petrovka38

ГЛАВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ МВД РОССИИ ПО Г. МОСКВЕ СЛУЖИМ РОССИИ, СЛУЖИМ ЗАКОНУ!

    
Руководство: Баранов Олег Анатольевич
Начальник ГУ МВД России по г. Москве, 
генерал-майор полиции
   
Телефон ГУМВД для представителей СМИ: (495) 694-98-98    
 
Перейти на сайт

Еженедельная газета

«Петровка, 38»

СУДЬБА АРТИЛЛЕРИСТА

17390649946Игорь Фёдорович Морозов родился в 1923 году, фронтовик. Люди постарше знают: почти все мужчины, появившиеся на свет в Советском Союзе в том году, не вернулись с войны — у этого поколения был самый основной призывной возраст…
Этот рассказ о судьбе коренного москвича. Жил в центре столицы и учился в обычной московской школе паренёк — Игорь Морозов. И как почти все тогдашние мальчишки мечтал стать военным. В 1938 году пацан, только что окончивший семилетку, узнал, что в Москве есть специальная артиллерийская школа, куда берут подростков. Он добился своего: выдержал испытания, медкомиссию и в восьмой класс пошёл учиться именно туда. Школа была на Кропоткинской улице (теперь это Пречистенка), троечников туда не брали, попасть можно было только по конкурсу, предполагалось, что из стен школы выйдет в будущем офицерская артиллерийская элита.

Занятия в артспецшколе вплоть до 1941 года велись по жёсткому распорядку. Мальчишки-курсанты с шиком ходили в форме, летом ездили в лагеря, а будущее представлялось в самых благоприятных тонах. Однако грянувший суровый 1941 год нарушил все планы. Было принято решение отправить всех курсантов артиллерийской школы вместе с преподавателями в эвакуацию. Новым местом дислокации московской артиллерийской школы стал городок Ленинск-Кузнецкий. Там возобновились занятия, но парни рвались на фронт. Игорь Морозов, как и все, писал рапорты и получал в ответ одно и то же: «Сначала выучитесь, так от вас будет больше пользы Родине».

Через несколько месяцев курсантов перевезли в Красноярск. Там формировались новые части для отправки на фронт. Морозов со своими рапортами буквально «достал» начальство, и дело кончилось тем, что ему разрешили записаться в 78-ю добровольческую стрелковую бригаду. Его зачислили в отдельный миномётный дивизион, назначили помощником командира взвода. И вскоре вместе со своей частью Игорь прибыл на Калининский фронт.

— Наш участок проходил по болотистой местности, долгое время были проблемы с питанием — продукты с самолёта сбрасывали, а главное блюдо в то время — ржаная болтушка и сухари, — вспоминает Игорь Фёдорович. — С боеприпасами тоже туго было.

Когда ранило его комвзвода, командовать назначили рядового Морозова — опыт обучения в артшколе не прошёл даром.

Одно время ряды красноармейцев здесь так поредели, что на позициях остались одни пулемётчики. А болотистую долину между противоборствующими сторонами стали называть долиной смерти: везде валялись тела и наших, и фашистов, убрать их мешал плотный пулемётный огонь с обеих сторон.

Потом дивизию отправили в Гжатск на переформирование. Отдохнули немного, подошло пополнение — и снова на Калининский фронт, в знакомые болота. И вновь бои, артиллерийские дуэли, гибель товарищей. Весной 1944 года началось наступление. Как раз в это время Морозова серьёзно ранило в руку. В полевом госпитале услышал от врачей суровый приговор: «Руку нужно ампутировать. Если не согласен — ищи другой госпиталь». Конечно же, он не хотел терять руку.

— Мне повезло, — рассказывает фронтовик, — в конце концов я попал в Москву. Здесь, в госпитале в районе Комсомольской площади меня продержали три месяца. Попались очень хорошие врачи. И руку мне спасли, ампутация не потребовалась. После окончания лечения меня прямо из госпиталя отправили в Кострому доучиваться — там в это время дислоцировалось 3-е Ленинградское артиллерийское училище.

Так что День Победы Игорь Морозов встретил в Костроме, в стенах артиллерийского училища.

После окончания училища младшего лейтенанта Морозова отправили служить в Германию. потом часть перевели в Венгрию. Затем весь корпус вернули в Россию. Махачкала, Нагорный Карабах, отдалённые гарнизоны… Обычная офицерская судьба. И лишь в декабре 1949 года он оказался в Москве и получил назначение в знаменитую Таманскую дивизию.

Служба там шла своим чередом, но в 1956 году грянули печально известные хрущёвские реформы, и замполит батареи Таманской дивизии Игорь Морозов оказался на гражданке. Впереди его ждала служба в милиции. Москвич Игорь Морозов пришёл на работу в 41-е отделение милиции столицы — тогда Октябрьский район. Должность: оперативник угрозыска. Шесть лет служил в этом статусе. А затем окончил юрфак МГУ и вернулся на работу в свой родной Октябрьский район, должность у него теперь там была другая: старший следователь следственного отдела. Уволился оттуда только в 1973 году. Но и после увольнения из милиции с юридическим поприщем не расстался — он потом ещё 17 лет проработал юрисконсультом в трамвайном депо имени Апакова. И лишь после этого фронтовик, ветеран московской милиции Игорь Фёдорович Морозов ушёл на пенсию.

Александр ДАНИЛКИН, фото из архива Игоря МОРОЗОВА