёте он не просто присутствует на борту. Он должен понимать, как функционируют все системы корабля, изучить его устройство, порядок и правила эксплуатации бортовых систем. Ведь иногда от этого зависит судьба экспедиции. После того как кандидат зачислен в отряд космонавтов, ему предстоит несколько лет (обычно — семь) теоретической и практической подготовки, ряд серьёзных психологических тестов, обследований, тренировок. А они достаточно сложные. Например, несколько суток находиться в «камере молчания», испытывать перепады давлений в барокамере, прыгать с парашютом, выживать в тайге или пустыне, «летать» на центрифуге.

— В последнее время появились так называемые «космические туристы». Они тоже проходят такую же подготовку?

— Мы их туристами не считаем, а называем «участниками полёта — непрофессиональными космонавтами». Конечно, они готовятся не в таком объёме, как мы, но тоже серьёзно. В основе их подготовки — психология. Кроме того, нужно научить их себя обслуживать. Чтобы сами умели надеть скафандр, вести связь, действовать в аварийных ситуациях, есть, пить, умываться, «ложиться» спать.

— А разве спать — такая уж сложная
наука?

— На земле — нет. Но в условиях невесомости — это крайне ответственное дело. А вдруг во время сна что-то влетит в нос. Засосёт человек во время вдоха какой-то мусор и… Это может к летальному исходу привести. Кстати, именно поэтому на борту мы особое внимание уделяем отходам. Они в первую очередь изолируются в специальные мусоросборники. Например, пообедали и тут же контролируем, чтобы бесхозных остатков пищи, клочков обёрток не было.

— Обёртки? Я был убеждён, что на орбите люди из тюбиков едят.

— Это было в прошлом. Сейчас, впрочем, тюбики остались. Например, сгущённое молоко в них содержится. Но появились сублимированные продукты — напитки, соки, супы, вторые блюда с гарнирами. Нужно долить воды, перемешать и подождать. Берём на борт и готовые блюда в банках и брикетах. Их нужно просто подогреть. Меню и технологию упаковки продуктов разрабатывает научно-исследовательский институт. Существует даже специализированный завод, который выпускает эту продукцию.

— Чем занимаются на борту станции в свободное время?

— Увы, его совсем мало. Я люблю книги читать, фильмы смотреть, музыку слушать, с родными по телефону общаться.

— Каким образом это делается?

— На борту есть вай-фай. У каждого из нас имеется планшетный компьютер. А через Интернет пообщаться с домом не так уж и
сложно.

— Посылки доставляют?

— Да, но существует строгий лимит. Станция не резиновая.

— С коллегами-иностранцами как общаетесь?

— Все «импортные» астронавты проходили подготовку в Звёздном городке и вполне прилично владеют русским языком. Мы, россияне, в свою очередь обязаны владеть английским. Отношения у нас очень хорошие. В рабочее время мы выполняем программу каждый в своём сегменте станции, а вечерами и в выходные «ходим» друг к другу в гости.

— Разве на орбите существуют понятия: день, вечер, ночь?

— Да, существуют. График выстроен по Гринвичу.

— В Интернете, в прессе до сих пор идут споры: были ли американцы на Луне. Одни утверждают, что были; скептики же уверяют: то, что мы видели на экранах, — смонтировано в павильонах Голливуда. Хотелось бы услышать ваше мнение.

— Были. Однозначно! Но не исключаю, что отдельные сюжеты были досняты. Всё-таки телевидение в 70-х годах было ещё не настолько развито, как сейчас.

— Кстати, об американских астронавтах. В своё время, когда они летали отдельно от других, спускаемый аппарат приводнялся. Наши всегда приземлялись. С чем связана такая разница?

— Приводнение — более безопасно. Кстати, наши аппараты тоже могут это делать. Но у Америки есть мощнейший флот. Благодаря обилию кораблей и самолётов морской авиации поисковые мероприятия — не проблема. У нас же ВМФ не обладает таким потенциалом.

— Вы допускаете возможность инопланетной жизни?

— На других планетах не бывал. Хочется верить, что во Вселенной мы не одиноки.

— Почему утопили нашу, российскую, космическую станцию?

— Этого я точно не знаю. Решение было принято наверху. Могу высказать лишь своё мнение. В 2000 году мы на «Мире» выполнили ряд интересных научно-технических экспериментов и оставили станцию в исправном состоянии. Если бы она продолжала эксплуатироваться в том же режиме, что и до 2000 года, и при нормальном подходе со стороны правительства, «Мир» мог ещё несколько лет нормально работать. Но в 1998 году было принято решение прекратить финансирование этой программы, а, значит, прекратился заказ и изготовление необходимой техники для станции. В таких условиях, конечно, невозможно было нормально поддерживать её работоспособность.

— Опустимся на землю. Прошлой осенью вы приняли участие в акции МВД России «Выездная общественная приёмная». Встречались с молодыми полицейскими Крыма. Каковы ваши впечатления?

— Я с превеликим удовольствием принял это предложение. Мне всегда было интересно, чем живёт молодёжь, какие у неё ориентиры. Мне курсанты Крымского филиала Краснодарского университета МВД России очень понравились. У них горят глаза. Они целеустремлённые и любопытные. Главное, чтобы они стали настоящими гражданами нашей страны. Для профессии стража порядка — это очень важное качество. Впоне возможно, кто-то из них и станет покорителем Вселенной.

Беседу вёл Евгений КАТЫШЕВ